Изменение суммы договор новации

ВС разобрался, какое допсоглашение к договору поддельное

К договорам могут заключаться дополнительные соглашения, которые существенно меняют условия обязательств. Это часто встречается в отношениях займа. Через некоторое время стороны могут договориться о другом сроке возврата суммы или другом размере процентов. Если же деньги не возвращены и дело дошло до суда, то один из участников сделки может заявлять, что не подписывал допсоглашение, а условия сделки прежние. Или ответчик достаёт допсоглашение, из которого следует, что он ничего не должен. А истец утверждает, что видит его впервые. Один из таких споров дошёл недавно до Верховного суда.

Возврата долга требовал не первоначальный заимодавец, а тот, кто приобрёл у него права требования. Это был Сергей Чесов*, подавший иск на 1,8 млн руб. к Борису Лазареву*. В 2018 году Чесов купил права требования у ГК «Фавор». Компания выдала деньги должнику под проценты в декабре 2016-го. А через несколько дней было заключено допсоглашение, где заём становился беспроцентным. Согласно договору, деньги надо было вернуть до конца 2017-го. Должник не заплатил, и Чесов обратился в суд.

Но в суде Лазарев заявил, что ничего не должен до 2030 года. В подтверждение своих слов он предъявил ещё одно дополнительное соглашение, где был указан такой новый срок возврата займа. Чесов и ГК «Фавор», которая тоже приняла участие в деле, заявили, что видят бумагу впервые. По их утверждению, директор компании говорила, что не подписывала соглашения с такими условиями. Они обращали внимание, что единственный участник заимодавца не одобрял сделку как крупную. Также они предъявляли бухгалтерские и финансовые отчётности компании. Допсоглашение в реестрах не фигурировало, а долг числился как просроченный. Поэтому Чесов и «Фавор» ходатайствовали о почерковедческой и технической экспертизах давности изготовления документов.

Кредитор потребовал вернуть заём, который надо было отдать до конца 2017 года. Но в суде должник заявил, что ничего не должен, и показал допсоглашение, по которому срок возврата займа отодвигался на 2030 год. Истец заявил, что видит бумагу впервые.

Но две инстанции решили, что это лишнее. Ведь вызванная в суд директор не отрицала, что это её подпись. Суды и сами убедились: подписи на договоре и допсоглашении одинаковые. Кроме того, на допсоглашении была печать «Фавора». Истец и третье лицо этого не оспаривали. В деле нет заявлений об утрате печати, не заявлялось ходатайство о фальсификации подписи и печати. Аргумент о том, что спорная сделка не одобрялась как крупная, суд отверг, потому что она и не оспаривалась по этой причине (решение Краснодарского краевого суда № 33-13213/2019).

Добиться экспертизы и обезопасить себя

Эти решения не устроили коллегию по гражданским делам Верховного суда. Она указала: не нужно заявлять о подложности доказательства, чтобы добиваться почерковедческой и давностной экспертизы. Между тем в деле есть доказательства того, что она необходима. Например, данные бухгалтерских и налоговых отчётностей, которые опровергают факт существования допсоглашения. Кроме того, гражданская коллегия раскритиковала нижестоящие инстанции, которые указали на «схожесть подписей в договоре и допсоглашении». Судьи не обладают специальными познаниями в области почерковедения и криминалистики, говорится в определении № 8-КГ19-118. С такими выводами ВС направил дело заново в апелляцию. Вероятно, она назначит почерковедческую и давностную экспертизы, которые помогут определить, принадлежит ли подпись директору и что появилось раньше – текст или подпись с печатью.

Апелляция допустила ошибку, когда решила, что для назначения экспертизы необходимо заявление о фальсификации, говорит руководитель юридического отдела юрбюро Падва и Эпштейн Падва и Эпштейн Федеральный рейтинг. 29 место По количеству юристов × Татьяна Манакова. Эта ошибка ещё встречается в судебной практике, но решение ВС показывает, что её чаще исправляют, говорит Манакова.

Алексей Костоваров из АБ Линия Права Линия Права Федеральный рейтинг. группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Природные ресурсы/Энергетика группа Рынки капиталов группа Транспортное право группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство × комментирует риски заключения нескольких допсоглашений к договору. В суде это может обернуться тем, что одна из сторон будет доказывать недействительность одного из документов, будет устанавливаться действительная воля сторон. По словам Костоварова, так обычно поступают недобросовестные лица, которые хотят отказаться от невыгодных условий. Юрист советует по возможности избегать множества допсоглашений к договору.

Советник КА Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × Ольга Бенедская дала советы тем, кто хочет купить право требования по договору. По её словам, не будет лишним заранее получить от обеих сторон договора заверение в том, какие именно дополнительные соглашения к нему заключались. Если должник не ответит, то после заключения договора цессии и перехода прав по основному обязательству Бенедская советует направить ему соответствующий запрос. Если он и тут промолчит, то в случае спора можно будет указать на его недобросовестность, говорит эксперт. А если в ответ на запрос поступит информация о неизвестных цеденту допсоглашениях, то это повод расторгнуть договор уступки права или оспорить его, подсказывает Бенедская.

* – имена и фамилии участников дела изменены редакцией.

Развитие судебной практики по вопросам переквалификации займа в инвестиции

11 сентября 2019 года Арбитражный суд Сахалинской области вынес решение по делу ООО «Курилгео» (далее – «Общество», дело № А59-4486/2019). Предметом спора стало включение Обществом в состав внереализационных расходов затрат в виде отрицательных курсовых разниц и сумм процентов, начисленных по инвестиционному договору и договору новации о замене долга, возникшего из инвестиционного договора, заёмным обязательством.

Как следует из решения, в 2012 году Общество заключило с компанией Solway Industries LTD инвестиционный договор на строительство объекта (золотодобывающего предприятия) с целью его последующей сдачи в аренду либо продажи потенциальному покупателю. На основании данного договора инвестор предоставил Обществу денежные средства, а Общество обязано было возвратить инвестору полученные средства и 70% прибыли от реализации товарной продукции.

В 2015 году сторонами было подписано дополнительное соглашение о замене валюты денежного обязательства, на основании которого сумма инвестиций, изначально полученная в рублях, была конвертирована в доллары США. В связи с завершением строительства объекта инвестиционной деятельности Общество осуществило возврат части полученных средств инвестору. При этом у Общества возникли положительные и отрицательные курсовые разницы, которые были отражены Обществом соответственно в составе внереализационных доходов и расходов.

Сторонами также был заключен договор новации о замене первоначального обязательства заемным, предусматривающим начисление процентов на оставшуюся часть долга.

Налоговый орган отказал Обществу в признании в составе внереализационных расходов и доходов курсовых разниц и сумм процентов, начисленных по договору займа, а также посчитал, что Общество должно было исчислить налог на доходы, полученные иностранной организацией.

По мнению налогового органа, замена валюты обязательства и последующая новация были направлены исключительно на занижение налоговой базы в результате учета курсовых разниц и процентов, а также на вывод из-под налогообложения 70% прибыли, которая должна была быть выплачена иностранному инвестору, взаимозависимому с Обществом. При этом денежные средства, выплаченные инвестору сверх фактически полученных сумм инвестиций, были признаны налоговым органом иным доходом иностранной организации от источников в Российской Федерации, подлежащим налогообложению на основании пп. 10 п. 1 ст. 309 НК РФ.

Суд поддержал позицию налогового органа, указав на следующие обстоятельства:

  • Инвестиционный договор содержит ссылку на Федеральный закон от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений», и все его положения основаны на данном законе. В связи с этим основания толковать данный договор иным образом отсутствуют. Помимо этого, Общество вело раздельный учет расходов на строительство объекта.
  • Новация не отменила первоначального обязательства Общества возвратить инвестору полученные средства и являлась мнимой сделкой, поскольку на основании договора займа Обществу не был предоставлен заём, стороны не преследовали цели предоставления займа и денежные средства Обществу не перечислялись.
  • Погашение денежного обязательства в долларах США было согласовано сторонами инвестиционного договора только после того, как курс российского рубля значительно понизился по отношению к курсу доллара США.
  • Общество не представило доказательств того, что, заключая дополнительное соглашение к инвестиционному договору и договор новации, оно намеревалось получить экономический эффект. Напротив, в ходе налоговой проверки и судебного разбирательства Общество ссылалось на соблюдение интересов инвестора, которым были получены убытки в виде разницы в курсах инвестированного рубля по отношению к доллару США.
Читайте также  Образец заявления на возмещение ущерба имуществу

На данном основании суд посчитал правомерным отказ Обществу в учете расходов в виде процентов и отрицательных курсовых разниц. Кроме того, суд отметил, что денежные средства, получаемые инвестором сверх инвестированных средств, являются его пассивным доходом, не связанным с его предпринимательской деятельностью, и подлежащим налогообложению у источника выплаты в Российской Федерации.

В актуальной судебной практике есть множество примеров переквалификации налоговыми органами заемных отношений в инвестиционные. В данном же деле в основе отношений сторон изначально лежал инвестиционный договор. По нашему мнению, выводы суда заслуживают пристального внимания, поскольку наглядно демонстрируют подход судов к толкованию условий договоров, в том числе в части их ретроспективного изменения и новации обязательств. Помимо этого, выводы суда также основываются на результатах анализа письменной позиции Общества, представленной в ходе досудебного обжалования и затем в рамках письменных объяснений в ходе судебного процесса, применительно к обоснованию наличия деловой цели заключения Обществом оспариваемых договоров.

Специалисты налоговой практики Dentons имеют богатый опыт оценки и предотвращения налоговых рисков на этапах планирования и совершения сделок, сопровождения мероприятий налогового контроля (включая допросы свидетелей), представления и защиты интересов клиентов в налоговых спорах (как на досудебной стадии, так и в суде), в том числе в спорах, касающихся переквалификации отношений сторон, и будут рады оказать всестороннюю поддержку по этим вопросам.

Договор новации долга в заемное обязательство

dogovor_novacii_dolga_v_zaemnoe_obyazatelstvo.jpg

Похожие публикации

Новация долга в заемное обязательство осуществляется в соответствии с нормами российского гражданского права. Правила реализации этой процедуры прописаны в ст. 414 ГК РФ – мероприятия по новации предусматривают письменное удостоверение согласия сторон на «переформатирование» задолженности. Договоренности должны быть составлены так, чтобы изменялся предмет сделки, иначе изменения будут признаны неправомерными. Уточнения по процедуре новации представлены в ст. 808 и ст. 818 ГК РФ.

Договор новации долга в заемное обязательство – образец

Новация предполагает замену старых долговых обязательств между сторонами новыми. Эта процедура носит добровольный характер, она не может быть реализована в одностороннем порядке. Соглашение о новации должно быть подкреплено подписями представителей обеих сторон сделки. Если подпись одного из участников будет отсутствовать на документе, новые условия сотрудничества и погашения долга не вступят в силу, а прежние сохранят актуальность.

Проведение новации возможно по ряду соглашений:

передача имущественных прав.

Прибегнуть к такому способу урегулирования задолженностей могут любые субъекты хозяйствования – как юридические, так и физические лица. Главное, чтобы было соблюдено условие о взаимном согласии участников.

Договор новации долга в заемное обязательство составляется с учетом следующих особенностей:

заменяемые обязательства по первоначальному соглашению после подписания договора новации утрачивают актуальность;

с должника снимаются дополнительные обременения, обусловленные наличием долга по исходному договору;

договоренности должны быть зафиксированы письменно и подкреплены подписями обеих сторон сделки (правило действует для всех юридических лиц без исключений, если же участниками договора займа стали физические лиц, ориентироваться надо на лимит долга – если сумма задолженности менее 10 тыс. руб., можно ограничиться устным соглашением);

при изменении предмета сделки может потребоваться возврат залогового имущества или выплата денежных средств, для удостоверения факта передачи этих активов рекомендуется составлять расписки;

в новом договоре обязательно должны быть описаны условия реализации предыдущих договоренностей;

объем заменяемых долгов и стоимость нового предмета сделки должны быть идентичны в денежном выражении.

Чтобы новация долга в заемное обязательство была признана законной, необходимо произвести фактическую смену предмета сделки. Например, если у предприятия имеется денежный долг перед контрагентом, заключение договора о кредитовании не будет считаться подменой вида обязательств, суть сделки сохранится. Изменение предмета договоренностей в этом случае может быть произведено через выдачу векселя или передачу имущественных активов.

Как работает принцип новации долгов:

У предприятия перед контрагентом возникает задолженность по какому-либо договору.

Должник не может погасить свои обязательства в назначенные сроки (причины могут быть разными).

Стороны договариваются о корректировке первоначальных договоренностей и изменении предмета сделки. К примеру, долг сформировался по договору о поставке партии товара — должник получил предоплату, но товар не отгрузил. Он предлагает кредитору изменить условия договора – вместо поставки товара он готов заключить соглашение о предоставлении ему займа (стоимость оплаченной партии товара сопоставима с суммой займа).

Участники сделки подписывают договор новации долга в заемное обязательство. С этого момента обязательств по поставке товара у должника нет, по новым договоренностям он должен вернуть кредитору займ в установленные сроки.

Когда происходит возврат займа, обязательства сторонами исполнены.

В бухгалтерском учете делаются корректировки, отражающие изменение формы задолженности.

Важно учесть, что при новации в заемное обязательство не требуется соблюдения условия о фактической передаче денег, как должно быть по договору займа (ст. 807 ГК РФ), поскольку долг между сторонами, заключившими новое соглашение, уже существует.

Новация не распространяется на долги по сделкам, которые затрагивают личные интересы сторон. Нельзя производить подмену обязательств, если задолженность образована в результате неуплаты компенсации за нанесение материального, морального или физического вреда человеку. Незаконным будет и переформатирование долгов по алиментам и другим платежам в соответствии с исполнительными документами.

Полные тексты нормативных документов в актуальной редакции вы всегда сможете посмотреть в КонсультантПлюс.

Поправки в ГК: какие новации ожидаются

В Палату представителей поступил законопроект «Об изменении кодексов», предусматривающий внесение существенных поправок в Гражданский кодекс. Особый интерес у специалистов вызывают новеллы, касающиеся правового регулирования обязательств, закрепленного в главах 21–26 ГК. Об ожидаемых новациях в этой сфере рассказывает директор юридической фирмы ООО «Экономические споры», медиатор, председатель третейского суда Сергей БЕЛЯВСКИЙ.

Предлагаемая корректировка ГК призвана его осовременить и гармонизировать с гражданским законодательством государств – членов Евразийского экономического союза, а также устранить существующие коллизии и пробелы.

Остановимся на некоторых новшествах, которые появятся в ГК в случае принятия законопроекта, внесенного Советом Министров в Палату представителей.

Планируется изменить ст. 295 ГК о порядке исчисления сроков. В частности, исключается норма о разумном сроке исполнения обязательства, останется лишь семидневный срок с момента востребования для случаев, когда сторонами в договоре либо в законодательстве не предусмотрен конкретный срок исполнения обязательства.

Норма, несомненно, носит дискуссионный характер, ведь в отдельных случаях критерии разумности могут и выходить за пределы семидневного срока с момента востребования.

Кроме того, в законопроекте говорится о возможности исчисления срока с какого-либо события (его наступление носит вероятностный характер), а также с момента исполнения обязанностей другой стороной. На это положение в случае его принятия особое внимание следует обратить подрядным и субподрядным организациям, расчеты с которыми заказчиками и генподрядчиками могут осуществляться после наступления каких-либо событий: выделения средств в бюджете, оплаты выполненных работ заказчиком генподрядчику и др.

Очередность исполнения обязательств

Планируется исключить нормы о сроке исполнения обязательств из Банковского кодекса и оставить их только в ГК. В связи с этим предлагается новая редакция ст. 300 и включение в ГК новой статьи – 300 1 (Погашение требований по однородным обязательствам).

Читайте также  Профессиограмма маркетолога таблица

К трем существующим очередям добавится четвертая (вторая по счету): «Неисполненное обязательство по погашению основной суммы долга, не исполненное в срок обязательство по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству». Таким образом, первоначально будут гаситься просроченные обязательства, а затем обязательства текущего периода.

В ст. 300 1 ГК прописан порядок применения правила об очередности при наличии нескольких однородных обязательств.

В рамках одной очереди исполнение обязательства будет определяться указаниями должника в платежной инструкции. Если такие указания он не сделает, первоначально будет гаситься обязательство, наступившее ранее других. Если же сроки исполнения обязательств наступили одновременно, исполнение будет засчитываться пропорционально в отношении всех однородных требований.

Свое развитие получит норма об альтернативных обязательствах, которая содержится в ст. 301 ГК. Сегодня она активно применяется, особенно в подрядных правоотношениях (стороны в договорах прописывают возможность оплаты выполненных работ как денежными средствами, так и вновь возведенным недвижимым имуществом).

В законопроекте предусмотрен следующий алгоритм ее применения: если должник не выбрал способ исполнения в пределах срока, указанного в ст. 295 ГК, способ исполнения будет выбирать кредитор. И наоборот. Таким образом, устраняется правовая неопределенность в ситуации, когда выбор в установленном порядке стороной не сделан.

Аналогичная норма содержится в российском ГК, судебная практика ее применения в РФ уже сформирована.

В ст. 301 1 ГК будет предусмотрен еще один способ исполнения обязательства, схожий с альтернативным, – факультативное обязательство. В действующем ГК такой нормы нет.

В отличие от альтернативных обязательств (которые являются равными по приоритетности и их применение осуществляется по выбору стороны – либо одно, либо второе) факультативное предусматривает дополнительный способ исполнения обязательства.

В договоре необходимо будет указать, какой способ исполнения обязательства является основным, т.е. должен исполняться в первую очередь, а какой – факультативным, т.е. применяться по усмотрению сторон в случае взаимного отказа от выбора основного способа.

В эту статью также включена формулировка, предусматривающая право кредитора требовать исполнения только основного обязательства, если должник не исполняет ни основное, ни факультативное. То есть право требования будет распространяться только на основное обязательство, но никак не на факультативное. Последнее будет подлежать исполнению вместо основного, если обе стороны согласятся с этим.

В ГК предлагается закрепить норму о так называемых протестативных условиях, согласно которым исполнение обязательства одной стороной зависит от исполнения какого-либо обязательства другой стороной. Данная формулировка характерна для блокчейна. То есть при совершении какого-либо действия одной стороной обязательство совершить встречное действие возникает у противоположной стороны.

Перемена лиц в обязательстве

В новой редакции ст. 356 ГК по­явится формулировка, согласно которой при множественности уступок права требования должник будет обязан исполнить обязательство в пользу кредитора, указанного в последнем полученном им уведомлении. Таким образом, важным станет контроль за направлением извещений о произошедшей перемене лиц в обязательстве. Вместе с тем необходимости направлять их все в адрес должника не будет, достаточно послать только последнее. Уведомлять о переходе права сможет как новый, так и первоначальный кредитор.

Статья 353 ГК дополняется нормой о том, что если для перехода к другому лицу прав кредитора требуется согласие должника, то отсутствие такого согласия не препятствует передаче прав кредитора в порядке, установленном законодательством об экономической несостоятельности (банкротстве).

Если сегодня прекращение обязательств зачетом возможно только по обязательствам, срок исполнения которых наступил, то предлагаемая редакция ст. 381 ГК предусматривает возможность прекращения обязательств, срок исполнения по которым не наступил. Подобный зачет можно будет производить исключительно по соглашению сторон.

Изменения коснутся и перевода долга. В частности, ГК дополняется ст. 363 1 : появится возможность переводить долг без согласия должника, в т.ч. на основании нормы законодательства.

Данная норма, как и многие из вышеперечисленных новаций, заимствована из российской правовой системы, и кодекс в этой части будет гармонизирован с ГК РФ.

Обеспечение исполнения обязательств

В ст. 314 ГК появится дополнительная формулировка, дающая суду право применять эту статью в части уменьшения подлежащей взысканию пени в отношении лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, только по их ходатайству. Сегодня указанное право реализуется судом во всех случаях, независимо от того, заявляется такое ходатайство или нет.

Изменения должны коснутся и такого способа обеспечения обязательства, как залог. Так, заключение договора залога станет возможным до заключения основного, обеспечиваемого залогом обязательства. При этом право залога будет возникать с момента, определенного договором залога, но не ранее возникновения обеспечиваемого обязательства. Статья 339 1 ГК в предлагаемой редакции будет предусматривать возможность залога части имущественных прав, совокупности имущественных прав (требований), вытекающих из договора или иного обязательства. Помимо этого, проект устанавливает возможность залога имущественных прав (требований), которые возникнут в будущем, а также их совокупности.

Кроме того, появится формулировка, взаимоувязывающая залог и уступку права требования. В частности, если уступка права требования запрещена договором или законодательством, то залог права требования также невозможен. Но если такой запрет на уступку права стороны предусмотрели в договоре после осуществления залога, залог уже будет являться действительным.

Корректировка затронет и нормы, связанные с задатком: на стадии заключения предварительного договора можно будет предусмотреть сумму задатка, обеспечивающего заключение основного договора в будущем. Кроме того, проценты на сумму задатка смогут начисляться, если стороны предусмотрят это прямо в условиях договора о задатке.

Согласно предлагаемой редакции ст. 366 ГК ставка рефинансирования в случае взыскания долга в судебном порядке или на основании исполнительной надписи нотариуса будет определяться на день наступления срока исполнения обязательства (а не на дату взыскания долга в судебном порядке).

Важные изменения произойдут и в части соотношения права на взыскание неустойки и процентов. Так, если соглашением сторон или законодательством предусмотрено взыскание пени (штрафа, неустойки) за ненадлежащее исполнение обязательства, проценты по ст. 366 ГК не будут подлежать взысканию, если иное не предусмотрено законодательными актами.

Новой нормой дополняется ст. 310 ГК: прекращение основного обязательства повлечет прекращение обеспечительного обязательства. Данное правило будет применяться, если законодательством или договором не установлено иное, а также когда это не противоречит существу обеспечивающего обязательства.

Взыскание убытков

Несмотря на использование кредитором иных способов защиты нарушенного права, за ним сохранится право требовать также и возмещения убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательства. Предлагается закрепить запрет судам отказывать в удовлетворении требований о возмещении убытков только на том основании, что их размер не установлен судом точно. Размер убытков может быть установлен примерно, с разумной степенью достоверности и с учетом всех заслуживающих внимания обстоятельств.

Планируется активизировать при­менение участниками имущественного оборота такой формы ответственности, как возмещение убытков, причиненных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств.

Новое о договорах

Поправки в ст. 391 ГК предусматривают возможность применения в отношении договора, не установленного законодательством, правил аналогии закона.

Согласно корректировке ст. 392 ГК исключается положение о том, что нормы договора при изменении законодательства должны приводиться в соответствие с законодательством (если иное не предусмотрено последним).

При изменении законодательства нормы договора будут сохраняться в силе, кроме тех случаев, когда в данных актах законодательства прямо будет установлено, что договор подлежит приведению в соответствие с новыми нормами. Таким образом, корректировка направлена на обеспечение стабильности, неизменности договора, чего требуют инвесторы и предприниматели.

Еще одно новшество касается публичного договора. Законодатель решил распространить его действие на все юридические лица вообще, а также на индивидуальных предпринимателей (сегодня – только на коммерческие организации).

Читайте также  Мари давтян адвокат биография

Большой блок планируемых поправок в ГК связан с применением норм Декрета от 21.12.2017 № 8, внесшего в качестве правового эксперимента на базе ПВТ различные элементы английского права. Но об этом – в одном из следующих номеров «ЭГ».

Новация аванса в заем: возможен ли вычет уплаченного НДС?

Налогоплательщик имеет право вернуть из бюджета сумму НДС, уплаченную с аванса по договору, если указанный договор был новирован в договор по предоставлению займа. Вывод о том, что право на вычет НДС с аванса возникает только после возврата заемных средств, противоречит НК РФ.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Общество с ограниченной ответственностью «Карьер»

ИФНС России по г. Новочебоксарску Чувашской Республики

Суть дела

По итогам II квартала 2016 г. общество отразило в налоговой декларации и уплатило в бюджет НДС с аванса, полученного от заказчика по соглашению о разработке карьера. В ноябре этого же года общество заключило с заказчиком договор новации, согласно которому стороны договорились о прекращении обязательств, возникших из соглашения о разработке карьера, и данные обязательства были заменены на заемные. То есть полученный аванс превратился в полученный заем.

В связи с прекращением обязательств по соглашению уплаченный по авансу НДС был заявлен ООО к вычету. Однако налоговики в вычете отказали.

По мнению инспекции, общество не имело права на вычет по НДС, поскольку в абз. 2 п. 5 ст. 171 НК РФ, регулирующем порядок применения вычета по НДС, исчисленного и уплаченного с полученных авансов в случае изменения условий либо расторжения соответствующего договора, предусмотрено обязательное условие — возврат сумм авансовых платежей.

Налоговики провели анализ исполнения сторонами договора новации и установили, что общество не перечисляло бывшему заказчику ни сумму основного долга, ни проценты, предусмотренные договором новации. То есть возврата денежных средств, которые раньше были авансом, бывшему заказчику не производилось. Инспекция усмотрела в этом противоречие порядку, установленному абз. 2 п. 5 ст. 171 НК РФ.

Общество обратилось в суд.

Решение суда

Суд первой инстанции принял решение в пользу общества. Апелляция и кассация его поддержали. Приведем аргументы суда первой инстанции (решение Арбитражного суда Чувашской республики от 20.07.2018 по делу № А79-12577/2017).

В силу абз. 2 п. 5 ст. 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, исчисленные продавцами и уплаченные ими в бюджет с сумм оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), реализуемых на территории РФ, в случае изменения условий либо расторжения соответствующего договора и возврата соответствующих сумм авансовых платежей. В пункте 4 ст. 172 НК РФ установлено, что такие вычеты производятся в полном объеме после отражения в учете соответствующих операций по корректировке в связи с возвратом товаров или отказом от товаров (работ, услуг), но не позднее одного года с момента возврата или отказа.

Суд установил, что при поступлении от заказчика аванса во II квартале 2016 г. общество отразило его в учете, исчислило и уплатило НДС, а также фактически отразило в книге покупок за IV квартал 2016 г. изменение статуса указанного аванса на заем.

Согласно представленной обществом оборотно-сальдовой ведомости по счету 62 «Расчеты с покупателями и заказчиками» кредитовое сальдо в пользу ООО в размере суммы аванса отражено в корреспонденции с дебетом счета 66 «Расчеты по краткосрочным кредитам и займам», что подтверждает надлежащее отражение им спорной операции в бухгалтерском учете.

Суд отклонил довод налогового органа о том, что право на вычет НДС, уплаченного в бюджет с полученной предоплаты, возникает у общества только после возврата заемных средств. Этот вывод противоречит ст. 146, 149 и 171 НК РФ.

Согласно правовой позиции, отраженной в Определении Верховного суда РФ от 19.03.2015 по делу № 310-КГ14-5185 (далее — Определение ВС РФ), п. 5 ст. 171 НК РФ предусматривает необходимость возврата авансовых платежей как условия для применения вычета только в случае расторжения договора либо изменения его условий.

Вместе с тем в силу ст. 818 ГК РФ по соглашению сторон долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества или иного основания, может быть заменен заемным обязательством. Замена долга заемным обязательством осуществляется с соблюдением требований о новации.

Из положений ст. 414 ГК РФ следует, что соглашение о новации преследует цель прекратить существующее между сторонами обязательство и установить между теми же сторонами иное обязательство. Прекращение обязательства означает, что первоначальная юридическая связь между сторонами, выраженная в конкретном обязательстве, утрачивается и возникает новое обязательство.

Учитывая, что в соответствии с подп. 15 п. 3 ст. 149 НК РФ операции займа в денежной форме, включая проценты по ним, не подлежат налогообложению, исчисленная ранее сумма НДС с полученных авансов является излишне уплаченным налогом с момента заключения соглашения о новации, поскольку у налогоплательщика не возникает обязанности по исчислению НДС с операции по получению займа.

По мнению Верховного суда, данный вывод согласуется с правовой позицией, изложенной в п. 23 постановления Пленума ВАС РФ от 30.05.2014 № 33, и применим к рассматриваемой ситуации. Согласно этому пункту налогоплательщик, выступавший продавцом, не может быть лишен предусмотренного абз. 2 п. 5 ст. 171 НК РФ права на вычет суммы налога, ранее исчисленного и уплаченного при получении авансовых платежей, в случае изменения условий либо расторжения соответствующего договора, если возврат платежей производится контрагенту не в денежной форме.

Отметим, что упомянутое Определение ВС РФ ФНС России включила в обзор судебных актов, направленный письмом от 17.07.2015 № СА-4-7/12693@, где специально разъяснила, что «налогоплательщик имеет право вернуть из бюджета сумму НДС, уплаченную с аванса по договору поставки, если указанный договор поставки был новирован в договор по предоставлению займа».

Суд принял доводы общества о том, что:

выводы налогового органа основаны на неверном толковании норм действующего законодательства, без учета письма ФНС России от 17.07.2015 № СА-4-7/12693@ и сложившейся судебной практики;

отсутствие платежей общества в адрес заимодавца свидетельствует лишь о неисполнении гражданско-правовых обязательств стороной по сделке, что не может являться само по себе основанием для отказа в применении вычетов по НДС.

Арбитражная практика и официальная позиция

До выхода Определения ВС РФ арбитражная практика по рассматриваемому вопросу была противоречивой. Одни судьи выносили решения в пользу налоговиков, отказывая налогоплательщикам в вычете НДС по авансу при новации договора в заем (постановления АС Центрального округа от 20.08.2014 по делу № А64-3941/2012 (Определением ВС РФ от 25.11.2014 № 310-КГ14-4303 отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения Судебной коллегией по экономическим спорам), ФАС Северо-Кавказского округа от 25.11.2013 по делу № А32-4896/2012, ФАС Северо-Западного округа от 24.02.2011 по делу № А42-880/2009, ФАС Западно-Сибирского округа от 15.01.2007 № Ф04-8667/2006 (29778-А27-42)). Другие поддерживали налогоплательщиков (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 05.04.2013 по делу № А32-2964/2012, ФАС Северо-Западного округа от 12.02.2013 по делу № А56-4264/2012, ФАС Московского округа от 18.10.2012 по делу № А40-12957/12-91-66).

После появления Определения ВС РФ ситуация изменилась, во многом, видимо, благодаря тому, что ФНС России включила это определение в свой обзор.

Правовой подход Верховного суда был использован, в частности, при вынесении решения АС Северо-Кавказского округа (постановление от 31.07.2015 по делу № А32-20721/2014).

Что касается мнения Минфина России по этому вопросу, то единственное его разъяснение, которое нам удалось обнаружить, датировано 2014 г. (письмо от 01.04.2014 № 03-07-РЗ/14444), и в нем содержится запрет на применение вычета без возврата аванса при новации.

Но еще раз обращаем внимание, что это письмо вышло до появления Определения ВС РФ.