Почему необходимо наказание за превышение необходимой самообороны

О ПРЕВЫШЕНИИ ПРЕДЕЛОВ НЕОБХОДИМОЙ ОБОРОНЫ

Преступление, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, предполагает, что виновный действовал, имея право на необходимую оборону, однако превысил ее пределы.

Право необходимой обороны — это прирожденное право любого гражданина. Оно обусловлено существованием самого человеческого общества. Кроме того, право на необходимую оборону является конституционным правом граждан. В статье 45 Конституции России закреплено право на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом. Конституционное право детализируется в других отраслях законодательства, таких как уголовное, гражданское и административное.

Однако это право не может и не должно превращаться в самосуд и расправу над обидчиком. Оно имеет границы, обозначенные законом.

Действующую редакцию ст. 37 УК РФ можно интерпретировать следующим образом:

1. Причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью признается правомерным в случае, когда посягательство с его стороны было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
2. При защите от иного посягательства причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью признается правомерным лишь в том случае, если не было допущено превышения пределов необходимой обороны, т. е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.
3. Нельзя признавать содеянное превышением пределов необходимой обороны, если смерть или тяжкий вред здоровью посягающему были причинены вследствие неожиданности посягательства, когда оборонявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения.

Иначе говоря, в законе указано на то, что насилие, опасное для жизни обороняющегося или другого лица, или угроза применения такого насилия исключают уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны. Причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью при подобных обстоятельствах всегда будет правомерно.

Понятие превышения пределов необходимой обороны остается для случаев, когда не было насилия, опасного для жизни обороняющегося или иного лица, или угрозы применения такого насилия.

Уголовная ответственность за превышение пределов необходимой обороны исключается и в случаях, когда не было насилия, опасного для жизни обороняющегося или иного лица, или угрозы таким насилием, если смерть или тяжкий вред посягающему были причинены в ответ на неожиданное посягательство с его стороны.

Превышением пределов необходимой обороны признается причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью и в тех случаях, когда это явно не соответствовало характеру и опасности посягательства.

В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» от 16 августа 1984 г. № 14 дается толкование явного несоответствия посягательства защите: «Превышением пределов необходимой обороны признается лишь явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда посягающему без необходимости умышленно причиняется смерть или тяжкий вред здоровью».

Пленум правильно указал на то, что превышение пределов необходимой обороны — это явное, очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, однако, к сожалению, не разъяснил, для кого превышение пределов необходимой обороны является явным и очевидным. Круг лиц, имеющих или могущих иметь отношение к оценке действий обороняющегося лица, достаточно велик. Например, это может быть: 1) правоприменитель, оценивающий действия обороняющегося; 2) любое третье лицо, ставшее свидетелем посягательства и обороны; 3) непосредственно сам обороняющийся. Представляется, что речь должна идти только об обороняющемся лице, ибо его действия подлежат оценке с точки зрения превышения пределов необходимой обороны. Именно субъективное отношение обороняющегося к деянию и последствиям своих действий в виде причинения смерти или тяжкого вреда здоровью надлежит устанавливать в каждом конкретном случае.

Поэтому следует исходить из того, что в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. № 14 имеется в виду субъективное отношение к превышению пределов необходимой обороны именно обороняющегося лица.

В пункте 8 Постановления также отмечается, что «решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суды должны учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей обороняющемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищающегося (количество посягавших и обороняющихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.).

При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы».

В литературе выделяют два вида превышения пределов необходимой обороны: чрезмерная оборона и несвоевременная оборона.

Чрезмерная оборона, по нашему мнению, единственно возможный вид превышения пределов необходимой обороны.

В законе превышение пределов необходимой обороны связывается лишь с умышленными действиями, явно не соответствующими характеру и степени общественной опасности посягательства. Иными словами, закон признает превышением пределов необходимой обороны только те случаи, когда причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью явно не соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Общественная опасность в доктрине уголовного права трактуется как способность причинять существенный вред охраняемым уголовным законом объектам. Характер общественной опасности раскрывается как качественная характеристика общественно опасного посягательства, в то время как степень общественной опасности признается его количественной характеристикой.

Помимо характера и степени общественной опасности посягательства следует учитывать такие обстоятельства, как возможности обороняющегося лица по отражению посягательства, обстановка происходящего, психологическое состояние защищающегося лица, подвергнутого внезапному посягательству.

Таким образом, при выяснении факта наличия чрезмерной защиты необходимо руководствоваться следующими тремя группами обстоятельств:

1) обстоятельствами, определяющими характер общественной опасности посягательства (объект посягательства);
2) обстоятельствами, определяющими степень общественной опасности посягательства (содержание и величина возможного или причиняемого вреда);

3) обстоятельствами, характеризующими обстановку происходящего, возможности лица по отражению посягательства, его психологическое состояние в момент защиты.

В каких же конкретных случаях оборона будет чрезмерной?

Представляется, что ответственность за превышение пределов необходимой обороны должна быть явлением исключительным, редким. Лишь в особых случаях обороняющееся лицо должно нести ответственность за превышение пределов необходимой обороны, поскольку все сомнения должны толковаться в пользу обороняющегося лица.

Явное, очевидное, резко выраженное превышение пределов необходимой обороны будет только в случае причинения смерти или тяжкого вреда здоровью в ответ на посягательство небольшой тяжести при благоприятной обстановке защиты и нормальном психологическом состоянии обороняющегося лица.

Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью при отражении особо тяжкого посягательства должно всегда признаваться правомерным.

Следовательно, только при посягательстве средней тяжести и тяжком может возникать вопрос о превышении пределов необходимой обороны, решать который необходимо с учетом всех обстоятельств дела. Например, причинение смерти лицу, совершившему кражу, должно быть квалифицировано как превышение пределов необходимой обороны. В то же время причинение смерти виновному в грабеже может признаваться совершенным в состоянии необходимой обороны. Причинение смерти посягающему во время разбойного нападения всегда должно признаваться правомерным. Решающим фактором во всех этих случаях является способ посягательства, который должен учитываться наряду с другими обстоятельствами, имеющими значение для оценки происшедшего.

Обязательно должны учитываться возможности обороняющегося лица при отражении посягательства. Они зависят от возраста, пола, физической подготовки, состояния здоровья. Понятно, что малолетние, престарелые, женщины, калеки имеют мало шансов при отражении посягательства со стороны нормально физически развитого мужчины. Следовательно, они вправе при отражении посягательства прибегать к любым способам и средствам защиты.

Например, нередко осуждаются за превышение пределов необходимой обороны женщины в ситуации, когда они наносят смертельное ранение ножом или иным предметом своему мужу-извергу, на том основании, что обороняться можно было и не причиняя смертельного ранения. В подобных случаях весьма часто игнорируется соотношение сил обороняющегося и посягающего лица. Ведь именно физическое превосходство и дает возможность мужчинам измываться над женщинами. Поэтому применение женщинами ножа или других предметов в ряде случаев оправдано их недостаточной физической силой, требуемой для отражения посягательства.

Обстановка происходящего посягательства может быть благоприятной или неблагоприятной для обороняющегося лица. Под обстановкой в уголовном праве понимаются объективные условия, при которых происходит посягательство. По нашему мнению, понятием «обстановка» в данном контексте охватывается достаточно широкий круг обстоятельств, например таких, как место, время посягательства, количество посягающих и обороняющихся лиц, их вооруженность и т. д. Обстановка может оказать существенное влияние на характер ответных действий обороняющегося лица.

При неблагоприятной обстановке (несколько посягающих, посягающий вооружен, имело место внезапное нападение в темном переулке и т. д.) обороняющееся лицо имеет право на причинение любых последствий посягающему независимо от его намерений.

О психологическом состоянии обороняющегося лица необходимо сказать особо. Неожиданность посягательства, как правило, исключает уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, потому что обороняющийся в этом случае не может объективно оценить степень и характер опасности посягательства. Подвергшийся противоправному посягательству может испытывать и чаще всего испытывает в этот момент состояние сильнейшего стресса, не позволяющее ему адекватно оценивать происходящее. Данное обстоятельство в настоящее время нашло отражение в тексте закона.

Читайте также  Возмещение стоимости невозвратного билета по больничному

Практически это означает, что в соответствии с законом лицо, подвергшееся внезапному нападению, не может нести уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, даже если причинение посягающему смерти или тяжкого вреда здоровью не вызывалось необходимостью.

Деяние считается совершенным в состоянии необходимой обороны, без превышения ее пределов, если обороняющееся лицо причинило посягающему:

по неосторожности любой вред, в том числе и смерть по неосторожности;

умышленно вред здоровью, не выходящий за пределы средней тяжести (причинение физической боли, удары, побои, умышленный легкий вред здоровью, умышленный вред здоровью средней тяжести, лишение свободы);

смерть или тяжкий вред здоровью, если это соответствовало характеру и степени общественной опасности посягательства.

Наличие обстоятельств, предусмотренных пп. «а», «г», «д», «е», «ж», ч. 2 ст. 105 УК РФ, не исключает квалификацию содеянного как совершенного при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии необходимой обороны. Наличие иных отягчающих обстоятельств ч. 2 ст. 105 УК РФ не позволяет квалифицировать содеянное подобным образом, поскольку подразумевает отсутствие состояния необходимой обороны.

При разграничении преступления, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, и преступления, совершенного в состоянии аффекта, следует исходить из того, что преступление в состоянии аффекта совершается при отсутствии состояния необходимой обороны. При конкуренции данных составов преступлений виновный подлежит ответственности за преступление при превышении пределов необходимой обороны.

При разграничении преступления, совершенного при превышении пределов необходимой обороны, и преступления, совершенного при превышении мер, необходимых для задержания преступника, необходимо исходить из того, что задержание преступника не предполагает наличия состояния необходимой обороны.

Представляется, что защищающийся, если он для отражения общественно опасного посягательства использовал незаконно имеющееся у него оружие, подлежит уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 222 УК РФ, за исключением случаев, когда он добровольно сдал оружие органам власти или когда он приобрел и хранил его в состоянии крайней необходимости.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

  1. Обзоры материалов СМИ

ВС объяснил, как отличить умышленное убийство от превышения пределов обороны

При рассмотрении дел о преступлениях против жизни и здоровья судам следует учитывать поведение потерпевшего, разъясняет Верховный суд РФ.

Уголовный кодекс считает правомерной защиту от попыток совершения насильственных действий, поэтому если потерпевший вёл себя более активно и агрессивно, то необходимо принимать во внимание, что его действия представляли для обвиняемого опасность и соответственно квалифицировать действия подсудимого, указывает высшая инстанция.

Жителя Удмуртии осудили к 8 годам колонии за умышленное убийство и причинение тяжких телесных повреждений, а апелляционная инстанция ужесточила наказание до 10 лет лишения свободы. Шестой кассационный суд с необходимостью увеличения срока наказания согласился.

Но Верховный суд РФ не только не поддержал позицию коллег, но и переквалифицировал действия с убийства на превышение пределов самообороны, снизив наказание до 3 лет 10 месяцев заключения, в связи с чем обвиняемый вышел на свободу, так как уже отбыл это наказание.

Защита в ходе процесса последовательно утверждала, что обвиняемый действовал в состоянии необходимой обороны, эти же доводы адвокаты привели в кассационных жалобах.

В приговоре говорится, что фигурант нанёс множество ударов ножом одному потерпевшему, который скончался, и второму — получившему тяжкий вред здоровью.

При этом суд установил, что причиной конфликта между сторонами явились неправомерные действия потерпевшего, который хотел похитить швейную машинку матери подсудимого и даже вынес ее в коридор, а когда хозяин дома сделал ему замечание, то потерпевший ввязался в драку, и только тогда обвиняемый взялся за нож. Второй же потерпевший пытался остановить конфликт.

Однако суд первой инстанции пришёл к выводу, что реальной угрозы жизни обвиняемого не было: «потерпевший не располагал оружием или предметами, которые мог использовать в качестве такового, его антропометрические данные также не дают основания полагать, что погибший мог представлять реальную угрозу для жизни подсудимого, в связи с отсутствием у кого-либо из дерущихся значительного физического превосходства над соперником».

Между тем районный суд не стал обсуждать вопрос о наличии угрозы для здоровья подсудимого и этому аспекту оценка в приговоре не дана, указывает ВС.

Тем временем, нормы Уголовного кодекса предусматривают возможность защиты от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (часть 2 статьи 37 УК РФ).

«Такая защита является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства», — отмечает ВС.

Он напоминает и об указаниях Пленума: под посягательством, защита от которого допустима, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица. Например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, уточняет ВС (постановление от 27 сентября 2012 года).

В рассматриваемом деле обвиняемый в ходе драки с потерпевшим также получил многочисленные травмы, в том числе переломы четырёх рёбер.

Таким образом, считает ВС, в ходе драки «действия потерпевшего в сравнении с действиями осужденного были более активными, он нанес большее количество ударов обвиняемому и со значительной силой ударов, причинив его здоровью вред средней тяжести».

«При таких обстоятельствах вывод суда о том, что потерпевший не имел физического превосходства, что его действия не представляли никакой опасности для обвиняемого и что последний не имел оснований защищаться от потерпевшего, нельзя признать обоснованными», — поясняет ВС.

Вместе с тем, оценивая применение подсудимым ножа, которым он нанёс безоружному потерпевшему не менее 33 ударов, Судебная коллегия приходит к выводу, что избранный им способ защиты явно не соответствовал характеру и опасности посягательства.

В связи с чем высшая инстанция переквалифицировала действия подсудимого на часть 1 статьи 108 УК РФ.

ВС также не согласился с решением об ужесточении наказания по эпизоду с причинением тяжкого вреда здоровью второму потерпевшему. Усиливая наказание за это преступление, коллегия в апелляционном определении не указала мотивы принятого решения, из него лишь следует, что суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельства их совершения, установленные судом данные о личности осужденного, его молодой возраст, смягчающие и иные влияющие на назначение наказания обстоятельства, отсутствие отягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.

«Таким образом, судебная коллегия сослалась на те же обстоятельства, что и суд первой инстанции, дополнительно указав на его молодой возраст в момент совершения преступления.

Иные мотивы необходимости назначения более строгого наказания, какие-либо конкретные данные в обоснование данного решения в апелляционном определении отсутствуют.

При таких данных вывод судебной коллегии о чрезмерной мягкости назначенного наказания нельзя признать обоснованным», — отмечает ВС.

В результате высшая инстанция смягчила обвиняемому окончательное наказание до 3 лет 10 месяцев лишения свободы и постановила освободить его из исправительного учреждения в связи с отбытием этого срока.

114 («Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление»)

Необходимая оборона – это неотъемлемое право любого человека, направленное на защиту себя, законных интересов, ценностей и прочих благ. Необходимая оборона является сдерживающим фактором преступности: вероятность жесткого отпора от потерпевшего порой останавливает злоумышленника даже лучше, чем возможное наказание. Данное право закреплено в ст.45 Конституции РФ, в которой сказано, что каждый человек вправе защищать свои права и свободы всеми не запрещенными законами способами. УК РФ уточняет это положение в ст.37: в ней закреплено право на причинение вреда физлицу, посягающему на охраняемые законом ценности.

Однако нередко лицо выходит за пределы необходимой обороны. В этом случае к самому потерпевшему может быть применена ст.114 УК РФ, полное название которой звучит следующим образом: «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление». По данным Судебного департамента при ВС РФ, в 2018 году по данной статье к уголовной ответственности было привлечено 505 человек.

Рассмотрим состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.114 УК РФ

  1. Объект: здоровье потерпевшего.
  2. Объективная сторона: причинение вреда здоровью нападающего, совершенное при превышении необходимых пределов самообороны. Критерии определения тяжести вреда изложены в Постановлении Правительства РФ от 17 августа 2007 года № 522: например, таким вредом будет считаться утрата зрения, речи, органа, прерывание беременности и т.д. Для квалификации по данной части должно прослеживаться явное несоответствие защиты характеру и степени общественной опасности деяния. Например, если гражданин пытался ограбить потерпевшего, а последний избил его и сделал инвалидом, то налицо превышение пределов необходимой обороны.
  3. Субъект: вменяемое физлицо, достигшее 16-летнего возраста.
  4. Субъективная сторона: умышленная форма вины (прямой или косвенный умысел). Для данного преступления характерен особый мотив: защита от общественно опасного посягательства или его пресечение.
Читайте также  За что платить при дарственной

Часть 2 ст.114 УК РФ закрепляет ответственность за причинение средней тяжести и тяжкого вреда здоровью нападавшего при превышении мер, необходимых для задержания лица.

По вопросам применения данной статьи издано Постановление Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 года № 19. В частности, в п.13 сказано, что суд, рассматривая дело, возбужденное по ст.114 УК РФ, должен обращать внимание на следующие факторы:

  • объект посягательства;
  • способ, выбранный злоумышленником для достижения преступного результата, вероятные последствия и объективная необходимость причинение вреда здоровью нападавшего;
  • время, место посягательства, наличие фактора внезапности, количество нападавших, наличие оружие;
  • возможность потерпевшего отразить нападение;
  • прочие обстоятельства.

Существуют и иные нюансы применения данной статьи. Например, лицо не привлекается к уголовной ответственности по ст.114 УК РФ, если при причинении вреда потерпевший действовал в рамках разумного. Кроме того, ответственность также не наступает, если из-за фактора внезапности гражданин не успел объективно оценить характер и степень грозящей ему опасности.

«Рассматриваемое деяние относится к категории преступлений небольшой тяжести. Объясняется это их мотивом (стремление к защите), целью (пресечение деяния), а также тем, что эти преступления во многом носят вынужденный характер и совершаются под влиянием страха».

Наказание по ст.114 УК РФ

Ч.1 ст.114 УК РФ содержит альтернативные санкции:

  • до 1 года исправработ;
  • до 1 года ограничения свободы;
  • до 1 года принудительных работ;
  • до 1 года колонии.

Что касается части 2, то санкции более строгие:

  • до 2 лет исправработ;
  • до 2 лет ограничения свободы;
  • до 2 лет принудительных работ;
  • до 2 лет колонии.

По данным Судебного департамента при ВС РФ, чаще всего органы правосудия назначают по ст.114 УК РФ наказание в виде обязательных работ (151 человек), исправработ (113 человек) и лишения свободы условно (84 человека). Примечательно, что достаточно много уголовных дел завершаются в связи с примирением с потерпевшим: в 2018 году 377 человек были освобождены от уголовной ответственности по данной причине.

Рассмотрим несколько характерных случаев превышения пределов необходимой обороны

Две сестры из Бурятии распивали спиртное у себя дома. Под действием алкоголя одна из них начала высказывать свои претензии сестре, затем стала ее избивать, в том числе стулом. Пытаясь защититься, вторая женщина ранила ножом свою родственницу, причинив ей вред здоровью. Впоследствии женщины помирились, обвиняемая оказала материальную помощь потерпевшей. В итоге суд признал женщину виновной в совершении преступления, предусмотренном ч.1 ст.114 УК РФ, и назначил ей наказание в виде 8 месяцев условно с испытательным сроком в 1,5 года.

И еще одно дело.

Жительница Камчатки, защищая себя и детей от насилия со стороны мужа, нанесла ему ножевое ранение в область груди. Первоначально суд назначил наказание женщине в виде 8 месяцев лишения свободы условно по ч.1 ст.114 УК РФ, однако прокуратура обжаловала этого приговор. Вышестоящая инстанция приняла во внимание положительную характеристику осужденной, небольшую тяжесть преступления и то, что она совершила данное противоправное деяние впервые. В итоге приговор был пересмотрен, и женщине назначили ограничение свободы сроком на 7 месяцев.

Как видим, итоговое наказание сильно зависит от личного восприятия судьей той или иной ситуации. Проблему осложняет то, что институт необходимой обороны имеет массу оценочных понятий, таких, например, как «явность», «посягательство», «соответствие защиты характеру и опасности посягательства» и т.д. Грамотному адвокату под силу выстроить линию защиты таким образом, что у судьи не останется сомнений насчет невиновности гражданина в превышении пределов необходимой самообороны.

Также хорошим результатом может быть вынесение приговора, не связанного с лишением свободы и назначение штрафа вместо наказания. Однако конкретный результат будет зависеть от обстоятельств дела и от уровня профессионализма адвоката, оказывающего правовую помощь.

ВС переквалифицировал действия осужденного за убийство на превышение необходимой обороны

22 октября Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда вынесла кассационное определение по делу № 3-УД20-8-К6 гражданина, осужденного за убийство, переквалифицировав деяние на превышение необходимой обороны и освободив его из мест лишения свободы ввиду отбытия наказания.

Суды сочли, что осужденный убил одного человека и нанес тяжкие увечья другому

По версии следствия, 13 декабря 2015 г. Антон Губенка после употребления спиртного и на почве личных неприязненных отношений нанес Р. множество ножевых ранений, отчего тот скончался на месте преступления. Мужчина также нанес множество ударов ножом П., который пытался защитить Р., отчего этому гражданину был причинен тяжкий вред здоровью.

В ходе судебного разбирательства сторона защиты не оспаривала факт причинения подсудимым смерти Р. и тяжкого вреда здоровью П., но настаивала на том, что такие действия были совершены в состоянии необходимой обороны.

В рамках судебного процесса суд первой инстанции установил, что причиной конфликта между Антоном Губенкой и Р. явилась попытка последнего украсть швейную машинку матери обвиняемого: словесный конфликт между мужчинами перерос в драку, в ходе которой Губенка применил нож. В свою очередь П. не принимал участия в драке, а лишь пытался разнять дерущихся.

В июне 2019 г. Сарапульский районный суд Удмуртской Республики приговорил Антона Губенку к 8 годам лишения свободы за убийство Р. и за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью П. (ч. 1 ст. 105 и п. «з» ч. 2 ст. 111 УК РФ). При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, личность осужденного, смягчающие обстоятельства: явку с повинной, активное способствование расследованию преступлений, частичное признание вины, состояние здоровья подсудимого, наличие у него малолетнего ребенка, а также отсутствие отягчающих обстоятельств.

В дальнейшем апелляция изменила обвинительный приговор, увеличив срок наказания до 10 лет лишения свободы. При этом вторая инстанция учла молодой возраст подсудимого на момент совершения им преступления и откорректировала описательно-мотивировочную часть приговора в части квалификации телесного повреждения, причинившего тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни, а также противоправности поведения потерпевшего, ставшего поводом для преступления. Апелляционный суд также несколько изменил описание преступных действий подсудимого, направленных на причинение смерти Р.

В свою очередь кассация уточнила описательно-мотивировочную часть обвинительного приговора и апелляционного определения, упомянув свидетельские показания работников больницы, куда поступил Антон Губенка после поножовщины, и уточнив город, в котором было совершено преступление.

ВС согласился с переквалификацией преступления

В дальнейшем осужденный и его защитник, адвокат АП Республики Удмуртия Олег Корпачев обжаловали вынесенные судебные акты в Верховный Суд РФ, требуя их отмены и прекращения уголовного дела в связи с отсутствием в действиях Антона Губенки составов преступлений.

По мнению заявителей, потерпевшие совершили покушение на хищение имущества осужденного, переросшее в разбойное нападение, в связи с чем последний, находясь в состоянии необходимой обороны, был вынужден защищаться с применением ножа. Они также полагали, что показания потерпевшего П. были противоречивыми и не соответствовали фактическим обстоятельствам дела. По убеждениям кассаторов, суд апелляционной инстанции не учел установленную совокупность смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих, что повлекло неприменение положений ст. 64 и 73 УК РФ, а также незаконное усиление назначенного наказания.

После изучения материалов дела Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ сочла, что нижестоящий суд не дал надлежащую оценку в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора всем исследованным доказательствам, как уличающим, так и оправдывающим подсудимого.

Как пояснил Верховный Суд, отвергая доводы стороны защиты о том, что подсудимый применил нож в отношении Р. для защиты от его неправомерных действий, нижестоящий суд учел не все существенные для правильного разрешения уголовного дела обстоятельства. Так, суд первой инстанции счел, что Р. не представлял никакой реальной угрозы для жизни Губенки и не располагал оружием или предметами, которые мог использовать в качестве такового, его антропометрические данные также не давали оснований полагать, что погибший мог представлять реальную угрозу для жизни подсудимого. Соответственно, в связи с отсутствием у кого-либо из дерущихся значительного физического превосходства над соперником конфликт мог закончиться без тяжких последствий. «Вопрос же о наличии угрозы для здоровья Антона Губенки не обсуждался судом и не получил в приговоре надлежащей оценки», – подчеркнул ВС.

Высшая судебная инстанция отметила, что ч. 2 ст. 37 УК РФ предусматривает возможность защиты от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. Такая защита является правомерной, если при этом не было допущено превышение пределов необходимой обороны, т.е. умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Как следует из Постановления Пленума ВС РФ № 19 от 27 сентября 2012 г. «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», под посягательством, защита от которого допустима в пределах, установленных вышеуказанной нормой, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица (например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья).

Читайте также  Имеет ли право полицейский требовать страховку

В судебном заседании первой инстанции было установлено, что в ходе драки Р. причинил обвиняемому различные телесные повреждения, что подтверждалось впоследствии заключением судмедэксперта. Следовательно, во время драки действия Р. в сравнении с действиями осужденного были более активными. «Он нанес большее количество и со значительной силой ударов Антону Губенке, причинив его здоровью вред средней тяжести в виде переломов четырех ребер и головки малоберцовой кости и легкий вред в виде кровоподтеков и ссадин на различных участках тела, что представляло реальную опасность для здоровья Губенки. При таких обстоятельствах вывод суда о том, что Р. не имел физического превосходства, что его действия не представляли никакой опасности для Антона Губенки, что последний не имел оснований защищаться от потерпевшего, нельзя признать обоснованным», – отметил ВС.

При этом Суд указал, что осужденный нанес не менее 33 ударов ножом в различные части тела Р., когда последний не применял насилие к осужденному. Соответственно, необходимости в нанесении потерпевшему такого количества ударов не имелось, избранный Губенкой способ защиты явно не соответствовал характеру и опасности посягательства, им были превышены пределы необходимой обороны, а потому в силу ч. 2 ст. 37 УК РФ его защита не может быть признана правомерной.

«Сам осужденный в ходе предварительного следствия на допросах в качестве подозреваемого 14 декабря 2015 г., в качестве обвиняемого 22 декабря 2015 г. также пояснял, что П. пытался разнять их с Р., помешать ему, в связи с чем он нанес ему удары ножом по телу, чтобы тот не мешал ему. С учетом того, что П. не совершал посягательства, опасного для жизни или здоровья Антона Губенки, действия осужденного по причинению тяжкого вреда здоровью П. на почве личных неприязненных отношений с применением предмета, используемого в качестве оружия, правильно квалифицированы судом по п. “з” ч. 2 ст. 111 УК РФ», – заключил Верховный Суд.

Он добавил, что апелляция, усиливая наказание подсудимому, не указала мотивы принятого решения. Вторая инстанция сослалась на те же обстоятельства, что и суд первой инстанции, дополнительно указав на его молодой возраст в момент совершения преступления. Иные мотивы необходимости назначения гражданину более строгого наказания, какие-либо конкретные данные в обоснование данного решения в апелляционном определении не имеются.

Таким образом, Верховный Суд изменил судебные акты нижестоящих инстанций, переквалифицировав действия обвиняемого с ч. 1 ст. 105 на ст. 108 УК РФ. В итоге ВС назначил окончательное наказание Антону Губенке сроком в 3 года и 10 месяцев лишения свободы. В связи с тем что мужчина отбыл наказание, он подлежит освобождению из исправительного учреждения.

Редакция «АГ» связалась с адвокатом Олегом Корпачевым, но он воздержался от предоставления комментариев по уголовному делу.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы Верховного Суда

Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский отметил, что вопреки бытующему мнению нормативный институт необходимой обороны достаточно часто правильно применяется судами. «И определяющей здесь, также вопреки распространенному мнению, является именно позиция защиты. Если защита изначально строится с учетом положений ст. 37 УК и с учетом этих положений формируются показания обвиняемого, то при наличии объективных предпосылок закономерным результатом становится либо очень мягкий или оправдательный приговор. Из кассационного определения Верховного Суда видно, что защитник правильно указывал на обстоятельства, свидетельствующие о наличии в действиях осужденного признаков необходимой обороны, и суд защиту услышал», – полагает он.

По словам эксперта, среди важных моментов в определении необходимо обратить внимание на то, что суд применил не ч. 1, а именно ч. 2 ст. 37 УК. «К сожалению, одной из распространенных ошибок в применении института необходимой обороны является заблуждение, что необходимая оборона возможна лишь при защите лица от посягательства, угрожающего его жизни. В действительности же право лица на необходимую оборону возникает и при защите лица, и даже при защите третьих лиц от менее опасных посягательств, что и имело место в рассматриваемой ситуации», – подчеркнул адвокат.

Сергей Колосовский добавил, что Верховный Суд правильно оценил излишнее количество ударов и их локализацию (в спину) именно как превышение пределов необходимой обороны, а не как признак более тяжкого преступления, что сделали нижестоящие суды. «С учетом всего изложенного кассационное определение ВС РФ можно рассматривать в качестве примера эталонного применения ст. 37 УК. И в качестве такового, оно, безусловно, способно оказать положительное влияние на правоприменительную практику в тех сложных ситуациях, когда будущий обвиняемый оборонялся от нападения, не несущего явной угрозы его жизни», – резюмировал эксперт.

Адвокат, руководитель семейной практики Коллегии адвокатов г. Москвы № 5 Татьяна Сустина назвала кассационное определение Верховного Суда де-юре абсолютно логичным. «Де-факто такой судебный акт является исключительным случаем, который не может не обратить на себя внимание профессионального сообщества. Телесные повреждения, нанесенные потерпевшим подсудимому и проигнорированные нижестоящими судами, не смогли уйти от внимания Верховного Суда, и это дает надежду многим обвиняемым (в том числе жертвам домашнего насилия), что ситуация по аналогичным делам может улучшиться», – полагает она.

Эксперт отметила, что, придя к выводу об отсутствии состава преступления по ст. 105 УК РФ, Верховный Cуд сделал акцент на тяжести нанесенных повреждений, т.е. на действительной угрозе жизни подсудимого. «Таким образом, можно сделать вывод, что практика дел о необходимой обороне или о превышении ее пределов в любом случае будет достаточно сложной и разной, а граница между необходимой обороной и превышением ее пределов останется размытой», – подытожила Татьяна Сустина.

Уголовное право, исполнение наказания

03.09.2019г.

Когда действия гражданина квалифицируются как превышение необходимой обороны. Разъясняет аппарат прокуратуры области

Разъясняет прокурор отдела государственных обвинителей уголовно-судебного управления Д.С.Соколов.

Одной из гарантий реализации конституционного положения о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (часть 2 ст.45 Конституции Российской Федерации) является уголовно-правовая норма о необходимой обороне. Данная норма обеспечивает защиту личности и прав обороняющегося, других лиц, а также защиту охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства.

Уголовная ответственность за причинение вреда наступает для оборонявшегося лишь в случае превышения пределов необходимой обороны, то есть когда по делу будет установлено, что оборонявшийся прибегнул к защите от посягательства, указанного в ч.2 ст.37 УК РФ, такими способами и средствами, применение которых явно не вызывалось характером и опасностью посягательства, и без необходимости умышленно причинил посягавшему тяжкий вред здоровью или смерть. При этом ответственность за превышение пределов необходимой обороны наступает только в случае, когда по делу будет установлено, что оборонявшийся осознавал, что причиняет вред, который не был необходим для предотвращения или пресечения конкретного общественно опасного посягательства.

Разрешая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, суд должен учитывать: объект посягательства; избранный посягавшим лицом способ достижения результата, тяжесть последствий, которые могли наступить в случае доведения посягательства до конца, наличие необходимости причинения смерти посягавшему лицу или тяжкого вреда его здоровью для предотвращения или пресечения посягательства; место и время посягательства, предшествовавшие посягательству события, неожиданность посягательства, число лиц, посягавших и оборонявшихся, наличие оружия или иных предметов, использованных в качестве оружия; возможность оборонявшегося лица отразить посягательство (его возраст и пол, физическое и психическое состояние и т.п.); иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и оборонявшегося лиц.

Квалифицируются как превышение необходимой обороны действия лица, причинившие вред другому человеку в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации, но заведомо для лица, причинившего вред, в силу малозначительности не представлявших общественной опасности.

Превышение пределов необходимой обороны будет и в случае, когда вред посягавшему лицу причинен после того, как посягательство было предотвращено, пресечено или окончено и в применении мер защиты явно отпала необходимость, что осознавалось оборонявшимся лицом. В таких случаях в зависимости от конкретных обстоятельств дела причинение вреда посягавшему лицу может оцениваться по правилам ст.38 УК РФ либо оборонявшееся лицо подлежит ответственности на общих основаниях. В целях правильной юридической оценки таких действий суды с учетом всех обстоятельств дела должны выяснять, не совершены ли они оборонявшимся лицом в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного общественно опасным посягательством.

Будет являться превышением пределов необходимой обороны и самостоятельная провокация лицом нападения для использования его в качестве повода для совершения противоправных действий (для причинения вреда здоровью, хулиганских действий, сокрытия другого преступления и т.п.). Содеянное в этих случаях квалифицируется на общих основаниях.