Документ о распоряжении совместно нажитым имуществом

Документ о распоряжении совместно нажитым имуществом

Верховный суд разъяснил, как супругам делить личное имущество.
Важное и полезное разъяснение сделала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, когда пересматривала спор бывших супругов, которые делили нажитое в браке. Подобные споры — одни из самых распространенных в наших судах. Но, несмотря на такую практику, в процессе дележа имущества нередко обнаруживаются детали, которые не всегда учитываются.

Раздел совместно нажитого имущества во все времена был непростым и болезненным процессом и для граждан, и для наших юристов. Если у супругов при дележе никаких разногласий нет, то проблема лишается легко. Но, если верить судебной статистике, таких — единицы. Абсолютное большинство бывших супругов за разделом обращаются в суд.
Когда же появились брачные договора и предварительные соглашения о разделе имущества, многие прогнозировали резкий спад судебных процессов о разделе нажитого добра. Ведь там, казалось бы, все прописано заранее — кому что останется, если семейная лодка разобьется о быт. Но надежды на снижение числа исков не оправдались. И у брачных договоров оказалось немало подводных камней в виде общего и личного имущества, которое вроде бы разделу ­не подлежит.
Об эти «камни» стали спотыкаться не только граждане, но и суды, начавшие рассматривать иски, в которых фигурировали брачный договор и соглашение о разделе имущества.
Именно поэтому определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ может быть интересно не только судьям, для которых оно принималось. Но оно может помочь и рядовым гражданам, оказавшимся в похожей ситуации. Им такое решение может оказаться полезным.
Наша история началась на юге страны стандартно — в суд обратился один из бывших супругов, оспаривая решение, с которым он не согласился.
В нашей истории перед судами Краснодарского края встал вопрос: могут ли супруги вписать в брачный договор норму о распоряжении своим личным имуществом?
Нотариусы часто отказывались включать личное имущество в состав того, что подлежит разделу
Анализ аналогичных дел свидетельствует: каких-либо общих правил решения этого вопроса отечественными судами так и не выработано. Более того, даже не все нотариусы согласны удостоверять такие документы. Вот поэтому Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда и пришлось давать свои разъяснения, как отделить личное имущество гражданина от совместного, семейного.
В нашем случае супруги, будучи людьми современными, подписали заранее брачный договор и соглашение о разделе имущества.
По их условиям выходило, что совместно приобретенная в период брака квартира в случае развода считается собственностью жены.
А по соглашению о разделе имущества другая квартира стоимостью почти четыре миллиона рублей в случае развода переходит в собственность мужа. При этом жена получает 700 000 рублей компенсации.
Прошло несколько лет и пара развелась. После расторжения брака супруг посчитал, что условия соглашения и брачного договора ставят его в невыгодное положение, поскольку лишают едва ли не всего совместно нажитого имущества.
По мнению бывшего супруга, квартира стоимостью почти четыре миллиона рублей не является совместной собственностью, так как она была куплена на его личные деньги. И именно он заключал с фирмой договор долевого участия в строительстве. Супруг обратился в суд с иском о признании соглашения и брачного договора недействительными.
Сначала дело слушалось в Геленджикском городском суде Краснодарского края. Суд стороны выслушал и заявил, что документы соответствуют закону. Договор и соглашение заключены при обоюдном согласии супругов в период брака добровольно. А то, что в документах имущество поделено не поровну, не является основанием для признания брачного договора и соглашения недействительными. Так что бывшему мужу в иске отказали.
Он обжаловал такое решение в Краснодарский краевой суд. Там с коллегами не согласились и заявили, что стороны включили в свое соглашение имущество, которое не является совместно нажитым, и так делать нельзя.
Краевой суд частично отменил решение городского суда и вынес новое — он признал соглашение о разделе имущества недействительным. Кроме того, краевой суд применил последствия недействительности сделки и взыскал с бывшей супруги в пользу ее бывшего 700 000 рублей компенсации.
Теперь уже бывшая супруга пошла жаловаться выше и дальше — в Верховный суд. Там дело изучили и увидели вот что.
Когда супруги подписывали соглашение о праве собственности на квартиру, она была зарегистрирована на жену на основании договора участия в долевом строительстве. Важный момент: регистрация была совершена в период брака. Эта квартира была куплена за два миллиона триста тысяч рублей, но сами супруги ее оценили почти в четыре миллиона рублей.
Поэтому, по мнению Верховного суда, супруги вправе по своему усмотрению не только изменять режим нажитого в браке имущества, но и включать в брачный договор «и в иное соглашение» любые не противоречащие закону условия. В том числе и о распоряжении личным имуществом каждого из супругов.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда особо подчеркнула, что это не запрещено статьей 38 Семейного кодекса и не может толковаться как нарушение закона.
Подобное разъяснение некоторые суды толковали так: соглашение формально. И признавали только условия, связанные с общим имуществом. А обращавшимся в суды сторонам приходилось заключать другие соглашения, по которым происходил раздел личного имущества.
Все эксперты утверждают, что та позиция, которую озвучил в этом деле Верховный суд, важна для формирования правоприменительной практики и оценки судами как условий заключенных супругами соглашений, так и возможности утверждения мировых соглашений, перераспределяющих имущество супругов.
Подобное толкование важно еще и потому, что нотариусы часто отказывали гражданам во включении личного имущества супруга в состав имущества, подлежащего разделу. Теперь, надеются юристы, сомнение нотариусов устранено.
В итоге Верховный суд сам отменил решение Краснодарского краевого суда о признании заключенного сторонами соглашения о разделе имущества ничтожной сделкой и оставил в силе решение городского суда.

Квартира за машину

Верховный суд объяснил, как действует соглашение о разделе имущества

Соглашение о разделе имущества — это один из вариантов решить возможную в будущем проблему: кто из супругов что получит, если брак распадется. Кроме соглашения есть еще брачный договор. Но это разные вещи. В нашем случае супруги прожили в браке десять лет и за три года до развода подписали соглашение о разделе имущества, поделив в документе все, что нажили. Но, спустя несколько лет, уже после развода бывший супруг пошел в суд с иском, в котором попросил признать это соглашение о разделе недействительным и поделить поровну все, что было у семьи перед разводом. Ответчица заявила, что все сроки исковой давности прошли.

Красногорский городской суд в иске бывшему супругу отказал. Московский же областной суд с таким решением не согласился и встал на сторону истца. Он отменил вердикт коллег из Красногорска и принял другое решение — соглашение о разделе имущества признал недействительным и отдал истцу половину нажитой квартиры.

Бывшая супруга с таким решением не согласилась и попросила Верховный суд отменить несправедливое, на ее взгляд, решение. И с ее доводами согласились.

Судя по материалам дела, супруги прожили в браке практически десять лет. За это время жена по ипотеке купила квартиру. Деньги на нее она получила в банке по кредитному договору. Через три года супруги заключили соглашение о разделе имущества. По нему жене отошла машина Mazda и квартира, а также обязательство выплатить по ней ипотеку самой. Супругу достались две машины — Opel, BMW и телевизор.

Красногорский горсуд увидел, что супруг с момента подписания соглашения все пять лет молчал и его не оспаривал. Поэтому суд и согласился с ответчицей, что сроки исковой давности оспаривания истец пропустил.

Областной суд, когда сам принимал новое решение, исходил из того, что дележ — одному машина и квартира, другому две машины — неправильный. Ведь машины, которые получил супруг, не были их общей собственностью. Поэтому апелляция сказала, что ответчица не представила нужные доказательства. То есть в соглашении нет общей цены всего семейного добра. И не доказано, что стоимость общего имущества и части, которую получила ответчица по соглашению, — равна. Да и срок давности оспаривать соглашение, по мнению областного суда, не пропущен.

Верховный суд с такими утверждениями не согласился и объяснил, почему. Начал он с Семейного кодекса. Граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, которые вытекают из семейных отношений (статья 7). Изменения правового режима общего имущества возможно на основе брачного договора (статья 41.42), соглашения о разделе имущества (статья 38), соглашения о признании имущества одного из супругов общей собственностью (статья 37).

Читайте также  Замена водительского удостоверения в связи с гражданством

Теперь подробнее про соглашение о разделе. В законе сказано, что общее имущество может быть разделено между супругами по их соглашению. Такое соглашение по их желанию можно нотариально удостоверить. Соглашение о разделе является основанием для возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей супругов по отношению к их совместной собственности.

Вывод Верховного суда: супруги, в том числе бывшие, вправе по своему усмотрению не только изменять режим общей собственности добра, нажитого в браке, но и включать в брачный договор или иное соглашение любые не противоречащие закону условия. В том числе и о распоряжении личным имуществом каждого.

Именно такое соглашение и было у экс-супругов. Вывод апелляции, что стоимость имущества, передаваемого по соглашению одному, должно соответствовать стоимости оставшегося у другого, не основан на законе, сказал Верховный суд. Областные судьи не приняли во внимание, что соглашение стороны исполнили. Ответчица выплатила ипотеку сама, истец получил Opel, которым он пользовался и не оспаривался. Да и срок исковой давности посчитан неправильно. В Гражданском кодексе (статья 181) сказано, что срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае если предъявляет иск человек, не являющийся стороной сделки, то со дня, когда он узнал или должен был узнать об этом.

Срок же исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной составляет всего год. И течение этого срока начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка. Областной суд посчитал, что срок давности не нарушен. Но никаких мотивов он не привел. Соглашение о разделе имущества супруги подписали в 2013 году. Именно с этого момента у сторон возникли предусмотренные соглашением права и обязанности. Верховный суд велел дело пересмотреть.

РАСПОРЯЖЕНИЕ ОБЩИМ ИМУЩЕСТВОМ СУПРУГОВ

Когда один из супругов решает продать имущество, совместно нажитое в браке, покупатель должен проверить наличие нотариально удостоверенного согласия второго супруга на совершение такой сделки. Впоследствии, супруг, чье нотариальное согласие на отчуждение имущества отсутствует, может сделку оспорить. Сегодня Управление Росреестра по Алтайскому краю отказывает в регистрации права собственности на объекты недвижимости в случае, если заявителем не представляется нотариально удостоверенное согласие супруга на отчуждение совместно нажитого имущества.

Чтобы однажды не оказаться в ситуации признания сделки недействительной и не получить отказ в проведении государственной регистрации, разберемся в каких случая согласие супруга просто необходимо.

Согласие супруга на сделку – обязательный документ при совершении одним из супругов сделок с совместным имуществом, нажитым во время брака. Отсутствие согласия на продажу объекта недвижимого имущества является прямым основанием для признания уже совершенной сделки недействительной. Этот документ необходимо получить в интересах покупателя.

Необходимость получения согласия супруга возникает из положений Семейного кодекса РФ. Законом установлен совместный режим общей собственности супругов, в соответствии с которым владение, пользование и распоряжение имуществом супруги осуществляют по обоюдному согласию. Законный режим совместной собственности супруги вправе изменить, заключив брачный договор. В брачном договоре они могут указать, на какие конкретно сделки не требуется согласие одного из супругов ( например, не требуется согласие супруга на покупку квартиры) или что один из супругов не имеет права собственности на определенное имущество.

При совершении сделки в отношении общей совместной собственности одним из супругов согласие другого супруга предполагается и по общему правилу другой супруг не должен предоставлять доказательства такого согласия, но есть такие виды имущества, которые могут отчуждаться только при наличии явно выраженного согласия другого супруга. Так, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения или регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Такое согласие должно быть удостоверено подписью нотариуса.

Необходимо отметить, что согласие супруга требуется не только при отчуждении недвижимого имущества ( дарение, купля-продажа и др.), но и при его обременении. Так, если арендодатель состоит в браке, то на регистрацию соответствующего договора в регистрирующий орган необходимо представить нотариально удостоверенное согласие супруга на отчуждение и соответственно на приобретение прав, т.е. на заключение договора аренды требуется согласие от обеих сторон сделки. Поскольку законодательством не предусмотрена регистрация сделки купли-продажи недвижимого имущества, то регистрируется только переход права. В связи с этим нотариально удостоверенное согласие супруга требуется только от продавца. Сделки нет, но имеет место распоряжение совместно нажитым имуществом. Аналогию можно применить и к дарению. Для регистрации перехода права по договору дарения нотариально удостоверенное согласие супруга требуется только от дарителя, согласие супруга одаряемого на принятие имущества в дар не нужно.

Следует учитывать, что требование о необходимости получения согласия супруга на совершение сделки правомерно только в отношении сделки с общим имуществом, т.е. имуществом, нажитым супругами во время брака. Имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам ( имущество каждого из супругов), является его собственностью. При совершении сделки с таким имуществом согласия другого супруга не требуется. В том случае, если совершается сделка с недвижимым имуществом, приобретенным до момента вступления в брак, в регистрирующий орган необходимо дополнительно представить свидетельство о браке.

При прекращении брака режим общей совместной собственности в отношении имущества, приобретенного в браке, сохраняется. Раздел общего имущества может быть осуществлен путем заключения бывшими супругами соответствующего соглашения либо в судебном порядке. К требованиям супругов о разделе общего имущества бывших супругов применяется трехлетний срок исковой давности. Если супруги не произвели раздел совместно нажитого имущества, то при совершении сделок по распоряжению недвижимым имуществом требуется получение нотариально удостоверенного согласия бывшего супруга. В противном случае супруг, чье согласие не получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке.

На практике признание сделки недействительной означает возвращение сторон в исходное состояние, при котором продавцу должна быть возвращена недвижимость, покупателю – уплаченные денежные средства. А если денег у продавца к этому моменту уже нет, тогда он будет возмещать покупателю стоимость объекта недвижимости по исполнительному листу, что не исключает многолетней волокиты. Насколько растянутым во времени окажется этот процесс, зависит только от величины официального дохода продавца. Избежать этой ситуации достаточно просто. Нужно всего лишь получить согласие супруга продавца на совершение сделки.

Чтобы постараться избежать неприятностей, необходимо проверить у продавца ( дарителя) его паспорт на наличие штампа о регистрации брака, сверить дату заключения брака и дату приобретения недвижимости. Но часто оказывается так, что человек в браке состоит, а штамп в паспорте отсутствует ( например, при смене паспорта). В этом случае продавец ( даритель) может ввести покупателя ( одаряемого) в заблуждение и продать ( или подарить) купленную им во время брака недвижимость без согласия супруга, а через некоторое время новоявленный собственник обнаружит в своем почтовом ящике повестку в суд. Несмотря на то, что права супруга, чье согласие не получено, нарушены, Закон стоит на стороне обманутых покупателей. Совершенная одним из супругов сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, без согласия другого супруга, может быть признана недействительной по его требованию только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке ( то есть покупатель или одаряемый – в случае дарения) знала или заведомо должна была знать об этом.

При сдаче документов на государственную регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество специалист по приему документов требует от всех участников сделки указать в своем заявлении семейное положение на момент приобретения недвижимости. В случае судебного разбирательства это может послужить доказательством того, что покупатель не знал о семейном положении продавца. Несмотря на то, что Закон защищает добросовестных покупателей, перспектива судебной тяжбы с обманутым супругом – мало привлекательна. Поэтому, приобретая квартиру, дом, земельный участок или иной объект недвижимого имущества, будьте бдительны.

Чем больше мер покупатель предпримет, чтобы подстраховать себя на этапе приобретения имущества, тем проще ему будет защитить себя и свою недвижимость от непредсказуемых ситуаций в будущем.

по Алтайскому краю

10.08.2015, 4009 просмотров.

Верховный суд разрешил супругам делить личное имущество

Отделить личное от совместного

Степан Ульяченко* состоял в браке с Инной Кондратьевой*. Супруги заключили брачный договор, по условиям которого совместно приобретённая квартира является собственностью Кондратьевой, а также соглашение о разделе имущества, по которому другая квартира (стоимостью 3 769 716 руб.) переходит в собственность Ульяченко. При этом Кондратьева получила 700 000 руб. компенсации.

Когда брак был расторгнут, Ульяченко решил, что условия соглашения и брачного договора ставят его в невыгодное положение, поскольку лишают всего совместно нажитого имущества. По словам экс-супруга, квартира стоимостью 3 769 716 руб. не является совместной собственностью, поскольку приобретена на его личные деньги путём заключения договора долевого участия в строительстве. Ульяченко обратился в суд с иском о признании соглашения и брачного договора недействительными.

Читайте также  Договор поднайма жилого помещения 2019

ИСТЕЦ: Степан Ульяченко*

ОТВЕТЧИК: Инна Кондратьева*

СУТЬ СПОРА: О признании соглашения о разделе совместно нажитого имущества недействительным, поскольку в него включено имущество, не являющееся совместным

РЕШЕНИЕ: Стороны вправе включать в соглашение о разделе свое личное имущество, поэтому соглашение признано действующим

Геленджикский городской суд Краснодарского края пришёл к выводу, что документы соответствуют закону, заключены при обоюдном согласии супругов в период брака добровольно в соответствии с их осознанным волеизъявлением. По мнению суда, несоразмерность выделенного каждому из супругов имущества сама по себе не является основанием для признания брачного договора и соглашения недействительными. Поэтому суд первой инстанции в иске отказал.

Краснодарский краевой суд счёл, что стороны включили в соглашение имущество, не являющееся совместным, а так делать нельзя. Поэтому суд частично отменил ранее принятое решение и вынес новое – о признании соглашения о разделе имущества недействительным. Он также применил последствия недействительности сделки и взыскал с Кондратьевой в пользу Ульяченко 700 000 руб. компенсации.

Экс-супруга обратилась с жалобой в Верховный суд. Тот установил: на момент заключения соглашения право собственности на квартиру было зарегистрировано за Ульяченко на основании договора участия в долевом строительстве, причём регистрация произведена в период брака. Эта квартира была куплена за 2 358 087 руб. и оценена сторонами в 3 769 716 руб. По мнению ВС, супруги вправе по своему усмотрению не только изменять режим нажитого в браке имущества, но и включать в брачный договор и в иное соглашение любые, не противоречащие закону условия, в том числе и о распоряжении личным имуществом каждого из супругов. Это не запрещено ст. 38 Семейного кодекса и не может толковаться как нарушение закона. Поэтому ВС отменил решение апелляции о признании заключённого сторонами соглашения о разделе имущества ничтожной сделкой и оставил в силе решение суда первой инстанции (№ 18-КГ19-82).

Поделить и личное, и совместное

Заместитель генерального директора по правовым вопросам национальной юрслужбы Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг. × Юлия Галуева считает описанную ситуацию очень интересной с юридической точки зрения: «Существует имущество, а также его единственный собственник, который передаёт право на часть имущества другому лицу. Формально имеет место сделка, в результате которой имущество приобретает статус общего совместного, а затем снова становится личным имуществом того же или другого лица. Таким образом, появляется неопределённость с основанием возникновения права собственности у каждого из супругов».

Если супруги приняли решение о разделе всего принадлежащего им имущества (как личного, так и совместного) определённым образом (по их мнению, справедливым и обоснованным), то противодействовать этому было бы некорректно.

Эксперты высоко оценили определение ВС. «Раньше имелась противоречивая практика: некоторые суды толковали соглашение формально и признавали только условия, связанные с общим имуществом. Это приводило к неудобствам, поскольку сторонам приходилось заключать иные соглашения, по которым происходил раздел личного имущества. ВС в этом споре пошёл не по формальному пути, а по пути целесообразности», – отметил руководитель проектов МКА Яковлев и Партнеры Яковлев и Партнеры Федеральный рейтинг. группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) × Андрей Набережный. «Высказанная ВС позиция является достаточно важной для формирования правоприменительной практики и оценки судами как условий заключённых супругами соглашений, так и возможности утверждения мировых соглашений, перераспределяющих имущество супругов», – считает Галуева. Управляющий партнёр Павлова и партнеры Павлова и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Страховое право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании × Галина Павлова рассказала: раньше нотариусы часто отказывали гражданам во включении в состав подлежащего разделу имущества личного имущества супруга. «Теперь сомнение нотариусов устранено. Это хорошо для гражданского оборота, так как появится больше вариантов раздела собственности», – уверена Павлова.

О согласии бывшего супруга и возможности отмены согласия супруга

К.А. Печко,
нотариуса Щёлковского нотариального округа
Московской области

Аннотация

Первым рассматриваемым вопросом в работе является вопрос о необходимости истребования нотариусом нотариального согласия бывшего супруга при распоряжении совместным имуществом, нажитым в браке. Для ответа анализируется определение Верховного Суда РФ. Второй рассматриваемый вопрос — это возможность отмены нотариального согласия супруга.

Ключевые слова: совместная собственность, согласие бывшего супруга, отмена нотариального согласия супруга.

On assent of a former spouse and the possibility of cancellation the spouse’s assent

К.А. Pechko

Annotation

The first issue examined in the paper is the necessity of reclaiming the assent of the former spouse by the notary, when disposing the joint property acquired during marriage. In order to answer this question the determination of the Supreme Court will be analyzed. The second problem to be discussed is the cancellation of the notarized assent of the spouse.

Key words: joint ownership, the assent of the former spouse, the cancellation of the notarized assent of the spouse.

Режим общей собственности супругов — это совместная собственность. Такой режим является более жестким, чем общая долевая собственность, поскольку распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников совместной собственности. Хотя Гражданский кодекс и обязывает всех участников гражданских правоотношений действовать добросовестно 1 , очевидно, что на практике распоряжение общим имуществом не всегда происходит по взаимному согласию бывших супругов. В связи с этим возникает важный, на мой взгляд, вопрос: необходимо ли для распоряжения имуществом согласие бывшего супруга в нотариальной форме? Тем более что Определением Верховного Суда РФ от 2011 года подчеркнута важная роль нотариального согласия 2 , о чем также будет сказано ниже.

Необходимо ли для распоряжения имуществом согласие бывшего супруга в нотариальной форме?

Вначале необходимо сказать о том, что режим общей совместной собственности супругов на совместно нажитое имущество не прекращается после расторжения брака 3 . Также режим общей совместной собствен ности сам по себе не преобразовывается в режим общей долевой собственности (есть обратное мнение 4 ). Данный вывод следует из анализа статей 38 и 39 Семейного кодекса РФ (далее — СК РФ), этой же позиции придерживается Верховный Суд РФ 5 .

Распространяется ли норма пункта 3 статьи 35 СК РФ о необходимости нотариального согласия при распоряжении имуществом бывшими супругами? Позиция Верховного Суда РФ в Определении от 14.01.2005 г. по делу № 12-В04-8 следующая: «Нормы статьи 35 СК РФ распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота (то есть бывшими супругами. — Прим. авт.). К указанным правоотношениям должна применяться статья 253 ГК РФ, согласно пункту 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом». Исходя из сказанного приходится признать, что, по мнению Верховного Суда РФ, нотариальное согласие бывшего супруга не требуется.

Как же действовать нотариусу на практике? Попробуем разобраться. Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом. Согласие бывшего супруга предполагается, однако нотариус обязан разъяснить собственнику, что он может действовать с согласия второго сособственника, чтобы действия по распоряжению имуществом не привели к нарушению прав бывшего супруга и к собственнику, заключающему договор отчуждения имущества, не был предъявлен иск со стороны бывшего супруга. Вместе с тем все указанные обстоятельства становятся известными приобретателю в кабинете нотариуса. Таким образом, сделка может быть удостоверена только в том случае, если собственник однозначно подтверждает, что он действует с согласия бывшего супруга. В противном случае присутствуют два условия признания сделки недействительной, обозначенные в пункте 3 статьи 253 Гражданского кодекса (далее — ГК РФ): согласие супруга не получено, и приобретателю об этом известно до заключения договора, так как данные вопросы нотариус обязан выяснить у сторон сделки перед удостоверением договора.

В случае, если нотариус, удостоверивший договор, не разъяснил сторонам необходимые условия заключения договора, к нотариусу может быть предъявлен иск. Таким иском может быть иск бывшего супруга к нотариусу, который не разъяснил собственнику необходимость получения согласия бывшего супруга. Также это может быть иск титульного собственника, понесшего убытки вследствие предъявления к нему иска бывшим супругом. Или иск покупателя, знавшего о несогласии бывшего супруга продавца, но не предавшего этому значения, вследствие чего сделка была признана недействительной. Оформленное в такой ситуации заявление собственника о том, что не имеется супруги, которая бы имела право на общее имущество, которое формально позволяет удостоверить договор, по факту будет свидетельствовать о том, что от нотариуса скрыли информацию или нотариус не выяснил вопрос о том, находилось ли имущество в совместной собственности.

Читайте также  Досрочная пенсия чернобыльцам с цзн

Основания оспаривания сделки, предусмотренные пунктом 3 статьи 253 ГК РФ, отпадают при наличии согласия бывшего супруга в письменной форме, это может быть и заявле ние, поданное нотариусу бывшим супругом, и нотариально удостоверенное согласие. Вопрос необходимости истребования такого документа нотариус решает самостоятельно. Если по каким-либо причинам не удается получить согласие в письменной форме, рекомендуется указывать в договоре пункт о том, что отчуждение имущества происходит с согласия сособственника, а приобретателю разъяснены основания признания сделки недействительной в соответствии с пунктом 3 статьи 253 ГК РФ.

Важно помнить, что срок исковой давности по оспоримой сделке начинает течь, когда лицо узнало, что его право нарушено, а узнать бывший супруг, что его право нарушено, может через длительный период времени.

Необходимо отметить: по мнению Е.А. Крашенинникова «нуждающееся в согласии распоряжение сособственника, как и любая нуждающаяся в согласии сделка, до дачи согласия не имеет силы. Она не вызывает правового последствия, наступления которого желал распоряжающийся, что исключает возможность ее оспаривания, поскольку оспаривание сделки состоит в аннулировании вызванного ею правового последствия» 6 . На практике же суды, в том числе и Верховный Суд РФ, на основании пункта 3 статьи 253 ГК РФ рассматривают распоряжение совместной собственностью, совершенное одним из сособственников без согласия остальных сособственников (о чем известно контрагенту распоряжающегося), как оспоримую сделку 7 .

О важности согласия

На практике встречаются случаи, когда нотариальное согласие супруга не оформляется, в то время как это необходимо в соответствии с пунктом 3 статьи 35 СК РФ. Некоторые нотариусы не оформляют согласие супруга на приобретение недвижимого имущества 8 , считая, что согласие требуется лишь для отчуждения недвижимого имущества. Нужно заметить, в пункте 3 статьи 35 СК РФ речь идет не об отчуждении недвижимого имущества, а вообще о распоряжении недвижимостью.

Определением Верховного Суда РФ от 6.12.2011 г. № 67-В11-5 отмечена важная роль нотариального согласия супруга в тех случаях, когда такое согласие обязательно: не предусмотрена обязанность супруга, обратившегося в суд, доказывать то, что другая сторона в сделке, совершенной одним из супругов без нотариального согласия другого супруга, знала или должна была знать об отсутствии такого согласия. Указанный вывод сделан Верховным Судом на основании следующих рассуждений. Для признания сделки недействительной пунктом 3 статьи 253 ГК РФ установлена обязанность доказать, что другая сторона в сделке знала об отсутствии у участника совместной собственности, совершившего сделку, необходимых полномочий. Однако пунктом 4 статьи 253 ГК РФ установлено, что правила статьи 253 ГК РФ применяются постольку, поскольку для отдельных видов совместной собственности настоящим Кодексом или другими законами не установлено иное, а абзацем 2 пункта 3 статьи 35 СК РФ такая обязанность не предусмотрена.

Следуя логике указанного Определения Верховного Суда, сделка может быть признана судом недействительной только на том основании, что не было получено согласие в нотариальной форме, когда такое нотариальное согласие обязательно. Так как сделка является оспоримой, узнать, что его право нарушено, и обратиться в суд супруг может через длительный период времени, что может привести к еще большим убыткам сторон договора. Таким образом, любой из сторон договора к нотариусу может быть предъявлен иск о возмещении убытков. В заключение приведу мнение руководителя Росреестра Натальи Николаевны Антипиной: «В связи с отменой требования о госрегистрации договоров об отчуждении объектов недвижимости, правила законов, связанные с фактом государственной регистрации именно сделок, применяются с учетом этой новации (например, правило статьи 35 Семейного кодекса РФ о необходимости нотариального согласия супруга покупателя жилого помещения по договору куплипродажи, совершенному другим супругом в простой письменной форме, применяться не будет)» 9 .

Возможно ли отменить нотариальное согласие супруга?

Возможность отмены нотариального согласия увеличивает вероятность возникновения спорных ситуаций, причиной которых может стать невозможность точного установления факта отмены согласия. Запрет отмены согласия основывается на следующих рассуждениях. Согласие является обязательством. То есть, во-первых, супруг, выдавая согласие, берет на себя обязательство воздержаться от действий, препятствующих второму супругу совершить сделку с общей вещью на условиях и в сроки, указанные в согласии, а таким действием нужно считать отмену согласия. Во-вторых, односторонний отказ от исполнения обязательств не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом, а отмена согласия законом не предусмотрена 10 .

По мнению автора статьи, нотариальное согласие не является обязательством. Статья 35 СК РФ и статья 253 ГК РФ говорят об одном и том же: распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. Тем самым закон рассматривает собственников в случае распоряжения общей вещью как единое целое, прежде всего, с единой волей. Так если нет воли на распоряжение общей вещью хотя бы одного из супругов, и не может быть совершения сделки по распоряжению общей вещью. Следовательно, является неверным противопоставление супругов на должника и кредитора при распоряжении общей вещью. По мнению Крашенинникова Е.А. «согласие есть волеизъявление, нуждающееся в получении» 11 . Исходя из сказанного, делаем вывод о том, что под нотариальным согласием нужно понимать волеизъявление супруга, обличенное в формальную, установленную законом форму, понятную для третьих лиц. Следовательно, как и воля, выдача и отмена нотариального согласия носят только односторонний характер и являются односторонними сделками. Таким образом, отмена нотариального согласия не должна быть соглашением супругов, то есть договором.

Если нет единой воли супругов, то невозможно использовать ранее выданное нотариальное согласие, и супруг, выдавший такое согласие, может его отменить. Возможность отмены согласия происходит и из принципа диспозитивности гражданского права, закрепленного в статье 2 ГК РФ: «Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе», и из статьи 35 Конституции, закрепляющей право свободного распоряжения собственником своим имуществом.

Возникает, на мой взгляд, и неравенство супругов. Титульный собственник может ме нять решение о судьбе вещи в любой момент, пока он остается собственником, супруг, выдавший согласие, менять своего решения в одностороннем порядке права не имеет, хотя он тоже остается собственником.

Как правило, нотариальное согласие выдается без определения существенных условий предстоящего договора, а зачастую просто «на отчуждение в любой форме на условиях по своему усмотрению». В такой ситуации запрет на отмену согласия делает положение супруга, выдавшего согласие, хуже, чем любого участника любого вида общей собственности.

Под предлогом того, что выдачей нотариального согласия берется обязательство о недопустимости совершения действий, препятствующих собственнику совершить сделку с общей вещью, блокируется дальнейшее выражение воли второго супруга, что, на мой взгляд, вызывает противоречие со статьей 35 СК РФ и статьей 253 ГК РФ.

Отмена нотариального согласия связана с вопросом правовых последствий такой отмены. Например, рекомендация Тульской нотариальной палаты: «Не рекомендуется нотариальная форма отмены нотариально удостоверенного согласия супруга на совершение сделки из-за отсутствия законодательного регулирования, возможных правовых последствий совершенного нотариального действия. Нотариусам целесообразно рекомендовать гражданам обращаться в суд для отмены согласия как сделки» 12 .

Как верно указывает Наталья Юрьевна Рассказова, «нотариус не может обеспечить чистоту всех отношений, в которых участвуют обратившиеся за совершением нотариального действия лица. Как любое должностное лицо, нотариус может отвечать только за то, что должно находиться под его контролем. Он отнюдь не должен быть «святее Папы Римского». Бесспорность нотариальной деятельности есть бесспорность тех фактов, обстоятельств и документов, на которые полагается нотариус при совершении нотариального действия» 13 . Таким образом, если считать распоряжение об отмене согласия односторонней сделкой, то и применять нотариусу при удостоверении распоряжения нужно нормы закона для односторонних сделок. Решение проблем, которые могут возникнуть у контрагентов лица, отменившего согласие, не относится к компетенции нотариуса и будет регулироваться нормами Гражданского законодательства.

Как показывает судебная практика, отмена согласия имеет смысл до заключения сделки, на которую оно выдавалось 14 . Если сделка, требующая нотариального согласия, не была совершена, то последствие отмены согласия очевидно: впредь не может быть совершена сделка, требующая такого согласия до выдачи согласия.