Фз о вынужденных переселенцах 2019

Прокурор разъясняет — Прокуратура Республики Коми

Прокурор разъясняет

  • 21 августа 2019, 00:00

Принят Федеральный закон от 26.07.2019 № 245-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» в части закрепления понятий «социальное предпринимательство», «социальное предприятие», который вступил в силу с 26 июля 2019 года.

Так, установлено, что социальным предпринимательством признается предпринимательская деятельность, направленная на достижение общественно полезных целей, способствующая решению социальных проблем граждан и общества и осуществляемая в соответствии с условиями, предусмотренными частью 1 статьи 24.1 Федерального закона от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации».

Социальным предприятием является субъект малого или среднего предпринимательства, осуществляющий деятельность в сфере социального предпринимательства.

Одновременно Федеральный закон от 24.07.2007 № 209-ФЗ дополнен новой статьей 24.1, регулирующей вопросы поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства, осуществляющих деятельность в сфере социального предпринимательства.

В частности, органы государственной власти и органы местного самоуправления могут оказывать поддержку субъектам малого и среднего предпринимательства, осуществляющим деятельность в сфере социального предпринимательства, если указанные субъекты:

1) обеспечивают занятость лиц, нуждающихся в социальном обслуживании, в том числе: инвалидов; одиноких и многодетных родителей, воспитывающих несовершеннолетних детей, в том числе детей-инвалидов; пенсионеров и граждан предпенсионного возраста; выпускников детских домов в возрасте до 23 лет; лиц, освобожденных из мест лишения свободы и имеющих неснятую или непогашенную судимость; беженцев и вынужденных переселенцев; малоимущих граждан; лиц без определенного места жительства и занятий;

2) обеспечивают реализацию производимых указанными лицами товаров (работ, услуг);

3) осуществляют деятельность по производству товаров (работ, услуг), предназначенных для граждан из числа вышеуказанных категорий в целях создания для них условий, позволяющих преодолеть или компенсировать ограничения их жизнедеятельности, а также возможностей участвовать наравне с другими гражданами в жизни общества;

4) осуществляют деятельность, направленную на достижение общественно полезных целей и способствующую решению социальных проблем общества (оказание психолого-педагогических услуг по укреплению семьи; организация отдыха детей; услуги в сфере дошкольного, общего, дополнительного образования детей; деятельность частных музеев, театров, библиотек, архивов, школ-студий, творческих мастерских и др.; развитие межнационального сотрудничества, сохранение культуры народов Российской Федерации; выпуск книжной продукции, связанной с образованием, наукой и культурой и др.).

Для получения статуса социального предприятия необходимо выполнение определенных требований к численности работающих лиц из указанных категорий и к доле расходов на оплату их труда, а также к доле доходов от осуществления данной деятельности и доле чистой прибыли от нее за предшествующий календарный год.

Следует иметь в виду, что социальным предпринимательством не может являться деятельность по производству и (или) реализации подакцизных товаров, а также по добыче и (или) реализации полезных ископаемых, за исключением общераспространенных полезных ископаемых.

Помощник прокурора Республики Коми по взаимодействию с представительными (законодательными) и исполнительными органами республики, органами местного самоуправления и правовому обеспечению

Прокуратура
Республики Коми

Прокуратура Республики Коми

21 августа 2019, 00:00

В законодательстве закреплены понятия «социальное предпринимательство» и «социальное предприятие»

Принят Федеральный закон от 26.07.2019 № 245-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» в части закрепления понятий «социальное предпринимательство», «социальное предприятие», который вступил в силу с 26 июля 2019 года.

Так, установлено, что социальным предпринимательством признается предпринимательская деятельность, направленная на достижение общественно полезных целей, способствующая решению социальных проблем граждан и общества и осуществляемая в соответствии с условиями, предусмотренными частью 1 статьи 24.1 Федерального закона от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации».

Социальным предприятием является субъект малого или среднего предпринимательства, осуществляющий деятельность в сфере социального предпринимательства.

Одновременно Федеральный закон от 24.07.2007 № 209-ФЗ дополнен новой статьей 24.1, регулирующей вопросы поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства, осуществляющих деятельность в сфере социального предпринимательства.

В частности, органы государственной власти и органы местного самоуправления могут оказывать поддержку субъектам малого и среднего предпринимательства, осуществляющим деятельность в сфере социального предпринимательства, если указанные субъекты:

1) обеспечивают занятость лиц, нуждающихся в социальном обслуживании, в том числе: инвалидов; одиноких и многодетных родителей, воспитывающих несовершеннолетних детей, в том числе детей-инвалидов; пенсионеров и граждан предпенсионного возраста; выпускников детских домов в возрасте до 23 лет; лиц, освобожденных из мест лишения свободы и имеющих неснятую или непогашенную судимость; беженцев и вынужденных переселенцев; малоимущих граждан; лиц без определенного места жительства и занятий;

2) обеспечивают реализацию производимых указанными лицами товаров (работ, услуг);

3) осуществляют деятельность по производству товаров (работ, услуг), предназначенных для граждан из числа вышеуказанных категорий в целях создания для них условий, позволяющих преодолеть или компенсировать ограничения их жизнедеятельности, а также возможностей участвовать наравне с другими гражданами в жизни общества;

4) осуществляют деятельность, направленную на достижение общественно полезных целей и способствующую решению социальных проблем общества (оказание психолого-педагогических услуг по укреплению семьи; организация отдыха детей; услуги в сфере дошкольного, общего, дополнительного образования детей; деятельность частных музеев, театров, библиотек, архивов, школ-студий, творческих мастерских и др.; развитие межнационального сотрудничества, сохранение культуры народов Российской Федерации; выпуск книжной продукции, связанной с образованием, наукой и культурой и др.).

Для получения статуса социального предприятия необходимо выполнение определенных требований к численности работающих лиц из указанных категорий и к доле расходов на оплату их труда, а также к доле доходов от осуществления данной деятельности и доле чистой прибыли от нее за предшествующий календарный год.

Следует иметь в виду, что социальным предпринимательством не может являться деятельность по производству и (или) реализации подакцизных товаров, а также по добыче и (или) реализации полезных ископаемых, за исключением общераспространенных полезных ископаемых.

Помощник прокурора Республики Коми по взаимодействию с представительными (законодательными) и исполнительными органами республики, органами местного самоуправления и правовому обеспечению

Фз о вынужденных переселенцах 2019

В соответствии с Федеральным законом от 20 июля 2020 № 228-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» уточнены отдельные требования к гражданам при определении их права на получение жилищной субсидии Федеральный закон №228-ФЗ.

В частности, граждане, выезжающие (выехавшие) из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, и (или) члены их семей не должны являться собственниками жилых помещений, расположенных за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, либо являться собственниками жилых помещений, расположенных за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, при условии обеспеченности общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы площади жилого помещения, установленной органом местного самоуправления в соответствии со статьей 50 Жилищного кодекса Российской Федерации. Кроме того, граждане, выезжающие из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, и (или) члены их семей не должны быть получателями в установленном порядке иных предусмотренных законодательством Российской Федерации мер государственной поддержки в виде предоставления:

— жилого помещения, расположенного за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, в собственность (за исключением жилых помещений, переданных в соответствии с Законом Российской Федерации от 4 июля 1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации») или по договору социального найма;

— бюджетных средств на приобретение или строительство жилого помещения, расположенного за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей;

— земельного участка, расположенного за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, для строительства жилого дома.

Письменный отказ гражданина от получения государственного жилищного сертификата является основанием для снятия его с учета граждан, имеющих право на получение жилищных субсидий в соответствии с настоящим Федеральным законом, и влечет утрату таким гражданином права на получение жилищной субсидии в соответствии с настоящим Федеральным законом, за исключением случаев, если гражданин не имеет возможности получить и реализовать государственный жилищный сертификат по состоянию своего здоровья и (или) по состоянию здоровья членов своей семьи.

Размер жилищной субсидии определяется исходя из:

состава семьи гражданина, выезжающего из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей;

норматива общей площади жилого помещения в размере 33 квадратных метров общей площади жилого помещения для одиноких граждан, в размере 42 квадратных метров общей площади жилого помещения на семью из двух человек, в размере 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на каждого члена семьи при численности семьи три и более человека;

Читайте также  Бланк подачи заявления на развод

норматива стоимости одного квадратного метра общей площади жилого помещения по Российской Федерации, значение которого определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации органом исполнительной власти и который действует на дату расчета жилищной субсидии;

норматива предоставления жилищных субсидий в зависимости от стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

При этом в соответствии с подпунктом «г» пункта 17 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 21.03.2006 № 153, членами семьи граждан, выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, признаются прибывшие с гражданином из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей на избранное место жительства, постоянно проживающие по указанному месту жительства супруг или супруга, дети, родители, усыновленные и усыновители данного гражданина, а также другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, прибывшие с данным гражданином из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, постоянно проживающие с данным гражданином и ведущие с ним общее хозяйство, если они по прежнему месту жительства были вселены данным гражданином в качестве членов его семьи и вели с ним общее хозяйство.

В исключительных случаях лица, прибывшие с данным гражданином, если они признаны членами семьи данного гражданина в судебном порядке.

Исходя из вышеизложенного следует, что при расчете размера социальной выплаты, выделяемой участникам программы, будут учтены только члены семьи, прибывшие с указанным гражданином из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.

Вниманию граждан, состоящих в Министерстве на учете в качестве имеющих право на получение жилищной субсидии в связи с переселением из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей!

В соответствии с Федеральным законом от 20 июля 2020 № 228-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О жилищных субсидиях гражданам, выезжающим из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей» уточнены отдельные требования к гражданам при определении их права на получение жилищной субсидии Федеральный закон №228-ФЗ.

В частности, граждане, выезжающие (выехавшие) из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, и (или) члены их семей не должны являться собственниками жилых помещений, расположенных за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, либо являться собственниками жилых помещений, расположенных за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, при условии обеспеченности общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы площади жилого помещения, установленной органом местного самоуправления в соответствии со статьей 50 Жилищного кодекса Российской Федерации. Кроме того, граждане, выезжающие из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, и (или) члены их семей не должны быть получателями в установленном порядке иных предусмотренных законодательством Российской Федерации мер государственной поддержки в виде предоставления:

— жилого помещения, расположенного за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, в собственность (за исключением жилых помещений, переданных в соответствии с Законом Российской Федерации от 4 июля 1991 № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации») или по договору социального найма;

— бюджетных средств на приобретение или строительство жилого помещения, расположенного за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей;

— земельного участка, расположенного за пределами районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, для строительства жилого дома.

Письменный отказ гражданина от получения государственного жилищного сертификата является основанием для снятия его с учета граждан, имеющих право на получение жилищных субсидий в соответствии с настоящим Федеральным законом, и влечет утрату таким гражданином права на получение жилищной субсидии в соответствии с настоящим Федеральным законом, за исключением случаев, если гражданин не имеет возможности получить и реализовать государственный жилищный сертификат по состоянию своего здоровья и (или) по состоянию здоровья членов своей семьи.

Размер жилищной субсидии определяется исходя из:

состава семьи гражданина, выезжающего из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей;

норматива общей площади жилого помещения в размере 33 квадратных метров общей площади жилого помещения для одиноких граждан, в размере 42 квадратных метров общей площади жилого помещения на семью из двух человек, в размере 18 квадратных метров общей площади жилого помещения на каждого члена семьи при численности семьи три и более человека;

норматива стоимости одного квадратного метра общей площади жилого помещения по Российской Федерации, значение которого определяется уполномоченным Правительством Российской Федерации органом исполнительной власти и который действует на дату расчета жилищной субсидии;

норматива предоставления жилищных субсидий в зависимости от стажа работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

При этом в соответствии с подпунктом «г» пункта 17 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 21.03.2006 № 153, членами семьи граждан, выехавших из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, признаются прибывшие с гражданином из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей на избранное место жительства, постоянно проживающие по указанному месту жительства супруг или супруга, дети, родители, усыновленные и усыновители данного гражданина, а также другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, прибывшие с данным гражданином из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей, постоянно проживающие с данным гражданином и ведущие с ним общее хозяйство, если они по прежнему месту жительства были вселены данным гражданином в качестве членов его семьи и вели с ним общее хозяйство.

В исключительных случаях лица, прибывшие с данным гражданином, если они признаны членами семьи данного гражданина в судебном порядке.

Исходя из вышеизложенного следует, что при расчете размера социальной выплаты, выделяемой участникам программы, будут учтены только члены семьи, прибывшие с указанным гражданином из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.

Затянувшиеся ожидания вынужденных переселенцев

Глава Ингушетии дал указание разобраться в ситуации с вынужденными переселенцами из Чечни, которые до сих пор не смогли обустроиться на территории Ингушетии. Специальная комиссия к 1 марта должна представить свои предложения по решению этого вопроса.

На этой неделе Махмуд-Али Калиматов провел специальное совещание по проблемам вынужденных переселенцев из Чечни. Как сообщает пресс-служба главы республики, количество переселенцев, нуждающихся в улучшении жилищных условий, составляет 519 семей. В их числе 451 семья, получившая компенсацию за утраченное жилье в размере до 120 тыс. рублей (Постановление Правительства РФ от 30 апреля 1997 г. № 510). Еще 68 семей получили возвратную ссуду по 5 тыс. руб. на каждого члена семьи в период с 1998 по 2001 годы (постановление Правительства РФ от 28 января 1997 г. № 106). Проблема жилищного обустройства этих людей не была решена из-за недостаточности выделенных средств. Однако статус вынужденных переселенцев ими уже утрачен из-за получения вышеуказанной государственной поддержки и лишил их права на получение дополнительной помощи от государства.

Затянувшиеся ожидания вынужденных переселенцев
  • Поделиться в Facebook
  • Поделиться в Twitter
  • Поделиться ВКонтакте

No media source currently available

  • | MP3

Махмуд-Али Калиматов поручил республиканскому правительству в течение месяца разработать комплекс мер, которые могли бы помочь решить проблему вынужденных переселенцев.

На совещании в Магасе присутствовала Мадина Дзортова, создавшая несколько лет назад инициативную группу из числа переселенцев. Вопросов к представителям власти накопилось много, но в отведенные Дзортовой для выступления пять минут она не успела их все озвучить. Калиматов предложил включить Дзортову в правительственную комиссию и в рабочем порядке вносить предложения, исходящие от самих вынужденных переселенцев.

«Я бы очень хотела принять участие в работе комиссии, чтобы постараться настроить ее участников на поиск конкретных возможностей решения нашей проблемы, а не выстраивать свою работу так, чтобы найти какие-то основания для отказа нам, – говорит Мадина Дзортова. – Ведь есть же ранее вынесенные решения судов, обязывающие миграционные власти не лишать нас статуса до полного жилищного обустройства, есть квартиры, построенные для нас по программе ФЦП, есть ответы из различных федеральных министерств, подтверждающие наше право на получение государственной помощи, в конце концов, есть Конституция России!»

Бывавший глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров в 2018 году тоже создавал комиссию для решения проблем вынужденных переселенцев, но дело не пошло дальше составления списков тех, кто претендует на помощь от государства. К слову сказать, это была не единственная комиссия, которая создавалась по данной проблематике по указанию Евкурова.

Читайте также  Как уговорить деда на даоственную
Эхо в Instagram
Эхо в YouTube
Эхо в Facebook

Камнем преткновения в решении проблемы является закон о вынужденных переселенцах в новой редакции. После того как в декабре 2015 года Госдума РФ внесла в этот закон поправки, все, кто получил компенсацию, возвратную ссуду или иную государственную поддержку, лишаются статуса вынужденного переселенца, а следовательно, и права на получение жилищного сертификата.

Евкуров докладывал об этом премьер-министру РФ Дмитрию Медведеву в августе 2018 года, но теперь оба этих чиновника перешли на другие должности, а решение проблемы оставили по наследству своим преемникам.

Юрист ПЦ «Мемориал» Хадижа Гадаборшева говорит, что поправки в законе действительно противоречат российской Конституции. По ее словам, по закону статус вынужденного переселенца предоставлялся гражданину на пять лет, а затем продлевался на очередной срок, пока государство не выполнит свои обязательства по его полному жилищному обустройству.

«Новая поправка в закон вносит противоречие как в само законодательство, так и вступает в противоречие с Конституцией. Все те причины, перечисленные в поправке и лишающие граждан статуса, оказались недостаточными, не обеспечили переселенцев жильем, следовательно, ограничивают конституционное право переселенцев на жилище, а в Конституции сказано, что права и свободы не могут быть ограничены федеральным законом», – резюмирует Гадаборшева.

В феврале 2019 года Конституционный суд Ингушетии подтвердил данный факт, признав незаконным постановление правительства Ингушетии, в соответствии с которым переселенцы лишались права на получение жилья, если государство им когда-либо предоставляло «иную поддержку». Суд решил, что данное постановление противоречило нескольким статьям ингушской Конституции и обязал республиканский парламент законодательно урегулировать вопросы предоставления жилья из жилищного фонда Ингушетии лицам из числа вынужденных переселенцев, покинувших безвозвратно Чеченскую Республику.

Но остался еще федеральный закон, за который продолжают цепляться региональные чиновники, отказывая переселенцам в помощи. Да и ингушские депутаты не торопятся выполнить предписание Конституционного суда РИ.

Таким образом, для решения вопроса на федеральном уровне необходимо либо добиться отмены злополучной поправки в законе о вынужденных переселенцах, либо ингушским властям изыскать возможность выделить нуждающимся семьям квартиры, уже имеющиеся в жилом фонде республики.

Вынужденным переселенцам вновь остается ждать и надеяться, что к началу весны, как пообещал новый глава Ингушетии, они получат конкретный ответ. Действительно, тянуть уже дальше нельзя. Все, кто потерял по вине государства жилье и имущество, должны наконец-таки обрести крышу над головой.

В Госдуму внесен законопроект о расширении права вынужденных переселенцев на жилье

Депутат Госдумы от Дагестана Бувайсар Сайтиев («Единая Россия») 23 июля внес на рассмотрение парламента законопроект о поправках в федеральный закон «О вынужденных переселенцах». Документ предлагает расширить список имеющих право на получение жилья от государства.

В нынешней форме закона «О вынужденных переселенцах» говорится, что этот статус действует до получения компенсации за утраченное жилье. Законопроект предлагает расширить его словами «за исключением вынужденных переселенцев, состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях».

В пояснительной записке отмечено, что в 2015 году в закон были внесены изменения, предписывающие лишение статуса при получении компенсации, хотя до этого срок действия статуса вынужденного переселенца продлевался при наличии препятствий в обустройстве на новом месте. Но далеко не все из них смогли приобрести жилье путем компенсации, размер которой часто вызывал вопросы. Таким образом более двух тысяч человек, лишившихся жилья из-за боевых действий в Чечне, утратили статус вынужденных переселенцев и право на государственную поддержку в обеспечении жильем. Большинство из них продолжают ютиться в центрах временного размещения в Ингушетии в условиях, непригодных для постоянного проживания.

«Внесенные в конце 2015 года в ФЗ «О вынужденных переселенцах» изменения не просто наделали много шума, на их основании сотни семей в Ингушетии лишились возможности получить полагающиеся им компенсацию или соцподдержку от государства. Необходимость вернуть людям их право назрела уже давно. Если изменения коснутся именно восстановления такого права для вынужденных переселенцев, их нельзя ограничивать только пострадавшими от боевых действий в Чечне. Тысячи пострадавших в ходе трагических событий осени 1992 года (речь идет о конфликте в Пригородном районе, после депортации 1944 года включенного в Северную Осетию. – Прим.ред.) до сих пор не восстановлены в своих правах», — прокомментировал Кавказ.Реалии инициативу депутата Госдумы председатель отделения партии «Яблоко» в Ингушетии Руслан Муцольгов.

По мнению ингушского правозащитника Тимура Акиева, у федерального правительства не было последовательной программы решения проблемы вынужденных переселенцев, потому что долгое время не учитывались экономические кризисы конца 90-х годов, инфляция цен, другие трудности с которыми сталкивались вынужденные переселенцы и которые обесценивали помощь, прописанную в постановлении правительства.

«Если в данном законопроекте будет прописано, что лица, ранее получившие компенсацию за утраченное жильё или субсидии или иную помощь от государства, которая оказалась не достаточной для жилищного обустройства, то это будет хорошая поправка. Также этим людям должны восстановить статус вынужденного переселенца, который сейчас утрачен», — объясняет Кавказ.Реалии Акиев, возглавляющий в республике представительство правозащитного центра «Мемориал» (власти России признали «Мемориал» иностранным агентом, «Мемориал» с этим не согласился. – Прим.ред.).

В то ж время, считает Акиев, нельзя сказать, что вообще ничего не предпринималось для изменения ситуации. Просто эти меры оказывались «недостаточными и недолгосрочными, из-за чего не все нуждающиеся успели получить помощь», — подытожил он.

  • В июне живущие в Ингушетии вынужденные переселенцы из Чечни обратились к президенту России Владимиру Путину. Государство сняло с себя все обязательства обеспечить их жильем, внеся в 2015 году изменения в закон о вынужденных переселенцах.
  • Прошлым летом на площади в Магасе полиция разогнала собрание ингушей, бежавших от войны в Чечне в 1994 году. Они собирались, чтобы поставить подписи под обращением к главе республики с просьбой помочь им получить полагающееся по закону как вынужденным переселенцам жилье.

Конституционный суд Ингушетии поддержал Мадину Дзортову — вынужденную переселенку из Чечни

Она просила признать незаконным постановление правительства Ингушетии, в соответствии с которым переселенцы лишаются такого статуса и права на получение жилья, если государство им когда-либо предоставляло «иную поддержку».

27 февраля 2019 года Конституционный Суд Ингушетии удовлетворил жалобу руководителя инициативной группы вынужденных переселенцев из Чечни Мадины Дзортовой. Она просила признать незаконным постановление правительства Ингушетии, в соответствии с которым переселенцы лишаются такого статуса и права на получение жилья, если государство им когда-либо предоставляло «иную поддержку». В случае с Дзортовой «иная поддержка» составила 23 846,4 рублей. Жалоба была составлена при содействии юриста ПЦ «Мемориал» Любови Годоборшевой. В Ингушетии около тысячи вынужденных переселенцев оказались в такой же ситуации, как и Дзортова. Это решение для них очень важно и вселяет надежду на то, что государство все же не снимает с себя проблему их жилищного обеспечения.

Жительница Грозного Мадина Дзортова была вынуждена бросить все и бежать в Ингушетию в начале войны в декабре 1994 года. Впоследствии власти Чечни незаконно передали её дом в пользование другим людям, а попытки вернуть его через суд потерпели неудачу. В Ингушетии Мадина проживает уже более двадцати лет, скитаясь по чужим углам. Дом ее родственников, в котором она сейчас живет, признан аварийным.

В Ингушетии Мадине был предоставлен статус вынужденного переселенца, и она была включена в список нуждающихся в жилье. Однако в 2016 году Дзортова была признана утратившей статус вынужденного переселенца на основании изменений Закона РФ «О вынужденных переселенцах» и исключена из списка лиц, нуждающихся в жилищном обеспечении на основании Постановления Правительства Ингушетии от 12 сентября 2014 года № 180.

Общая ситуация

Включенные в список нуждающихся в жилье вынужденные переселенцы стоят в общей очереди на «улучшение жилищных условий» в субъекте РФ, где они зарегистрированы. Большинство семей из этого списка действительно ждут именно улучшения, но у вынужденных переселенцев обычно нет никакого жилья. Ежегодно в каждый субъект РФ направляются государственные жилищные сертификаты (ГЖС) непосредственно для вынужденных переселенцев. Тогда некоторое число семей получают реальную возможность купить себе жилье и выбывают из общей очереди. В 2018 год всего по России для вынужденных переселенцев было выделено 1668 ГЖС, что примерно в 10 раз меньше необходимого для удовлетворения потребности в жилье всех официально признанных нуждающимися. На Ингушетию был выдан 201 сертификат. Очередь идет крайне медленно, часть семей вынужденных переселенцев стоит в ней уже более 20 лет. И все же у них до последних лет сохранялась надежда получить жилье.

Читайте также  Судебная система в индуистской правовой системе

Однако 30 декабря 2015 года в Закон «О вынужденных переселенцев» были внесены изменения: все вынужденные переселенцы, получившие любую поддержку, направленную на улучшение жилищных условий, утрачивают свой статус. Таким образом, государство, которое не смогло или не захотело защитить своих граждан от потери жилья, сняло с себя обязанности по их жилищному обеспечению. Согласно изменениям, вынужденные переселенцы, которые получили ничтожную (120 тысяч рублей на семью, а некоторые и того меньше) компенсацию за утраченное жилье и имущество во время военных действий в Чеченской Республике или какую-либо другую незначительную помощь от правительства, лишаются статуса и снимаются с жилищного учета. Эти изменения обернулись трагедией для тысяч семей.

Органы власти в субъектах РФ в 2016 -2017 годах начали в массовом порядке принимать решения об утрате статуса вынужденных переселенцев и, соответственно, снятии с льготной очереди на получение жилья.

Ситуация в Ингушетии

По официальным данным, опубликованным в сентябре 2018 года, в Ингушетии из списка вынужденных переселенцев, нуждающихся в жилье, исключили 2 151 семью (10 582 человека). Основная причина исключения — лишение статуса вынужденного переселенца из-за получения денежной компенсации или безвозмездной субсидии.

Изменению закона предшествовали решения на местном уровне. Так Постановлением Правительства Ингушетии от 12 сентября 2014 года № 180 было утверждено Положение о жилищном обустройстве вынужденных переселенцев из Чеченской Республики в рамках подпрограммы «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2014 — 2016 годы». Согласно подпункту «д» пункта 3 этого Положения, вынужденные переселенцы не имеют право на получения жилья, если государство выделило им иной вид помощи на строительство (приобретение) оного. В случае Дзортовой такой государственной помощью стала безвозвратная ссуда в размере 23 846, 4 рублей, выделенная ей на приобретение жилья в 1999 году.

Статус вынужденного переселенца не был продлен Мадине именно на основании поправок в Закон «О вынужденных переселенцах» от 2015 года.

Слушанья в Конституционном суде Ингушетии

В Конституционном Суде Ингушетии Малина Дзортова сама представляла свои интересы, поскольку подготовившая жалобу Любовь Годоборшева была занята в другом процессе. В суде присутствовали также представители Народного Собрания Ингушетии и Уполномоченного по правам человека Ингушетии, который поддержал позицию заявительницы.

Позиция заявителя состояла в том, что, снимая Мадину Дзортову с учета, правительство фактически нарушает ее конституционное право на жилище, выраженное в статье 40 Конституции России, ее положение не соответствует принципу равенства по отношению к вынужденным переселенцам, которые ранее получили жилье, и ухудшается по сравнению с тем, в котором она находилась до этого.

Кроме того, постановление Правительства России от 8 ноября 2000 г. № 845, которое легло в основу ингушского документа, признано утратившим силу в 2016 году. Соответственно, необходимо было бы признать недействующим и постановление республиканского правительства.

Сторону ответчика представляли юристы Правительства Ингушетии, Управления по делам миграции МВД по Ингушетии и Министерства по внешним связям, национальной политике, печати и информации. Они практически ничего не смогли возразить на доводы заявительницы, ссылаясь лишь на недостаточное финансирование и на то, что не могут изменить сложившуюся общероссийскую практику по таким делам. Они подтвердили, что ситуация усугубилась после того, как в декабре 2015 года Государственная Дума России внесла в Федеральный закон «О вынужденных переселенцах» указанные выше поправки.

Доводы ответчиков и меют свои резоны, что не меняет правовой оценки законодательных и нормативных изменений, а также практики их применения.

По поводу создавшейся ситуации запрос в Правительство направил Глава Республики Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. По нашим сведениям, ответ не был получен. Обсуждалась положение и с Уполномоченным по правам человек в России Татьяной Москальковой. Однако изменений в отношении жилищных прав вынужденных переселенцев пока не ожидается.

Постановление Конституционного суда Ингушетии

Конституционный суд Республики Ингушетия постановил:

подпункт «д» пункта 3 Положения противоречит нескольким статьям Конституции республики: части 1 статьи 18 (равенство перед законом), частям 1 и 3 статьи 39 (право на жилье и предоставление жилья бесплатно или за доступную плату малоимущим) и части 3 статьи 54 (права и свободы могут быть ограничены только в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, обеспечения обороны страны, безопасности государства) во взаимосвязи с частью 2 статьи 7 (Конституция Ингушетии, ее законы и нормативные акты не должны противоречить Конституции России и федеральному закону).

Парламенту Ингушетии надлежит — исходя из требований Конституции Ингушетии и с учетом основанных на них правовых позиций Конституционного Суда Ингушетии, выраженных в настоящем Постановлении, — законодательно урегулировать вопросы предоставления жилья из жилищного фонда Ингушетии лицам из числа вынужденных переселенцев, покинувших безвозвратно Чеченскую Республику и изъявивших желание остаться на постоянное место жительства в Ингушетии, состоящих в органах местного самоуправления на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий.

До внесения соответствующих изменений в действующее правовое регулирование нормативное предписание, содержащееся в подпункте «д» пункта 3 Положения не может служить основанием для отказа в предоставлении жилья из жилищного фонда Ингушетии вынужденным переселенцем из Чечни, которые изъявили желание остаться на постоянное место жительства в Ингушетии и состоят в органах местного самоуправления на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, даже если они утратили статус вынужденного переселенца в связи с изменениями, внесенными в Закон Российской Федерации «О вынужденных переселенцах» Федеральным законом от 30 декабря 2015 года № 467-ФЗ.

Таким образом, Конституционный суд Ингушетии полностью удовлетворил жалобу Мадины Дзортовой и тем самым предоставил не только Дзортовой, но и всем другим вынужденным переселенцам, оказавшихся в схожей ситуации с заявительницей, шанс на получения жилья в Ингушетии. При этом Конституционный Суд Ингушетии не восстановил и не мог восстановить статус вынужденного переселенца, который Мадина имела до 2016 года., преодолеть норму закона России

Более того, решение Конституционного суда Республики Ингушетии будет обязательно для всех республиканских органов власти, и этот прецедент станет хорошим заделом для направления жалобы в Конституционный суд России с требованием отменить поправку к федеральному закону, противоречащую конституционному праву на жилище и принципу равенства перед законом.

Позиция правозащитников

Внеся в 2015 году указанные поправки в Закон РФ «О вынужденных переселенцах», законодатель нарушил сразу несколько статей Конституции Российской Федерации. Согласно части 1 ст. 54 Закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет. Согласно части 2 ст. 55 в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Согласно части 1 ст. 40. Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишен жилища. Фактически, принимая указанные поправки, законодатель задним числом лишил вынужденных переселенцев ожидаемого и уже обещанного жилья.

Тот факт, что полученных от государства сумм не хватает на обеспечение жильем, неоднократно подтверждали суды от местного уровня до Верховного суда России. Так еще 24 апреля 2002 года Верховный Суд РФ признал незаконным и недействующим положение Постановления Правительства от 30 апреля 1997 г. № 510, согласно которому получившие компенсацию вынужденные переселенцы снимались с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий, поскольку выплаченной компенсации недостаточно для решения жилищной проблемы.

Вынужденным переселенцам не раз приходилось обращаться в суды субъектов РФ для продления своего статуса, ссылаясь на это решение Верховного Суда. Таким образом продлевала свой статус вынужденного переселенца и Мадина Дзортова

Надо отметить, что в ноябре 2017 года аналогичного успеха добилась семья вынужденных переселенцев Панюшкиных в Европейском Суде по правам человека. ЕСПЧ признал выселение вынужденных переселенцев из жилья при утрате этого статуса нарушением права на уважение жилища, регламентированного статьей 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции о защите прав человека и основных свобод (жалоба № 47056/11 «против России»). Суд признал, что утрата статуса не может повлечь за собой потерю права на жилище. Интересы заявителей в ЕСПЧ также представляла адвокат Сети «Миграция и Право» Ольга Цейтлина.

После выигранной 27 февраля 2019 года жалобы в Конституционном Суде Ингушетии вынужденные переселенцы получили стимул на этом не останавливаться. Они намерены обратиться в Конституционный суд России с жалобой на поправки 2015 года. Представляется, что все основания для этого у них есть.