Перевод экспертов мвд в гражданские

МВД предложили слиться

Полицейские не хотят объединяться с приставами и фельдъегерями

Как стало известно “Ъ”, в МВД России готовится отрицательный отзыв на инициативу Министерства финансов, фактически предложившего масштабную реформу правоохранительных органов. В целях оптимизации расходов Минфин, в частности, рекомендует слить в один орган МВД, ФСИН, службу судебных приставов и фельдъегерскую службу, при этом передав часть функций полиции гражданским ведомствам. Одновременно предлагается сократить численность сотрудников органов внутренних дел, а также увеличить срок выслуги полицейских, переведя одновременно значительную их часть в разряд гражданских служащих. В органах внутренних дел (ОВД) указывают, что предлагаемые меры противоречивы и не приведут к желаемому результату, а опрошенные “Ъ” эксперты предсказывают в случае реализации такой реформы рост коррупции в силовом блоке, длительное снижение качества его работы и массовый отток кадров.

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ / купить фото

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ / купить фото

О предложении Министерства финансов оптимизировать расходы на правоохранительный блок стало известно в конце минувшей недели. Тогда в ряд силовых ведомств из Совета безопасности РФ был направлен запрос с просьбой сформулировать свое видение оптимизации расходов с учетом позиции Минфина. Источники “Ъ” подтвердили факт получения такого запроса в МВД и сообщили, что на него уже готовится ответ.

Министерство финансов фактически предлагает провести масштабную реформу силового блока.

В частности, речь идет о сокращении численности органов внутренних дел на 10%, в том числе за счет перевода сотрудников подразделений, не участвующих в правоохранительной деятельности (медицинских, учебных, кадровых, финансовых и т. п.) в разряд гражданских служащих.

Кроме того, предлагается передать некоторые функции полиции — координацию программы переселения соотечественников из-за рубежа, регулирование трудовой миграции, а также контрольно-разрешительное регулирование в сфере легального оборота наркотических средств — соответственно в Минтруд и Минздрав.

Также Минфин предлагает рассмотреть возможность создания единого правоохранительного органа на основе МВД, которому будут переданы функции ФСИН, Государственной фельдъегерской службы (ФГС) и Федеральной службы судебных приставов (ФССП), с одновременным сокращением штатов. При этом Министерство финансов считает необходимым рассмотреть возможность создания единой системы материально-технического (тылового) обеспечения силового блока.

Серьезные изменения Минфин предложил и в «социальной» составляющей деятельности правоохранительных органов.

В частности, речь идет, с учетом повышения пенсионного возраста «на гражданке», об увеличении минимального срока выслуги с 20 до 25 лет (без учета учебы), отмене обязательной индексации «военной» пенсии ежегодно не менее чем на 2% сверх уровня инфляции, а также увеличении срока ношения вещевого имущества и обеспечении его замены денежной компенсацией.

Как Владимир Путин скорректировал штат центрального аппарата МВД

Стоит отметить, что только за последнее десятилетие количество сотрудников органов внутренних дел уменьшалось неоднократно (“Ъ” об этом рассказывал). Текст указа №480, регламентирующего, помимо прочего, штатную численность ОВД, в 2011 году подписал тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев, штат ведомства тогда составлял 1,28 млн человек, В мае 2014 года в соответствии с указом уже президента Владимира Путина количество сотрудников МВД сократилось до 1,113 млн 172 человек. Оптимизировал президент количество сотрудников ОВД также в 2016 и 2018 годах. После этого, по данным “Ъ”, аналитики МВД оценивали штатную численность ведомства как «минимально достаточную» для выполнения возложенных на ОВД функций при условии стабильной оперативной обстановки.

Можно добавить, что до конца 1990-х Главное управление исполнения наказаний (ГУИН) входило в систему МВД, исполняло тогда еще милицейское ведомство и многие функции ФССП. Однако передача ГУИН (позже ФСИН) под контроль гражданского ведомства — Минюста являлось одним из условий присоединения России к Европейской конвенции по правам человека. ФССП была создана указом Бориса Ельцина в 1997 году. Что касается ГФС, то в постсоветское время к силовикам она не относилась: в разное время ее контролировали Минсвязи и правительство, самостоятельной стала в 2000 году.

Собеседники “Ъ” в силовых структурах и экспертном сообществе отнеслись к идеям Минфина скептически.

В частности, один из руководителей силового блока отметил, что многие предложения противоречат друг другу: например, Минфин рекомендует МВД одновременно перевести «на гражданку» не выполняющих правоохранительные функции тыловиков, но при этом включить в штат судебных приставов и фельдъегерей, которые также не являются правоохранителями.

В МВД заказали базу данных для автоматизации работы полицейских

Объединение тыловых служб силовых ведомств, как полагает собеседник “Ъ”, приведет к ограничению конкуренции среди поставщиков продукции для силовиков и спровоцирует появление дополнительных коррупционных схем. Излишняя централизация в этой сфере, по его мнению, приведет в итоге не к уменьшению, а к увеличению общих расходов на материально-техническое обеспечение силовиков.

Уменьшить на 10% штатную численность МВД, считает силовик, сейчас можно, только ликвидировав какие-то службы, поскольку от всех «лишних» уже давно избавились. Кроме того, он отметил, что сегодня некомплект личного состава в некоторых профильных или территориальных подразделениях составляет 7–10%, а кое-где этот показатель доходит до 30%.

Повышение пенсионного возраста и лишение других льгот, по оценкам собеседника “Ъ”, приведет к потере еще 150–200 тыс. сотрудников.

Собеседник “Ъ” отметил, что такого рода предложения по оптимизации расходования средств на силовиков поступают во властные структуры регулярно, но в большинстве случаев они отклоняются. Он уверен, что МВД и на этот раз найдет аргументы, которые покажут нецелесообразность подобных нововведений.

«Объединение нескольких структур в один блок может дать отрицательный эффект хотя бы с точки зрения борьбы с коррупцией,— считает председатель профсоюза полиции Михаил Пашкин.— Мы знаем, что немало претензий в этом смысле можно предъявить и сотрудникам органов внутренних дел, и их коллегам из ФСИН. Создание единого силового монстра может резко ухудшить ситуацию. И конечно, сокращать полицейских дальше уже нельзя. Наша организация на Дальнем Востоке сообщает, что там в некоторых районах на одного участкового уполномоченного приходится по четыре-шесть участков. А ведь с него первого спрашивают за любое ЧП на его территории».

«Мне кажется, что Минфин не там ищет возможности сократить бюджетные расходы и не учитывает особенности функционирования органов внутренних дел,— такого мнения придерживается заместитель секретаря Общественной палаты РФ, замглавы общественного совета МВД доктор юридических наук Владислав Гриб.— Как показывает практика, любое слияние силовых структур тормозит их работу, иногда на месяцы, а сопутствующие сокращения штатов ведут к уходу лучших сотрудников. У нас же даже в Москве сейчас не найдешь желающих идти в участковые или патрульно-постовую службу, а ведь это те, кто работает непосредственно с гражданами и защищает их. Рядовых сотрудников ФСИН тоже некомплект. При этом Минфин предлагает лишить сотрудников определенных социальных льгот. А между тем для многих из них возможность получить квартиру или сертификат на жилье, а затем в обозримом будущем выйти на пенсию — серьезные стимулы для добросовестной службы».

Глава МВД разрешил брать на высшие должности без юридического образования

Министр внутренних дел Владимир Колокольцев разрешил нанимать на профильные офицерские должности претендентов без специального юридического образования. Например, специалисты с гражданскими дипломами теперь могут работать в угрозыске, дознании, следствии, инспекциях по делам несовершеннолетних (ПДН) и в ГИБДД. Представители МВД не скрывают, что пойти на подобные меры их вынудил кадровый голод, однако они обещают также тщательно контролировать всех претендентов.

Приказ Колокольцева был подписан еще в июле этого года, а затем проходил согласование и регистрацию в Минюсте. До недавнего времени требования к сотрудникам МВД регламентировались законами «О полиции» и «О службе в органах внутренних дел РФ». В них говорится, что рядовой и младший начсостав от рядового до старшего прапорщика должен иметь образование не ниже полного среднего. Средний начсостав — от младшего лейтенанта до капитана — не ниже среднего профессионального, «соответствующего направлению деятельности». Майоры и полковники должны были иметь диплом о высшем профильном образовании. В законах говорится и о неких «исключениях», когда можно взять на службу человека с высшим непрофильным образованием или даже с дипломом о среднем профессиональном образовании.

Источник «Известий» в МВД заявил, что приказ Колокольцева был вынужденной мерой.

— Последствия инструкций и законов, по которым на службу в МВД было невозможно попасть без диплома юриста, не заставили себя долго ждать — в регионах стало просто некому работать, да и в городе юристы не горели желанием служить операми и ловить карманников, — пояснил «Известиям» источник.

Новый приказ Колокольцева уточняет список исключений, когда в МВД можно брать на работу непрофильных специалистов.

Кадровики отдадут предпочтение выпускникам военных вузов, гражданских факультетов, у которых есть опыт по юридической специальности. Что касается молодых педагогов, то им найдут в МВД место по их профилю — в ПДН. Выпускников технических институтов и университетов ждут в ГИБДД. В МВД также ждут людей, уже имеющих одно высшее образование и получающих второе — юридическое. Их готовы брать на службу еще до окончания последнего курса.

Кроме того, Колокольцев разрешил брать на офицерские должности выпускников средних профессиональных учебных заведений с юридическим профилем. В СССР и России до 2008 года таких сотрудников в милиции было немало. Их готовили школы милиции, которых было 13 по стране. Они, как и вузы, выпускали лейтенантов, но те без «корочки» о высшем образовании впоследствии не могли «перепрыгнуть» выше звания капитана.

Еще до начала реформы МВД школы милиции были закрыты и перепрофилированы в факультеты ведомственных вузов. Однако сейчас есть немало колледжей, которые за 2–3 года готовят специалистов-юристов, не имеющих высшего образования. Теперь для них, после годовой стажировки по специальности, вновь открыты двери в МВД. В последние годы претендовать на офицерские погоны они также не могли.

Читайте также  Поменяла водительское удостоверение что делать со страховкой

Колокольцев тем же приказом обязал руководителей МВД впоследствии отправлять гражданских офицеров в вузы за дипломом, на профессиональную переподготовку или курсы повышения квалификации.

— Ранее иметь высшее юридическое образование в системе МВД было не обязательно, однако год назад законодательные власти настояли на новых квалификационных требованиях, — заявил «Известиям» источник в МВД.

Эксперты приветствуют идею МВД.

— Следователю и сотруднику правого управления знания по юриспруденции нужны, но вот оперативнику или участковому не надо досконально знать теорию государства и права, так же как и инспектор ПДН должен быть педагогом, а не юристом, — пояснил «Известиям» член комиссии по реформированию МВД, генерал-лейтенант Александр Гуров.

По его мнению, за счет сокращения финансирования вузов МВД необходимо воссоздать центры по ускоренной подготовке полицейских.

Член Общественного совета при МВД, лидер правозащитного движения «Сопротивление» Ольга Костина также считает приказа Владимира Колокольцева оправданным.

— Не всем, как следователю, надо знать юриспруденцию. Оперативникам приходится и с жертвами преступлений работать, да и участковому такие знания ни к чему. В отделах по госзащите свидетелей нужны психологи. Вообще в МВД должны быть специалисты самого широкого профиля, включая множество гражданских профессий, — пояснила она «Известиям» свое мнение.

По словам Костиной, такие меры позволят избавиться от кадрового голода в МВД, а кроме того, будут способствовать улучшению внутренней атмосферы внутри полицейских коллективов. Костина напомнила, что подобная практика распространена в правоохранительных органах всего мира.

Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод

Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод

1. Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо в ходе досудебного производства —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

2. Те же деяния, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, —

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

Примечание. Свидетель, потерпевший, эксперт, специалист или переводчик освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе досудебного производства или судебного разбирательства до вынесения приговора суда или решения суда заявили о ложности данных ими показаний, заключения или заведомо неправильном переводе.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 307. Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод

Судмедэксперту Ш. разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, он был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

Вместе с тем судмедэксперт правомерно сослался на данные лабораторных методов исследования.

Считает, что объяснение свидетеля П. полученное 16 октября 2015 года, противоречит сведениям, данным ею в ходе допроса на предварительном следствии и судебном заседании, однако причину изменения показаний суд не выяснил. Полагает, что проведенные в ходе предварительного расследования очные ставки со свидетелями П. и П. не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, поскольку до их проведения были оглашены ранее данные ими показания, свидетель П. не был предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 — 308 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Величко В.В. выражает несогласие с судебными решениями, полагая, что они вынесены с нарушением норм уголовного и уголовно-процессуального закона. Полагает, что, поскольку преступление совершено на территории в 2013 году, его действия в соответствии с законодательством подлежали квалификации как пособничество в покушении на сбыт психотропных веществ. Суд вынес в отношении его приговор по ч. 3 ст. 30, п. п. «а», «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и назначил наказание без учета положений ст. 10 УК РФ, не допускающей ухудшения положения осужденного, а также без учета размеров санкции ч. 3 ст. 307 и других положений УК Республики . Просит смягчить назначенное наказание до 6 лет лишения свободы и передать его для дальнейшего отбывания наказания на .

Гарантиями прав участвующих в деле лиц в случае возникновения сомнений в правильности и обоснованности экспертного заключения выступают установленная уголовным законодательством ответственность за дачу заведомо ложного экспертного заключения (часть вторая статьи 80 ГПК Российской Федерации, статья 307 УК Российской Федерации), предусмотренная частью второй статьи 87 ГПК Российской Федерации возможность ходатайствовать перед судом о назначении повторной экспертизы, проведение которой поручается другому эксперту или другим экспертам, возможность заявить эксперту отвод при наличии оснований, предусмотренных статьей 18 ГПК Российской Федерации, а также установленные данным Кодексом процедуры проверки судебных постановлений вышестоящими судами и основания для их отмены или изменения.

часть пятую статьи 164 «Общие правила производства следственных действий» и часть десятую статьи 166 «Протокол следственного действия» в той мере, в какой они позволяют, по его мнению, не предупреждать потерпевшего об ответственности, предусмотренной статьями 307 и 308 УК Российской Федерации, при производстве осмотра места происшествия с участием потерпевшего и не указывать о факте такого предупреждения в соответствующем протоколе;

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А. Юрьев оспаривает конституционность части первой статьи 307 «Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод» УК Российской Федерации. По мнению заявителя, оспариваемая норма противоречит статьям 17 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 46 (часть 1) и 50 (часть 2) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, допускает привлечение к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний свидетеля, потерпевшего только в том случае, когда эти показания являлись существенными для уголовного дела и были положены в основу решения суда по нему, и не позволяет привлекать к такой ответственности в случае использования этих показаний по иному (гражданскому) делу.

Общество ссылается на то, что апостиль на документах, представленных истцом, противоречит Гаагской конвенции от 05.10.1961; подписка о предупреждении об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения у экспертов Харламенкова В.И. и Лопухова А.О. по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации судом в нарушение процессуальных норм пункта 5 статьи 55 АПК РФ, а также статьи 80 и 171 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) не отбиралась; права и обязанности эксперта в соответствии с пунктом 5 статьи 153 АПК РФ не разъяснялись.

Гарантиями прав участвующих в деле лиц при назначении судом по делу экспертизы выступают установленная уголовным законодательством ответственность за дачу заведомо ложного экспертного заключения (часть вторая статьи 80 ГПК Российской Федерации, статья 307 УК Российской Федерации), предусмотренная частью второй статьи 87 ГПК Российской Федерации возможность ходатайствовать перед судом — в случае возникновения сомнений в правильности или обоснованности заключения эксперта — о назначении повторной экспертизы, проведение которой поручается другому эксперту, а также установленные Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации процедуры проверки судебных постановлений вышестоящими судами и основания для их отмены или изменения.

на обвиняемого по выделенному уголовному делу при его допросе в судебном заседании по основному уголовному делу в целях получения показаний в отношении других соучастников преступления не распространяются требования статей 307 и 308 УК Российской Федерации об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний и, соответственно, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации правила о предупреждении допрашиваемых лиц о такой ответственности;

Экспертизы по настоящему делу проведены высококвалифицированными экспертами в пределах их компетенции. Эксперты предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ. С постановлениями следователя осужденный и его адвокат были ознакомлены, каких-либо возражений относительно места проведения экспертиз не высказывали, возражений при ознакомлении с заключениями экспертиз не имели. В апелляционной жалобе не приведено каких-либо предусмотренных законом оснований, по которым может быть поставлена под сомнение допустимость и достоверность выводов экспертов.

3.3. Преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления с корыстным мотивом:

на обвиняемого по выделенному уголовному делу при его допросе в судебном заседании по основному уголовному делу в целях получения показаний в отношении других соучастников преступления не распространяются требования статей 307 и 308 УК Российской Федерации об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний и, соответственно, предусмотренные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации правила о предупреждении допрашиваемых лиц о такой ответственности;

1. Согласно статье 56 УПК Российской Федерации, определяющей процессуальный статус свидетеля в уголовном судопроизводстве, вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном статьями 187 — 191 данного Кодекса (часть вторая); за дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со статьями 307 и 308 УК Российской Федерации (часть восьмая).

5. В определении о назначении экспертизы суд предупреждает эксперта об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации, за дачу заведомо ложного заключения, а также о наложении судебного штрафа в случаях, предусмотренных частью 12 статьи 49 настоящего Кодекса.

2. В определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения, если экспертиза проводится специалистом этого учреждения, об ответственности, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации.

Читайте также  Проверка паспорта на действительность фмс официальный

7. За дачу заведомо ложных показаний потерпевший несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, за отказ от дачи показаний, а также за уклонение от прохождения освидетельствования, от производства в отношении его судебной экспертизы в случаях, когда не требуется его согласие, или от предоставления образцов почерка и иных образцов для сравнительного исследования потерпевший несет ответственность в соответствии со статьей 308 Уголовного кодекса Российской Федерации. За разглашение данных предварительного расследования потерпевший несет ответственность в соответствии со статьей 310 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Орган дознания, дознаватель, привлекая к участию в следственных действиях участников уголовного судопроизводства, указанных в главах 6 — 8 УПК РФ, удостоверяется в их личности, разъясняет им права, ответственность (в том числе за разглашение данных предварительного следствия), порядок производства следственного действия. Если в производстве следственного действия участвует потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то он также предупреждается об ответственности, предусмотренной ст. ст. 307 и 308 УК РФ.

а) подшивает в дело подлинники документов в хронологическом порядке: определения, предшествующую судебному заседанию переписку, вынесенные в ходе судебного заседания определения и постановления (об отводах, ходатайствах, назначении экспертиз и т.п.), все приобщенные к делу в процессе судебного заседания документы в порядке их поступления, подписку об ответственности по статьям 307, 308 УК Российской Федерации свидетелей, экспертов, переводчиков, протокол судебного заседания, решение, определение суда, в том числе и постановления на оплату процессуальных издержек. Все документы подшиваются в дело так, чтобы их текст был полностью видимым. При отсутствии поля для подшивки документ необходимо наклеить без повреждения текста на вспомогательный лист.

«а) подшивает в дело подлинники документов в хронологическом порядке: определения, предшествующую судебному заседанию переписку, вынесенные в ходе судебного заседания определения и постановления (об отводах, ходатайствах, назначении экспертиз и т.п.), все приобщенные к делу в процессе судебного заседания документы в порядке их поступления, подписку об ответственности по статьям 307, 308 УК Российской Федерации свидетелей, экспертов, переводчиков, протокол судебного заседания, решение, определение суда, в том числе и постановления на оплату процессуальных издержек. Все документы подшиваются в дело так, чтобы их текст был полностью видимым. При отсутствии поля для подшивки документ необходимо наклеить без повреждения текста на вспомогательный лист.».

3.3. Преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления с корыстным мотивом:

Конституционный Суд разъяснил перевод бывших наркополицейских на службу в МВД

Конституционный Суд РФ вынес постановление по делу о проверке конституционности положений ч. 1, 5 ст. 33 Закона № 305-ФЗ и подп. «б» п. 4 Указа Президента РФ № 156, которыми были упразднены Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков и Федеральная миграционная служба, а также ст. 17, 19 и 20 Закона о службе в органах внутренних дел. Поводом для рассмотрения дела стали запрос Верховного Суда Республики Дагестан и жалоба гражданина Сергея Базаленко, объединенные в одно производство.

Как следует из представленных материалов, в производстве ВС Республики Дагестан находится гражданское дело по искам бывших сотрудников органов наркоконтроля, которым после увольнения в связи с упразднением ФСКН было отказано в приеме на службу в органы внутренних дел. Отказ был мотивирован тем, что законодательство не содержит такого основания приема на службу, не предусматривает безусловной обязанности руководителей органов внутренних дел принимать на службу уволенных в порядке перевода наркополицейских. Кроме того, в результате проведенных проверочных мероприятий были выявлены сведения, компрометирующие истцов, – о привлечении к административной ответственности, о положительной реакции при прохождении психофизиологического исследования с использованием полиграфа, о возможной причастности родственников к различным преступлениям.

ВС Республики Дагестан пришел к выводу о том, что имеется неопределенность в вопросе о соответствии Конституции РФ нормативных положений, подлежащих применению при рассмотрении данного гражданского дела, приостановил производство и обратился в КС РФ с соответствующим запросом о проверке их конституционности.

Гражданину Базаленко после увольнения из ФСКН было также отказано в принятии на службу в органы внутренних дел. Суды общей юрисдикции отказали в удовлетворении его исковых требований о признании незаконными приказа об увольнении в части даты его увольнения и исключения из списков сотрудников органов наркоконтроля, а также бездействия территориальных органов внутренних дел, выразившегося в непринятии его на соответствующую службу. Базаленко оспаривал соответствие Конституции РФ тех же законоположений, что и ВС РД, а также ч. 10, 11 ст. 33 Закона № 305-ФЗ, упразднившего ФСКН, поскольку содержащиеся в них нормы не предусматривают зачет в стаж службы (выслугу лет) бывшего сотрудника органов наркоконтроля, не принятого на службу в органы внутренних дел, а также периода ожидания приема на такую службу.

Рассмотрев обращения, КС РФ указал, что оспариваемые Базаленко положения ч. 10, 11 ст. 33 Закона № 305-ФЗ в его деле не применялись, в связи с чем в этой части его жалоба не отвечает критерию допустимости. Относительно положений Закона о службе в органах внутренних дел, конституционность которых оспаривал ВС Республики Дагестан, КС РФ отметил, что они содержат лишь общие нормы, касающиеся поступления на службу в органы внутренних дел, и не препятствуют применению специального правового регулирования, установленного для реализации соответствующих организационно-штатных мероприятий, поэтому самостоятельным предметом рассмотрения КС РФ по настоящему делу являться не могут.

Относительно конституционности положений ч. 1, 5 ст. 33 Закона № 305-ФЗ и подп. «б» п. 4 Указа Президента РФ, упразднивших ФСКН, Конституционный Суд отметил следующее.

Согласно подп. «б» п. 4 Указа сотрудники органов наркоконтроля, изъявившие желание поступить на службу в органы внутренних дел, принимаются на службу в порядке перевода без испытательного срока и переаттестации; таким сотрудникам единовременное пособие не выплачивается. Законом также предусмотрен их прием на службу в ОВД переводом в упрощенном порядке. При этом установлено, что по заявлению сотрудника наркоконтроля, не принятого на службу в органы внутренних дел в течение трех месяцев со дня увольнения, поданному в ликвидационную комиссию ФСКН, основание увольнения в связи с переводом в другой государственный орган подлежит изменению на основание увольнения в связи с проведением организационно-штатных мероприятий либо иное основание в порядке, предусмотренном для сотрудников органов наркоконтроля; такому сотруднику выплачиваются единовременное пособие и иные выплаты, предусмотренные законодательством РФ.

Как отметил КС РФ, тем самым федеральный законодатель фактически не исключил возможность отказа в приеме на службу в органы внутренних дел сотрудникам упраздненных органов ФСКН. Таким образом, возникла формальная несогласованность между положениями упраздняющих наркоконтроль Закона № 305-ФЗ и Указа Президента РФ, что породило неопределенность, не позволяющую единообразно толковать указанные правовые нормы. Это привело к тому, что в правоприменительной практике данные нормы стали пониматься как допускающие отказ (в том числе без объяснения причин) в приеме на службу в органы внутренних дел сотрудникам органов наркоконтроля, которые при упразднении ФСКН изъявили желание продолжить службу в органах внутренних дел и были уволены в связи с переводом в другой государственный орган.

В то же время Конституционный Суд обратил внимание на то, что необходимо учитывать временный характер оспариваемых законоположений: на настоящий момент срок проведения мероприятий, связанных с ликвидацией ФСКН, продлится до 1 июля 2018 г. При этом, согласно данным ликвидационной комиссии ФСКН, подавляющее большинство сотрудников этой службы были приняты в органы внутренних дел, а большинство тех, кому по каким-либо причинам было отказано в приеме на эту службу, воспользовались своим правом на изменение основания увольнения и получение предусмотренных законом выплат.

Таким образом, КС РФ сделал вывод о том, что оспариваемое правовое регулирование практически утратило свое значение. А признание его неконституционным ставило бы под сомнение легитимность правоприменительных решений, принятых в отношении подавляющего большинства сотрудников органов наркоконтроля, что не согласовывалось бы с принципом стабильности служебных отношений и не отвечало бы публичным интересам службы в ОВД и частным интересам этих лиц. При этом Суд отметил, что федеральный законодатель исходил из того, что упрощенный порядок приема на службу сотрудников ФСКН не исключает соблюдение в отношении них предусмотренных законодательством ограничений для поступления на службу в органы внутренних дел при выявлении обстоятельств, делающих это невозможным.

Также КС РФ указал, что законодательно не ограничивается и срок обращения сотрудника органов наркоконтроля, уволенного в связи с переводом в другой государственный орган и не принятого на службу в органы внутренних дел в течение трех месяцев со дня увольнения, в ликвидационную комиссию ФСКН. «Такой сотрудник не может быть лишен права на изменение основания увольнения и получение указанных выплат и в тех случаях, когда решение об отказе ему в приеме на службу в органы внутренних дел было принято по истечении трех месяцев со дня увольнения», – поясняется в постановлении.

Однако, указал КС РФ, несмотря на установление трехмесячного срока, в течение которого сотрудники органов наркоконтроля подлежат приему на службу в органы внутренних дел в упрощенном порядке, принятие такого рода решений может затянуться на неопределенное время.

Таким образом, Конституционный Суд признал оспариваемые законоположения не противоречащими Конституции РФ, но при этом обязал федерального законодателя установить правовой механизм, позволяющий обеспечить учет периода ожидания сотрудниками органов наркоконтроля, уволенными в связи с переводом в другой государственный орган, принятия решения о приеме на службу в органы внутренних дел при исчислении стажа службы (выслуги лет).

КС РФ также постановил, что правоприменительные решения по делу гражданина Базаленко, вынесенные на основании ч. 1, 5 ст. 33 Закона № 305-ФЗ и подп. «б» п. 4 Указа Президента РФ № 156 в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в постановлении, подлежат пересмотру.

Читайте также  Ешение уголовных дел в самаре

По мнению адвоката АБ «ЗКС» Кирилла Махова, Конституционный Суд в данном постановлении постарался разрешить возникшее двоякое понимание нормы закона, при этом обеспечив сохранность гарантированных Конституцией РФ и иными законодательными актами прав и свобод.

Руководитель конституционной практики адвокатской конторы «Аснис и партнеры» адвокат Дмитрий Кравченко добавил, что данное постановление интересно его «согласующей» ролью. «Фактически Конституционный Суд устранил за законодателя разногласия в нормативном регулировании соответствующего вопроса, – отметил адвокат. – При этом КС РФ частично урегулировал ряд противоречивых законодательных положений, исключив, например, случаи, когда орган внутренних дел сам затягивал принятие решения об упрощенном приеме бывших сотрудников ФСКН и затем ссылался на истечение установленного срока для подобного упрощенного приема или когда подобным затягиванием он фактически вынуждал человека найти другую работу, так как соответствующее время не шло в его стаж».

При этом Дмитрий Кравченко обратил внимание, что саму по себе ситуацию, когда перевод одним законом признается как бы безусловным, а на основании другого переводимый проверяется на соответствие дополнительным критериям новой службы, Суд признал допустимой.

Аналогичную позицию высказал адвокат МОКА Валерий Банин. По его мнению, постановление фактически аннулирует один из базовых принципов римского права, действующий и сейчас: Dura lex, sed lex – «Закон суров, но это закон».

Как отметил Валерий Банин, в своем постановлении КС РФ признает, что согласно Указу Президента РФ сотрудники ФСКН принимаются на работу в органы внутренних дел в порядке перевода без обязательных в обычном случае условий, тем более что сама служба создавалась на базе МВД России из его работников. Однако, как было установлено, это работает не всегда, что ведет к неоднозначному и произвольному толкованию правовой нормы.

«КС РФ данную неоднозначность считает достаточным основанием для признания такой нормы не иначе как не соответствующей Конституции РФ, о чем прямо прописано в п. 3.4 данного постановления», – указал он. Однако, отметил далее Валерий Банин, Суд указал, что оспариваемое правовое регулирование носит «исключительно временный характер», поэтому признал оспариваемые положения не противоречащими Конституции РФ.

«То есть закон суров, но он не закон?» – задался вопросом адвокат.

«Адская работа за копейки». Почему провалилась реформа украинской полиции

Автор фото, Getty Images

«Реформы нет, люди бегут. Там нет никаких перспектив. Тяжелая, адская работа, за которую платят копейки». Так говорят люди, которые пять лет назад поверили в новую украинскую полицию и пошли в нее служить, а теперь ушли — или собираются уйти.

Пять лет назад, 4 июля 2015 года, на Софийской площади в Киеве прошла красивая церемония, которая должна была стать символическим стартом превращения коррумпированной украинской милиции в цивилизованную Национальную полицию: присягу принесли новобранцы столичной патрульной полиции.

Новоиспеченные полицейские спели гимн Украины, а министр внутренних дел Арсен Аваков произнес речь из двух слов: «Не подведите!»

  • Воры в законе и сходки. Украина приняла закон против воровских авторитетов
  • Стычки с полицией у Верховной рады Украины. Фото
  • На Украине задержаны подозреваемые в убийстве Амины Окуевой. Ее мужа обвиняли в покушении на Путина
  • Дело Порошенко. Как у экс-президента Украины не забрали загранпаспорт и в чем его обвиняют

Но со временем выяснилось, что подвели не они, а руководство страны, которое так до сих пор и не смогло довести реформу до конца.

Реформа оказалась половинчатой и не обеспеченной законодательно, в результате чего, например, «вычищенные» в ходе переаттестации старые кадры восстанавливались на службе через суд; денег на приличные зарплаты для полицейских не хватает, и молодые образованные люди бегут в частный сектор; уровень доверия украинцев к своей полиции, судя по опросам, быстро падает.

Гражданские активисты обвиняют власть в саботаже реформы

Команда главы МВД Арсена Авакова кивает на предыдущего президента Петра Порошенко и на «грузинскую команду» — соратниц и соратников бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, которые в свое время радикально изменили грузинскую полицию, а после Майдана взялись помочь Украине.

Те в ответ обвиняют во всем Авакова, возглавляющего МВД все эти постмайданные годы.

Пять лет назад украинцы радовались появлению на улицах молодых, улыбчивых, вежливых, одетых в красивую форму полицейских, которые всегда быстро приедут на вызов и помогут.

В то время было модно постить селфи с новобранцами полиции, а их голливудские улыбки постоянно украшали страницы ведущих изданий и выпуски теленовостей.

Но очень скоро оптимизм угас.

Опрос, проведенный в мае Центром Разумкова, показал, что большинство украинцев — 55,6% — не доверяет полиции. В 2016 году, например, не доверяющих было значительно меньше — около 40% (хотя и питающих к полиции доверие было примерно столько же).

Автор фото, Getty Images

«Долго там не протянешь»

«Я пришел в полицию в первом наборе, в 2015 году. То есть, реформа только что началась, и я сразу пришел в патрульную полицию Киева», — рассказал Украинской службе Би-би-си бывший полицейский Артем (имя изменено по его просьбе).

У Артема три высших образования, он всерьез хотел связать жизнь с правоохранительной системой, сдал все тесты и прошел отбор. Все выглядело довольно перспективно.

Но со временем, говорит Артем, половинчатость реформы дала о себе знать: «То есть, идея была хорошая, да реализация плохая». Например, реформировали патрульную полицию, но ничего не сделали с райотделами, хотя они должны работать совместно и слаженно.

«Патрулька — это не та работа, на которую приходишь и говоришь: буду тут работать всю жизнь. Это тяжелая, адская работа, за которую платят копейки. Я там был почти три года. Долго там не протянешь», — говорит Артем.

В райотделах, по его словам, условия еще хуже, а зарплаты меньше. «Там нет ни транспорта, ничего. Полицейские везут задержанных в суд на маршрутке — ну это же финиш».

Поэтому полицейские в райотделах зачастую злились на патрульных вместо того, чтобы нормально сотрудничать.

«То есть, надо было проводить реформу комплексно, а не на одном только направлении», — считает Артем.

Дмитро (имя тоже изменено по его просьбе) еще служит в Национальной полиции, но уже подумывает о том, чтобы уволиться. Говорит, не видит никаких перспектив.

Он тоже пришел в полицию в 2015 году. «Мне было интересно, я верил в этот процесс и решил поучаствовать в этой реформе», — объясняет Дмитро.

По его словам, процедура отбора была прозрачной, а вот процесс продвижения по службе — уже нет. Поэтому многие начали увольняться.

«Слишком часто сталкиваешься с тем, что ты работаешь, честно, эффективно, а повышают каких-то других людей, тех, кто ближе к начальству», — жалуется Дмитро. Он считает, что в полиции нужны честные конкурсы на замещение должностей.

Автор фото, Getty Images

Реформа, которая не состоялась

Эксперт украинского аналитического Центра политико-правовых реформ Евген Крапивин считает, что реформа полиции фактически так и не состоялась: «Она началась в 2015-2016 годах, но с того времени, к сожалению, существенных перемен в ядре полиции, в уголовном блоке, нет».

По мнению Крапивина, именно этот блок критически важен, но в нем кадровых перемен почти не случилось: 93% состава следственно-оперативных подразделений прошли переаттестацию, а многие из тех, кто не прошел, восстановились через суд. И теперь эти люди продолжают работать старыми методами.

«Там было намного меньше, не 93%, — возражает заместитель министра внутренних дел Антон Геращенко. — А возвращаются, потому что реально не была соблюдена процедура».

Переаттестация в 2015-2016 годах была задумана как инструмент чистки рядов украинской полиции, вчерашней милиции. Геращенко обвиняет Хатию Деканоидзе, главу Национальной полиции в 2015-2016, в том, что она проводила эту чистку слишком решительно.

«Это была не переаттестация, а судилище. Мы потеряли большое количество хороших людей и небольшое — плохих», — сказал Геращенко в интервью РБК-Украина в конце июня.

Бывший полицейский Артем, хоть и пришел в полицию в ходе этой самой чистки, тоже считает, что аттестация была организована непродуманно: «Нельзя было заводить в систему полностью посторонних людей и избавляться от всех старых. Нельзя всех разогнать, все уничтожить, но ничего не построить взамен».

Организаторы и участники той переатестации возражают, что проблема была не в ней, а в законодательном обеспечении реформы.

«Переаттестация провалилась, потому что, как потом выяснилось, не была легитимной. Критерии, по которым мы оценивали людей, не были закреплены в законодательстве», — говорит журналистка Катерина Шаповал, которая участвовала в переаттестации полицейских.

Из-за этого пробела в законах многие старые кадры легко опротестовывали увольнение в суде и восстанавливались на службе.

Между тем, многих из них совершенно необходимо было «вычистить».

«К нам приходили люди, которые не знали законодательства. Мы спрашивали, кто является источником власти в Украине, и здоровые дядьки не могли ответить, что источником власти является народ. Или же приходили люди, про которых была информация, что они ходят в рестораны, едят, а вместо того, чтобы расплатиться, показывают «корочки», — вспоминает Шаповал.

Всех таких вначале отсеяли, но затем они восстановились через суд.

Глава Национальной полиции Игорь Клименко не согласен с обвинениями, что реформа провалилась. Перемены продолжаются, ряды очищаются, система «полностью управляема и работоспособна», говорит он в беседе с Украинской службой Би-би-си.

Однако, по данным майского опроса Центра Разумкова, сейчас доверяют своей полиции всего 37,5% украинцев.