Налогообложение геологоразведочных предприятий

Экономика геологоразведочных работ (Учебное пособие)

Коллектив авторов

Показаны роль минерально-сырьевого комплекса в экономике России и место в нем геологоразведочных работ. Изложены принципы функционирования экономического механизма недропользования в стране. Рассмотрены основы экономики важнейших видов минерального сырья и современной методики геолого-экономической оценки месторождений полезных ископаемых. Особое внимание уделено производственным ресурсам геологического предприятия, эффективности их использования, а также экономическим результатам деятельности. Значительное место в книге занимает освещение актуальных проблем управления геологическим предприятием в условиях экономики переходного периода: планирование деятельности предприятий; маркетинг; инновационный менеджмент; управление персоналом; технико-экономический анализ; новые формы предпринимательства в геологии.

ISBN: 5-8216-0019-7
Страницы: 400
Переплет: твердый
Издатель: ИД «Руда и Металлы»
Язык: Русский
Год издания: 2000

Информацию о наличии издания и его цену можно узнать по эл. почте books@rudmet.ru.

Оглавление:

Введение

Глава 1. Минерально-сырьевой комплекс в структуре экономики России

1.1. Роль минерально-сырьевых ресурсов в экономике страны

1.2. Основы государственного регулирования недропользования

1.3. Платежи при недропользовании

1.4. Рациональное использование и охрана недр

1.5. Геологоразведочные работы в минерально-сырьевом комплексе страны

Глава 2. Экономика важнейших видов минерального сырья

2.1. Экономика топливно-энергетических ресурсов

2.2. Экономика ресурсов основных металлов

Глава 3. Предприятие в геологической службе

3.1. Структура геологической службы

3.2. Организационная и производственная структура геологического предприятия

3.3. Правовое регулирование деятельности предприятия

Глава 4. Финансы предприятия

4.1. Сущность финансовых отношений предприятия и их функдии

4.2. Принципы организации финансов предприятия

4.3. Финансовые ресурсы предприятия и направления их использования

4.4. Финансовое планирование на предприятии

4.5 Налогообложение предприятия

4.6. Особенности финансов геологического предприятия

Глава 5. Производственные ресурсы предприятия и эффективность их использования

5.1. Кадры предприятия, занятость, производительность труда, организация оплаты труда

5.2. Основные производственные фонды и производственные мощности предприятия

5.3. Нематериальные активы и их значение для геологических предприятий

5.4. Оборотные средства предприятия, их состав и структура

Глава 6. Экономические результаты деятельности геологического предприятия

6.1. Стоимость геологоразведочных работ

6.2. Система оплаты выполненных геологоразведочных работ

6.3. Себестоимость геологоразведочных работ

6.4. Прибыль и рентабельность геологического предприятия

Глава 7. Геолого-экономическая оценка месторождений полезных ископаемых

7.1. Цель, принципы и факторы геолого-экономической оценки месторождений полезных ископаемых

7.2. Показатели, характеризующие природную ценность месторождения

7.3. Технико-экономические показатели оценки месторождения

7.4. Учет фактора времени при оценке инвестиций в освоение месторождения

7.5. Показатели, характеризующие коммерческую эффективность инвестиций

7.6. Оценка рисков при геолого-экономической оценке месторождений

7.7. Кондиции к подсчету запасов полезных ископаемых

Глава 8. Экономический механизм управления геологическим предприятием

8.1. Инновационный менеджмент

8.2. Маркетинговая система управления

8.3. Управление персоналом

8.4. Планирование деятельности предприятия

8.5. Экономический анализ деятельности предприятия

8.6. Новые формы предпринимательства

Глава 9. Основы оценки недвижимости

Рекомендуемая литература

Налогообложение геологоразведочных предприятий

Горнодобывающая промышленность является одной из важнейших отраслей экономики РФ. Однако ее развитие напрямую зависит от минерально-сырьевой базы. Дальнейшее развитие горной промышленности важно для государства и регионов, так как в свою очередь горнодобывающие предприятия обеспечивают:
1. Инвестиции на проведение основных поисково-оценочных работ, разведку и добычу полезных ископаемых.
2. Создание рабочих мест для привлечения трудовых ресурсов республики.
3. Обеспечение социально-экономического развития региона.
4. Создание инфраструктуры общего пользования.
5. Строительство мощностей по переработке полезных ископаемых с целью локализации добавленной стоимости на территории России.
Геологический поиск и разведка новых месторождений очень рискованная деятельность. Поэтому в России геологоразведочный бизнес не развит как за рубежом. Канада является лидером в мировом геологоразведочном бизнесе по количеству компаний, проектов и объёмов финансирования. ГРР на твердые полезные ископаемые теперь выполняют небольшие независимые, так называемые юниорные компании (junior companies). Финансирование осуществляется за счет частных инвесторов. Юниорные компании, финансируемые через венчурные фонды приобретают лицензии на разведку и, открыв новое месторождение, продают право на добычу, тем самым в несколько раз окупая инвестиции. При этом доступ к геологической информации находится в свободном доступе, налоговые льготы для таких компаний также позволяют развивать такой вид бизнеса.

Таблица 2
Факторы, влияющие на развитие геологоразведочного бизнеса

Государство Фактор Частный бизнес
Государственная поддержка в виде дифференцированных ставок по налогообложению Налогообложение
Выдача лицензий по смягчающим условиям Выдача лицензий
Страховка на ранних стадиях проведения ГРР Инвестиции Основные вложения за счет частного бизнеса
Открыть более свободный доступ к информации Геологическая информация Предоставление информации государству
Результат Вначале результаты проведения ГРР необходимо предложить на рассмотрение государству, которое либо берет в свое распоряжение, либо выносит на торги добывающим компаниям.
Таблица составлена автором

Государственная поддержка в сфере налогообложения геологоразведочных работ. ГРР имеет свою специфику в связи с длительностью цикла и чисто затратным характером. От начала поисковых работ до окончания разведки и ввода месторождения в эксплуатацию проходят многие годы, а первый доход появляется лишь после первых продаж горной продукции. Поэтому компании, проводящие ГРР, вправе рассчитывать на особый подход государства к налогообложению их бизнеса.
Получение прав пользования недрами и их рыночный оборот. Простота и прозрачность процедуры приобретения прав пользования недрами часто определяют решение компании об инвестициях в поисковые работы. Еще большее значение имеет возможность передачи (свободной продажи) этих прав. Для компаний, которые изначально не предполагают доводить объект до эксплуатационной стадии, а намереваются выполнить ГРР на участке, резко увеличить его перспективы и продать с максимальной выгодой, этот фактор играет определяющую роль.
Доступность привлекаемых финансовых ресурсов. Небольшие независимые геологоразведочные компании часто не могут финансировать ГРР за счет собственных средств и не могут получить кредит в банке. Следовательно, у юниорных компаний остается один путь — привлечение средств на рынке рискового капитала. Таким образом, степень развитости и само наличие этого рынка часто становится критическим фактором, определяющим возможность становления юниорного бизнеса в стране.
Доступность архивной геологической информации. На сегодняшний день степень геологической изученности планеты такова, что без информации, собранной предшественниками, невозможно спланировать и провести эффективные ГРР. Широкое использование архивных и фондовых материалов, керна ранее пробуренных скважин позволяет получить максимальный результат, затратив на ГРР минимальные деньги. По оценкам Геологической службы штата Иллинойс (США), использование архивных данных, в том числе каменного материала, позволяет снизить стоимость планируемых ГРР на 40–70% [3]. Поэтому доступность архивных и фондовых геологических материалов, а также стоимость их приобретения у владельцев прямо влияют на инвестиционную привлекательность геологоразведочного бизнеса в стране.
В данной статье предлагается внедрение элемента ГЧП в производственную структуру алмазодобывающего предприятия. У государства недостаточно средств на финансирование геологического освоения новых территорий, а у недропользователей нет интереса к открытию новых месторождений. Все эти действия могут привести к исчерпанию минерально-сырьевой базы стран. Поэтому сейчас отрабатывается минерально-сырьевой комплекс, созданный в СССР [7].
Внедрение государственно-частного партнерства в сферу недропользования принесет выгоду государству, бизнесу и обществу (табл. 3).

УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

от 6 октября 2021 года №УП-6319

О мерах по дальнейшему стимулированию геологоразведочных работ и совершенствованию порядка налогообложения недропользователей

В целях промышленного освоения месторождений полезных ископаемых с широким привлечением иностранных инвестиций, стимулирования геологоразведочных работ с помощью современных методов и технологий, а также дальнейшего совершенствования порядка налогообложения недропользователей:

1. Определить, что с 1 января 2022 года устанавливается специальный порядок выставления на конкурсные торги права пользования участком недр для геологического изучения или добычи на ранее разведанном участке недр углеводородов, драгоценных, цветных, редких и радиоактивных металлов и иных видов объектов рудных полезных ископаемых, имеющих существенный коммерческий потенциал. При этом:

сумма реализации рассматривается в качестве суммы бонуса за право пользования недрами и перечисляется в республиканский бюджет Республики Узбекистан за вычетом расходов организаторов конкурсных торгов;

организаторы или участники конкурсных торгов имеют право предлагать повышенный размер налоговых ставок по отдельным видам налогов при добыче (извлечении) полезных ископаемых в порядке, установленном законодательством.

2. Согласиться с предложением Министерства финансов, Министерства экономического развития и сокращения бедности и Государственного комитета по геологии и минеральным ресурсам об отмене с 1 января 2022 года бонуса коммерческого обнаружения, взимаемого за право добычи полезных ископаемых, а также подписного бонуса, взимаемого за право осуществления деятельности по поиску и разведке полезных ископаемых.

3. Установить, что с 1 января 2022 года:

а) земельные участки, отведенные для проведения геологоразведочных и (или) изыскательских работ, не являются объектом налогообложения земельным налогом с юридических лиц;

б) вводится ежегодный лицензионный платеж за пользование недрами для геологического изучения, исчисляемый исходя из отведенной площади и видов полезных ископаемых, в размерах, установленных актами законодательства;

в) ежегодный лицензионный платеж за пользование недрами для геологического изучения направляется:

70 процентов — в республиканский бюджет Республики Узбекистан;

15 процентов — в местные бюджеты областей;

15 процентов — в местные бюджеты районов (городов).

4. Освободить юридических лиц, осуществляющих геологоразведочные работы, а также привлеченные ими подрядные и субподрядные организации от:

периодических таможенных платежей при временном ввозе специальной техники, необходимой для осуществления геологоразведочных работ, на период поиска, разведки и разработки месторождений;

таможенной пошлины при импорте не производимых в Республике Узбекистан оборудования, материально-технических ресурсов и специальной техники, необходимых для проведения работ по поиску, разведке и разработке месторождений по перечням, формируемым в установленном порядке.

Распространить льготы, предусмотренные абзацем третьим пункта 4 Указа Президента Республики Узбекистан от 28 апреля 2000 года №УП-2598 «О мерах по привлечению прямых иностранных инвестиций в разведку и добычу нефти и газа», на отечественные предприятия, осуществляющие поиск и разведку месторождений углеводородов на территории Республики Узбекистан.

Полный текст доступен после регистрации и оплаты доступа.

Металлургам предложили доплатить. Хотя у них и так самое низкое налогообложение

На днях Счетная палата, председателем которой является Алексей Кудрин, предложила ввести вычет по налогу на добычу полезных ископаемых для металлургов, которые инвестируют в геологоразведку. В качестве причины указывается то, что в 2020 году были приняты поправки в Налоговый кодекс, которые увеличили НДПИ для руд цветных и черных металлов в 3,5 раза. Таким образом, по мнению инициаторов, рост фискальной нагрузки сократил инвестиционный потенциал. Якобы предприятия начали терять стимул к проведению рискованных, не гарантирующих результатов геологоразведочных работ. В том, насколько это мнение соответствует действительности и зачем нужны подобные инициативы, «Лента.ру» разобралась с экспертами.

Для кого подарки

Экономист Михаил Делягин считает, что стимулировать геологоразведку — хорошая затея, однако он отметил, что налогообложение металлургической отрасли и без этого невысокое.

«Налогообложение металлургов крайне низкое, если сравнить с другими отраслями. Значительная часть — вообще офшорные компании. То есть предлагаются дополнительные налоговые льготы тем, кто, в общем, налогов особо и не платит. Если сравнить металлургическую отрасль с другими в плане налогов, металлурги живут крайне вольготно», — отметил эксперт.

Экономист Никита Кричевский также высказал мнение, что значительная часть выручки выводится за границу.

«Кудрин призывает вычитать налоги для металлургов. Как будто в предыдущие годы у них были проблемы с поиском ресурсов для инвестирования. Проблем, очевидно, никаких не было, и подтверждает это то, что в течение многих лет, как минимум с 2008 года, до 100 процентов свободного денежного потока металлургов выводится за границу через офшоры. То есть, по сути, Кудрин предлагает посредством налогового вычета, недополучения бюджетом ресурсов косвенно финансировать еще и иностранные экономики. Наши деньги-то уходят на Запад», — отметил специалист.

Экономист также считает, что такая мера поддержки, которую предлагает Счетная палата, своевременна, но не для самих металлургов.

«Что касается интересов собственно металлургов, они настолько вторичны, а то и третичны, что о них можно говорить только справочно. Все, что происходит на российском рынке металлопроката в последние месяцы, говорит о том, что цены повышаются внутри страны без каких-либо на то оснований под прикрытием повышения цен на внешних рынках. Но внутренний и внешний рынок — это две большие разницы», — отмечает Кричевский.

Лоббирование или нет

Кричевский считает, что в данном случае имеет смысл говорить о лоббировании интересов определенной отрасли.

«Принципиальный вопрос, для кого своевременна эта мера поддержки. Для Кудрина она вне всякого сомнения своевременна, потому что он лоббирует интересы этого бизнеса. Кудрин рассчитывает в случае удачного стечения обстоятельств получить от металлургических олигархов системную поддержку, как материальную, так и лоббистскую», — говорит Кричевский.

Михаил Делягин также напомнил, что Счетная палата является контрольным органом. И в сферу ее полномочий входит лишь то, как лучше контролировать использование бюджетных денег.

«Ее председатель, судя по его поведению, очень хочет вернуться в большую политику. И поэтому он ведет себя так, как будто он уже как минимум премьер-министр. Кудрин выдвигает инициативы и дает интервью по самому широкому кругу вопросов, как будто он участвует в предвыборной кампании. У него это получается плохо, потому что он — бухгалтер, а ум бухгалтера сильно отличается от того, что необходимо в реальной жизни. В данном случае Кудрин хочет сделать подарок российским металлургам, чтобы они потом поддержали его, вероятно, в политическом плане. Ведь он говорит, как нужно поддерживать геологоразведку. Где Счетная палата, а где геологоразведка», — отмечает эксперт.

Доцент финансового университета при правительстве РФ Валерий Андрианов поддерживает точку зрения о том, что возможно лоббирование интересов определенной отрасли. При этом выбран, по его словам, удачный момент.

«Возможно, сейчас настал удачный момент для подобного лоббирования, поскольку мы знаем, что цены на сталь сильно поднялись. Это связано с ростом спроса со стороны Китая. Поэтому сейчас лоббисты металлургической отрасли очень оживились. Рассказывают, что нам надо снизить цену на сталь на российском рынке. Но дополнительные льготы никак не снизят цены, поскольку она зависит не от внутренних факторов, а от мировой конъюнктуры. Можно сказать, что лоббисты отыгрывают удачный момент, а рупором выбрали Счетную палату», — отметил Андрианов.

Риск или сказки

Экономисты не согласны с тем мнением, что предприятия якобы начали терять стимул к проведению рискованных, не гарантирующих результатов геологоразведочных работ. Никита Кричевский напомнил, что геологоразведочная отрасль всегда была сопряжена с рисками.

«Другой вопрос, что нам сегодня пытаются рассказать, что геологоразведка проводится дедовскими способами, которые были в ходу 100 лет назад. Сегодня технологии, цифровые в первую очередь, шагнули далеко вперед. Говорить о том, что мы можем потратить на какие-то рискованные геологоразведочные работы деньги и потом их не вернуть, неправильно, потому что это будет свидетельствовать не о высоком риске, а о непрофессиональных менеджерах геологоразведочных компаний. Сегодня риск сведен не то чтобы к минимуму, но он существенно ниже того, что было даже 50 лет назад», — отметил экономист.

По его мнению, такие заявления про риски могут свидетельствовать о том, что Алексей Кудрин не вполне владеет ситуацией по возмещению инвестиционных вложений за счет бюджета.

«Сегодня и так существует огромное количество льгот для тех предприятий, которые занимаются долгосрочным инвестированием. И существуют отдельные проекты именно благодаря соглашениям об инвестициях», — заявил эксперт.

Валерий Андрианов отметил, что в данном случае выделяется одна отрасль, хотя подобная проблема, связанная со стимулированием, актуальна для всех отраслей экономики.

«В принципе проблема стимулов стоит для всех отраслей экономики, и странно, что мы выделяем тех же металлургов. Эта проблема еще острее стоит в том же самом нефтегазе, обложенном налогами по максимуму. Месторождения стареют, а чтобы разрабатывать новые, нужны огромные вложения и инвестиции, внедрение новых технологий бурения и так далее. Но почему-то предлагается дать льготы только одной отрасли — металлургии. Так такие проблемы не решаются. Если мы говорим о стимулировании экономики инвестициями, то надо решать вопрос комплексно, а не предоставлением точечных целевых льгот», — сказал специалист.

Хотя бы уравнять всех

Эксперты убеждены, что если проводить подобные инициативы, то они должны касаться всех отраслей.

«На мой взгляд, правильная последовательность действий была бы следующей: во-первых, зафиксировать, что в течение полугода те активы, которые не возвращены из офшоров в Россию, объявляются бесхозными. Второе — выравнивание налогового бремени по сравнению с другими отраслями. И после этого можно стимулировать геологоразведку, а сейчас это выглядит как издевательство над всеми, кто действительно платит полноценные налоги в России. Причем это не вина металлургов, им государство создало достаточно комфортный налоговый режим, возможно, необоснованно. Они им пользуются, ведь если вам дарят подарок, почему бы им не воспользоваться», — сказал Делягин.

Валерий Андрианов также считает необходимым пересмотреть налоговую нагрузку для всех отраслей.

«Скорее стоит говорить о том, чтобы в целом пересмотреть налоговую нагрузку, сбалансировать ее и увеличить нагрузку на те отрасли, у которых налоги мизерные. Это горнодобывающие и металлургические отрасли. Вся нагрузка сейчас на нефтегазе, который является основной дойной коровой российской экономики», — сказал Андрианов.

По его словам, налоги, которые платят нефтяники, в пять раз превышают те, что отдают в бюджет все остальные сырьевые отрасли.

«И, скажем, в конечной цене продукции нефтяной отрасли 60 процентов приходится на налоги. На втором месте находится газовая отрасль, по показателям примерно 35-40 процентов. Если мы посмотрим на тех же металлургов, то там аналогичный показатель составляет всего 10 процентов. Если мы посмотрим на другой показатель — долю налогов в свободном денежном потоке — то для нефтянки этот показатель будет в девять раз больше, чем в других сырьевых отраслях», — отметил Андрианов.

Кричевский заявил, что налоги, отправляемые металлургами и нефтяниками, существенно отличаются.

«Для примера: на те же НЛМК или «Северсталь» налоговая нагрузка составляет порядка 10-20 миллиардов рублей в год, тогда как «Газпромнефть» вместе с «Газпромом» отправляют ежегодно более полутора триллионов рублей. Я уже не говорю о таких сферах, как добыча нефти: там вообще налог на добычу полезных ископаемых составляет 60-70 процентов», — заявил эксперт.

Он привел результаты подсчетов, которые демонстрируют, сколько можно было бы изъять дополнительно налогов из сырьевых отраслей. Согласно данным аналитиков, если сырьевые отрасли будут платить столько же налогов, сколько сейчас платят нефтяники, то государство может получить 1,7 триллиона рублей в год. Эксперт подчеркнул, что речь идет о том, чтобы поставить отрасли в те же условия, в которых много лет работают нефтяники.

«Поэтому предложение Счетной палаты явно направлено не в ту сторону. Вместо того чтобы снимать налоговое бремя с тех отраслей, которые от него страдают, предлагается давать дополнительные льготы тем, кому и так комфортно», — заключил эксперт.

Налоги горного предприятия. Почему их теряет государство?

П.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России, ветеран Крайнего Севера.

Наша страна в мировой золотодобыче занимает ведущую роль: достаточно сказать, что из добытых человечеством за 6,5 тыс. лет 198,3 тыс. т золота десятая часть приходится на Россию, которая занимается золотодобычей всего 302 года. Ныне по добыче золота наша страна занимает второе место вслед за Китаем, опережая такие страны, как Австралия, США, Канада, Перу и ЮАР. За 29 лет в современной России (1992– 2019 гг.) было добыто 5179 т золота из 18964 т, добытых на территории России. Структура золотодобычи за этот период претерпела серьёзные изменения — если в 1992 году 85 % золота добывалось из россыпей и только 15 % — из золоторудных месторождений, то в 2019 г. на долю россыпного золота пришлось всего 27 %. Но если обратиться к объёмам, мы увидим, что после затяжного спада (со 108 т в 1992 до 53 т в 2009 году) россыпная золотодобыча уверенно возрождается, в 2019 году добыто 82 т.

Золотодобывающая отрасль вносит весомый вклад в общий бюджет России, производя высоколиквидной продукции на сумму свыше 1,3 трлн руб. (около 20 млрд долл.) и уплачивая многочисленные налоги и платежи. Один только налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) приносит почти 80 млрд руб., а общие платежи в бюджет составляют не менее 20 % от суммы реализации золота. В числе выплачиваемых налогов — регулярные платежи за пользование недрами за предоставление прав на поиск, оценку и разведку месторождений полезных ископаемых, плата за использование лесов, за пользование водными объектами, водный налог, арендная плата за землю, экологические налоги, разовые платежи за пользование недрами при наступлении определенных событий, оговоренных в лицензии, плата за геологическую информацию о недрах, сбор за участие в аукционе и плата за лицензию, выигранную на аукционе, налоги за пользование автодорогами, утилизационный сбор, налог на имущество, налоги, связанные с оплатой труда… Один только утилизационный сбор принёс бюджету в целом по стране 319 млрд руб. в 2019 году, а в 2023 году его планируют довести до 513 млрд руб.

Говоря о налогах, которые платят золотодобытчики, следует отметить, что поступления их могут быть увеличены, как отмечают некоторые авторы (впрочем, цифра эта абсолютно абстрактная и не подтверждена какими-либо расчётами), на 25–30 %, но главным препятствием для роста налогов является огромная чиновничья рать, расплодившаяся в России. Так, аппарат госуправленцев РСФСР в 1988 году насчитывал 1,16 млн человек, или 81 чиновник на 10 тыс. человек населения, в современной России он рос, как на дрожжах: в 2010 году — 1,65 млн или 115,4 чиновника на 10 тыс. человек, а в 2019 — уже 2,39 млн (3,3 % от численности занятых в экономике) — 163 чиновника на 10 тыс. человек населения. Этот рост продолжается, несмотря на неоднократные попытки Президента и Председателя правительства сократить аппарат. Мало того, что эта рать съедает огромные деньги из бюджета, она ещё становится тормозом для развития страны.

Здесь уместно привести высказывание о чиновниках в 1923 году Феликса Эдмундовича Дзержинского: «. чтобы. государство не обанкротилось, необходимо разрешить проблему госаппаратов. Каково настоящее положение.

Неудержимое раздутие штатов. чудовищная бюрократизация всякого дела — горы бумаг и сотни тысяч писак; захваты больших зданий и помещений; автомобильная эпидемия; миллионы излишеств. Это легальное кормление и пожирание госимущества этой саранчой. В придачу к этому неслыханное, бесстыдное взяточничество, хищения, нерадения, вопиющая бесхозяйственность, характеризующая наш так называемый «хозрасчет», преступления, перекачивающие госимущество в частные карманы. 9/10 сил и энергии уходит. не на создание новых ценностей, не на само производство, а на согласование, отчетность, оправдание, испрашивание. Бюрократизм и волокита заели нас, хозяйственников. На работу нет времени». Эти слова актуальны сегодня, как никогда. Чтобы оправдать своё существование, чиновники постоянно плодят многочисленные циркуляры, постоянно меняют законы и подзаконные акты. Почти 30 лет идёт непрерывное «совершенствование» законодательства в области недропользования. Подлинная эпидемия с корректировками законов, кодексов и других нормативных документов, которые определяют условия работы предприятий на золотодобыче, охватила как законодателей, так и чиновников, «совершенствующих» подзаконные акты и инструкции. За последние годы (после принятия) в Законы «О недрах» и «О драгоценных металлах и драгоценных камнях», в Лесной, Водный и Земельный кодексы было внесено около 300 поправок и изменений. Это не считая сотен подзаконных актов и многочисленных отраслевых инструкций, которые тоже меняются с завидным постоянством. Такая чехарда значительно осложнила хозяйственную жизнь крупных предприятий с мощными юридическими службами, а что можно говорить о небольших артелях и коллективах золотодобытчиков!

Сегодня достижение артели старателей «Западная», которая в 1996 году приступила к освоению Кедровского рудного месторождения золота в Бурятии и уже через год получила первый слиток золота, кажется фантастическим, и такой подвиг сейчас просто невозможен. В результате активной деятельности армии чиновников сроки оформления документации до момента начала практической работы по добыче возросли с 5–6 месяцев до 3–7 лет!

Следует отметить, что число квалифицированных и опытных сотрудников резко сократилось, всё чаще приходится сталкиваться с вопиющей некомпетентностью так называемых специалистов-менеджеров. Система подбора кадров в Российской Федерации деградировала полностью: если в советское время руководящие посты занимали специалисты, прошедшие многолетнюю производственную школу, то сегодня основная масса высшего руководящего звена с реальным производством почти не знакома.

Почему я остановился так подробно на росте числа чиновников? Дело в том, что затягивание сроков оформления документации ведёт к прямым убыткам для бюджета страны: ведь предприятия вместо полезной работы по подготовке месторождений и добыче драгоценного металла вынуждены многократно переворачивать горы документов — очень часто при небольшой ошибке чиновники все материалы заворачивают для переделки. Сами переделки занимают немного времени, но бюрократический оборот включает новые регламентированные сроки. Дело в том, что опасаясь обвинения в коррупции, чиновники строго их выдерживают, хотя имеют реальные возможности уладить вопрос в день обращения…

За последние годы сроки оформления разрешительной документации значительно увеличились. Только для прохождения процедуры согласования проектной документации для разработки месторождений россыпного золота по нормативным актам Правительства РФ, Министерства природных ресурсов и экологии и Ростехнадзора требуется 392 календарных дня (269 рабочих дней). Для рассмотрения документации, связанной с предоставлением водного объекта в пользование, требуется 306 календарных дней (215 рабочих дней). Это если в документации не найдут ошибок, если же окажутся какие-либо неточности, то вся документация вновь запускается по бюрократическому кругу. Если для рудных месторождений со сроками отработки 8–20 и более лет вышеуказанные сроки являются приемлемыми, то для россыпей, которые отрабатываются от 2–3 месяцев до 2–3 лет, такое затягивание периода оформления является недопустимым. Россыпные месторождения, как правило, отличаются небольшой глубиной залегания золотоносного пласта от поверхности (что предопределяет на большинстве месторождений выбор открытого способа разработки), проектирование не представляет особой сложности и может быть выполнено силами самих предприятий, технологии отработки россыпей отличаются простотой и хорошо отлажены на протяжении многих лет. Поэтому подходы к рассмотрению разрешительной документации для начала работ на россыпных месторождениях целесообразно упростить в рамках реализации механизма «регуляторной гильотины», утверждённой Правительством РФ 29 мая 2019 г. № 4714п-П36. Нормативные сроки рассмотрения документации, связанной с освоением россыпных месторождений, регулируются Постановлениями Правительства РФ № 844 от 30.12.2006 г., № 118 от 03.03.2010 г., № 814 от 06.08.2015 г.

Союз старателей России неоднократно обращался в Правительство с просьбами рассмотреть возможность снижения сроков прохождения процедуры рассмотрения, согласования и утверждения документации для разработки месторождений россыпного золота с 30 рабочих дней до 10 рабочих дней по согласованию технического проекта на отработку месторождения (Постановление Правительства РФ № 118 от 03.03.2010 г.); рассмотрению и согласованию планов и схем развития горных работ (Постановление Правительства РФ № 814 от 06.08.2015 г.); порядку подготовки и принятия решения о предоставлении водного объекта в пользование (Постановление Правительства РФ Ф № 844 от 30.12.2006 г.). Полномочия по утверждению перечней месторождений, предлагаемых к включению в списки на аукционы, вполне можно передать на уровень территориальных органов Роснедра (за исключением участков недр федерального значения). Эффект от этой меры будет особенно весомым, если сроки согласования перечней в Генштабе и ФСБ России будут жестко регламентированы, как это делается в отношении иных государственных услуг. А запросы о наличии особо охраняемых природных территорий можно свести на уровень взаимодействия региональных подразделений Роснедра и региональных органов, курирующих вопросы использования и охраны объектов животного мира. Решение вопросов децентрализации управления недрами, расширение полномочий территориальных органов Роснедр могут значительно ускорить оформление документации для начала разработки. Практически нет различий между требованиями к проекту по освоению месторождения Сухой Лог на тысячи тонн рудного золота (где планируется множество объектов капитального строительства) и требованиями к проекту по освоению месторождения россыпного золота, где главный объект капитального строительства — это баня. Бюрократические препоны заключаются в том, что только по одной лицензии необходимо подготовить 52 отчета и проекта, из которых 70 % являются платными, их стоимость колеблется от 30 до 70 тысяч! При этом из этих 52 документов дай бог если 5 имеют какую-то важность. Все остальные бумаги просто обеспечивают рабочие места, зарплату, проживание в цивилизованных условиях для проверяющих и, кроме них, они никому не нужны.

Большой проблемой для горных предприятий стала тема ОЗУ — особо защищённых природных территорий, которая возникла с принятием правительством Российской Федерации Распоряжения № 849-р от 27 мая 2013 года «Об утверждении перечня объектов, не связанных с созданием лесной инфраструктуры для защиты лесов, эксплуатационных лесов, резервных лесов». С выходом этого распоряжения многие участки, входящие в лицензионные площади, попали под запрет для ведения геологоразведочных и добычных работ. Распоряжение является подзаконным актом и противоречит положениям Лесного и Водного кодексов, но чиновники активно используют его для запрещения работы на площадях, которые государство выделило для золотодобытчиков. Вместе с этими запретами сократились и налоги, которые могли бы быть более весомыми на уже освоенных предприятиями площадях.

Работа предприятий, добывающих рудное и в особенности россыпное золото, все больше осложняется вновь принятыми законами, приказами, постановлениями. Складывается впечатление, что государству не нужны налоги, и оно заинтересовано в том, чтобы как можно быстрее прекратить золотодобычу в нашей стране, сделав ее экономически непривлекательной. Компании покупают на аукционе лицензию на добычу полезных ископаемых, стоимость которой может достигать сотен миллионов рублей. Но на этапе заключения договора на аренду участка узнают, что месторождение полностью или частично расположено в зоне особо защитных участков лесов, что делает его эксплуатацию затруднительной, приводит к убыткам как из-за невозможности вести добычу, так и из-за штрафов за невыполнение лицензионных условий. Ещё хуже, когда предприятие работает на участке многие годы, и вдруг оказывается, что месторождение оказалось в зоне ОЗУ. Такое произошло с артелью «Газимур» в Забайкальском крае, когда под запрет попали территории на освоенном месторождении с запасами порядка 800 кг золота, а государство лишилось налогов на сумму свыше 400 млн руб.

Очевидно, что основной проблемой, препятствующей развитию золотодобывающей отрасли в России и увеличению количества налогов, поступающих в бюджет, являются бюрократические препоны и несоответствие друг другу многочисленных нормативных документов, а также огромные временные сроки по оформлению документации, связанной с золотодобычей.

Опубликовано в журнале “Золото и технологии”, № 1 (51)/март 2021 г.