Что буде если заключить сделку с банкротом

Публикации

Как добросовестному контрагенту защитить свои интересы при банкротстве партнера и какие изменения нужны в процедуре пополнения конкурсной массы, проанализировало РАПСИ на основании комментариев экспертов.

Основная задача конкурсного управляющего, перед которой меркнут любые человеческие порывы по отношению к должнику, – пополнение конкурсной массы: будущий банкрот должен максимально компенсировать свои обязательства кредиторам. Один из действенных инструментов – оспаривание уже заключенных сделок. Здесь есть место некоторой правовой коллизии: в результате этой практики, как утверждают эксперты, нередко могут быть затронуты и интересы добросовестных контрагентов.

Задели по касательной

Буквально каждую сделку, которую проводил банкрот в период за три года до подачи заявления о несостоятельности, арбитражный управляющий вынужден пропускать через своего рода внутренний сканер: соглашение может быть оспорено, а средства, уплаченные банкротом – списаны от контрагента в конкурсную массу. Контрагент в лучшем случае становится в очередь кредиторов, часто – весьма длинную.

Разумеется, этот механизм предусмотрен не для всех сделок, а лишь для тех, которые имеют признаки несостоятельности или ничтожности. Впрочем, утверждают эксперты, нередко при банкротстве партнеров бывают задеты и интересы добросовестных контрагентов.

«Оспаривание сделок должника действительно является одним из самых действенных инструментов пополнения конкурсной массы», — отмечает партнер, руководитель практики правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Юлия Трофимова.

Как поясняет эксперт, законодательство предусматривает возможность оспаривания сделок должника как по общегражданским основаниям (ст. ст. 10, 168, 170 ГК РФ), так и по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (ст. ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве). Закон о банкротстве наделяет кредиторов, размер задолженности перед которыми превышает 10% от общей кредиторской задолженности, правом на оспаривание сделок.

«Однако на практике кредиторы чаще обязывают управляющего идти за оспариванием, а если он отказывается, то обращаются в суд с жалобой на действия управляющего. При этом кредитор может даже не провести первичный анализ наличия оснований для оспаривания сделок. О доступности конечного результата – реального взыскания и пополнения конкурсной массы речь и вовсе не идет», — говорит Трофимова.

К сделкам, оспариваемым по общегражданским основаниям, поясняет эксперт, применяются общие сроки исковой давности – 1 год для признания сделок недействительными и 3 года для применения последствий по ничтожным сделкам.

Ретроспективный период оспаривания сделок по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве, составляет от одного месяца (сделки с предпочтением) до трех лет (сделки, причинившие ущерб кредиторам). При этом сроки на оспаривание начинают течь, когда управляющему (кредиторам) стало известно об основаниях недействительности/ничтожности, но не ранее введения процедуры банкротства.

«Это означает, что оспорить сделки, совершенные за пределами срока исковой давности, при заявлении стороны о его пропуске и применении срока судом будет очень сложно, практически невозможно. Случаи, когда должник в период подозрительности, то есть за три года до принятия заявления о его несостоятельности, заключил десятки, а то и сотни сделок, встречаются довольно часто. В связи с этим основной целью анализа, проводимого арбитражным управляющим, становится выявление порочных сделок и, как следствие, недобросовестных контрагентов. Увы, довольно часто в «черный список» попадают и вполне добросовестные компании», — отмечает Юлия Трофимова.

Повышенный стандарт доказывания

Добросовестному контрагенту, если в суд подано заявление об оспаривании совершенной с ним сделки, необходимо как можно быстрее выработать четкую линию защиты.

«Как правило, к оспариваемым сделкам применяется повышенный стандарт доказывания. Это означает, что контрагент, оказавший должнику услугу, поставивший товар, передавший результат работ, сможет без труда предоставить не только документы, предусмотренные гражданским законодательством для конкретного вида сделок, но и иные доказательства, подтверждающие ее действительность», — поясняет Трофимова.

Например, с целью защиты сделки контрагенту следует представить суду не только первичную документацию, но и доказательства как возможности, так и фактического исполнения сделки, а в случаях, если речь идет о крупной сделке или сделке с заинтересованностью – подтверждение того, что все корпоративные нормы были соблюдены. В каждом конкретном случае юристам – представителям ответчика – надлежит выстраивать стратегию защиты, исходя из фактических обстоятельств дела, подчеркивает эксперт.

«Первое, на что стоит обратить внимание – соблюдение сроков исковой давности, соответствие заявленных норм обстоятельствам дела, относится ли сделка к совершенным в обычной хозяйственной деятельности. Если, например, в основу заявления о признании сделки недействительной положены обвинения в том, что условия договора были нерыночными, то действенным механизмом защиты станет предоставление экспертного заключения на ретроспективную дату (на дату заключения сделки), подтверждающего ее соответствие рынку», — отмечает Трофимова.

При оспаривании договора подряда недостаточно будет предоставить сам договор и акты выполненных работ. Необходимо найти иные доказательства, подтверждающие фактическое исполнение – документы первичного бухгалтерского учета, наличие в организации соответствующих специалистов, приобретение необходимых материалов и так далее. Пожалуй, ключевой момент этой стороны банкротства – чтобы защитить право на жизнь уже совершенной сделки, добросовестному контрагенту нужно быть проактивным.

«В случае оспаривания сделки в деле о банкротстве добросовестному контрагенту нужно будет доказывать ее действительность и соответствие обычной хозяйственной деятельности должника», — говорит эксперт.

Диалог с конкурсным управляющим

Избежать убытков из-за банкротства партнера поможет тщательная проверка контрагента еще на этапе заключения сделки. Сегодня существует множество сервисов, позволяющих проверить контрагента, среди них – ФНС, ФССП, Федресурс, картотека арбитражных дел, СПАРК, CaseBook и другие.

«Эти сервисы предоставляют информацию о намерении обратиться с заявлением о банкротстве либо о уже возбужденном деле о банкротстве, о наличии денежных требований к должнику, а также о фактическом прекращении деятельности организации», — напоминает Трофимова.

В целом, по мнению юристов, следует усовершенствовать практику оспаривания сделок – этот процесс должен быть максимально независимым от внешних факторов.

«С одной стороны, арбитражный управляющий должен действовать разумно и оспаривать только те сделки, которые объективно могут быть оспорены и возможны ко взысканию, с другой стороны, находясь в тисках административной и материальной ответственности, конкурсный управляющий зачастую вынужден идти на оспаривание всей хозяйственной деятельности должника. Возможным решением этой проблемы может стать разработка механизма взаимодействия конкурсного управляющего и кредиторов. Считаю, что достаточно эффективным стало бы наделение собрания кредиторов полномочиями по определению плана мероприятий по оспариванию сделок должника. При этом такой план должен быть подготовлен и представлен конкурсным управляющим. Это позволило бы совместно с конкурсными кредиторами определить единый алгоритм действий. Иными словами, в этом вопросе необходим разумный баланс, который с одной стороны, позволит увеличить конкурсную массу, с другой — не допустит наращивания необоснованных расходов и увеличения сроков процедуры, а также не будет подвергать неоправданным рискам добросовестных участников делового оборота», — считает Трофимова.

Верховный суд защитил интересы физлиц

Описанная ситуация в большей степени актуальна для компаний, что совершенно не исключает того, что в ходе пополнения конкурсной массы могут быть задеты и интересы физических лиц. К счастью, российское правосудие имеет достаточную практику, чтобы беспристрастно оценить такие ситуации и защитить интересы гражданина, который ни в чем не виноват.

Так, в прошлом году Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда (ВС) РФ встала на сторону покупательницы квартиры, которая, фактически, лишилась жилья в ходе процедуры банкротства экс-владельца недвижимости. Квартира была продана в 2015 году, спустя два года прежняя хозяйка подала заявление о несостоятельности, и сделка купли-продажи квартиры была признана недействительной. Квартиру даже реализовали новому собственнику, но ВС в итоге встал на сторону добросовестного покупателя.

Даже ради пополнения конкурсной массы должника нельзя терять человеческого лица – это еще раз подчеркнул Верховный суд своим недавним решением: экономколлегия ВС вернула на рассмотрение в Арбитражный суд Удмуртской республики дело о включении в конкурсную массу моральную компенсацию должницы, регулярно поступающую от убийцы ее дочери.

Примечательно, что заявление на исключение этих денег из конкурсной масса подала сама арбитражный управляющий: компенсацию за такое страшное преступление сложно оценивать лишь в денежном эквиваленте, поступающая компенсация во многом имеет символическое значение, таким был ключевой аргумент управляющего. Удмуртский суд в этом требовании отказал, с чем не согласился Верховный суд: экономколлегия еще раз напомнила, что главная цель процедуры банкротства – не наказать должника, а распределить его активы разумно и соразмерно между кредиторами.

Арбитражный суд Республики Саха (Якутия)

О суде

Суд разъясняет: банкротство физических лиц

Суд разъясняет: банкротство физических лиц

С 1 октября 2015 года вступает в силу Федеральный закон от 29.06.2015 №154-ФЗ, который вносит главу 10 «Банкротство гражданина» в Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Закон содержит процедуру действий физических лиц, которые уже не в состоянии расплачиваться по своим долгам из-за накопившейся просроченной задолженности. Рассматривать заявления о банкротстве граждан будут арбитражные суды Российской Федерации.

Целью изменений в Закон о банкротстве является обеспечение защиты граждан, попавших в тяжелую ситуацию. Документ, в частности, дает возможность должнику благодаря имеющимся или предполагаемым в будущем доходам, распланировать выплаты кредиторам и реабилитировать свою платежеспособность. Из смысла нововведений вытекает, что банкротство – это крайняя мера, главная цель законодателя представляется в создании правовых условий для финансового оздоровления гражданина-должника.

Основания для инициализации процедуры банкротства

Арбитражный суд примет заявление о признании гражданина банкротом при наличии следующих обстоятельств: — сумма просроченной задолженности превышает 500 тысяч рублей; — требования по оплате задолженности не исполнены в течение трех месяцев, если иное не предусмотрено Законом о банкротстве. Правом на обращение в суд обладают сам гражданин, конкурсный кредитор и уполномоченный орган, которым является ФНС России. Для граждан предусмотрены следующие процедуры банкротства: реструктуризация долгов, реализация имущества гражданина, мировое соглашение.

Читайте также  Где должны хранится акты проверки работоспособности систем

Реструктуризация долгов гражданина

При обоснованности заявления о признании гражданина банкротом суд выносит определение о введении процедуры реструктуризации долгов гражданина. Реструктуризация долгов – это реабилитационная процедура, применяемая в деле о банкротстве к гражданину в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности перед кредиторами в соответствии с планом реструктуризации долгов. В ходе реструктуризации долгов гражданину разрешается совершать некоторые сделки только с письменного предварительного согласия управляющего. Речь идет о сделках по приобретению, отчуждению имущества, стоимость которого составляет более 50 000 руб., недвижимого имущества, ценных бумаг, долей в уставном капитале и транспортных средств. Таким же согласием необходимо заручиться при получении и выдаче займов (кредитов), при выдаче поручительств и гарантий, уступке прав требования, переводу долга, при передаче имущества гражданина в залог и т.д. Гражданин обязан предоставлять финансовому управляющему по его требованию любые сведения о составе его имущества, месте нахождения этого имущества, составе своих обязательств и т.д. Вознаграждение финансовому управляющему выплачивается в размере фиксированной суммы и суммы процентов. По общему правилу выплата фиксированной суммы вознаграждения осуществляется за счет средств гражданина. Выплата суммы процентов осуществляется за счет денежных средств, полученных в результате исполнения плана реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

Реализация имущества гражданина

Если не состоялась реструктуризация долгов гражданина (например, нет ни одного варианта проекта плана по реструктуризации или собрание кредиторов не одобрило представленный план), то суд принимает решение о признании гражданина банкротом и о введении реализации всего его имущества. С той даты, когда суд вынес определение о признании гражданина банкротом, все имущественные сделки и операции от имени должника может совершать только его финансовый управляющий. Реализация имущества происходит на торгах. Порядок расчетов с кредиторами регулируется статьей 213.27 Закона о банкротстве. В первую очередь удовлетворяются требования граждан, перед которыми гражданин несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, а также требования о взыскании алиментов; во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору; в третью очередь производятся расчеты с другими кредиторами. Вне очереди за счет конкурсной массы погашаются требования кредиторов по текущим платежам преимущественно перед кредиторами, требования которых возникли до принятия заявления о признании должника банкротом. Это требования по текущим платежам, связанным с уплатой алиментов, судебными расходами по делу о банкротстве гражданина, выплатой вознаграждения финансовому управляющему, взысканием задолженности по выплате вознаграждения лицам, привлеченным финансовым управляющим для обеспечения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве гражданина; требования о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовым договорам; требования о внесении платы за жилое помещение и коммунальные услуги, в том числе об уплате взноса на капитальный ремонт общего имущества в многоквартирном доме.

Если имущества гражданина не хватило, чтобы рассчитаться абсолютно по всем долгам, то неоплаченная задолженность считается погашенной. По завершении расчетов с кредиторами управляющий должен будет представить отчет о результатах реализации в суд, который по итогам рассмотрения отчета признает процедуру банкротства завершенной. С этого момента гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, включая те требования, что не были заявлены на стадиях введения реструктуризации или продажи имущества.

Мировое соглашение

Кредиторы или уполномоченные органы и должник вправе в любое время заключить мировое соглашение. При заключении мирового соглашения производство по делу о банкротстве гражданина прекращается. Мировое соглашение утверждается судом, после чего гражданин или участвующее в мировом соглашении третье лицо приступает к погашению задолженности перед кредиторами. Резюмируя все вышесказанное, можно сделать предварительный вывод о преимуществах и недостатках банкротства для граждан.

Плюсы банкротства

1. Основным плюсом является приостановка начисления всех штрафных санкций по любым договорам. Таким образом, долг гражданина, например, по кредитному договору, перестанет расти, начисление штрафов и пеней приостановится.

2. Появляется возможность представления плана реструктуризации долгов для эффективного погашения долга.

3. Приостанавливаются имущественные взыскания. Имущество до момента распределения судом будет в целости, а возможно вообще не будет подлежать судом к распределению.

4. Если имущества не хватит для погашения долга в целом, то долг будет признан безнадежным. В таком случае погашение долгов уже не требуется.

5. Дело о банкротстве гражданина может быть возбуждено после его смерти или объявления его умершим.

Есть и минусы

1. В конкурсную массу выделяется всё имущество гражданина (за исключением вещей индивидуального пользования, предметов обычной домашней обстановки и обихода, призов и государственных наград). Потерять можно всё, в том числе единственное жилье гражданина.

2. Гражданин несет все затраты по банкротству. Это значит, что из денежной суммы, собранной от продажи имущества, вычитаются затраты на управляющего, собрание кредиторов и иные мероприятия. В этом случае долг гражданина увеличивается еще и на сумму этих затрат.

3. Для должника может быть запрещен выезд за границу.

4. В период проведения банкротства гражданин не вправе управлять своим имуществом. Все права и сделки в отношении имущества осуществляются только финансовым управляющим.

5. С даты признания гражданина банкротом он не вправе будет лично открывать банковские счета и вклады в кредитных организациях и получать по ним денежные средства.

6. В течение пяти лет после банкротства гражданин будет не вправе принимать на себя обязательства по кредитным договорам и (или договорам) займа без указания на факт своего банкротства.

7. В течение трех лет после банкротства гражданин не вправе занимать должности в органах управления юридического лица, иным образом участвовать в управлении юридическим лицом.

Отдел анализа и обобщения судебной практики, статистики и правовой информатизации

Комментирует Нина Исакова — судья Арбитражного суда Республики Саха (Якутия), специализируется на рассмотрении дел о банкротстве: — Гражданам, помимо очевидных преимуществ от грядущих нововведений, следует внимательнее оценить все перспективы своего банкротства. Думается, что первая сложность, с которой столкнутся, в частности, граждане нашей республики — это территориальная доступность к правосудию. Арбитражный суд находится только в г. Якутске, удаленность от центра затруднит обращение граждан в суд с заявлением о банкротстве. Частично эта проблема, конечно, разрешится возможностями электронной подачи документов по Интернету. Возможно, потребуется создание постоянных судебных присутствий арбитражного суда в районах республики. Процедура банкротства довольно сложна: не исключено, что должникам понадобится помощь юристов на этапе подачи в суд заявления о признании гражданина банкротом. А это дополнительные расходы для граждан. Поэтому уже сегодня появляются в юридическом сообществе мнения о том, что эффективнее с точки зрения удовлетворения требований кредиторов является досудебное урегулирование споров, в том числе и с использованием процедуры медиации. Во время процедуры медиации должникам и кредиторам будет легче найти реальное и взаимоприемлемое решение. Вместе с тем, на сегодняшний день пока рано говорить, насколько банкротство физлиц себя оправдает. Должно пройти время, чтобы судебная практика и взаимные усилия общества, судебной системы и арбитражных управляющих пошли на пользу должнику, кредиторам и обществу в целом.

Чем опасно для покупателя вторички банкротство продавца?

Выбирая квартиру, необходимо проверить, есть ли вероятность, что собственник будет объявлен банкротом. Как это сделать? Чем грозит банкротство после заключения сделки? Как себя обезопасить? На эти и другие вопросы отвечает генеральный директор «Юридического бюро № 1» Юлия Комбарова (Санкт-Петербург) urburo1.com.

К сожалению, невозможно проверить будущие действия бывшего собственника. Если он наберет кредитов на сумму свыше 500 тысяч рублей и в течение трех месяцев не будет их оплачивать, то суд примет иск о его банкротстве. Поэтому в течение трех лет с момента продажи квартиры сделка может быть признана недействительной и жилье пойдет в конкурсную массу, где новый собственник станет лишь одним из кредиторов. В реестр кредиторов новый собственник попадет на общих основаниях и получит деньги от продажи квартиры и другого имущества банкрота пропорционально. Тот факт, что это жилье будет для покупателя единственным, также не поможет в этом вопросе.

Что такое «банкротство физлица»?

Если должник не может вернуть долг, в частности не способен вносить регулярные платежи по кредиту, то он имеет право подавать заявку на банкротство. Банкротиться можно с любой суммой долга, но целесообразно это делать, начиная с суммы, превышающей 250–300 тысяч рублей. Обязанность банкротиться возникает, когда сумма задолженности превышает 500 тысяч рублей, а просрочка выплаты долга — свыше трех месяцев.

Процедура банкротства длится около года и стоит от 100 тыс. рублей. Чаще всего юридические компании дают годовую рассрочку по оплате услуг. Банкрот лишается имущества: на торги выставляется недвижимость (кроме единственного жилья), транспорт, предметы роскоши и бизнес.

На время банкротства у должника блокируются все банковские счета и карточки, к тому же нужно отдавать часть зарплаты в конкурсную массу кредиторам. После банкротства запрещено занимать руководящие должности в течение трех лет, открывать ИП в течение пяти лет, а также можно забыть о новых кредитах — их больше никто не даст.

Какая сделка признается недействительной?

Сделка с собственником, которого в течение трех лет после этой сделки суд объявляет банкротом, почти всегда признается недействительной, если была совершена между родственниками, а также если была проведена по заниженной стоимости. Однако если продавец купил себе другое жилье, то сделку не оспорят.

Читайте также  Часть зарплаты матери не облагается

Как обезопасить себя?

Можно посоветовать приобретать квартиру в новостройке, тогда этот риск исключается. Также уменьшается риск при покупке квартиры в ипотеку: банк проверяет продавца и при его плохой репутации кредит не одобрит. Но вообще надо смотреть на личность того, кто продает жилье: солидный человек, занимающий хорошую должность, вряд ли наберет кредитов и обанкротится.

Есть еще вариант: может помочь титульное страхование, то есть страхование от потери права собственности. Однако здесь надо изучать правила, выяснять, считается ли банкротство страховым случаем. И важный момент: страховая компания откажет в выплате, если будет доказано мошенничество.

Как проверить, проходит ли продавец процедуру банкротства в момент сделки?

Информация о банкротстве публичная — она представлена в открытом доступе на сайте ЕФРСБ и в картотеке арбитражных дел. Также юристы проверяют базу судебных приставов по исполнительным производствам.

Следует понимать, что любые сделки продавца, находящегося в процессе банкротства, незаконны, если не получено согласие финансового управляющего. В последнем случае сделки возможны, если затем деньги поступают в конкурсную массу для удовлетворения требований кредиторов. При отсутствии согласия финансового управляющего процедура будет оспорена.

ВС указал на возможность оспорить сделки по перепродаже имущества банкрота как единую сделку

19 июня Верховный Суд вынес Определение № 301-ЭС17-19678 по делу об оспаривании конкурсным управляющим сделок по отчуждению недвижимого имущества должника, впоследствии сменившего несколько собственников.

Недвижимость, проданная организацией, впоследствии признанной банкротом, сменила ряд владельцев

В марте 2015 г. ООО «Фармстронг» продало Олегу Хуртину два нежилых здания и земельный участок. Цена договоров купли-продажи составила свыше 124 млн руб., которую покупатель обязан был уплатить в срок не позднее 30 дней со дня заключения сделок. Стороны согласились отступить от правил ст. 488 ГК РФ о залоге товара, проданного в кредит: с момента госрегистрации перехода права собственности на отчуждаемые объекты и до момента завершения расчетов имущество не считалось находящимся в залоге у продавца для обеспечения исполнения покупателем его обязанности по оплате. Госрегистрация перехода права собственности на одно здание состоялась в апреле 2015 г., а на остальную недвижимость – 10 июня.

В середине июля того же года в арбитражный суд поступило заявление о признании ООО «Фармстронг» банкротом, которое было оставлено без движения. Сразу после этого новый владелец недвижимости продал ее ООО «МВС Груп» за 124,8 млн руб. Соответствующий договор купли-продажи также предусматривал условие об отсрочке платежа и невозникновении права залога у продавца в силу закона.

В конце июля суд возбудил банкротную процедуру в отношении общества «Фармстронг». В дальнейшем указанные объекты недвижимости за непродолжительное время сменили еще ряд собственников, некоторые из объектов были раздроблены.

Апелляция и кассация не стали удовлетворять требования конкурсного управляющего по оспариванию сделок

Далее конкурсный управляющий оспорил в судебном порядке сделки купли-продажи активов должника в виде недвижимости. Арбитражный суд признал договоры купли-продажи недействительными и взыскал с покупателя 124 млн руб.

Впоследствии апелляция рассмотрела обособленный спор по правилам судопроизводства в суде первой инстанции и привлекла к участию в деле в качестве третьих лиц новых собственников недвижимости. В ходе дальнейшего рассмотрения спора конкурсный управляющий уточнил заявленные требования и просил признать недействительными не только первоначальные договоры купли-продажи спорных активов, но и все последующие сделки с ними как единую сделку, направленную на безвозмездный вывод активов должника. В связи с этим он просил суд применить последствия недействительности прикрываемой сделки, восстановив право собственности должника на отчужденное имущество.

В итоге апелляция отменила определение первой инстанции, признав договоры купли-продажи недвижимости Олегу Хуртину недействительными и отказав в применении последствий их недействительности. В остальной части заявление конкурсного управляющего было оставлено без рассмотрения. Вторая инстанция сочла, что по указанным договорам за несколько месяцев до возбуждения дела о банкротстве должника было отчуждено все его недвижимое имущество, которое не было оплачено покупателем. Сами договоры содержали условия, существенно отличающиеся от обычно применяемых независимыми участниками гражданского оборота (отсрочка платежа с одновременным отказом от права залога), при этом доходы покупателя заведомо не позволяли ему оплатить приобретенные объекты. Таким образом, указал суд, в момент заключения сделок стороны осознавали, что встречное предоставление со стороны покупателя не будет осуществлено.

Апелляция добавила, что конкурсный управляющий не доказал осведомленность конечных собственников о противоправной цели заключения первоначальных договоров купли-продажи спорного имущества, а также то, что все сделки были объединены стремлением достичь единого результата – передачи права собственности на имущество должника конечным приобретателям. В связи с этим суд счел, что право собственности должника на спорное имущество подлежит защите посредством предъявления виндикационных исков вне рамок дела о банкротстве с соблюдением общих правил подсудности.

Окружной суд согласился с выводами апелляции и взыскал с Олега Хуртина действительную стоимость перепроданного им имущества. В кассационной жалобе в ВС конкурсный управляющий должника оспорил судебные акты нижестоящих инстанций.

ВС напомнил правила определения фиктивных сделок по отчуждению имущества должника

Изучив материалы дела № А11-7472/2015, Верховный Суд напомнил, что при отчуждении имущества должника в преддверии его банкротства и последующем оформлении передачи права собственности на такое имущество от первого приобретателя к иным лицам по цепочке сделок следует различать две ситуации.

Во-первых, когда волеизъявление первого приобретателя отчужденного имущества должника соответствовало его воле – т.е. приобретатель вступил в реальные договорные отношения с должником. В этом случае при отчуждении таким приобретателем спорного имущества на основании последующих сделок права должника (его кредиторов) защищаются путем предъявления заявления об оспаривании первой сделки по правилам ст. 61.8 Закона о банкротстве к первому приобретателю и виндикационного иска по правилам ст. 301 и 302 ГК к последнему приобретателю, а не с использованием правового механизма, установленного ст. 167 Кодекса.

Во-вторых, возможна ситуация, когда первый приобретатель, формально выражая волю на получение права собственности на имущество должника путем подписания договора об отчуждении, не намеревался нести отраженные в этом договоре правовые последствия. Имущество после отчуждения его должником все время находится под контролем бенефициара, который принимает решения относительно распоряжения им.

Как пояснил Верховный Суд, во втором случае госрегистрация перехода права собственности на недвижимое имущество к промежуточным покупателям не препятствует квалификации данных сделок как ничтожных на основании п. 2 ст. 170 РФ ГК. При этом наличие доверительных отношений между формальными участниками притворных сделок позволяет отсрочить юридическое закрепление прав на имущество в реестре и объясняет временной разрыв между такими сделками, поэтому не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее ничтожность сделок.

В связи с этим, указал ВС, цепочкой последовательных сделок купли-продажи с разным субъектным составом может прикрываться одна сделка, направленная на прямое отчуждение должником своего имущества в пользу бенефициара. Такая сделка может быть признана недействительной как подозрительная согласно ст. 61.2 Закона о банкротстве. «Поскольку бенефициар является стороной прикрываемой (единственно реально совершенной) сделки, по которой имущество выбывает из владения должника, право кредиторов требовать возврата имущества в конкурсную массу подлежит защите с использованием правового механизма, установленного ст. 167 ГК, а не путем удовлетворения виндикационного иска», – подчеркивается в определении.

Согласно разъяснениям ВС существенное значение для правильного рассмотрения такого обособленного спора имеют обстоятельства, касающиеся перехода фактического контроля над имуществом, а также реальности передачи прав на него по последовательным сделкам.

ВС выявил нарушения, допущенные нижестоящими судами

Верховный Суд пояснил, что апелляция фактически уклонилась от проверки доводов заявителя о реальности сделок по выводу имущества в пользу бенефициаров, связанных с должником. Вторая инстанция также не стала оценивать показания Олега Хуртина – в частности, о том, что он не собирался приобретать указанное имущество, поскольку его доходы заведомо не позволяют оплатить данное приобретение.

«При этом суд апелляционной инстанции не учел, что в отношении прикрывающих сделок документы, как правило, изготавливаются так, что у внешнего лица создается впечатление будто бы стороны действительно следуют условиям притворных договоров. Бенефициар, не имеющий формальных полномочий собственника, не заинтересован в раскрытии своего статуса перед третьими лицами, поэтому он обычно не составляет документы, в которых содержатся явные и однозначные указания, адресованные должнику и участникам притворных сделок, относительно их деятельности. В такой ситуации суду апелляционной инстанции следовало проанализировать поведение лиц, которые, по мнению конкурсного управляющего, участвовали в оформлении притворных договоров. О наличии их подконтрольности бенефициару как единому центру, чья воля определяла судьбу имущества должника, в частности, могли свидетельствовать следующие обстоятельства: действия названных субъектов скоординированы в отсутствие к тому объективных экономических причин; по отдельности эти действия противоречат экономическим интересам и возможностям каждого из лиц; данные действия не могли иметь место ни при каких иных обстоятельствах, кроме как при наличии подчиненности одному и тому же лицу и т.д.», – отмечается в определении.

ВС добавил, что, если заинтересованные лица привели достаточно серьезные доводы и представили существенные косвенные свидетельства, которые во взаимосвязи позволяют признать убедительными их аргументы о совершении лишь одной прикрываемой сделки по прямому отчуждению должником своего имущества бенефициару, бремя доказывания обратного переходит на стороны цепочки последовательных договоров купли-продажи, ссылающихся на самостоятельный характер отношений по каждой из сделок.

Читайте также  Комплектующие для компьютера можно ли сдать

Как пояснил Суд, в ситуации неправомерного завладения чужим имуществом по недействительной прикрываемой сделке с использованием ничтожных притворных сделок купли-продажи у утратившей имущество стороны возникает реституционное требование к другой стороне прикрываемой сделки – бенефициару, исходя из требований ст. 167 ГК. Однако это не является препятствием для признания за потерпевшим права требовать возмещения имущественного вреда, возникшего вследствие противоправного вывода активов, от лиц, участвующих в заведомо незаконной схеме, в результате умышленных противоправных действий которых был утрачен контроль над имуществом.

В определении подчеркивается, что хотя основания этих требований различны, они преследуют единую цель – возместить в полном объеме убытки продавца, поэтому обязательства приобретателя (бенефициара – стороны недействительной прикрываемой сделки) и причинителя вреда (лица, участвующего в выводе активов через подписание притворных договоров) являются солидарными, что также позволяет исключить возникновение неосновательного обогащения у пострадавшего.

Таким образом, Верховный Суд отменил постановления апелляции и кассации и вернул в отмененной части обособленный спор на новое рассмотрение во вторую инстанцию. Апелляции рекомендовано предложить уточнить заявления конкурсному управляющему с учетом разъяснений ВС, определить круг лиц, подлежащих привлечению к участию в обособленном споре, и их процессуальный статус. Кроме того, суд должен определить, являлись ли спорные договоры притворными, и исходя из этого, дать правовую квалификацию избранному конкурсным управляющим способу защиты нарушенного права компании-должника.

Адвокаты прокомментировали выводы Суда

Адвокат, партнер Tenzor Consulting Group Антон Макейчук полагает, что в данном определении ВС повторил свои правовые позиции по вопросам оспаривания сразу всей цепочки сделок по выводу активов в рамках банкротного дела. «Одно из первых определений подобного рода (№ 305-ЭС15-12239) было принято Верховным Судом в декабре 2016 г., хотя до этого указанный подход был отражен в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15 июля 2014 г. № 1004/14, в котором упомянута возможность признания недействительной всей цепочки сделок. Затем в постановлении АС Уральского округа от 4 февраля 2015 г. № Ф09-6661/12 была признана недействительной цепочка сделок между третьими лицами как связанных со сделками самого должника», – отметил он.

По мнению эксперта, в целом такой подход безусловно верный и согласуется с позицией о правовом пуризме, изложенной в том числе в Определении ВС от 28 мая 2019 № 308-ЭС16-6887, согласно которой недопустимо, чтобы суды, формально соблюдая процессуальное законодательство, тем самым отдавали приоритет формальному над существом. «В комментируемом определении также справедливо отмечено, что существенное значение для правильного рассмотрения данного обособленного спора имели обстоятельства, касающиеся перехода фактического контроля над имуществом, реальности передачи прав на него по последовательным сделкам», – подытожил Антон Макейчук.

Партнер и руководитель практики «Арбитражное, налоговое и банкротное право» КА г. Москвы № 5, адвокат Вячеслав Голенев считает, что в рассматриваемом споре ВС пытается развивать доктринальные подходы к соотношению реституции и виндикации при истребовании имущества, выбывшего из конкурсной массы должника. «В целом можно согласиться с подходом, предложенным Судебной коллегией ВС, которая разделила ситуации с оспариванием вывода имущества из конкурсной массы. В случае реального приобретения надлежащим иском является виндикационный, вне рамок дела о банкротстве – в такой ситуации конкурсный управляющий (кредиторы) будут истребовать от конечного приобретателя имущества в общеисковом порядке. Таким образом, приобретатель имущества имеет шанс на защиту от предъявленного иска, заявляя о добросовестности приобретения. Однако, на мой взгляд, доктрина добросовестного приобретателя в части недвижимого имущества фактически не работает)», – отметил он.

По мнению адвоката, в случае фиктивного характера приобретения имущества по «цепочке сделок» применяется реституция «от первого продавца к последнему приобретателю». «Притворными в таком случае могут быть не только сами договоры, но и субъектный состав сделок – за счет доверительных отношений истинный бенефициар (сам должник или контролирующее его лицо) будет скрыт за “ширмой бумаг и лиц”. В этой части ВС фактически процитировал собственное Определение от 31 июля 2017 № 305-ЭС15-11230, которое заложило основу для “разделения” сделок прикрытия и сделки, прикрываемой в ситуации обособленного спора об их оспаривании», – пояснил Вячеслав Голенев.

Эксперт также обратил внимание на вывод Верховного Суда о том, что существенное значение для правильного рассмотрения спора такого рода имеют обстоятельства, касающиеся перехода фактического контроля над имуществом и реальности передачи прав на него по последовательным сделкам. «Это более четкое разъяснение, которое, наверное, будет более понятно нижестоящим судам. Несмотря на его явное практикообразующее значение, полагаю, что арбитражным судам все равно будет сложно отделять одни типы ситуаций (реальные) от других (фиктивные), при этом и в том, и в другом случае конечным приобретателям активов должника не позавидуешь, даже если они были добросовестны», – резюмировал он.

Неэквивалентные сделки при банкротстве

А.В. Егоров

В соответствии с п.1 ст.61.2 ЗоБ существенная неравноценность встречных предоставлений может служить основанием для оспаривания сделки. Неравноценность по букве закона может иметь место, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Период подозрительности – один год до даты возбуждения дела о банкротстве. Ключевое отличие от подозрительных (фраудаторных) сделок в том, что не требуется исследовать субъективную сторону (намерение причинить вред кредиторам, понимание этого намерения другой стороной и т.п.), проверяются только объективные обстоятельства – существенная неэквивалентность.

Несмотря на то, что в законе упоминается не только цена, но и иные условия сделки, всё же основным способом измерения равноценности встречных предоставлений в возмездном договоре является цена. Иные условия приобретают значение лишь опосредованно, через призму того, как они влияют на цену. Предположим, если поставляется товар, продавец которого полностью ограничивает свою ответственность за неосторожно возникшие недостатки в данном товаре, то этот товар будет неравноценен другому товару только через призму цены. Один и тот же товар, по которому есть ограничение ответственности продавца, и по которому нет такого ограничения, не может стоить одинаково.
Поэтому в конечном итоге неравноценность стоимости предоставлений в первом случае будет определяться не по условию об ограничении ответственности продавца, а опять по условию о цене: если цена будет поставлена такая же, как если бы никакого ограничения ответственности в договоре не было закреплено, то стоимость предоставлений окажется неравноценной. И дальше возникнет вопрос о том, насколько оно существенно для целей применения п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве.
Данная методология рассуждений касается любого другого условия в договоре, которое может сделать его невыгодным для потенциального банкрота: внезапно высокое условие о неустойке в пользу контрагента, условие о разрешении споров в третейском суде, условие о применении иностранного права, условие об отсрочке и т.п. Все эти условия так или иначе влияют на цену, а через неё уже определяется невыгодность сделки.

Исходя из буквального смысла данной нормы, а также целей института конкурсного оспаривания сделок как такового, оспорена может быть только сделка, причиняющая ущерб кредиторам. Невыгодность сделки для кредиторов проверяется на момент совершения сделки, но при этом учитывается дальнейший ход исполнения по данной сделке. Если, например, сделка не отвечала признакам невыгодности на момент её совершения, но стала таковой в последующем, в частности, при изменении рыночных цен на предмет такой сделки, то она, тем не менее, не может оспариваться на основании п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве.

На этот вывод не влияет и та возможная вариация, при которой сделка ещё не была исполнена контрагентом. В этом случае могут применяться общегражданские способы защиты, такие как расторжение неисполненного договора по инициативе конкурсного управляющего и т.п. Институту конкурсного оспаривания сделки в подобной ситуации не место.

Смысл оспаривания сделки с отсрочкой оплаты товара, поставленного покупателю из будущей конкурсной массы, мог иметься только в том случае, если эта отсрочка была кардинально продолжительной (исчислялась годами) и к моменту оспаривания сделки срок исполнения ещё не наступил и наступит только в отдалённой перспективе. В этом случае имеется достаточный правовой интерес для оспаривания данной сделки: после оспаривания покупатель обязан будет возвратить товар или немедленно (без каких-либо отсрочек) компенсировать его стоимость в конкурсную массу.
Согласно разъяснениям, содержащимся в п.8 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», «на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве может быть оспорена также сделка, условия которой формально предусматривают равноценное встречное исполнение, однако должнику на момент ее заключения было известно, что у контрагента по сделке нет и не будет имущества, достаточного для осуществления им встречного исполнения».

В постановлении ФАС Московского округа от 21 сентября 2011 г. по делу N А41-38860/09, оставленным в силе определением ВАС РФ от 18.11.2011 N ВАС-14494/11, признано недействительным по п.1 ст.61.2 Закона о банкротстве соглашение об уступке права требования с многолетней оплатой покупателем данного права (и в размере не выше 50% от номинала права). На мнение суда, очевидно, повлияло то обстоятельство, что номинал права требования составлял 982 млн.руб., а оплачено при заключении сделки было всего 1 млн.руб. Остальная оплата должна была поступать по мере взыскания дебиторской задолженности, но не выше 50% от неё.

Подробнее эта тема будет раскрыта на нашем семинаре