Судебные дела про дтп без пострадавших

Потерпевший имеет право на возмещение причиненного в ДТП вреда, даже если его автомобиль не был зарегистрирован в ГИБДД

Ocskay Mark / Shutterstock.com

16 сентября 2011 года в результате ДТП пострадал принадлежавщий И. автомобиль. Виновником ДТП была признана Г.

Стоимость восстановительного ремонта машины составила 387 564,36 руб. Кроме того, И. понес расходы на оплату услуг эвакуатора, спецтранспорта, эксперта, почтовой связи, а также на проведение ремонтных работ, приобретение запасных частей и на аренду другого транспортного средства. Страховая компания виновника ДТП выплатила потерпевшему страховое возмещение в размере 120 тыс. руб. Оставшуюся сумму И. решил взыскать с Г., обратившись в суд с иском к Г. о взыскании с нее ущерба в сумме 437 103,53 руб. и компенсации морального вреда в размере 100 тыс. руб.

Суд заявленные требования удовлетворил частично, признав, что возмещению подлежат расходы И. на восстановление автомобиля в виде разницы между стоимостью восстановительного ремонта автомобиля, определенной судебной автотехнической экспертизой (263 421,87 руб.), и выплаченным страховым возмещением, а также расходы на оплату услуг эксперта, эвакуатора, спецтранспорта и почтовой связи. В результате с Г. было взыскано 155 812,64 руб. В удовлетворении остальной части иска суд отказал (решение Гагаринского районного суда Смоленской области от 17 октября 2014 г. по делу № 2-44/2014).

Обе стороны с принятым решением не согласились и обратились с жалобами в вышестоящий суд. Апелляция встала на сторону виновника ДТП и отказала И. в иске. Причиной тому стало отсутствие доказательств, подтверждающих его право собственности на поврежденный автомобиль. Представленный в материалы дела договор купли-продажи транспортного средства от 30 июля 2011 года, по мнению суда, не подтверждает переход права собственности на данное транспортное средство к истцу, так как регистрационный учет автомобиля сохранялся за прежним собственником. Более того, суд взыскал с истца в пользу Г. расходы на оплату услуг эксперта в размере 18 тыс. руб. и услуг представителя в размере 10 тыс. руб. (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Смоленского областного суда от 1 апреля 2015 г. по делу № 33-845/2015).

Сочтя позицию суда апелляционной инстанции незаконной, И. подал кассационную жалобу в Верховный Суд Российской Федерации и просил отметить оба акта нижестоящих судов. И Суд нашел для этого основания (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 10 октября 2017 г. № 36-КГ17-10).

О том, как регистрация транспортного средства влияет на обязанность по уплате транспортного налога, узнайте из материала «Регистрация приобретенных автотранспортных средств» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки « интернет-версии си стемы ГАРАНТ. Получите полный доступ на 3 дня бесплатно!

По общему правилу, право собственности на имущество может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества (п. 2 ст. 218 Гражданского кодекса). При этом моментом возникновения права собственности по договору является момент передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК РФ). Так, например, в тех случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности возникает именно с момента такой регистрации (п. 2 ст. 223 ГК РФ). Касается это, как правило, недвижимых вещей (п. 1 ст. 131 ГК РФ). Регистрация прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе (п. 2 ст. 130 ГК РФ).

В связи с этим ВС РФ напомнил, что автомобили к объектам недвижимости законом не отнесены и являются движимым имуществом. Следовательно, добавил Суд, при их отчуждении действует общее правило относительно момента возникновения права собственности – момент передачи транспортного средства.

Договор купли-продажи транспортного средства от 30 июля 2011 года, заключенный между И. и прежним собственником автомобиля, а также акт его приема-передачи не были оспорены и не признаны недействительными. Тем самым вывод апелляции о том, что И. на момент ДТП не являлся собственником транспортного средства, ВС РФ признал не соответствующим нормам права и обстоятельствам дела.

Суд также обратил внимание на то, что действующее законодательство предусматривает регистрацию транспортных средств как условие их допуска к участию в дорожном движении (п. 3 ст. 15 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», п. 3 постановления Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 938 «О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации», п. 4 приказа МВД России от 24 ноября 2008 г. № 1001 «О порядке регистрации транспортных средств»). При этом регистрация носит учетный характер и не служит основанием для возникновения права собственности. Более того, ни ГК РФ, ни другие федеральные законы не содержат норм, ограничивающих правомочия собственника по распоряжению транспортным средством в том случае, когда регистрационный учет сохраняется за прежним собственником.

С учетом этого ВС РФ отменил апелляционное определение и направил дело на новое рассмотрение.

Такой подход в судебной практике не нов (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 августа 2017 г. по делу № 33-26502/2017, апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики от 22 мая 2017 г. по делу № 33-2321/2017, постановление Президиума Алтайского краевого суда от 14 февраля 2017 г. по делу № 4Г-4/2017). Однако до ВС РФ подобные споры добираются не так часто – до этого к аналогичному выводу Суд пришел почти два года назад (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 6 сентября 2016 г. № 41-КГ16-25). Вместе с тем в некоторых актах встречается позиция, согласно которой обязанность нового собственника не ограничивается лишь оплатой и принятием транспортного средства от прежнего собственника и включает в себя также регистрацию автомобиля в органах ГИБДД, а в свою очередь, добросовестность лица рассматривается как одно из условий приобретения им права собственности (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан от 6 февраля 2017 г. по делу № 33-194/2017). В связи с этим важно, что ВС РФ в рассмотренном выше споре в очередной раз поддержал высказанную им ранее позицию.

Возмещение ущерба виновником ДТП

Заказать услугу или консультацию у нас можно одним из способов:

  • Позвоните нам: +7 (846) 979-85-08
  • Оставьте заявку на почту info@gradocenka.ru
  • Напишите нам
  • Приезжайте в наш офис: 443080, пр. Карла Маркса, д. 192, оф. 513
  • Свидетельство от аккредитации №1291/63-1111/12;
  • Более 15 лет на рынке оценочных и экспертных услуг;
  • Более 25 специалистов в 8 филиалах по России;
  • Состоим в Саморегулируемой Организации «Российское общество оценщиков»;
  • Гражданская ответственность компании застрахована на 100 млн. рублей;
  • Эксперты компании входят в состав палаты судебных экспертов.

В статье 1064 ГК РФ говорится, что вред, причиненный имуществу гражданина другим лицом, должен быть компенсирован в полном объёме. ГДЗ №40 «Об ОСАГО» обязывает водителей страховать ответственность. Однако не все выполняют предписание действующего законодательства. Если полис отсутствует, или ситуация не попадает в список страховых случаев, можно взыскать деньги с виновника ДТП. Пострадавший имеет право попытаться договориться с другим автолюбителем. Если он отказывается выплачивать компенсацию, проблему предстоит решать через суд.

Когда стоит требовать возмещение материального ущерба с виновника ДТП?

Процесс регламентирует ФЗ №40 «Об ОСАГО», Гражданский кодекс РФ и ряд Постановлений Верховного суда. Лицо обязано самостоятельно предоставить денежные средства потерпевшему, если:

  • водитель покинул место ДТП, тем самым нарушив установленный порядок оформления;
  • у человека, чьи действия повлекли за собой возникновение происшествия, отсутствует полис;
  • произошедшее не попадает под список страховых случаев, по которым может быть предоставлена компенсация по ОСАГО;
  • пострадавший хочет истребовать выплату за моральный ущерб;
  • размер нанесенного урона превысил доступные лимиты по автогражданке (400000 руб., если пострадало только имущества, 500000 руб. – вред нанесен жизни или здоровью людей).

Что можно взыскать с виновника в рамках закона?

Компенсация производится в соответствии с нормами главы 59 ГК РФ. Пострадавший имеет право рассчитывать на следующие выплаты:

  • возмещение морального и материального вреда;
  • покрытие расходов на лечение и реабилитацию;
  • компенсирование утраченного заработка;
  • возмещение затрат на эвакуацию машины, её хранение и восстановление;
  • покрытие расходов на оплату услуг юриста, оценочной компании, судебного разбирательства.

Отдельного внимания заслуживает вопрос учета износа. Обычно граждане выдвигают требования, не принимая показатель во внимание. Однако получается, что стоимость автомобиля после ремонта становится выше. В результате человек увеличивает свое благосостояние за счёт другого гражданина.

Ситуацию разрешило Постановление Пленума ВС РФ №25 от 23 июня 2015 года. В нормативно-правовом акте говорится, что потерпевший имеет право выдвигать требования без учета износа, однако у другой стороны разбирательства присутствует возможность опротестовать их законность. Но именно лицо, не согласное с выплатой, должно будет доказать неправомерность искового заявления и аргументировать снижение величины выплаты.

Способы возмещения ущерба виновником ДТП

Лицо, чьи действия повлекли за собой возникновение аварии, имеет право компенсировать вред добровольно или отказаться от выполнения действия. В последнем случае пострадавший может подготовить исковое заявление и обратиться в суд.

Добровольно

Если речь идет о возмещении ущерба после аварии, выполнять претензионный порядок не обязательно. Потерпевший может сразу обратиться в суд. Однако попытка мирного урегулирования вопроса выгодна для обеих сторон. Водитель сможет уменьшить размер взыскания, поскольку истец включит в перечень требований компенсацию затрат на оплату юриста и судебных издержек. Лицу, понесшему ущерб в результате аварии, метод позволит ускорить получение денег, не дожидаясь завершения разбирательства. Добровольное компенсирование обычно применяется в следующих ситуациях:

  • виновник согласен с тем, что именно его действия привели к аварии;
  • характер вреда и его размер не вызывают споры;
  • выплата за счет страховки не предоставлена, или организация выплатила только часть суммы.
Читайте также  Договор на оказание услуг фото и видеосъемки

Потерпевший обязан обосновать размер выдвигаемых требований. Для этого нужно пройти независимую экспертизу. Она позволит точно определить величину ущерба. Эксперт предоставят клиенту заключение. Документ выступает в качестве доказательства.

Когда экспертиза проведена, потребуется подготовить досудебную претензию. В документе нужно отразить следующие данные:

  • ФИО участников разбирательства;
  • сведения об аварии и автомобиле;
  • выводы, к которым пришла независимая экспертиза;
  • запрашиваемая сумма и данные о страховой выплате;
  • срок, в течение которого адресат должен расплатиться;
  • данные для оперативной связи;
  • реквизиты для перечисления.

Претензию необходимо дополнить доказательной базой. В список потребуется включить:

  • копию акта, постановления или определения по делу об административном правонарушении;
  • копию результатов независимой экспертизы;
  • копии платежных документов, подтверждающих понесенные расходы.

Досудебную претензию лучше направлять в адрес виновника происшествия заказным письмом с описью вложений.

В судебном порядке

Если человек отказывается добровольно компенсировать вред, допустимо обращение в суд. Соответствующие права закрепляет статья 3 ГПК РФ. Пострадавший должен собрать доказательную базу, включив в перечень документы, демонстрирующие размер нанесенного ущерба и подтверждающие правоту заявителя. В обязательном порядке потребуется заказать проведение независимой экспертизы. Она позволит точно установить размер нанесенного ущерба. Затем оформляется исковое заявление. В нем нужно отразить следующие данные:

  • сведения об инстанции, в адрес которой направляется обращение;
  • информация об истце и ответчике;
  • суть сложившейся ситуации;
  • выдвигаемые требования;
  • перечень приложений;
  • подпись и дата.

Обращаться необходимо к мировому судье, если размер требований не превышает 100000 руб. В иной ситуации иск подается в районный суд. Процедура рассмотрения в среднем занимает два месяца. Срок может быть продлен.

Порядок действий для взыскания ущерба

Вне зависимости от того, как будет предоставляться выплата, в первую очередь гражданин обязан грамотно оформить аварию. Для этого потребуется:

  1. Воспользоваться европротоколом, если присутствуют условия для его применения или вызвать сотрудников ГИБДД.
  2. Определиться с процедурой взыскания. Если у участников ДТП присутствует полис ОСАГО, можно истребовать сумму со страховой компании, но только в случае, если ситуация подлежит компенсированию.
  3. Обратиться в страховую компанию или отправить досудебную претензию в адрес виновника ДТП.
  4. Обратиться в суд, если лицо не хочет выплачивать компенсацию, или сумма начислена не в полном объёме.

Судебное решение подлежит обязательному исполнению. Если требования заявителя не удовлетворены, к разбирательству может быть привлечена служба судебных приставов. Ее представители обладают большими полномочиями, позволяющими арестовать счета, имущество, списывать денежные средства в счет закрытия обязательств и выполнять ряд иных мер воздействия.

Ситуация усложняется, если виновник скрылся с места происшествия. В этом случае обязательно нужно вызывать сотрудников ГИБДД. Они оформят процессуальные документы и объявят нарушителя в розыск. Если удастся выявить личность водителя, взыскание будет производиться по общим правилам.

Публикации

Девушку, устроившую смертельную аварию в Солнцево, ждет суровое наказание, считают эксперты РАПСИ.

Юная девушка за рулем, глупая ошибка на дороге, погибшие пешеходы – драматургия очередной громкой аварии, к сожалению, неизменна: подобное случалось в Брянске, Иркутске, Старой Купавне, а сегодня вся страна потрясена страшным ДТП в Солнцево, где погибли двое детей.

Задача всей судебной системы сейчас – сохранить беспристрастность правосудия, не позволять процессу превращаться в показательный.

Трагическое ДТП на улице Авиаторов произошло 16 июля. Семья переходила дорогу по нерегулируемому пешеходному переходу: мама, бабушка, трое детей – 5 лет, 3 года, в коляске везли девятимесячную малышку. Возможно, взрослые с детьми перемещались от района новостроек к парку возле метро «Солнцево»: там пару лет назад открыли современную детскую площадку.

На «зебре» семью сбил автомобиль Mazda, управляемый 18-летней Валерией Башкировой. Пятилетний мальчик скончался, позже стало известно о гибели трехлетнего ребенка. Младшая девочка находится в больнице в тяжелом состоянии. Виновницу ДТП вначале отправили под домашний арест, после смерти второго ребенка дело переквалифицировали, и теперь Башкирова отправлена в СИЗО.

В свое оправдание девушка заявила, что в момент аварии ее ослепило солнце – якобы поэтому она не увидела пешеходов. Впрочем, по одной из версий следствия, девушка за рулем отвлеклась на смартфон, что и спровоцировало наезд.

Виновнице не избежать тюрьмы

Несколько роковых секунд сломали жизнь двух семей (известно, что один из погибших детей приходился племянником потерпевшей – он вместе с родителями приехал в гости к пострадавшей семье). Разрушена жизнь девушки, вчерашней школьницы: дело не только в тяжести наказания, которое ее ждет. Валерии Башкировой теперь жить с образами убитых ею детей в мыслях. Возможно, с годами это будет еще сложнее, чем сейчас, когда ей 18, а самым страшным в жизни кажется тюрьма.

Судя по комментариям в соцсетях, общественность с удовольствием линчевала бы виновницу аварии. Жалеть девушку в данном случае неуместно – слишком велика цена ее водительской невнимательности. Главная опасность всеобщей атмосферы агрессии и ненависти к виновнице ДТП в том, что такие веяния неизбежно влияют на атмосферу суда. Девушка должна ответить по закону, но не следует превращать процесс в показательный, уверены эксперты.

«Учитывая тяжесть последствий этой аварии, выступать в защиту девушки не хочется. Но все же следует отделять умышленное убийство от того деяния, которое совершила она. Уверен, она не могла и представить себе тяжесть последствий своей неосторожности, не следует слишком ее демонизировать. В то же время, учитывая весь ужас произошедшего, приговор может быть достаточно суровым, невзирая на молодой возраст виновницы и попытки загладить вину. Естественно, суд не может полностью игнорировать тот общественный резонанс, который вызвала эта авария – и этот резонанс в сочетании с тяжестью последствий, полагаю, тоже повлияет на вердикт. Данная статья Уголовного кодекса, при условии деятельного раскаяния подсудимого, в целом позволяет назначить условный срок, но, думаю, в данном случае это исключено. Реальное лишение свободы для виновницы ДТП неизбежно», – считает адвокат Алексей Михальчик.

Показательность процесса – палка о двух концах: с одной стороны, по словам Михальчика, закон предусматривает в том числе воспитательную цель уголовного наказания. На примере данного дела судебная система может дать сигнал обществу – нельзя допускать такого, наказание будет суровым. С другой стороны, суд должен быть максимально объективным и беспристрастным.

Ни молодой возраст, ни неопытность водителя не смогут смягчить приговор, уверена юрист, эксперт Ассоциации юристов России Ассия Мухамедшина:

«Ответственность за наезд на пешехода лежит на водителе, какие бы обстоятельства не предшествовали ДТП. Водитель отвечает перед законом независимо от своего возраста и опыта вождения. Так как эта авария со смертельным исходом, думаю, виновнице не уйти от ответственности и не следует рассчитывать на смягчение приговора».

«Есть глобальная проблема неисполнения участниками дорожного движения правил»

На этой неделе жители Солнцева, шокированные последствиями аварии, направили в адрес городских властей обращение, где перечислили опасные участки дорожной сети района. Организацию движения на пешеходном переходе, где произошла авария, многие пользователи соцсетей называют косвенной причиной ДТП.

Действительно, на улице Авиаторов оживленное движение, дорога проходит параллельно Боровскому шоссе – многие водители объезжают загруженную магистраль через нее, она связывает части густонаселенного района. На момент аварии перед пешеходным переходом не было даже лежачего полицейского, тогда как, по мнению жителей, здесь необходим светофор с вызывной кнопкой.

Все технические, технологические и инфраструктурные элементы, призванные повышать безопасность дорожного движения и пешеходов, общеизвестны, отметил в разговоре с РАПСИ директор Ассоциации содействия развитию транспортной отрасли «Транспортная Ассоциация Московской Агломерации» Норайр Блудян.

«У нас в стране эти механизмы широко используются. При этом уровень аварийности и тяжести ДТП пока уступает даже самым «опасным» странам Европы. Есть глобальная проблема неисполнения, игнорирования участниками дорожного движения и пешеходами установленных правил, их нарушение. Этому способствуют несколько факторов: во-первых, нет чувства неотвратимости наказания за нарушения. Многие думают, что «пронесёт», и их это не коснётся. Во-вторых, коррупционная составляющая, люди думают: «если что, откупимся», – отмечает Блудян.

Третий фактор, повышающий и сам уровень аварийности, и тяжесть ДТП, по мнению Блудяна – низкие штрафы, особенно за тяжёлые нарушения: проезд на красный свет, выезд на встречную полосу движения, превышение скоростного режима и другие. Другие немаловажные факторы — низкий уровень профессионального мастерства вождения, недостаточная профилактическая работа с водительским составом и пешеходами, конструктивные и проектные ошибки при строительстве улиц и дорог в городах, наличие очагов аварийности, переработка водителями установленных норм рабочего времени, усталость.

В этом контексте нельзя не упомянуть и об ответственности пешеходов, особенно тех, которые пересекают опасный участок дороги вместе с детьми. Могли ли мама и бабушка погибших детей предотвратить трагедию, была ли у них возможность убедиться в безопасности перехода – предстоит установить следствию. Ясно одно: внимательность пешеходов предотвратила и сможет предотвратить не одну аварию, а никакое наказание для горе-водителей не вернет пешеходу жизнь и здоровье. Тем не менее, по мнению юриста, назвать ответственность пешеходов и водителей соразмерной нельзя: средством повышенной опасности управляет автомобилист.

«Что касается организации движения: ГОСТ Р 52289-2004 гласит, что знаки и светофоры размещают таким образом, чтобы они воспринимались только участниками движения, для которых они предназначены, и не были закрыты какими-либо препятствиями (рекламой, зелеными насаждениями). Если знаки не видны и нечитаемы, то водители часто освобождаются от ответственности – но в таких случаях речь обычно идет об административной ответственности. Здесь же смертельная авария. Лицо, управляющее средством повышенной опасности, отвечает за вред, причиненный этим средством, за исключением случаев, когда за рулем ученик в присутствии инструктора. Это главное», – отмечает Ассия Мухамедшина.

Антисмартфонный обет

В момент аварии Валерия Башкирова, предположительно, отвлеклась на телефон – в этом общественность видит самую дьявольскую деталь смертельной аварии. Дьявольскую – потому что это нарушение типично, им грешат очень многие автомобилисты, а последствия могут быть поистине катастрофическими. Единственное и одновременно самое простое, что все мы можем сделать, чтобы избежать таких аварий в будущем – никогда не брать в руки телефон во время вождения и не отвлекаться на смартфон в целом.

Читайте также  Сколько берут за возврат жд билетов 2019

Публично такое обещание дал общественный деятель, бывший глава Екатеринбурга Евгений Ройзман: «Я даю слово, что никогда в жизни за рулем, не остановившись, я не открою ни один телефон и не возьму трубку…», — высказался Ройзман, его поддержали многие пользователи, в том числе и известные блогеры.

Если для соблюдения правил дорожного движения, которые и так однозначно запрещают водителям использование телефонов без гарнитуры, нужно дать слово, то пусть так: главное, чтобы мы как можно быстрее избавились от этой смертоносной привычки. Тот редкий случай, когда ужесточение ответственности за нарушение, очевидно, будет воспринято положительно всеми слоями общества – мы уже понимаем цену этой секунды в смартфоне.

Как наказывали за громкие аварии

Судебную практику в подобных делах сложно назвать устоявшейся – в каждом отдельном случае суд рассматривает комплекс обстоятельств.

Волну возмущения вызвала смертельная авария с участием Анны Шавенковой в Иркутске в 2009 году. Анна, на тот момент дочь председателя Избирательной комиссии Иркутской области, двигаясь с превышением скорости, вылетела на тротуар и сбила двух женщин. Одна из жертв погибла, другая осталась инвалидом. Шавенковой назначили приговор в виде трех лет колонии-поселения с отсрочкой исполнения на 14 лет. Позже Шавенкова была амнистирована.

Широкий резонанс вызвало ДТП в Брянске, произошедшее в 2011 году: 20-летняя Ирина Добржанская на высокой скорости сбила женщину с ребенком, которые переходили дорогу по нерегулируемому пешеходному переходу. Трехлетняя девочка скончалась на месте, ее мать получила тяжелые травмы. Жители требовали самого жесткого наказания и даже расправы над виновницей ДТП, в Брянске проходил стихийный митинг. Добржанская свою вину не признала – по ее мнению, она не нарушала ПДД, а произошедшее стало несчастным случаем. Девушку приговорили к 4 годам колонии-поселения, а в 2015 году освободили по амнистии.

Пример «пьяного» ДТП с ужасными последствиями и соразмерным приговором: летом 2012 года москвичка Екатерина Заул, управляя внедорожником Land Rover, объезжала пробку в районе Старой Купавны – около остановки общественного транспорта она не справилась с управлением и сбила людей. Погибли пять человек, в том числе семилетняя девочка. Заул была в состоянии алкогольного опьянения. Несмотря на полное признание вины, суд назначил суровое наказание – 8 лет колонии общего режима.

Александр Максимов, задавивший в 2012 году семь человек на автобусной остановке в районе Минской улицы в Москве, получил 8,5 лет колонии общего режима. Жертвами стали пятеро подростков-сирот, сотрудница детского дома и ее муж – все они возвращались с церемонии награждения фестиваля прикладного искусства. Максимов, находясь за рулем в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, врезался в остановку и буквально снес своих жертв. Примечательно, что гособвинение настаивало на назначении Максимову срока в колонии-поселении – подсудимый полностью признал вину, у него на иждивении оставался маленький ребенок. Тем не менее, суд посчитал необходимым наказать виновного в страшной аварии по всей строгости и отправил Максимова в колонию общего режима. Виновник аварии получил лишь на полгода меньше максимально возможного срока по статье 264 УК РФ.

Виновник или собственник: ВС решал, кто ответит за ДТП

Андрей Симонов* отдал свою Toyota Avensis другу Юрию Малинину* на время. Он передал ключи и документы, но никаких бумаг они не составили. Вечером 21 августа 2018-го на чужой иномарке Малинин попал в ДТП – въехал в машину, которая остановилась на светофоре. Это была Toyota RAV4 Степана Михайлова*. Сотрудники ГИБДД решили, что виноват в аварии именно Малинин, так как он не выдержал безопасную дистанцию между легковушками. Выяснилось, что авто Симонова не было застраховано. Добровольно деньги на ремонт пострадавшему виновник аварии не выплатил, поэтому Михайлову пришлось сначала провести независимую оценку повреждений, а потом обратиться в суд.

Кто отвечает за ДТП?

Изначально он пошел с иском к Малинину, то есть виновнику ДТП, и просил взыскать с него деньги на восстановление авто (208 000 руб.), затраты на проведение независимой экспертизы (4 000 руб.), компенсацию морального вреда (50 000 руб.) и прочие расходы (на оплату госпошлины и почтовые отправления). Но потом истец заменил ответчика на Симонова, владельца машины. А мужчину, который устроил столкновение, привлекли по делу в качестве третьего лица. Первая инстанция назначила по делу судебную экспертизу. Согласно ее заключению, на ремонт Toyota RAV4 уйдет 162 000 руб. Тогда Михайлов снизил размер требований, с хозяина иномарки он хотел получить в общей сложности 199 000 руб. (за ремонт и утрату товарной стоимости машины).

Сланцевский горсуд Ленинградской области решил, что причиненный в аварии ущерб в силу ст. 1064 ГК («Общие основания ответственности за причинение вреда») должен возмещать виновник столкновения. Симонов доверил ему машину вместе с ключами и документами. Следовательно, в момент ДТП Малинин владел авто на законных основаниях, поэтому отвечать за ущерб должен он. И первая инстанция отказала в иске, так как ответчик по делу был ненадлежащий (дело № 2-42/2019).

А вот апелляция заключила, что перед пострадавшим должен отвечать именно владелец автомобиля. По мнению апелляции, одной передачи ключей недостаточно – для законного владения Малинину не хватало юридического оформления передачи иномарки (доверенности, договора аренды или другого распоряжения). Суд взыскал с собственника авто стоимость ремонта (162 000 руб.), утрату товарной стоимости машины (8800 руб.) и судебные расходы (35 000 руб.). Кассация поддержала доводы первой инстанции. Определение апелляции она отменила, а решение Сланцевского городского суда Ленинградской области оставила в силе. Тогда Михайлов обратился в Верховный суд. В кассационной жалобе он указал, что владелец только отдал машину в пользование, но не передавал право владения, то есть отвечать за ДТП должен все-таки Симонов.

Собственник и владелец. В чем разница?

Дело № 33-КГ21-1-К3 26 апреля рассмотрела тройка судей под председательством Елены Гетман. На заседание в ВС пришли сам Михайлов и адвокат Симонова Тихон Колесник. Сначала Михайлов рассказал о том, как произошло ДТП: он ехал вместе с семьей в машине, остановился на красный свет, а спустя несколько секунд сзади в него въехал Малинин. Председательствующая в процессе поинтересовалась, почему он решил изменить ответчика.

– Сначала я не знал, кто собственник. Я думал, что он [Малинин] собственник. Когда на первом заседании суда выяснилось, что он не собственник, судья мне говорит: «Вы подумайте, вы должны правильно выбрать ответчика». И мы [с представителем] решили поменять ответчика, – объяснил кассатор.

– Вы осознанно исходили из того, что собственник является тем лицом, которое должно отвечать? Есть понятия законного владельца и собственника. Они могут не совпадать, – отметила Гетман.

Михайлов объяснил свою позицию: тот, кому передан автомобиль, может стать законным владельцем. Но для этого он должен, например, застраховать машину. Или собственник и водитель должны заключить договор, составить доверенность. «То есть письменное свидетельство передачи», – отметила Гетман.

– Передача авто, которая происходит по устному соглашению, превращает водителя в законного владельца?
– Нет, – однозначно заявил Михайлов.

Тогда вопросы возникли у судьи ВС Вячеслава Горшкова. Он поинтересовался, кто, по мнению кассатора, должен выплачивать ущерб от ДТП, если автомобиль был угнанный. «Тот, кто совершил ДТП», – ответил Михайлов.

– А в чем разница? – спросил Горшков.

– Собственник не виноват, без его воли автомобиль угнали.

Колесник парировал, что в момент ДТП владел машиной Малинин, а не его доверитель. «Как сделать вывод, что человеку передали полномочия не пользования, а владения?» – этот вопрос Горшков задал уже представителю Симонова. Он рассказал, что если машиной управляет кто-то другой, то он и становится ее владельцем.

Горшков спросил, возместили в итоге пострадавшему ущерб или нет. Михайлов рассказал, что после решения областного суда он обратился к судебным приставам, они успели взыскать 13 000 руб., а после этого кассация отменила решение апелляции. Пострадавший в ДТП указал, что с момента столкновения прошло уже несколько лет. За это время он потратился на представителя, экспертизы, но так и не смог вернуть стоимость ремонта. «И вот в чем я виноват?!» – негодовал Михайлов.

После этого тройка удалилась в совещательную комнату. Спустя полчаса Горшков озвучил решение коллегии: определение кассации отменить, а дело вернуть в Третий кассационный суд общей юрисдикции.

Иск к обоим ответчикам

Алексей Тё, заместитель руководителя БА Бюро адвокатов «Де-юре» Бюро адвокатов «Де-юре» Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство (включая споры) группа Страховое право группа Уголовное право группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Семейное и наследственное право группа Финансовое/Банковское право группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство 12 место По количеству юристов 14 место По выручке 19 место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × видит в деле стратегическую ошибку самого истца и его представителя. В подобных случаях, говорит эксперт, необходимо предъявлять иск к обоим ответчикам – как к собственнику автомобиля, так и к лицу, непосредственно причинившему вред. Тё полагает, что, возможно, ошибку допустила и первая инстанция, которая в силу п. 3 ст. 40 ГПК («Участие в деле нескольких истцов или ответчиков») могла привлечь виновника аварии в качестве соответчика по своей инициативе.

Суды первой и кассационной инстанций, посчитав, что законным владельцем автомобиля является водитель, очевидно, не учли отсутствие какого-либо юридического оформления факта передачи прав на автомобиль. Как минимум таким подтверждением мог быть полис ОСАГО, выписанный на Юрия Малинина*.

Читайте также  В каких случиях нужен отказ отуа

Алексей Тё, заместитель руководителя БА Де-юре

С позицией коллеги согласился Аким Ложковой, адвокат АК Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Уголовное право × . По его мнению, в подобных делах нужно учитывать поведение собственника авто до его передачи непосредственному виновнику, письменное оформление таких взаимоотношений, общение и переписку между ними. Тё продолжил, что схожий спор ВС рассмотрел в прошлом году (дело № 78-КГ20-18). Тогда владелец машины разрешил сесть за руль человеку без прав, не вписанному в страховку. Суды отказали в удовлетворении иска к собственнику авто. Но ВС указал, что следовало выяснить, было ли осмотрительным и ответственным его поведение при передаче машины.

* Имена и фамилии участников спора изменены редакцией.

Верховный суд встал на сторону владельцев ОСАГО. Обзор пяти дел

Что разрешено страхователям с точки зрения высшей судебной инстанции

Москва. 27 ноября. INTERFAX.RU — Страховщики продолжают при малейшей возможности уклоняться от выплат по полисам ОСАГО, а суды не всегда могут распознать злоупотребления, свидетельствуют материалы новой серии «страховых» судебных споров, которые дошли до Верховного суда (ВС) РФ. Эксперты отмечают, что кассационная инстанция остается на позиции защиты интересов слабой стороны — страхователя и отчасти нивелирует влияние лоббистов на законодательство. Отраслевые эксперты в свою очередь опасаются, что решения ВС открывают новые возможности для злоупотреблений «недобросовестных страхователей».

На протяжении ноября Верховный суд опубликовал серию кассационных определений по делам, в рамках которых автовладельцы оспаривали отказы страховых компаний выплатить компенсации по ОСАГО. Эти дела объединяет то, что во всех случаях суды районного звена удовлетворяли требования к страховщикам, после чего апелляция эти решения отменяла. Верховный суд разобрал ошибки судов второй инстанции и вернул им все пять дел на пересмотр.

Страховщик не может диктовать условия осмотра

Первое из этих пяти дел касается ситуаций, когда владелец имеет право не доставлять поврежденную машину в страховую компанию и заказать оценку ущерба самостоятельно.

Это актуальная проблема, считают эксперты. Мошенники зачастую приглашают представителя страховщика на осмотр в населенный пункт, расположенный в сотнях километрах от областного центра, заведомо зная, что никто туда не поедет, сказал «Интерфаксу» заместитель гендиректора СК «МАКС» Виктор Алексеев.

В случае, который рассмотрел ВС, хозяин автомобиля Mitsubishi Pajero, у которого в результате аварии разбилось в том числе и стекло, не поехал в офис страховой компании, несмотря на два вызова, проигнорировал и приглашение приехать для согласования осмотра, высланное уже после отправки претензии и проведения экспертизы. «Росгосстрах» на этом основании платить не стал.

Это неправомерно, решили судьи ВС. Если машина повреждена настолько, что эксплуатировать ее нельзя (даже если просто разбито стекло), то страховщик должен организовать осмотр на территории пострадавшего в течение пяти дней. Не должна страховая компания требовать и доставки аварийной машины на эвакуаторе, вводя ее владельца в дополнительный расход. В противном случае потерпевший при любых повреждениях машины признавался бы способным транспортировать его к страховщику, что противоречит закону об ОСАГО, отметил ВС в своем определении. А раз компания не удосужилась организовать осмотр, то потерпевший вправе самостоятельно обратиться за экспертизой, и страховщик должен будет признать ее результаты, резюмировали судьи.

Представители страховой индустрии опасаются, что это решение создаст им серьезные сложности. «Потерпевшего дважды приглашали на осмотр, после чего ему предложили приехать для согласования даты, времени и места осмотра — это вполне разумные действия», — сказал «Интерфаксу» начальник управления методологии урегулирования убытков Российского союза автостраховщиков (РСА) Андрей Маклецов. Теперь же автоюрист мог бы сослаться на решение ВС, указав, что раз суд вернул дело, то потерпевший, который игнорировал предложение страховщика, прав. «Данное решение мы не можем оценить как благоприятное для страховщиков», — отметил он.

Утраченному праву на экспертизу — еще несколько месяцев

Второе дело — тоже «росгосстраховское». Компания отказалась выплатить страховое возмещение пострадавшему, когда тот представил результаты самостоятельно заказанной экспертизы ущерба. «Росгосстрах» посчитал, что такого права у хозяина машины уже не было, так как 4 июля 2016 года вступил в силу запрет на такие действия (ст. 12 закона об ОСАГО), а авария произошла 22 июля 2016 года.

Это неправильный подход, указал ВС. В подобных случаях судам следует обращать внимание не на дату ДТП, а на момент заключения договора, разъяснила кассационная инстанция. А бумага эта была подписана до изменения 12-й статьи закона об ОСАГО.

Подобные ситуации возникают в периоды внесения изменений в профильное законодательство, когда и страховщик, и потерпевший не всегда понимают, какие нормы закона об ОСАГО работают в зависимости от дат, фигурирующих в деле (дата ДТП, дата заключения договора, дата вступления в силу изменений в закон об ОСАГО), считают в РСА.

При этом подход ВС союз приветствует. «Решение суда затруднит поиск лазеек между датами для предъявления неправомерных требований», — сказал Маклецов из РСА. Бывают, по его словам, и добросовестные заблуждения, неверное понимание нововведений.

«Нужно отказаться от поправок в закон об ОСАГО в нынешних реалиях, чтобы дать практике устояться и избежать неправомерных претензий, основанных на различном понимании нововведений», — резюмировал сотрудник РСА. Впрочем, директор судебно-правового департамента Страховой компании «Согласие» Анна Полина-Сташевская считает, что определение ВС по этому делу четко основано на положениях действующего законодательства.

Ущерб можно обосновать непосредственно в суде

В центре третьего спора оказался отказ страховой компании «ВСК» платить из-за неполного пакета документов, который направил автовладелец. В последовавшем затем судебном процессе размер ущерба был установлен, страховщик его не оспаривал. А раз так, то лишать права на страховое возмещение нельзя, решил ВС. Можно отклонять только дополнительные требования: компенсацию морального вреда, неустойку штраф и пр., следует из кассационного определения.

«Верховный суд принял обоснованное решение», — считает Полина-Сташевская. Не согласен с ней Алексеев из СК «МАКС», у которого решение Верховного суда вызывает серьезные опасения. По его мнению, суд должен установить не только ущерб, но и документально подтвердить сам факт аварии, иначе все «пьяные» наезды на препятствия могут превратиться в ДТП.

«Злоупотребления по таким ситуациям были и раньше, а на фоне отмены с 20 октября справки о ДТП (так называемая форма №154 — ИФ) можно получить всплеск сфальсифицированных ДТП», — предупреждает он. «Действия недобросовестных страхователей могут быть весьма неприятны», — опасаются в РСА. Представители РСА видят в этом почву для конфликтов и роста числа обращений в суд.

Страховщик не может отказать в выплате вместо банкрота

В четвертом деле виновник ДТП был застрахован в страховой компании «Оранта», у которой отозвали лицензию 29 апреля 2015 года. Потерпевший обратился к своему страховщику — «СК Мегарусс-Д» — за компенсацией, но получил отказ.

Так делать нельзя, указал ВС. Страховая компания потерпевшего в подобных случаях должна заплатить, а потом может обратиться за компенсацией в профессиональное объединение страховщиков, следует из кассационного определения.

Это уже устоявшаяся практика. Если виновник ДТП был застрахован у страховщика, у которого затем отозвали лицензию, мы направляем заявку на акцепт, а затем выставляем требование на оплату в РСА, говорит Алексеев. По его словам, не было случая, чтобы РСА отказал в компенсации.

По закону об ОСАГО, в этом случае потерпевший обращается за прямым возмещением убытков, а страховщик затем обращается в РСА. Такая практика существует с 2014 года, когда вступили в силу соответствующие поправки, отмечают в союзе страховщиков: «Таким образом выплачивается около двух третей всех компенсационных выплат — безо всяких судов, просто по закону».

Доверенность — это тоже владение

Пятое дело возникло из-за отказа страховой компании «Гелиос» компенсировать автовладельцу ущерб от аварии, в которую попали два его автомобиля. Автомобиль Toyota, где хозяин был за рулем сам, ударил Mercedes, которым управляли по доверенности.

Суды двух инстанций поддержали страховщика на том основании, что кредитор и должник в случае такой аварии едины в одном лице, но ВС направил дело на новое рассмотрение. Он указал, что водитель Mercedes владел машиной в момент ДТП и, значит, на него распространяются все связанные с владением обязанности. «Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции не указали каких-либо норм, в силу которых страховщик освобождался бы от выплаты страхового возмещения в случае причинения лицом, ответственность которого застрахована, вреда имуществу другого лица», — говорится в определении ВС.

Работа над ошибками

Эту серию дел объединяет то, что страховые компании допустили явные злоупотребления, а нижестоящие суды не смогли их распознать, отмечают эксперты. «Верховный суд в целом остается на позиции защиты прав страхователя, как слабой стороны», — сказал «Интерфаксу» адвокат Алексей Михальчик.

В последнее время под давлением лоббистов страховой отрасли происходит дрейф законодательства не в пользу пострадавших, отметил он. «Требования к страхователям ужесточаются под предлогом борьбы с мошенниками, но в результате мы получаем формулировки закона, de facto устанавливающие презумпцию недобросовестности лица, обратившегося за получением страховой выплаты», — сказал Михальчик.

Но практика ВС, по его словам, отчасти нивелирует эту тенденцию. «В указанных судебных актах совершенно правильно разъясняется, что основополагающим обстоятельством для страховщика является факт ущерба, а не сопутствующие формальные обстоятельства», — отметил Михальчик.

«Эти решения Верховного суда пресекают злоупотребления, допущенные страховыми компаниями», — отметила руководитель юридического отдела юридического бюро «Падва и Эпштейн» Татьяна Манакова. При этом, по ее словам, они почти полностью основаны на разъяснениях, которые ВС дал в постановлении от 29 января 2015 года №2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Значит, резюмирует Манакова, ожидать изменения судебной практики не стоит.