Надлежащее доказательство в суде трудовая книжка

Прокурор разъясняет — Прокуратура Ненецкого автономного округа

Прокурор разъясняет

  • 9 марта 2021, 11:11

Согласно ст. 22 Трудового кодекса Российской Федерации, работодатель обязан соблюдать трудовое законодательство и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, локальные нормативные акты, условия коллективного договора, соглашений и трудовых договоров, выплачивать в полном размере причитающуюся работникам заработную плату в сроки, установленные в соответствии с настоящим Кодексом, коллективным договором, правилами внутреннего трудового распорядка, трудовыми договорами.

Согласно положениям ч. 1 ст. 66 Трудового кодекса Российской Федерации, трудовая книжка установленного образца является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника.

В соответствии с ч. 4 ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации, в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку или предоставить сведения о трудовой деятельности у данного работодателя и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса.

В силу положений ч.6 ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации, случае, если в день прекращения трудового договора выдать работнику трудовую книжку или предоставить сведения о трудовой деятельности у данного работодателя невозможно в связи с отсутствием работника либо его отказом от их получения, работодатель обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте или направить работнику по почте заказным письмом с уведомлением сведения о трудовой деятельности за период работы у данного работодателя на бумажном носителе, заверенные надлежащим образом. Со дня направления указанных уведомления или письма работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки или предоставления сведений о трудовой деятельности у данного работодателя.

Из анализа положений ч. 6 ст. 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации следует, что надлежащим доказательством уведомления работника о необходимости явиться за трудовой книжкой может служить лишь письменное подтверждение направления ему такого уведомления.

Согласно абз.4 п.35 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей (утв. Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 №225) при задержке выдачи работнику трудовой книжки по вине работодателя, внесении в трудовую книжку неправильной или не соответствующей федеральному закону формулировки причины увольнения работника работодатель обязан возместить работнику не полученный им за все время задержки заработок. Днем увольнения (прекращения трудового договора) в этом случае считается день выдачи трудовой книжки. О новом дне увольнения работника (прекращении трудового договора) издается приказ (распоряжение) работодателя, а также вносится запись в трудовую книжку. Ранее внесенная запись о дне увольнения признается недействительной в порядке установленном настоящими Правилами.

Положениями ст. 234 Трудового кодекса Российской Федерации определено, что работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки, предоставления сведений о трудовой деятельности (статья 66.1 настоящего Кодекса).

Таким образом, в случае несвоевременного направления работодателем в адрес работника уведомления о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте либо сведений о трудовой деятельности за период работы у данного работодателя на бумажном носителе, заверенных надлежащим образом, у работодателя возникает обязанность изменить день увольнения на дату фактического направления данного уведомления (либо письма) и возместить не полученный работником заработок.

Разъяснение подготовила старший помощник прокурора округа по взаимодействию со средствами массовой информации и общественностью Елена Казанцева

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Санкт-Петербургского городского суда от 27.10.2015 № 33-18051/2015

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 27 октября 2015 г. N 33-18051/2015

Судья: Реутская О.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Венедиктовой Е.А.
судей Сопраньковой Т.Г., Стешовиковой И.Г.
при секретаре Н.
рассмотрела в открытом судебном заседании 27 октября 2015 года гражданское дело N 2-1573/2015 по апелляционной жалобе ООО на решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 23 июля 2015 года по иску Ш. к ООО об обязании изменить дату увольнения и выдать трудовую книжку, взыскании невыплаченной заработной платы, неустойки за задержку выплаты зарплаты, и об индексации указанных сумм, об обязании выдать справку 2НДФЛ и справку о сумме заработной платы, иных выплат и вознаграждений, на которую были начислены страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности, о взыскании компенсации за время вынужденного прогула, взыскании компенсации морального вреда, почтовых расходов.
Заслушав доклад судьи Венедиктовой Е.А., объяснения истца, возражавшего относительно доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

Ш. обратилась в Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга с иском к ООО уточнив исковые требования, просила суд обязать ответчика изменить дату увольнения на дату выдачи трудовой книжки; взыскать компенсацию в связи с задержкой выдачи трудовой книжки за 7 месяцев в сумме рублей; взыскать с ответчика задолженность по заработной плате в сумме рублей, компенсацию за отпуск в сумме рублей, взыскать проценты за пользование денежными средствами в сумме , произвести индексацию сумм несвоевременно выплаченной заработной платы на день выплаты, взыскать почтовые расходы в сумме и рублей, обязать работодателя выдать надлежаще оформленную справку 2НДФЛ и справку для больничного, взыскать компенсацию морального вреда в сумме рублей.
Решением Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 23 июля 2015 года исковые требования удовлетворены частично, судом постановлено: обязать ООО изменить запись об увольнении Ш., указав датой увольнения , обязать выдать справку о сумме заработной платы, иных выплат и вознаграждений, на которую были начислены страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности по форме, установленной Приказом Минздравсоцразвития России от 17 января 2011 г. N 4н; взыскать с ООО в пользу Ш. невыплаченную заработную плату с учетом индексации на день вынесения решения в сумме , неустойку за период с по в сумме ; компенсацию за время вынужденного прогула за период с по в сумме , компенсацию морального вреда в сумме рублей. В остальной части исковых требований отказано. С ООО в доход государства взыскана государственная пошлина в сумме .
В апелляционной жалобе представитель ООО просит отменить решение суда, как незаконное и необоснованное.
В заседание суда апелляционной инстанции представитель ответчика ООО не явился, о месте и времени судебного заседания извещен, в связи с чем судебная коллегия рассматривает дело в порядке статей 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в его отсутствие.
Заслушав объяснения явившегося лица, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.
Согласно части 4 статьи 84.1 ТК Российской Федерации в день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 данного Кодекса, согласно которой при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете. В случае спора о размерах сумм, причитающихся работнику при увольнении, работодатель обязан в указанный в настоящей статье срок выплатить не оспариваемую им сумму.
В соответствии с частью 6 статьи 84.1 Трудового кодекса Российской Федерации в случае, когда в день прекращения трудового договора выдать трудовую книжку работнику невозможно в связи с его отсутствием либо отказом от ее получения, работодатель обязан направить работнику уведомление о необходимости явиться за трудовой книжкой либо дать согласие на отправление ее по почте. Со дня направления указанного уведомления работодатель освобождается от ответственности за задержку выдачи трудовой книжки. По письменному обращению работника, не получившего трудовую книжку после увольнения, работодатель обязан выдать ее не позднее трех рабочих дней со дня обращения работника.
Статьей 234 Трудового кодекса РФ предусмотрена ответственность работодателя в виде возмещения работнику не полученного им заработка вследствие незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате задержки работодателем выдачи работнику трудовой книжки.
Судом первой инстанции установлено, что на основании приказа N -к Ш. принята на работу к ответчику на должность
Сторонами заключен трудовой договор, в соответствии с которым работа является постоянной, заработная плата работника установлена в размере рублей. Истец обратилась к работодателю с заявлением об увольнении по собственному желанию .
Приказом от действие трудового договора прекращено, Ш. уволена по п. 3 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по инициативе работника). На бланке сделана запись об отказе работника ознакомиться с приказом.
В день прекращения трудового договора работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку и произвести с ним расчет в соответствии со статьей 140 настоящего Кодекса. По письменному заявлению работника работодатель также обязан выдать ему заверенные надлежащим образом копии документов, связанных с работой.
Судом на основе исследования и оценки всех фактических обстоятельств дела установлено, что в день увольнения Ш. находилась на рабочем месте, оснований для переоценки представленных в дело доказательств, в том числе обходного листа и акта об отсутствии Ш. на рабочем месте в период с 12-30 до 18-00 по доводам апелляционной жалобы не имеется.
Трудовая книжка работнику в день увольнения не выдана, что ответчиком не оспаривалось, уведомление о необходимости получить книжку или дать согласие на ее отправление почтой направлено работнику 20.02.2015, Ш. получила трудовую книжку в период рассмотрения дела 01.07.2015. Доказательств невозможности вручения трудовой книжки истцу в последний рабочий день в материалы дела стороной ответчика не представлено.
Исходя из положений части 6 статьи 84.1 Трудового кодекса РФ, в данном случае надлежащим доказательством уведомления Ш. о необходимости явиться за трудовой книжкой могло служить лишь письменное подтверждение направления истцу такого уведомления.
Суд, учитывая приведенные выше нормы материального права, оценив представленные истцом почтовые квитанции, свидетельствующие о том, что уведомление направлено работнику 20.02.2015 и получено истцом 26.02.2015 (л.д. 38, 39), указав что каких-либо иных доказательств кроме указанного уведомления, с достоверностью указывающих на исполнение вышеизложенных положений закона о своевременном вручении работодателем истцу трудовой книжки в день увольнения либо направлении уведомления о необходимости явиться за трудовой книжкой до 20.02.2015, представлено не было, пришел к обоснованному выводу о возложении на ответчика ответственности, установленной ст. 234 ТК РФ, взыскал в пользу истца компенсацию за время вынужденного прогула за период с 28.11.2014 по 20.02.2015 в сумме 36 237 рублей 60 копеек, обязав ответчика изменить запись об увольнении Ш., указав датой увольнения 20 февраля 2015 года.
Довод ответчика о том, что срок исковой давности для обращения с данными требованиями в суд пропущен, является несостоятельным, поскольку в данном случае спора о законности увольнения между сторонами не имеется, соответственно, на требования истца о защите трудовых прав распространяется трехмесячный срок для обращения в суд, который начинает течь со дня, когда истец узнала или должна была узнать о нарушении своих прав, то есть с момента направления ей уведомления 20.02.2015. С настоящим иском в суд истец обратилась 20.04.2015, то есть в пределах трехмесячного срока.
Требования истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда разрешены судом при правильном применении положений ст. 237 Трудового кодекса РФ, ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, надлежащей оценке доказательств с учетом положений ст. ст. 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Оснований для несогласия с выводом суда об удовлетворении требований истца о взыскании компенсации морального вреда в размере рублей, индексации выплат на день вынесения решения в сумме , неустойки за период с по в сумме , судебная коллегия по доводам апелляционной жалобы не усматривает.
Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в связи с чем доводы апелляционной жалобы не подрывают правильности выводов суда, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, к отмене состоявшегося судебного решения и не подтверждают наличие оснований к удовлетворению заявленных требований.
На основании изложенного, руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Читайте также  Декларация на дарение доли одариев нужно подавать

Решение Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга от 23 июля 2015 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

За отказ признать трудовые отношения работодатель заплатит более 2,1 млн рублей

Мосгорсуд взыскал со стоматологической клиники, отрицавшей факт трудовых отношений с женщиной, которая получила инвалидность в результате несчастного случая на работе, зарплату за три года в размере более 1,3 млн руб., проценты за просрочку выплат в размере почти 235 тыс. руб., а также 600 тыс. руб. компенсации морального вреда. Интересы женщины представляли председатель КА «Династия» Борис Асриян и адвокат коллегии Елена Маненкова, которые рассказали о подробностях дела. Все документы имеются у «АГ».

История дела

В начале ноября 2017 г. Л. без заключения трудового договора вышла на работу в должности медицинской сестры процедурного кабинета в ООО «Медико-стоматологическая клиника «Шифа». Работодатель пообещал, что договор будет заключен после истечения испытательного срока, и выдал ей специальную форменную одежду.

А 15 ноября во время выполнения трудовых обязанностей Л. упала в неогороженный открытый смотровой люк и получила повреждения в виде компрессионно-оскольчатого перелома позвоночника, перелома надмыщелка левой большеберцовой кости.

Так как клиника настаивала, что Л. не является ее работником, женщина в 2018 г. обратилась с заявлением в полицию, которое никто не рассмотрел. После этого она обратилась за помощью к адвокатам – в ноябре 2018 г. Борис Асриян направил заявление в СУ по ЗАО г. Москвы ГСУ СК России и обратился в прокуратуру г. Москвы. Далее адвокат представлял интересы Л. на стадии доследственной проверки.

10 декабря 2019 г. был вынесен протокол осмотра места происшествия, которым был установлен факт наличия люка в помещении клиники. Следователь установил, что люк не имел железобетонного покрытия, а само отверстие прикрыто куском полистирольного материала, от которого исходил запах свежего клея. В помещении обнаружены вентиляционный короб и электрический щит, что свидетельствует о том, что люк был открыт с целью проведения текущего обслуживания систем инженерно-технического обеспечения, в том числе вентиляции и электрооборудования. Тем не менее 14 декабря 2019 г. следователь вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором были указаны обстоятельства получения травмы.

Обращение в суд

Далее Л. обратилась в Бутырский районный суд г. Москвы с иском к клинике, в котором просила установить факт трудовых отношений, внести в трудовую книжку запись о приеме на работу в качестве медицинской сестры процедурного кабинета с 11 ноября 2017 г., установить факт несчастного случая на производстве и обязать ответчика надлежащим образом оформить документы по данному факту. Также истец просила взыскать с ответчика невыплаченную зарплату с 11 ноября 2017 г. по день вынесения судебного акта, денежную компенсацию за нарушение сроков ее выплаты, компенсацию морального вреда, а также обязать ответчика произвести страховые отчисления в органы социального страхования. В гражданском процессе ее интересы представляла Елена Маненкова.

В качестве обоснований иска Л. указала, что ей была выдана форма, скорая забирала ее из помещения ответчика, а в телефоне хранится рабочая переписка с коллегой. Кроме того, исходя из табеля работы среднего медицинского персонала, истец работала 11, 12 и 15 ноября 2017 г., а ее записи внесены в различные журналы учета. В иске отмечалось, что, поскольку между ней и ответчиком сложились трудовые отношения, полученные ею телесные повреждения являются производственной травмой, а несчастный случай подлежит оформлению и расследованию в соответствии с положениями ст. 226–231 ТК РФ. Л. настаивала, что получила телесные повреждения в результате нарушений, допущенных при проведении ремонтных работ в подсобном помещении, то есть в ходе деятельности, которая представляет собой повышенную опасность.

Также в иске отмечалось, что в связи с установкой металлической конструкции на позвоночник Л. не может наклоняться, долго сидеть и ходить. Так как ей запрещено поднимать более 2 кг, в магазин за продуктами ходит ее престарелая мать. Кроме того, из-за ограничений по здоровью женщина не может устроиться на работу.

Л. подчеркнула, что тот факт, что представители клиники не только не приняли предусмотренных законом мер к надлежащему оформлению трудовых отношений и документальному оформлению произошедшего нечастного случая, но и не стали оказывать ни моральной, ни материальной поддержки, причиняет ей нравственные страдания.

Суд удовлетворил иск частично

В суде представитель ответчика ссылался на недоказанность факта трудовых отношений, поскольку трудовой договор между сторонами не заключался, к выполнению какой-либо работы как с ведома, так и по поручению руководства истец не допускалась, в день получения травмы находилась на территории ответчика исключительно с целью прохождения собеседования, а подпись неустановленного лица в транспортной накладной по транспортировке биоматериалов не является доказательством наличия трудовых отношений между сторонами. Он указал на отсутствие причинно-следственной связи между травмой и временем наступления инвалидности, поскольку показания истца о месте происшествия являются противоречивыми и недоказанными. Кроме того, представитель ответчика заметил, что истец пропустила срок обращения в суд, предусмотренный ст. 392 ТК, что является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении требований. Вместе с тем прокурор полагал возможным удовлетворить иск в части.

Первая инстанция признала необоснованными доводы ответчика о том, что трудовой договор между сторонами в письменной форме не заключался, а приказ о приеме на работу и другие документы, связанные с трудовой деятельностью, истцом не подписывались, поскольку обязанность по надлежащему оформлению трудовых отношений с работником по смыслу ч. 1 ст. 67 ТК возлагается на работодателя. При этом из содержания ст. 11, 15, ч. 3 ст. 16, ст. 56 ТК во взаимосвязи с положениями ч. 2 ст. 67 ТК следует, что трудовой договор, не оформленный в письменной форме, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его уполномоченного на это представителя.

Суд не принял представленные стороной ответчика в качестве доказательств отсутствия трудовых отношений между сторонами табели учета рабочего времени, штатное расписание, должностную инструкцию санитарки, поскольку они не исключают наличие трудовых отношений между сторонами с учетом фактических обстоятельств дела. «Данные обстоятельства свидетельствует лишь о ненадлежащем выполнении ответчиком обязанности по оформлению трудовых отношений», – заметил он.

Суд указал, что днем наступления страхового случая при повреждении здоровья вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания является день, с которого установлен факт временной или стойкой утраты застрахованным профессиональной трудоспособности. Он отметил, что для учета несчастного случая как произошедшего на производстве необходимо, чтобы травма была получена работником на территории организации или в ином месте работы в течение рабочего времени либо во время следования по распоряжению работодателя к месту выполнения работы и обратно, в том числе пешком.

В связи со спорным характером правоотношений и возникших обстоятельств, а также с целью установления степени утраты профессиональной трудоспособности судом была назначена судебная медицинская экспертиза, проведение которой поручено экспертам Федерального бюро медико-социальной экспертизы Министерства труда. Согласно выводам заключения, к моменту рассмотрения спора степень утраты трудоспособности составляла 30%; травма позволяла пострадавшей выполнять работу по профессии на 0,5 ставки.

Суд установил, что трудовые отношения между сторонами возникли с 11 ноября 2017 г., зарплата истца составляла 45 тыс. руб., фактически истцом было отработано три дня. При таких обстоятельствах с клиники подлежит взысканию задолженность по зарплате за период с 11 ноября 2017 г. по 15 ноября 2017 г. в размере почти 10 тыс. руб. При этом суд не согласился с представленными расчетами сторон, поскольку они основаны на неверном понимании норм материального права, произведены за иной период времени и, как следствие, являются арифметически неверными.

Вместе с тем, решила первая инстанция, оснований для удовлетворения требований истца в части взыскания задолженности по зарплате с 16 ноября 2017 г. по день вынесения решения не усматривается в силу положений ст. 129 ТК, которыми предусмотрено, что зарплата – это вознаграждение за труд, однако истец в указанный период трудовую деятельность у ответчика не осуществляла.

Первая инстанция указала, что согласно ч. 1 ст. 14 ТК течение сроков, с которыми Кодекс связывает возникновение трудовых прав и обязанностей, начинается с календарной даты, которой определено начало возникновения указанных прав и обязанностей. Отношения между истцом и ответчиком приобрели статус трудовых после установления их таковыми в судебном порядке. После этого они подлежат оформлению в установленном трудовым законодательством порядке, а также после признания их таковыми у истца возникает право требовать распространения норм трудового законодательства на имевшие место трудовые правоотношения, и в частности требовать взыскания задолженности по зарплате, компенсации за неиспользованный отпуск при увольнении и предъявлять другие требования, связанные с трудовыми правоотношениями.

Суд пришел к выводу, что к требованиям об установлении факта трудовых отношений, обязанности по внесению записи о приеме на работу в трудовую книжку, установлению факта несчастного случая на производстве, обязанности составить акт о несчастном случае на производстве, взыскания зарплаты и денежной компенсации за нарушение сроков ее выплаты, возмещения морального вреда сроки, предусмотренные ст. 392 ТК, неприменимы.

Таким образом, суд частично удовлетворил исковые требования. Он также взыскал в пользу Л. 600 тыс. руб. в счет возмещения морального вреда.

Апелляционное обжалование

В апелляционной жалобе в Мосгорсуд Елена Маненкова обратила внимание, что первая инстанция, ссылаясь на положения ст. 129 ТК, указала, что зарплата – это вознаграждение за труд, которое не подлежит выплате в связи с тем, что истец в указанный период трудовую деятельность у ответчика не осуществляла. При этом суд не учел, что Л. не была допущена для выполнения трудовой деятельности, поскольку какого-либо ответа на направленные в адрес ответчика письма с просьбой оплатить ей листки нетрудоспособности как работнику клиники не поступило. Обязанность же представить доказательства, подтверждающие законность отстранения работника от работы, лежит на работодателе. Однако доказательств законности недопуска истца ответчик не представил.

В связи с тем что суд необоснованно отказал во взыскании зарплаты, размер денежной компенсации, предусмотренной ст. 236 ТК, подлежит перерасчету. В жалобе подчеркивалось, что решение суда в части отказа во взыскании с ответчика процентов (денежной компенсации) подлежит отмене с вынесением нового решения о взыскании с ответчика денежной компенсации, предусмотренной ст. 236 ТК, в размере почти 235 тыс. руб.

Кроме того, при принятии решения о размере компенсации причиненного морального вреда суд не в полной мере учел все обстоятельства дела, отмечалось в жалобе. Согласно сложившейся практике ЕСПЧ, компенсация морального вреда в связи с причинением нравственных страданий из-за ущемления гражданских прав истцов составляет от 6 500 до 50 000 евро. Л. были причинены не только нравственные, но и физические страдания, в связи с чем компенсация морального вреда в размере 600 тыс. руб. (около 6 600 евро) не отвечает принципу справедливости и не в полной мере учитывает причиненные страдания.

Истец просила вынести по делу новое решение и удовлетворить требования о взыскании зарплаты за период с 15 ноября 2017 г. с учетом временной нетрудоспособности с 1 июня 2018 г. по 1 декабря 2020 г. (день вынесения судебного решения первой инстанции) в размере более 1,3 млн руб., взыскании компенсации, предусмотренной ст. 236 ТК, в размере почти 235 тыс. руб. и компенсации морального вреда в размере 2 млн руб. В остальной части судебное решение оставить без изменения.

Изучив дело, Мосгорсуд посчитал, что первая инстанция правильно определила размер компенсации морального вреда. В то же время апелляция указала, что факт трудовых отношений был установлен судом. Между тем в период с 15 ноября 2017 г. по 31 мая 2018 г. истец имела листки нетрудоспособности, которые ответчиком не оплачены, а с 1 июня 2018 г. истец не была допущена до осуществления трудовой деятельности, что не было опровергнуто ответчиком.

Читайте также  Рента на жилье и дарственная на квартиру

Мосгорсуд пришел к выводу об отмене решения в части отказа в удовлетворении требований о взыскании зарплаты за время вынужденного прогула в период с 1 июня 2018 г. по 1 декабря 2020 г. Он посчитал, что с ответчика надлежит взыскать зарплату в размере более 1,3 млн руб., исходя из расчета, представленного истцом и не оспоренного ответчиком. В связи с несвоевременной выплатой зарплаты с ответчика также надлежит взыскать проценты за просрочку выплат в соответствии со ст. 236 ТК в размере почти 235 тыс. руб.

Комментарии адвокатов и требование работодателя

В комментарии «АГ» Борис Асриян отметил, что в ходе обращений в следственный комитет, в том числе на личном приеме у руководства, удалось добиться проведения полноценной проверки сообщения о преступлении. Именно следствие установило допуск к работе и наличие трудовой функции. Также следователь увидел следы замаскированного люка и получил заключение о характере травматических повреждений. «Хотя в возбуждении уголовного дела была отказано в связи с отсутствием тяжкого вреда здоровью, необходимого для наступления уголовной ответственности, вышеуказанные фактические обстоятельства были приняты судом без дополнительной проверки», – рассказал он.

В свою очередь Елена Маненкова отметила, что в данном деле фактически восторжествовала справедливость: «Работник, брошенный работодателем на произвол судьбы с серьезной травмой позвоночника, не только получил восстановление на работе, но и зарплату, и пособие по нетрудоспособности за 3 года. Отдельно хотелось бы отметить сумму удовлетворенного морального вреда, которая составила 600 тыс. руб.».

Между тем, как рассказал Борис Асриян, 12 мая клиника направила Л. требование о необходимости явки на работу для предоставления объяснений длительного отсутствия на рабочем месте. Общество указало на необходимость в течение двух рабочих дней явиться на работу и продолжить исполнять трудовые функции. Женщина уже направила заявление о расторжении трудового договора по инициативе работника и попросила произвести окончательный расчет.

Надлежащее доказательство в суде трудовая книжка

  • По-русски
  • English
  • Deutsch
  • 中文

ПоискСлабовидящим

  • Город
    Экскурсия по ОмскуДень городаКультураСпортИсторияВнешние связиГрадостроительствоУстав и символикаОкружающая среда и экология
  • Администрация
    МэрПодразделенияОкругаКоллегиальные органыПресс-конференцииИнформация для СМИМуниципальная службаПротиводействие коррупцииИзбирательное право
  • Новости
    Омск. Город трудовой доблести#СтопКоронавирусТрудоустройство в период пандемииФотоальбомыВидеоРемонт дорогДень Победы
  • Развитие
    Социально-экономическое развитие и проектыНациональные проектыБюджет городаНалогиИнвестиционный паспортЗемля, недвижимость, рекламаПрограммы городаПредпринимательствоТарифы и энергосбережениеПовышение правовой культурыКомфортная городская средаПутеводитель инвестора
  • Услуги и сервисы
    Паспорта муниципальных услугСлужба одного окнаО предоставлении услугПроверка готовности документовПроекты регламентов услугСостояние систем жизнеобеспеченияКружки, секции и курсы
  • Законодательство
    Нормативно-правовые акты Администрации города ОмскаНормативно-правовые акты структурных подразделенийПроекты нормативно-правовых актовОбжалование муниципальных правовых актовОценка регулирующего воздействияАнтимонопольный комплаенсНезависимая антикоррупционная экспертиза
  • Обращения граждан
    Обзоры обращенийО рассмотрении обращенияИнтерактивное обращениеТелефон доверия мэраЛичный прием руководителямиСтатистикаПрием 12 декабря
  • Правовые консультации
  • Разъяснения прокуратуры

Правовые консультации

Подложные документы при трудоустройстве

Каковы последствия представления работником работодателю подложных документов при заключении трудового договора?

В соответствии с пунктом 11 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации (далее – ТК РФ) работодатель вправе по своей инициативе досрочно расторгнуть трудовой договор в случае представления работником работодателю подложных документов при заключении трудового договора. Для увольнения работника по пункту 11 статьи 81 ТК РФ работодатель должен доказать такие юридически значимые обстоятельства, как: — представление работником подложных документов при заключении трудового договора; — включение представленных подложных документов в перечень документов, необходимых для заключения трудового договора; — невозможность выполнения работником трудовой функции в связи с отсутствием у него необходимых для ее выполнения образования и (или) навыков, которые были подтверждены при поступлении на работу подложными документами.

Согласно статье 65 ТК РФ при заключении трудового договора лицо, поступающее на работу, предъявляет работодателю:

  • паспорт или иной документ, удостоверяющий личность;
  • трудовую книжку, за исключением случаев, когда трудовой договор заключается впервые или работник поступает на работу на условиях совместительства;
  • страховое свидетельство обязательного пенсионного страхования;
  • документы воинского учета — для военнообязанных и лиц, подлежащих призыву на военную службу;
  • документ об образовании и (или) о квалификации или наличии специальных знаний – при поступлении на работу, требующую специальных знаний или специальной подготовки;
  • справку о наличии (отсутствии) судимости и (или) факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования по реабилитирующим основаниям — при поступлении на работу, связанную с деятельностью, к осуществлению которой не допускаются лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию;
  • справку о том, является или не является лицо подвергнутым административному наказанию за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ — при поступлении на работу, связанную с деятельностью, к осуществлению которой не допускаются лица, подвергнутые административному наказанию за потребление наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ, до окончания срока, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию.

В отдельных случаях с учетом специфики работы может предусматриваться необходимость предъявления при заключении трудового договора дополнительных документов.

К числу подложных документов при заключении трудового договора обычно относят: представление подложной медицинской справки, если предусмотрен медицинский осмотр, представление недействительного документа о наличии специальных знаний об образовании, квалификации, присвоенной в установленном порядке, фиктивной трудовой книжки, документов о прохождении службы в Вооруженных Силах РФ или других документов, удостоверяющих навыки, умения либо личные данные работника, требуемые при приеме на работу. Представление работником работодателю подложных документов при заключении трудового договора может быть основанием для расторжения с работником трудового договора по пункту 11 части 1 статьи 81 ТК РФ при условии, если подлинные документы, которые работник должен был представить, или отсутствие таких документов могли явиться законным основанием для отказа в заключении с ним трудового договора.

Если же достоверность или недостоверность представленных работником документов сама по себе не может служить основанием для отказа в приеме на работу, увольнение по данному основанию вряд ли можно признать правомерным, например, если работник представил подложный документ об образовании, наличие которого не требуется для выполнения порученной ему по трудовому договору работы, и работодатель не запрашивал от работника соответствующего документа. Распространенным примером представления подложных документов при трудоустройстве является наличие у работника нескольких трудовых книжек.

Согласно статье 66 ТК РФ трудовая книжка установленного образца является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника. В трудовую книжку вносятся сведения о работнике, выполняемой им работе, переводах на другую постоянную работу и об увольнении работника, а также основания прекращения трудового договора и сведения о награждениях за успехи в работе.

Существует несколько причин, по которым работник может предоставить работодателю подложную трудовую книжку: — неудовлетворительная запись о прошлом трудоустройстве. Например, работник был уволен за нарушение трудовой дисциплины, прогулы или по иным обстоятельствам и желает скрыть данный факт при последующем трудоустройстве; — совместительство. Действующее законодательство позволяет работнику устроиться сразу на несколько предприятий, однако ограничивает время работы на всех, кроме основного. Такая работа является совместительством. В этом случае соискатель не приносит в отдел кадров свою трудовую, и запись в нее вносится при его желании по основному месту работы; — утеря трудовой книжки. Работник считал старую трудовую книжку утерянной и по этой причине оформил новый документ; — желание скрыть факт работы одновременно в нескольких организациях.

Трудовая книжка не является документом, отсутствие которого препятствует заключению трудового договора. Согласно статьям 21, 22 ТК РФ работник и работодатель имеют право на заключение, изменение и расторжение трудового договора в порядке и на условиях, которые установлены ТК РФ и иными федеральными законами.

Отсутствие трудовой книжки само по себе не может являться основанием для отказа работнику в заключении с ним трудового договора. Так, трудовую книжку работника может неправомерно задержать работодатель, от которого работник только что уволился, трудовая книжка может быть утеряна или украдена.

Тем не менее, если у работника нет трудовой книжки, это еще не означает, что теперь в отношении него действуют иные правила приема на работу. Согласно статье 65 ТК РФ трудовая книжка должна быть предъявлена работником во всех случаях поступления на работу, за исключением случаев, когда работник поступает на работу впервые или на условиях совместительства. В случае отсутствия у лица, поступающего на работу, трудовой книжки в связи с ее утратой, повреждением или по иной причине работодатель обязан по письменному заявлению этого лица (с указанием причины отсутствия трудовой книжки) оформить новую трудовую книжку.

Если, скрывая истинную причину отсутствия трудовой книжки и указав в своем заявлении недостоверную причину, работник настаивает на выдаче ему новой трудовой книжки, работодатель в силу положений статьи 65 ТК РФ не имеет права отказать ему в этом. То обстоятельство, что она является второй, не делает ее подложной, поскольку она выдана надлежащим образом и содержит правильные сведения о стаже и месте работы у выдавшего работодателя. Несмотря на то, что прямого ограничения на использование двух трудовых книжек законодательством не предусмотрено, в определенной мере такая практика может привести к привлечению работника к ответственности или просто повлечь за собой негативные последствия.

Сокрытие работником при заключении трудового договора наличия иного основного места работы и предоставление им другой трудовой книжки, в которой не отражен факт работы у иного работодателя, следует расценивать как представление работником подложных документов. В судебной практике рассматриваются разные случаи фальсификации, включая удаление записи про увольнение, указание большего стажа для трудоустройства на определенную должность и полностью недостоверную трудовую книжку, в которой подложны все записи, вкладыши и печать.

В пункте 51 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» указано, что если правила заключения трудового договора были нарушены по вине самого работника вследствие представления им подложных документов, трудовой договор с таким работником расторгается по пункту 11 части 1 статьи 81 ТК РФ.

Таким образом, работодатель, которому работник при приеме на работу представил трудовую книжку с более поздним сроком выдачи вправе уволить его на основании пункта 11 части 1 статьи 81 ТК РФ.

Кроме того, положения части 3 статьи 327 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) предполагают возможное привлечение работника к ответственности за фальсификацию документов.

Например, если при трудоустройстве в государственные службы или органы внутренних дел работник утаит факт трудоустройства, что будет должным образом зафиксировано, данные действия могут быть квалифицированы в качестве уголовного преступления.

В зависимости от целей, которые преследовал правонарушитель, ответственность может наступать и по другим статьям УК РФ:

  • по статье 159 УК РФ — за мошенничество с документами при трудоустройстве;
  • по статье 292 УК РФ — за служебный подлог с участием должностного лица.

Главный специалист отдела правового обеспечения управления делами Администрации города Омска Влада Ерофеева

Выдача трудовой книжки при увольнении

Автор: Панина Д.Ю., эксперт журнала

Продолжаем разговор о проблемах, связанных с трудовой книжкой, которые могут возникнуть у работодателя при увольнении работника. В какой срок уволенный может обратиться в суд, если не выдана трудовая книжка? Платить ли ему за это компенсацию? И что делать, если неверно указана причина увольнения?

В прошлом номере мы рассмотрели вопросы, связанные с невозможностью выдать трудовую книжку в день увольнения, с особенностями доказательства соблюдения срока выдачи документа и с ситуацией, когда трудовая книжка увольняемого утеряна или пришла в негодность.

На официальном сайте Роструд дал по вопросам, связанным с расторжением трудового договора, разъяснения[1], часть которых касается выдачи трудовых книжек. Взяв за основу эти разъяснения и проанализировав судебную практику, определим, на что обращать особое внимание при выдаче трудовой книжки лицу, с которым прекращаются трудовые отношения.

Особенности обращения в суд из-за задержки в выдаче трудовой книжки.

Срок, отведенный на обращение работника в суд за разрешением индивидуального трудового спора об увольнении, начинает течь только после исполнения работодателем обязанности соблюдения процедуры увольнения.

В какой срок уволенный может обратиться в суд, если не выдана трудовая книжка?

Задержка в выдаче трудовой книжки может стать причиной обращения работника в суд. Согласно нормам ч. 1 ст. 392 ТК РФ, если конфликт работника и работодателя квалифицируется как индивидуальный трудовой спор, срок обращения в суд за его разрешением – три месяца со дня, когда работник узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Если спор касается увольнения, то срок обращения в суд составляет месяц со дня вручения работнику копии приказа об увольнении, либо со дня выдачи трудовой книжки, либо со дня предоставления ему в связи с его увольнением сведений о трудовой деятельности по последнему месту работы.

Читайте также  Увольнение рассчитать компенсацию за отпуск онлайн расчет

Рассмотрим в качестве примера все то же Определение по делу № 88-20147/2020.

Приказ об увольнении был издан 26.10.2017, дубликат трудовой книжки работник получил 04.03.2019. Иск в суд работник подал 15.11.2018, через два года после издания приказа об увольнении. Работодатель посчитал, что срок обращения в суд пропущен. К тому же в ноябре 2018 года на официальном сайте работодателя была размещена информация об увольнении данного сотрудника, поскольку истец был одним из руководителей организации. Информация находилась в открытом доступе, истец мог с ней ознакомиться.

Суд не согласился с таким доводом, поскольку надлежащее оформление прекращения с работником трудовых отношений, уведомление работника об основаниях его увольнения путем ознакомления с приказом об увольнении, выдачи трудовой книжки с соответствующей записью является обязанностью работодателя. С исполнением работодателем указанной обязанности законодатель связывает начало течения срока на обращение работника в суд за разрешением индивидуального трудового спора об увольнении.

Таким образом, работник обратился в суд до своего фактического увольнения: иск предъявлен в суд 15.11.2018, трудовая книжка выдана 04.03.2019. Это послужило основанием для удовлетворения исковых требований истца о взыскании денежных средств за задержку выдачи трудовой книжки, компенсации морального вреда.

Ссылку же работодателя на информирование увольняемого посредством размещения сведений на сайте организации в ноябре 2018 года судебная коллегия нашла не имеющей правового значения при рассмотрении спора о выплате денежных средств за задержку выдачи трудовой книжки. Данный способ законодательно не связан с уведомлением работника о необходимости явиться за трудовой книжкой либо получением согласия о направлении документа ему по почте.

Аналогичные выводы сделаны в Определении Второго кассационного суда общей юрисдикции от 18.06.2020 по делу № 88-13807/2020.

Если работник обращается в суд после предписанного законом срока, то он должен доказать, что срок был пропущен по уважительной причине. Установив, что срок обращения в суд пропущен без уважительных причин, судья принимает решение об отказе в иске именно по этому основанию, без исследования иных фактических обстоятельств по делу (абз. 2 п. 6 ст. 152 ГПК РФ), и не важно, прав или не прав уволенный.

Рассмотрим для примера Определение ВС Карачаево-Черкесской Республики от 02.04.2014 № 33-585/13. Т. была уволена с должности за прогулы 18.06.2013, с приказом об увольнении была ознакомлена 20.06.2013. Женщина посчитала увольнение незаконным, поскольку не могла находиться на рабочем месте из-за плохого самочувствия. От получения трудовой книжки и от проставления подписи, свидетельствующей об ознакомлении с приказом об увольнении, она отказалась. Работодатель составил об этом акты от 20.06.2013. Таким образом, месячный срок для обращения в суд с иском об оспаривании увольнения (о восстановлении на работе), предусмотренный ч. 1 ст. 392 ТК РФ, начал течь с 21.06.2013 и истекал 22.07.2013.

Истица обратилась в суд только 18.11.2013, пропустив установленный трудовым законодательством срок. Заявляя о восстановлении пропущенного срока, истица не предоставила суду никаких доказательств того, что она пропустила этот срок по уважительным причинам, которые объективно препятствовали ей своевременно подать исковое заявление в суд. А истечение срока является самостоятельным основанием к вынесению решения об отказе в иске, что и сделал суд.

Если недополучен заработок – в суд можно обращаться в течение года.

Кроме того, судебные споры, связанные с задержкой выдачи трудовой книжки, имеют еще один нюанс, неприятный для работодателя. Поскольку задержка в получении указанного документа напрямую связана с компенсацией неполученного заработка, суды склонны квалифицировать данное нарушение как невыплату или неполную выплату средств, причитающихся работнику при увольнении. А в этом случае согласно ч. 2 ст. 392 ТК РФ срок обращения в суд – год.

Пример – уже указанное выше Определение № 88-13807/2020.

Работник Ч. был уволен по собственному желанию на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ 04.03.2019. Однако расчет с ним не производился, а трудовая книжка была выдана лишь 04.06.2019. Через два месяца, 12.08.2019, работодатель добровольно выплатил Ч. заработную плату и компенсацию за неиспользованный отпуск, 27.08.2019 материально компенсировал нарушение установленного срока выплат при увольнении.

Судебным решением в пользу Ч. был взыскан средний заработок за задержку выдачи трудовой книжки. Причем первоначально суд первой инстанции посчитал, что срок подачи искового заявления пропущен и отказал в удовлетворении требований истца о взыскании с работодателя компенсации за задержку выдачи трудовой книжки. Ведь о нарушении трудовых прав Ч. стало известно в день увольнения – 04.03.2019, а в суд он обратился только 24.07.2019, не приведя причин, свидетельствующих об уважительности пропуска срока для обращения. Но судебная коллегия указала на ошибочность этого вывода.

Во-первых, поскольку работодатель исполнил свою обязанность по выдаче трудовой книжки истцу только 04.06.2019, именно с этой даты надлежит исчислять срок для обращения с требованиями о взыскании с работодателя соответствующей компенсации.

Во-вторых, по смыслу ст. 234 ТК РФ и других правовых норм компенсация за задержку выдачи трудовой книжки по своей правовой природе представляет собой заработок работника. А согласно ч. 2 ст. 392 ТК РФ за разрешением индивидуального трудового спора о невыплате или неполной выплате заработка и других сумм, причитающихся работнику, он имеет право обратиться в суд в течение года со дня установленного срока выплаты указанных сумм. Трудовая книжка была выдана Ч. 04.06.2019, этот день суд посчитал днем увольнения и с этого дня начал годичный отсчет срока для обращения. То есть, обратившись в суд с иском 24.07.2019 при получении трудовой книжки 04.06.2019, Ч. не пропустил именно годичный срок, установленный ст. 392 ТК РФ для соответствующих трудовых споров.

Если уволенный работник не трудоустраивался в период отсутствия трудовой книжки, платить ли ему компенсацию?

Как правило, при рассмотрении дел о выплате компенсации за задержку выдачи трудовой книжки суды учитывают факт отказа в последующем трудоустройстве. Например, так было при вынесении Определения по делу № 88-20147/2020 (истец доказал, что его не взяли на руководящую должность у другого работодателя в связи с отсутствием документа, подтверждающего необходимый стаж и опыт работы). Судьи, вынесшие Определение по делу № 88-13807/2020, также учли, что в подтверждение требований о взыскании заработка за задержку выдачи трудовой книжки истцом были представлены справки от работодателей, подтверждающие, что он проходил собеседование по вопросу трудоустройства, но ему было отказано, поскольку он не смог представить трудовую книжку и подтвердить опыт работы и квалификацию.

А вот Первый кассационный суд общей юрисдикции, вынося Определение от 17.03.2020 по делу № 88-7187/2020, посчитал, что истец не обязан доказывать попытки трудоустройства.

Суд первой инстанции отказал уволенному работнику в выплате компенсации за проблемы с трудовой книжкой, исходя из недоказанности истцом факта обращения после увольнения к другим работодателям с целью трудоустройства и факта отказа.

Отменяя это решение суда и принимая по делу новое решение, суд более высокой инстанции в рассматриваемом деле ссылался на абз. 8 ст. 394 ТК РФ, предусматривающий, что если неправильная формулировка основания и (или) причины увольнения в трудовой книжке препятствовала поступлению уволенного на другую работу, то суд принимает решение о выплате работодателем бывшему работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула. В данном определении суд рассматривал случай с неправильной записью в трудовой книжке. Но эту позицию можно применить и к ситуации с задержкой выдачи трудовой книжки, поскольку ст. 234 ТК РФ обязывает работодателя возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться, ставя в один ряд задержку выдачи трудовой книжки, предоставления сведений о трудовой деятельности и внесение в трудовую книжку, сведения о трудовой деятельности неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника. Другой важный фактор – требование предоставлять трудовую книжку при приеме на работу установлено ст. 65 ТК РФ (если трудовой договор заключается не впервые), поскольку согласно ст. 66 ТК РФ трудовая книжка является основным документом о профессиональной деятельности и выслуге специалиста. И специалист, знающий трудовое право, не будет предпринимать попытки трудоустроиться без необходимых документов, поскольку заранее понятно, что такие попытки окажутся безрезультатными.

Именно поэтому доказывать случаи неудачного трудоустройства для получения компенсации за задержку выдачи трудовой книжки, по нашему мнению, работнику не обязательно.

Если в трудовой книжке неверно указана причина увольнения.

В силу п. 3 ч. 1 ст. 234 ТК РФ работодатель обязан возместить работнику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться. Такая обязанность, в частности, наступает, если заработок не получен в результате внесения в трудовую книжку, сведения о трудовой деятельности неправильной или не соответствующей законодательству формулировки причины увольнения работника.

Снова рассмотрим в качестве примера Определение № 88-7187/2020.

Ф. обратился в суд с иском к работодателю о взыскании денежных средств за время вынужденного прогула. Приказом от 04.05.2018 трудовой договор был с ним расторгнут по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (из-за неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей при наличии дисциплинарного взыскания).

Суд признал незаконным приказы о привлечении Ф. к дисциплинарной ответственности и применении к нему дисциплинарного взыскания в виде выговора, о его увольнении. По решению суда работодатель изменил основание увольнения Ф., вписав в трудовую книжку увольнение по собственному желанию работника (по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ) и дату увольнения 16.10.2018.

Итак, запись в трудовой книжке и информация, вносимая в сведения о трудовой деятельности, об основании и о причине расторжения трудового договора должны точно соответствовать формулировкам ТК РФ и сопровождаться ссылкой на конкретные статью, часть статьи, пункт статьи ТК РФ.

Исправление записи в трудовой книжке возможно либо по решению работодателя (в случае, когда он признает запись ошибочной), либо по решению суда.

Если основания и (или) дата увольнения работника изменены решением суда, работодателю следует издать соответствующий приказ и внести соответствующую запись в трудовую книжку работника. Указанные сведения вносятся в нее, если трудовая книжка на момент окончания разрешения трудового спора находится у работодателя или если работник, получивший трудовую книжку при увольнении, предоставит ее работодателю для производства записи.

В трудовой книжке сначала делается запись о недействительности первоначальных сведений об увольнении, а после – верная запись, например: «Запись за номером … недействительна, уволен … ». Основанием записей об изменении формулировки причины (даты) увольнения будет приказ работодателя или соответствующее решение суда.

Работник может потребовать выдачи дубликата трудовой книжки без записи, признанной недействительной. Для этого работник должен написать заявление. В дубликат переносятся все произведенные в трудовой книжке записи, за исключением записи, признанной недействительной. Основание – п. 33 Правил ведения трудовых книжек.

Итак, при задержке выдачи уволенному работнику трудовой книжки по вине работодателя, внесении в трудовую книжку неправильной или не соответствующей ТК РФ формулировки причины увольнения работодатель обязан возместить работнику заработок, не полученный им за все время задержки получения трудовой (с правильной записью). Также возможна компенсация морального вреда.

[1] «Профилактика нарушений. Доклад с руководством по соблюдению обязательных требований, дающих разъяснение, какое поведение является правомерным, а также разъяснение новых требований нормативных правовых актов за III квартал 2020 года. Перечень нормативных правовых актов или их отдельных частей, содержащих обязательные требования. Руководство по соблюдению обязательных требований».