Признание недвижимости совместной собственностью

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

  1. Обзоры материалов СМИ

ВС поправил судебную практику по разделу имущества при разводе

Верховный суд РФ представил второй за 2018 год обзор судебной практики, утвержденный 4 июля Президиумом ВС.

В 194-страничном документе анализируется практика президиума и всех судебных коллегий Верховного суда, а также международных договорных органов. Кроме того, ВС дает ряд разъяснений по актуальным вопросам, возникающим в судебной практике.

Так, в частности, в разделе, посвященном практике коллегии по гражданским делам, Верховный суд анализирует спор о разделе имущества супругов. ВС отмечает, что земельный участок, предоставленный бесплатно одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления, подлежит включению в состав общего имущества, подлежащего разделу между супругами.

К.Н. обратилась в суд с иском к К.С. о расторжении брака, разделе совместно нажитого имущества в равных долях, ссылаясь на то, что с 1984 года состоит в браке с ответчиком, семейные отношения между ними прекращены 23 июля 2008 г. В период брака сторонами нажито подлежащее разделу имущество, состоящее из двух земельных участков, трактора, снегохода, недостроенного жилого дома, автомобиля и индивидуального жилого дома.

Решением суда, оставленным без изменения апелляционным определением, исковые требования удовлетворены частично. Брак между сторонами расторгнут. За К.Н. и К.С. признано право собственности каждого на ½ доли в праве собственности на индивидуальный жилой дом.

В удовлетворении иных исковых требований отказано.

Отказывая К.Н. в удовлетворении требований о разделе спорных земельных участков, суд исходил из того, что данные объекты недвижимости в силу положений п. 2 ст. 36 СК РФ не относятся к общему имуществу супругов, поскольку получены К.С. по безвозмездной сделке.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ признала, что такой вывод сделан судами с существенным нарушением норм материального права.

Положениями ст. 34 СК РФ и ст. 256 ГК РФ предусмотрено, что совместная собственность супругов возникает в силу прямого указания закона. Законный режим имущества супругов действует, если брачным договором не установлено иное (п. 1 ст. 33 СК РФ). Согласно п. 2 ст. 34 СК РФ к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Вместе с тем имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью (п. 1 ст. 36 СК РФ).

Как видно из материалов дела, спорные земельные участки образованы в результате раздела земельного участка, ранее предоставленного ответчику на основании решения органа местного самоуправления от 26 октября 1984 г. о предоставлении земельного участка в бессрочное пользование. Впоследствии на основании указанного выше акта произведена государственная регистрация права собственности на земельный участок за К.С. В рассматриваемый период стороны состояли в браке (брак заключен 2 июня 1984 г.).

В соответствии с подп. 1, 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из договоров или иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему, а также из актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей.

Таким образом, законодатель разграничивает в качестве оснований возникновения гражданских прав и обязанностей договоры (сделки) и акты государственных органов, органов местного самоуправления и не относит последние к безвозмездным сделкам. Бесплатная передача земельного участка одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления не может являться основанием его отнесения к личной собственности этого супруга.

Поскольку право собственности у К.С. на спорные участки возникло не на основании безвозмездной сделки, выводы судов об отнесении данного спорного имущества к личной собственности ответчика в порядке ст. 36 СК РФ противоречат указанным выше положениям закона.

При таких обстоятельствах оснований для отказа К.Н. в требовании произвести раздел спорных земельных участков между супругами у суда не имелось (определение № 64-КГ17-10).

Признание недвижимости совместной собственностью

Общая собственность на недвижимое имущество

Об особенностях распоряжения общей совместной собственностью рассказывает государственный регистратор Управления Росреестра по Курской области К.В. барков

Гражданским кодексом РФ предусмотрено, что любое имущество, включая объект недвижимости (квартиру, здание, помещение или земельный участок) может на праве общей совместной или долевой собственности принадлежать нескольким владельцам. Действующим законодательством предусмотрено два вида общей собственности — долевая и совместная собственность.

Самый распространенный вариант возникновения совместной собственности – это совместная собственность супругов (ст. 256 ГК). Здесь стоит подчеркнуть, что речь идет лишь о недвижимости, которая принадлежит супругам в результате возмездных сделок. Если недвижимое имущество перешло в собственность гражданину в период брака по наследству, по договору дарения, либо в порядке приватизации, то оно признается исключительно собственностью лишь одного супруга.

Распоряжение имуществом, которое принадлежит супругам на праве общей совместной собственности, возможно с соблюдением определенных условий. К примеру, стороной по договору купли-продажи должны выступать оба супруга, а если один из супругов по какой-то причине не может этого сделать, то в этом случае, согласно статье 35 Семейного кодекса, требуется его нотариально заверенное согласие.

Однако законодатель предусмотрел способ изменения режима совместной собственности супругов при помощи брачного договора. Таким документом супруги вправе установить режим совместной, долевой или индивидуальной собственности на все имущество, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов, а также определить долю каждого в принадлежащем им недвижимом имуществе. Также супруги могут определить свои доли в праве собственности, заключив соответствующее соглашение об определении долей.

Общая долевая собственность представляет собой собственность двух или более лиц (физических или юридических) на один объект, поделенную между ними на определенные части (доли). Основания возникновения права общей долевой собственности могут быть самые разные, например:

1. Сделки (дарение, мена, купля-продажа, рента);

2. Переход права собственности на долю в праве собственности по наследству (наследование по закону или по завещанию);

3. Приватизация жилья, т.е. безвозмездная передача гражданам жилого помещения, принадлежащего государству;

4. Признание права собственности на определенную долю по решению суда.

Каждый из собственников имущества может владеть и пользоваться им на таких же правах, как и другие его собственники. Но распоряжение недвижимым имуществом, принадлежащим нескольким лицам на праве общей долевой собственности, возможно с рядом ограничений.

Так, согласно ст.250 ГК РФ, при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, а продавец обязан известить их в письменной форме о намерении продать свою долю с указанием цены и других условий.

Кроме того, сделки по отчуждению долей в праве общей собственности на недвижимое имущество, в том числе при отчуждении всеми участниками долевой собственности своих долей по одной сделке, подлежат обязательному нотариальному удостоверению.

Тюменская областная нотариальная палата

Общая собственность супругов

Вступая в брак, супруги образуют совместное хозяйство. Разумеется, его ведение связано с распоряжением определённым имуществом, которое могло принадлежать им до вступления в брак или быть приобретено в браке. От способа, времени приобретения зависит, будет ли имущество являться общей собственностью супругов или одного из них. В некоторых жизненных ситуациях данные обстоятельства имеют решающее значение, а потому, думаю, освещение отдельных наиболее важных моментов этой обширной темы будет полезно читателям.

Читайте также  Роспотребнадзор нижний новгород официальный сайт написать жалобу

Семейный кодекс установил два режима использования имущества супругами: законный и договорной. Выбор того или иного режима зависит только от желания мужа и жены. Если брачный договор, дающий возможность определить свои имущественные правоотношения по своему усмотрению, не заключён, то у супругов по отношению к их имуществу, нажитому в браке, действует законный режим, о котором и пойдёт далее речь. Он выражается в следующем. Супруги имеют право общей совместной собственности на всё имущество, нажитое в зарегистрированном браке (ст. 33,34 СК РФ).

Режим совместной собственности означает, что супруги имеют равные права по владению, пользованию и распоряжению этим имуществом. Распоряжение совместной собственностью осуществляется по общему согласию супругов независимо от того, кем из участников совершается сделка.

К основным объектам совместной собственности супругов относятся:

— денежные доходы и иные выплаты, полученные каждым супругом в результате его трудовой, предпринимательской, интеллектуальной деятельности;

— пенсии, пособия, иные материальные выплаты;

— ценные бумаги, паи, вклады, внесённые в кредитные учреждения или иные коммерческие организации;

— движимое и недвижимое имущество, приобретённое за счёт общих доходов супругов.

Если один из супругов приобретает имущество на своё имя, другой тоже получает право собственности на данную вещь. Купленная и зарегистрированная на одного из супругов недвижимость также относится к их совместной собственности. Если речь идёт о ценных бумагах, паях, вкладах, долях в капитале кредитных учреждений и других коммерческих организаций, не имеет значения, на имя кого или кем из супругов были внесены денежные средства или приобретены указанные объекты имущества.

Супруг, который в период брака вёл домашнее хозяйство, ухаживал за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода, также имеет право на общее имущество.

Порядок владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов установлен статьёй 35 Семейного кодекса РФ. Согласно закону все правомочия собственника общего имущества супругов осуществляются по их обоюдному согласию. При отсутствии согласия одного из них пользованием или распоряжением общим имуществом другой супруг может обратиться в суд о признании совершённой сделки недействительной, имея при этом доказательства, что совершивший её знал или должен был знать о несогласии своей половины (п. 2 ст. 35 Семейного кодекса и ст. 174 Гражданского кодекса).

Для совершения сделок с недвижимым имуществом (квартиры, дома, земельные участки, нежилые помещения и т.д.) и сделок, требующих нотариального удостоверения, установлены особые правила. В соответствии с нормами семейного и гражданского законодательства сделки с недвижимостью могут быть совершены одним супругом только после получения нотариально удостоверенного согласия другого на распоряжение таким имуществом. Если согласия получено не было, то сделка признаётся недействительной. Кроме того, сделки в отношении недвижимого имущества требуют государственной регистрации.

Иск о признании сделки недействительной можно предъявить в течение года с того дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Наряду с общим имуществом, у каждого из супругов есть право личной собственности. Семейным кодексом к ней отнесено имущество, принадлежащее каждому из супругов до вступления в брак, приобретённое каждым из супругов во время брака, но на средства, принадлежавшие ему до брака, получено одним из них во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам. Так, в результате приватизации жилья жилое помещение бесплатно передаётся государством в собственность граждан. В этом случае имеет место приобретение имущества по безвозмездной сделке.

Чтобы отнести к собственности одного из супругов подаренное имущество, необходимо, чтобы дар был сделан конкретно в пользу этого супруга, а не в пользу обоих.

Следует также учитывать хозяйственное назначение подаренной вещи. К примеру, если в дар были получены предметы домашней обстановки, посуда и т.п., то есть основания полагать, что эти вещи предназначались дарителем обоим супругам и, следовательно, являются их совместной собственностью. Если же в дар были получены вещи индивидуального пользования (наручные часы, украшения и т.п.), то они являются собственностью того из супругов, который ими пользовался. Таким образом, предметы личного потребления, будь то одежда, обувь, часы и т.п., приобретённые в браке, входят в собственность каждого из супругов.

Исключением из этого правила являются драгоценности и другие предметы роскоши, которые отнесены законом к совместной собственности супругов, несмотря на то, что они также принадлежат к вещам индивидуального пользования. Даже если предмет роскоши потребляется лишь одним супругом, он имеет режим общей, а не личной собственности, и, соответственно, получая свою долю имущества при разделе после развода, пользующийся предметом роскоши должен будет отдать половину стоимости этого имущества своему супругу.

Что же считать предметами роскоши: драгоценности, дорогой мобильный телефон, позолоченную зажигалку или иное? Закон не даёт никаких ориентиров отношения конкретной вещи к предметам роскоши. В силу этого суд, решая отнести данную вещь к предметам роскоши или нет, должен исходить из общего уровня материальной обеспеченности конкретной семьи. Например, в семье, где один из супругов имеет несколько эксклюзивных моделей сотовых телефонов, вряд ли можно считать, что какой-то из них — предмет роскоши. Это его индивидуальный предмет потребления. А если семья низкого достатка, и супруги на достаточно хороший телефон копили деньги не один месяц, то это предмет роскоши.

Каждому из супругов принадлежит также право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную им для себя с соблюдением закона и иных правовых актов.

Необходимо иметь в виду, что при определённых условиях собственность каждого из супругов может быть признана совместной. Основанием для этого служит ст. 256 Гражданского кодекса РФ, которой установлено, что собственность каждого супруга становится общей совместной собственностью при условии, если в период брака за счёт общего имущества супругов или имущества каждого, либо труда одного из них были произведены вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и др.).

Одним из условий перехода личного имущества в совместную собственность в ст. 37 Семейного кодекса РФ указан труд одного из супругов. И хотя в Гражданском кодексе РФ об этом ничего не сказано, нужно признать, что данная норма справедлива, поскольку во многих случаях первоначальная стоимость имущества значительно увеличивается именно благодаря вложенному одним из супругов труду, а не в связи с его материальными затратами. Например, у жены до брака был небольшой загородный дом. В браке супруги провели его капитальный ремонт, подключили газовое отопление, надстроили ещё один этаж, обложили дом кирпичом. При этом работы проводились в основном силами мужа и частично нанятыми работниками. В таких условиях очевидно, что этот дом станет общей совместной собственностью жены и мужа.

ВС: Объектом общего имущества супругов может являться лишь имущество, находящееся в свободном обороте

Верховный Суд опубликовал Определение № 18-КГ20-34-К4, в котором разобрался, возможно ли разделить между супругами недвижимое имущество, если оно было возведено на не разрешенном для такого строения земельном участке.

В период брака супруги Николай и Ольга Гуловы приобрели земельный участок, на котором мужчина возвел нежилое строение. В последующем он обратился в Армавирский городской суд Краснодарского края с иском к Ольге Гуловой о разделе совместно нажитого имущества и признании права собственности. Истец просил выделить ему 1/2 доли супружеского имущества, признав за ним и супругой право собственности на 1/2 доли строения.

Разрешая спор и принимая по делу решение об удовлетворении иска, суд, руководствуясь нормами семейного права, исходил из того, что земельный участок приобретен в период брака, возведенное на нем нежилое строение – здание литера «А» – построено за счет общих средств. В соответствии с заключением проведенной по делу строительно-технической экспертизы здание соответствует строительным, градостроительным, санитарным, противопожарным нормам и правилам, обеспечивает безопасную для здоровья людей эксплуатацию объекта и не создает угрозу жизни и здоровью окружающих; размещение объекта капитального строительства и расстояние от него до строений, находящихся на соседних земельных участках, согласованы с их правообладателями. Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с этими выводами.

Читайте также  Что значит находится у страховщика осаго

В дальнейшем представитель администрации муниципального образования г. Армавир Константин Вирясов подал кассационную жалобу в Верховный Суд.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС заметила, что нижестоящие суды не учли, что спорное нежилое строение, о разделе которого как совместно нажитого в браке просил истец, является самовольной постройкой.

Суд указал, что одним из критериев самовольной постройки в силу п. 1 ст. 222 ГК является возведение недвижимого имущества на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта. Из вступившего в законную силу решения Армавирского городского суда от 3 августа 2016 г., которым был удовлетворен иск прокурора г. Армавира, поданный в интересах муниципального образования к Гулову о запрете использования земельных участков не по целевому назначению, следует, что разрешенным видом использования земельного участка является использование его для садоводства. Однако возведенное нежилое строение является объектом недвижимости, используемым для оказания услуг по ремонту и обслуживанию автомобилей.

Между тем, заметил ВС, размещение таких объектов недвижимости относится к условно разрешенному виду использования земельного участка. При этом 30 августа 2016 г. администрация Армавира отказала Николаю Гулову в предоставлении разрешения на условно разрешенный вид использования земельного участка для обслуживания автотранспорта. «Таким образом, спорный объект недвижимости является самовольно возведенным, поскольку соответствующих разрешений на строительство и ввод объекта в эксплуатацию Гуловым Н.М. получено не было, а назначение возведенного им спорного нежилого строения противоречит разрешенному виду использования земельного участка», – резюмируется в определении.

Верховный Суд сослался на п. 15 Постановления Пленума ВС от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», в котором разъяснено, что общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. 1 и 2 ст. 34 СК), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. 128, 129, п. 1 и 2 ст. 213 ГК может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режм этого имущества.

ВС указал, что в силу положений ст. 129 ГК свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому объекты гражданских прав могут лишь в случае их обороноспособности. «Таким образом, объектом общего имущества супругов может являться лишь имущество, находящееся в свободном обороте», – заметил Суд.

Высшая инстанция указала, что, так как возведенное Николаем Гуловым нежилое строение является самовольной постройкой, оно не может быть объектом гражданских правоотношений и в данном случае не могло быть включено в состав совместно нажитого имущества, подлежащего разделу между супругами, поскольку признание права собственности в отношении самовольно возведенного строения возможно лишь при соблюдении требований, предусмотренных ст. 222 ГК.

Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

В комментарии «АГ» адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев назвал определение ВС обоснованным и соответствующем действующему законодательству и сложившейся судебной практике. «В связи с этим вызывает недоумение, почему суды нижестоящих инстанций не заметили, что недвижимое имущество, заявленное к разделу, является самовольной постройкой. Можно предположить, что такая судебная ошибка связана с тем, что в ходе рассмотрения дела, как следует из определения ВС, было представлено заключение строительно-технической экспертизы, тем самым в одном процессе искусственно объединены два исковых требования: о разделе имущества и о признании права собственности на самовольную постройку, – предположил адвокат. – Такое искусственное объединение является неверным, поскольку данные исковые требования имеют самостоятельные, отличные друг от друга, предмет и основание».

Таким образом, посчитал Илья Прокофьев, сторонам спора изначально нужно было обращаться в суд с исковым заявлением о признании права на самовольную постройку и в случае удовлетворения этого требования делить указанное имущество.

Партнер Юридической фирмы «БИЭЛ» Николай Сапожников также предположил, что истец фактически попытался в ходе рассмотрения дела о разделе совместно нажитого имущества в обход общей процедуры легализовать самовольно построенный объект.

Он отметил, что указание Верховным Судом на то, что несоответствие назначения возведенного объекта разрешенному виду использования земельного участка является основанием для отказа в признании права собственности на самовольно возведенное строение, является повторением подхода, изложенного в Обзоре судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, утвержденном Президиумом ВС РФ еще 19 марта 2014 г. «Вызывает недоумение, почему нижестоящие инстанции проигнорировали данную позицию и не заметили попытки со стороны истца фактически злоупотреблять своими процессуальными правами», – подчеркнул он.

Николай Сапожников заметил, что, хотя Верховный Суд в определении и не сослался на обзор, тем не менее очевидно учитывал сформированную в нем позицию о том, что признание права собственности на самовольную постройку в судебном порядке является исключительным способом защиты права. Такой иск не может быть использован для упрощения регистрации прав на вновь созданный объект недвижимости с целью обхода норм специального законодательства, предусматривающего разрешительный порядок создания и ввода в гражданский оборот новых недвижимых вещей. Более того, отсутствие в приложенных к исковому заявлению материалах документов, подтверждающих принятие мер к легализации самовольной постройки, является основанием для вынесения определения об оставлении заявления без движения. «Проще говоря, прежде чем обратиться в суд за признанием права на самовольную постройку, истец должен попытаться легализовать ее в административном порядке», – указал он.

Эксперт обратил внимание на то, что, согласно обзору, вопросы изменения одного вида разрешенного использования земельных участков на другой вид такого использования, выдачи разрешения на условно разрешенный вид использования земельного участка и отклонения от предельных параметров разрешенного строительства разрешаются в порядке, установленном ст. 37, 39, 40 ГрК РФ, и решения соответствующих органов могут быть предметом проверки суда.

Николай Сапожников сослался на Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС от 5 апреля 2016 г. №16-КГ16-6, в котором отмечалось, что рассмотрение подобных требований в обязательном порядке должно происходить с участием местной администрации как органа, уполномоченного предоставлять земельные участки для возведения на них строений и выдавать разрешения на строительство. «Постановлением администрации истцу ранее было отказано в предоставлении разрешения на условно разрешенный вид использования, соответствующий фактически возведенному объекту. Однако сведений о том, был ли такой отказ обжалован, не приведено», – подчеркнул он.

По мнению эксперта, при новом рассмотрении дела истцом может быть поставлен вопрос о правомерности такого отказа. «Однако рассмотрение этого вопроса в ходе разрешения дела о разделе совместно нажитого имущества представляется процессуально неочевидным, учитывая основания и предмет иска, а самостоятельное обжалование может столкнуться с проблемой пропуска срока», – заметил он.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа

О суде

Практика рассмотрения споров, связанных с защитой прав собственности на объект недвижимости

Практика рассмотрения споров,
связанных с защитой прав собственности
на объект недвижимости

С.В. Бабаев
судья Федерального арбитражного суда
Волго-Вятского округа,
кандидат юридических наук

О.Д. Голубева
Помощник судьи Федерального
арбитражного суда
Волго-Вятского округа

Гражданско-правовой институт права собственности занимает центральное место во всех национальных правовых системах, а разделение имущества на движимое и недвижимое среди множества классификаций вещей, известных правовой науке, имеет первостепенное значение.

Недвижимость представляет одну из наибольших ценностей как для отдельного человека, так и для общества в целом, поэтому так важно обеспечить адекватное гражданско-правовое регулирование отношений собственности на объекты недвижимого имущества, позволяющее сбалансировать интересы государства и собственности.

Согласно статье 213 Гражданского кодекса Российской Федерации в собственности граждан и юридических лиц может находиться практически любое имущество, за исключением объектов, изъятых или ограниченных в обороте. Это в теории, а на практике триада правомочий собственника «владение – пользование – распоряжение» часто связана с различными разногласиями и конфликтами, провоцирующими споры о праве собственности.

Читайте также  Если пришел штраф на предыдущего владельца авто

Способами защиты права собственности на недвижимую вещь являются предусмотренные законом материально-правовые меры ве(щно-правовые, обязательственно-правовые и другие), посредством которых производится воздействие на нарушителя права собственности, в том числе путем обращения в суд с целью пресечения нарушения (или реальной угрозы нарушения) права собственности, восстановления права собственности, в предусмотренных законом случаях, привлечения нарушителя права собственности к ответственности.

Законодательство Российской Федерации установило следующие основные виды защиты: виндикационный и негаторный иски, иск о признании права собственности.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление от 29.04.2010 № 10/22) установлен еще один вещно-правовой способ защиты – признание права или обременения отсутствующими. Этот способ используется хозяйствующим субъектом гражданского оборота тогда, когда запись в Едином государственном реестре прав нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество 2 зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились).

На сегодняшний день практика Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа свидетельствует о том, что хозяйствующие субъекты зачастую неверно определяют для себя область применения этого способа защиты, что влечет отказ в удовлетворении заявленных требований.

Оспаривание истцом зарегистрированного за ответчиком права собственности на объект недвижимости посредством предъявления иска о признании права собственности отсутствующим, при наличии оснований возникновения у него права собственности на спорное имущество в силу приобретательной давности, недопустимо.

Окружной суд уже рассмотрел более 20 кассационных жалоб по искам сетевой компании к администрации муниципального образования о признании отсутствующим зарегистрированного права муниципальной собственности на объекты энергоснабжения (см., например, дела № А29-3371/2012, № А29-3481/2012, № А29-3369/2012). Требуя у суда применения исключительного способа защиты своих интересов, истец в исковом заявлении и в процессе судебного разбирательства ссылался на наличие оснований возникновения у него права собственности на указанное имущество в силу приобретательной давности (статья 234 Гражданского кодекса Российской Федерации). Суды отклонили притязания сетевой компании, указав, что ею избран неверный способ защиты, поскольку лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности.

При рассмотрении споров, связанных с применением законодательства, которым регламентируется порядок распоряжения имуществом, находящимся в общей долевой собственности, суды учитывают, что таковая возникает в силу любых допустимых законом или договором оснований.

По соглашению участников общей совместной собственности (а при его отсутствии — по решению суда) на их общее имущество может быть установлена долевая собственность.

Закон допускает перевод имущества с режима общей совместной на режим общей долевой собственности по решению суда. При этом первый из собственников, зарегистрировавший право, не имеет преимущества перед другим по распоряжению всем объектом в силу правил статьи 246 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Камнем преткновения в этом случае стало определение момента возникновения права долевой собственности у бывших супругов Т-ных на имущество, переданное в аренду предпринимателю одним из них (дело № А43-30586/2011).

Суд первой инстанции указал, что суд общей юрисдикции признал спорное помещение совместной собственностью супругов. Государственную регистрацию права собственности на 1/2 долю в объекте аренды Т-н осуществил раньше Т-ной, это свидетельствует о том, что на протяжении определенного времени он являлся единственным собственником помещения и, следовательно, имел право на внесение изменений в условия сдачи в наём, касающиеся размера арендной платы.

Вместе с тем суд не учел, что в рассмотренном случае имело место не возникновение права собственности Т-ной на долю нежилого помещения, а смена режима собственности с учетом правил статей 256 и 254 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Следовательно, право общей долевой собственности на спорный объет недвижимости за Т-ным и Т-ной возникло одновременно с прекращением права совместной собственности супругов. Момент проведения государственной регистрации права Т-ной на долю в праве общей долевой собственности юридически безразличен.

В материалах дела, вопреки требованиям статей 246 и 247 Гражданского кодекса Российской Федерации, отсутствовало соглашение участников долевой собственности относительно способа и условий раздела находящегося в долевой собственности недвижимого имущества.

Перечисленное свидетельствует о том, что Т-н был не вправе распора жаться имуществом, находящимся в долевой собственности, без согласия другого участника этой собственности (Т-ой), а именно изменять размер арендной платы и расторгать договор аренды.

Отсутствие соглашения о выделе в натуре доли из общего имущества влечет за собой отказ в удовлетворении требования о признании права собственности на долю в объекте недвижимости.

Согласно пункту 1 статьи 246 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех её участников.

Имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества (пункты 1-3 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Общество потребовало признать за ним право собственности на нежилое помещение (кафе), приобретенное истцом в результате цепочки сделок, первым звеном в которой являлся договор от 27.10.1995 купли-продажи доли праве собственности на помещения общей площадью 1587,6 квадратного метра (дело № А43-15763/2010).

Ни указанным договором, ни условиями последующих сделок не установлены площадь и место нахождения помещений, соответствующих истребуемой доле (47/100).

Соглашение о разделе общего имущества или о выделе в натуре доли из общего имущества в порядке статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны в материалы дела не представили, в связи с чем суд отказал в удовлетворении заявленного требования.

При оспаривании права собственности необходимо не только доказать недействительность оснований для государственной регистрации права, но и оспорить саму регистрации права, то есть опровергнуть титул.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к агрофирме об освобождении нежилых помещений, находящихся на первом этаже двухэтажного здания (дело № А82-12504/2008).

В ходе судебного разбирательства агрофирма, отклонив предъявленные к ней требования, ориентировала суд на отсутствие у предпринимателя законных оснований для регистрации права собственности, поскольку считала, что получила недвижимость в собственность в результате преобразования товарищества с ограниченной ответственностью в агрофирму. Следовательно, по её мнению, включение спорных помещений в состав муниципальной со

Суд не принял во внимание указанные аргументы ответчика, поскольку важнейшим основанием для удовлетворения виндикационного иска является наличие у собственника свидетельства о праве собственности на объекты недвижимости, а позиция предпринимателя была подкреплена наличием такого свидетельства.

Из статьи 2 Федерального закона от 21.07-1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о госрегистрации) и разъяснений, данных в Постановлении № 10/22, следует, что государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права и оспорить таковую возможно лишь в судебном порядке.

Апеллируя к суду, агрофирма не оспорила саму государственную регистрацию права собственности предпринимателя на спорные помещения и не привела каких-либо доказательств, объективно подтверждающих наличие у нее права пользования недвижимостью, в связи с чем виндикационные требования истца удовлетворены.

Юридическим фактом основания возникновения права собственности на недвижимое имущество является государственная регистрация права собственности.

Собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В практике надлежит различать две ситуации, когда на момент совершения сделки лицо, передающее имущество во владение или собственность, не зарегистрировало право собственности на объект недвижимости, а сделало это позже и когда право вовсе не было зарегистрировано.

Отсутствие у владельца недвижимого имущества зарегистрированного права собственности на объект недвижимости свидетельствует о незаконности распоряжения таким имуществом, что влечет признание сделки недействительной (ничтожной).