Расписка или договор займа доказательством в суде

Расписка или договор займа доказательством в суде

Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:

председательствующего Сомовой Е.Б.,

судей Шаламовой И.Ю.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 17 июля 2008 г. гражданское дело

по иску З. к И. о взыскании долга по договору займа, взыскании процентов за пользование заемными денежными средствами

по кассационной жалобе ответчика на решение Камышловского городского суда Свердловской области от 14 мая 2008 г.

Заслушав доклад судьи Родионовой Т.О., объяснения И. и его представителя Гуганова О.А., судебная коллегия

З. обратился в суд с иском к И. о взыскании долга по договору займа, процентов за пользование заемными денежными средствами. В обоснование иска указал, что в августе 2002 г. передал И. в долг денежные средства в сумме 100 000 руб., окончательный момент возврата суммы займа оговорен не был, указывалось, что деньги будут возвращены по первому требованию. Условием договора предусмотрена оплата ответчиком 5% ежемесячно от суммы займа, не позднее 5 числа месяца, следующего за расчетным. Ответчик оплачивал проценты за пользование суммой займа, последний платеж 5000 руб. произвел 06 декабря 2005 г. 15 февраля 2003 г. в доме истца был пожар, что подтверждается справкой Госпожарнадзора от 25 февраля 2003 г. N 3/112, при этом сгорели все документы, в том числе долговая расписка И. Узнав об этом, И. перестал выплачивать проценты, заявил, что при отсутствии доказательств не будет возвращать и сумму основного долга. Истец неоднократно (02 мая, 14 мая, 02 июля 2007 г.) обращался к ответчику по телефону, что подтверждается распечаткой исходящих соединений с его сотового телефона, ответчик обещал начать выплачивать долг, однако не сделал этого до настоящего времени. В адрес ответчика 15 октября 2007 г. заказным письмом с уведомлением была направлена претензия, в которой ему предлагалось возвратить деньги в сумме 100 000 руб., проценты за пользование заемными денежными средствами 115 000 руб. по 5% от суммы долга ежемесячно, начиная с января 2006 г. по октябрь 2007 г. Претензию И. получил 26 октября 2007 г., ответа на нее не дал, деньги не вернул. Факт заключения договора займа и получения ответчиком у истца денежных средств могут подтвердить свидетели. На основании ст. ст. 807, 809, 810 Гражданского кодекса Российской Федерации просил взыскать с И. 100 000 руб. — сумму основного долга, 115 000 руб. — проценты по договору займа.

В письменном возражении на иск И. указал, что летом 2004 г. брал у З. в долг 20 000 руб., после этого ежемесячно выплачивал З. денежные средства по 2000 руб., в течение 10 месяцев долг погасил. В настоящее время он ничего З. не должен. Расписку З. о возврате денег он не сохранил, так как прошло около 3 лет и никаких претензий З. к нему не предъявлял до 15 октября 2007 г. В иске просил отказать.

В судебном заседании 13 мая 2008 г. З. на иске настаивал, заявил ходатайство о приобщении в качестве доказательств по делу аудиозаписей разговоров его и И. о том, когда И. вернет деньги. Ходатайство судом удовлетворено.

В судебном заседании ответчик И. и его представитель Гуганов А.А. иск не признали. И. отрицал факт займа 100 000 руб. под 5% ежемесячно в 2002 г., пояснил, что брал у истца 20 000 руб. примерно в 2003 г., выдавал расписку на эту сумму, просил ее вернуть, но она сгорела.

Решением Камышловского городского суда Свердловской области от 14 мая 2008 г. исковые требования З. удовлетворены, суд решил:

взыскать с И. в пользу З. долг по договору займа в размере 100 000 руб., проценты по данному договору 110 000 руб. и расходы по уплате госпошлины в размере 3 663 руб.

Всего взыскать 213 663 руб.

В кассационной жалобе И. просит решение суда отменить, ссылаясь на нарушение судом норм материального и процессуального права. В иске просит отказать ввиду недоказанности факта заключения договора займа и его условий, указывает, что брал в долг 20 000 руб., заем был беспроцентный, долг он выплатил.

В возражении на кассационную жалобу З. просит решение суда оставить без изменения, указывает, что И. признал условие о процентах в своем отзыве и в телефонном разговоре, аудиозапись которого сделана истцом на телефон, переписана на магнитофон и представлена им в суд. Имелось это условие и в письменном договоре, который вместе с другими документами сгорел. Денежные средства он давал в два приема: в 1999 г. и в 2002 г. Свидетели подтвердили, что И. платил проценты, приезжал к нему домой каждый месяц.

Проверив материалы дела, изучив доводы кассационной жалобы и возражения, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с неправильным применением судом норм материального и процессуального права.

Судом сделан вывод о доказанности передачи истцом в долг ответчику суммы долга на условиях, указанных истцом. Данный вывод, как следует из материалов дела, основан на объяснениях истца, представленной истцом аудиозаписи телефонных разговоров истца с ответчиком, показаниях свидетелей.

Такой вывод сделан без учета норм материального и процессуального права.

В соответствии со ст. 808 Гражданского кодекса Российской Федерации договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Из материалов дела видно, что истцом не представлено суду в подтверждение договора займа и его условий расписки или иного документа, свидетельствующего, что З. в августе 2002 г. передал в долг И. 100 000 руб. под 5% ежемесячно, а И. обязался возвратить их З. по его первому требованию, а также обязался ежемесячно уплачивать 5% от суммы займа.

Согласно ст. 162 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение простой письменной формы лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Истцом в подтверждение заявленных исковых требований представлена суду аудиокассета с записью разговора с ответчиком.

В соответствии со ст. 77 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации лицо, представляющее аудиозаписи на электронном или ином носителе, обязано указать, когда, кем и на каких условиях осуществлялись записи. Суд первой инстанции эти обстоятельства не установил, притом что в исковом заявлении истец на наличие такой аудиозаписи не ссылался.

В возражении на кассационную жалобу истец указал, что лично, у себя дома произвел записи разговоров с сотового телефона, затем переписал на кассету магнитофона. Однако даты разговоров не указал, распечатки содержания телефонных разговоров не представил, в материалах дела их не имеется. На л. д. 9 — 11 содержится информация оператора связи об исходящих соединениях абонента с сотового телефона истца, в которой отмечено три исходящих вызова на телефон ответчика (02 мая 2007 г. продолжительностью 47 секунд, 14 мая 2007 г. продолжительностью 73 секунды, 02 июля 2007 г. продолжительностью 11 секунд). В решении суда приводится содержание четырех телефонных разговоров, когда они состоялись, неизвестно.

В решении указано, что из аудиозаписей следует, что ответчик не отрицает наличие долга перед истцом, во всех заслушанных записях имеются данные о наличии долга ответчика перед истцом в размере 175 000 руб. и 180 000 руб.

Суд кассационной инстанции, оценив имеющиеся в деле доказательства, в том числе аудиозапись телефонных разговоров, находит вывод суда необоснованным.

Читайте также  Куда обратиться подать документы на алименты

В аудиозаписи не содержится информации о том, что в августе 2002 г. И. взял у З. деньги в сумме 100 000 руб. с условием уплаты 5% ежемесячно от суммы займа и обязался возвратить их по первому требованию, а также ежемесячно уплачивать проценты, то есть не подтверждаются ни сам факт заключения договора займа между истцом и ответчиком в августе 2002 г., ни условия договора займа, о которых указал истец в своем исковом заявлении, ни период просрочки уплаты процентов. Доводы истца о том, что выданная заемщиком И. расписка сгорела, не могут служить основанием для удовлетворения иска. Кроме того, в справке о пожаре от 25 февраля 2003 г. в числе сгоревших документов долговая расписка не упоминается.

Договор займа в силу ст. 807 Гражданского кодекса Российской Федерации является реальным договором, считается заключенным с момента передачи денежных средств. Никаких допустимых доказательств этим обстоятельствам в деле не имеется.

Показания свидетелей не могли быть приняты судом в силу ст. 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, п. 1 ст. 162 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как истец не представил доказательств соблюдения письменной формы договора займа, его доводы о выдаче ответчиком долговой расписки ничем не подтверждены, а ответчиком оспаривались обстоятельства, указанные истцом. И. не отрицал выдачу долговой расписки на 20 000 руб., но не в августе 2002 г., а в 2003 — 2004 г. г., то есть по иным заемным обязательствам, по которым З. исковые требования не заявлялись. В кассационной жалобе истец ссылается уже не на выдачу ответчиком расписки, а на письменный договор займа, доказательства наличия которого также отсутствуют. Кроме того, свидетели не являлись очевидцами передачи денежных средств от истца к ответчику в 2002 г. и с условиями займа не знакомы.

С учетом изложенного обжалуемое решение суда подлежит отмене.

Поскольку все юридически значимые обстоятельства по делу установлены, других доказательств у сторон не имеется, судебная коллегия принимает по делу новое решение об отказе в иске.

Руководствуясь ст. 361, п. 4 ч. 1 ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

решение Камышловского городского суда Свердловской области от 14 мая 2008 г. отменить. Принять по делу новое решение. В удовлетворении исковых требований З. к И. о взыскании суммы долга по договору займа и процентов за пользование заемными денежными средствами отказать.

Обзор судебной практики по спорным вопросам при заключении, исполнении и расторжении договора займа

4. Доказательства безденежности займа, как правило, должны быть письменными. Показания свидетелей в качестве доказательства безденежности займа могут приниматься во внимание в совокупности с другими доказательствами по делу. Равно не может подтверждаться только свидетельскими показаниями и факт передачи заемных средств.

Исковые требования:

Взыскать задолженность по договору займа, неустойку, расходы по оплате госпошлины.

Решение суда:

Исковые требования удовлетворить частично.

Позиция суда:

Наследники займодавца обратились в суд с иском о взыскании задолженности по договору займа, который был заключен между ответчиком и займодавцем. Суд посчитал возможным удовлетворить иск. Доводы Ответчика о безденежности отверг: то, что расписка датирована ранее, чем договор займа, не свидетельствует о безденежности договора займа, т.к. расписка подтверждает фактическую передачу заемных средств, и стороны не лишены возможности оформить договор займа в ином виде; отсутствие подписи займодавца на договоре займа так же не является доказательством, т.к. подпись заемщика на договоре присутствует, а это значит, он ознакомился с условиями договора и согласен с ними, отсутствие подписи займодавца не влечет недействительности договора и никак не влияет на права заемщика. Свидетельские показания при таких обстоятельствах не могут быть приняты в качестве доказательств безденежности займа.

4.2. Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 13.04.2015 N 33-5298/2015 по делу N 2-3534/2014

Исковые требования:

Взыскать задолженность по договору займа, проценты, расходы на оплату услуг представителя.

Решение суда:

Исковые требования удовлетворить.

Позиция суда:

Суд отверг доводы о безденежности договора займа, так как договор займа был совершен в надлежащей письменной форме, расписка выдана ответчиком лично, написана им собственноручно. При этом ответчиком в расписке прямо указано на то, что он получил спорную сумму, взял в долг спорную сумму и обязуется ее вернуть. Цели, на которые получены ответчиком денежные средства, и вопрос о том, были ли эти цели достигнуты ответчиком, не имеют правового значения для разрешения спора. В таких обстоятельствах должны быть предоставлены письменные доказательства безденежности займа, а их ответчик не предоставил; свидетельские доказательства допустимы, если ответчик докажет заключение договора под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств. Показаний самого ответчика о якобы имевшем место принуждении со стороны займодавца недостаточно.

4.3. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 06.06.2014 по делу N А53-20554/2013

Заявленные требования:

Позиция суда:

Заявитель утверждает, что передавал в заем должнику денежные средства на строительство ресторана, в качестве доказательства предоставил расписки. Между тем суд не счел расписки бесспорным доказательствам заключения договора займа. Передача заемных денежных средств не может подтверждаться только свидетельскими показаниями и предоставленной распиской. В материалах дела отсутствуют доказательства зачисления денежных средств в размере, заявленном кредитором, на расчетный счет должника в банке; заемные денежные средства в налоговой отчетности должника не отражены, кассовой книгой не подтверждены.

Исковые требования:

Основные — взыскать задолженность по договору займа, проценты за пользование чужими денежными средствами.

Судебная практика

Представляя интересы истца, нам удалось взыскать 4 500 000 рублей по копии расписки, не смотря на то что, решением Ленинграского районного суда в удовлетоврении исковых требований нам было откзано.

Судебная коллегия по гражданским делам, отменяя решенение Ленинградского районного суда города Калининграда и удовлетворяя требования нашего клиента указала следующее:

Судом установлено, что 11 мая 2007 года между НАЩИМ КЛИЕНТОМ и Дятловым И.В. был заключён договор займа, по условиям которого ответчик взял в долг у истца сумму 4500000 руб., которую обязался вернуть до 31 декабря 2008 года равными частями, начиная с 1 января 2008 года ежемесячно. В случае просрочки возврата займа, части займа, Дятлов обязался уплатить пеню в размере 0,1% за каждый день просрочки.

Условия договора отражены в ксерокопии расписки, представленной истцом, заверенной судьей по другому гражданскому делу.

Более того, Дятлов И.В. в судебном заседании подтвердил, что 11 мая 2007 года получил от истца в долг 4500000 рублей, что такая расписка существовала, но при этом ответчик пояснил, что долг НАШЕМУ КЛИЕНТУ он возвратил весной 2009 года, а тот вернул ему расписку, которая у него не сохранилась.

В соответствии со ст. 807 ГК РФ по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) и пт р.шщк- количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В соответствии с ч. 2 ст. 808 ГК РФ в подтверждение договора мима и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы. Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и и порядке, которые предусмотрены договором займа (ст. 810 ГК РФ).

Действительно, по настоящему делу истец не представил суду оригинал расписки, ссылаясь на то, что она у него была похищена при совершении из его квартиры кражи имущества неустановленным лицом, о чем он обращался с соответствующим заявлением в правоохранительные органы.

Ссылаясь на отсутствие у истца письменного доказательства заключенного договора займа — оригинала расписки, суд согласился с доводами ответчика Дятлова о том, что долг он возвратил, а НАШ КЛИЕНТ возвратил ему расписку.

Читайте также  Наследственная трансмиссия понятие содержание

Не соглашаясь с такими выводами суда, судебная коллегия исходит из того, что в соответствии с п.2 ч.1 ст. 161 ГК РФ должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения:

сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки.

Доказательством передачи денег НАШИМ КЛИЕНТОМ ответчику Дятлову является как надлежаще заверенная копия долговой расписки, так и признание существования такой расписки и самого долга Дятловым.

Утверждая о возврате долга истцу, ответчик Дятлов ссылался на передачу ему истцом оригинала расписки.

Действительно, согласно ст. 408 ГПК РФ, если должник выдал кредитору в удостоверение обязательства долговой документ, то кредитор, принимая исполнение, должен вернуть этот документ, а при невозможности возвращения указать на это в выдаваемой им расписке. Расписка может быть заменена надписью на возвращаемом долговом документе. Нахождение долгового документа у должника удостоверяет, пока не доказано иное, прекращение обязательства.

Однако Дятлов не представил суду такой расписки, ссылаясь на то, что она им была утрачена.

Исходя из положений п.2 ч.1 ст. 161 ГК РФ соблюдение простой письменной формы сделки требуется не только для подтверждения заключения договора займа и получения по нему денежных средств, но и для подтверждения возврата должником денежных средств.

Из материалов дела видно, что Дятлов письменных доказательств в подтверждение возврата НАШЕМУ КЛИЕНТУ денежных средств суду не представил. Его довод о том, что у него с весны 2009 года находился долговой документ (расписка), что само по себе уже свидетельствует о прекращении денежных обязательств между сторонами, также ничем не подтвержден. Истец возврат ему денежных средств и передачу в связи с этим ответчику долговой расписки категорически отрицает, ссылаясь на то, что долговая расписка до февраля 2010 года находилась у него и была похищена неустановленным лицом.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с тем, что обязательства по договору займа ответчиком исполнены, денежные средства истцу возвращены, допустимые доказательства этому Дятловым не представлены.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным, оно подлежит отмене.

Поскольку все имеющие юридическое значение обстоятельства установлены на основании материалов дела, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости вынесения нового решения об удовлетворении исковых требований НАШЕГО КЛИЕНТА о взыскании с Дятлова суммы займа в 4500000 рублей.

Заключение договора займа при отсутствии расписки

Вопрос:

Между двумя физлицами подписан договор займа. Можно ли признать этот договор незаключенным, если нет расписки и акта приема-передачи денежных средств?
Какова сложившаяся судебная практика по Московскому региону?

Ответ:

Нет, договор незаключенным не признается, если есть другие документы, подтверждающие передачу денег взаймы (например, подписанный договор, из которого явно следует, что деньги по займу переданы).

Согласно статье 808 ГК РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме (если сумма более 10 тыс. рублей), и может быть как в форме расписки, так и иной форме (п. 2 ст. 808 ГК РФ).

Главным подтверждающим фактом заключения договора займа служит документ, удостоверяющий передачу заемщику от займодавца определенной денежной суммы.

Таким образом, если из содержания самого договора займа, подписанного обеими сторонами, следует, что средства уже переданы или передаются при подписании, то дополнительный документ в виде расписки не требуется.

Существует обширная судебная практика по признанию договора незаключенным из-за отсутствия расписки. Однако требования заемщика по признанию такого договора безденежным, следовательно, незаключенным, крайне редко признаются таковыми судом.

Такое происходит только в тех случаях, если, например, из письменного договора явно следует, что при передаче денежных средств должна быть оформлена расписка.

В Апелляционном определении Мосгорсуда от 24.04.2017 № 33-15992/17 сказано:

«…В примечании к договору займа указано, что при фактическом получении или возврате займа стороны должны обмениваться расписками.

Оценивая собранные доказательства в их совокупности суд, руководствуясь положениями ст. 807, 808 ГК РФ, пришел к обоснованному выводу, что представленный истцом договор займа по своему содержанию не позволяет с достоверностью установить наличие заемных обязательств, поскольку согласно примечанию к договору фактическое получение ответчиком денежных средств должно быть подтверждено распиской, которую истец в нарушении требований ст. 56 ГПК РФ не представил суду…»

В Решении Подольского городского суда Московской области от 09.02.2018 также отсутствует как расписка, так и иной какой-либо документ, удостоверяющий факт передачи денег:

«…Представитель ответчика в судебное заседание явилась, возражала против удовлетворения заявленных исковых требований, пояснила, что из договора не усматривается то, что сумма была передана в день подписания договора. Расписки в подтверждение факта передачи денег также нет.

в материалах дела отсутствуют письменные документы, устанавливающие факт передачи ответчику денежных средств, отсутствует расписка в передаче денежных средств на сумму 400 000 руб., платежное поручение, акт приема — передачи денежных средств, который прямо предусмотрен договором займа и т.п…»

Определением Мосгорсуда от 16.03.2017 № 4г/4-470/17 также удовлетворено встречное требование заемщика о признании договора займа незаключенным по причине отсутствия расписки:

«…Согласно п. 3.3 договора займа возврат заемщиком займа или его части удостоверяется распиской заимодавца.

Принимая во внимание отсутствие расписки заемщика о получении денежных средств по договору займа от 07.07.2014, учитывая буквальное значение содержащихся в договоре займа слов и выражений, судебная коллегия пришла к выводу о том, что оценить представленный договор от 07.07.2014 как доказательство передачи ответчику Г.Р.М. заимодавцем определенной денежной суммы нельзя, поскольку использование слова «передает» само по себе факт свершившейся передачи денежных средств в заем не подтверждает. Прямого указания о том, что ответчик Г.Р.М. во исполнение договора займа взял в долг у истца названную сумму, в документе не содержится…»

Эти три судебных решения – единственные, удовлетворенные в пользу заемщика о признании договора займа незаключенным из более 30 судебных решений по Москве и Московской области за последние два года.

Остальная же судебная практика – отрицательная, содержит, например, такие типичные формулировки:

Определение Московского городского суда от 30.08.2018 № 4г-11369/2018:

«…А.В. обратился в суд с иском к А.С. о взыскании суммы займа По условиям договора сумма займа была передана заемщику в момент подписания договора.

А.С. предъявил встречный иск к А.В. о признании договора займа незаключенным по тем основаниям, что 18.10.2016 действительно подписал договор займа, по которому А.В. должен был передать ему сумму займа 3 000 000 руб. при подписании договора. Однако заемные денежные средства ему не передавались, расписка о получении денег не составлялась, что свидетельствует о безденежности договора займа.

Разрешая спор по существу, установив имеющие значение для дела обстоятельства, руководствуясь положениями ст. 307, 309, 310, 807, 808, 810, 812 ГК РФ, суд пришел к выводу об удовлетворении требований А.В. и взыскании с ответчика в его пользу займа в размере 3 000 000 руб., при этом суд исходил из того, что А.С. не представлено достоверных и допустимых доказательств безденежности договора займа.

Утверждение А.С. об отсутствии доказательств передачи заемных средств ввиду отсутствия расписки в получении денежных средств суд признал несостоятельным, установив, что из содержания договора займа следует, что подписание договора является фактом передачи денежных средств (п. 2.1)…»

Апелляционное определение Московского городского суда от 12.12.2018 № 33-47019/2018:

«…С. предъявлен встречный иск к К.А.А. о признании договора займа незаключенным в связи с его безденежностью. Встречные исковые требования мотивированы тем, что К.А.А. не передавал ей денежные средства по договору от 09.03.2017, в данном договоре отсутствует дата передачи денежных средств. Расписки, акта приема-передачи, подтверждающих получение С. денежных средств в размере 2 380 000 руб. от К.А.А., не представлено, доказательства фактического наличия у заимодавца денежных средств также отсутствуют.

Читайте также  Понятие и существенные условия видов договора подпяда

Из буквального значения слов и выражений, содержащихся в п. 2 договора займа, следует, что предусмотренные в п. 1 договора денежные средства в сумме 2 380 000 рублей К.А.А. передал С. до подписания настоящего договора.
Таким образом, С., подписав указанный договор займа лично, тем самым подтвердила факт получения от истца в долг денежных средств в сумме 2 380 000 рублей.
Указание в договоре займа на получение денежных средств заемщиком от заимодавца до подписания договора не противоречит положениям ст. 807, 808 ГК РФ.
Поскольку сам факт передачи денег ответчику следует из содержания, суд первой инстанции отклонил доводы ответчика о том, что факт передачи ей денежных средств истцом не подтвержден. Доказательств безденежности займа и составления данного договора под давлением ответчик не представила.

Апелляционное определение Московского областного суда от 20.03.2017 № 33-8296/2017:

«…Довод апелляционной жалобы в той части, что договор не подтверждает факт передачи денег, не нашел своего подтверждения.

Как следует из текста заключенного сторонами договора (п. 1.1 Договора), «заемщик принимает у займодавца денежную сумму в размере 2 000 000 руб. 00 коп.»

В соответствии с п. 1 ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

В данном случае ответчик подписал текст договора, в котором указано, что он принимает денежную сумму. При этом нет никакой оговорки, например, что когда деньги ему будут переданы, он должен будет составить расписку или акт приема-передачи денег и т.д. согласно п. 2.1. Договора он вступает в силу в момент передачи денег и подписания сторонами, а сторонами этот договор подписан, то анализ этих положений договора в совокупности подтверждает то обстоятельство, что при составлении и подписании договора сумма займа была принята ответчиком…»

Апелляционное определение Московского городского суда от 18.09.2017 № 33-37411/2017:

«…В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей.

Исходя из презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений, закрепленной в п. 5 и 3 ст. 10 ГК РФ, вопрос об источнике возникновения принадлежащих им денежных средств по общему правилу не имеет правового значения.

В материалах дела имеется оригинал договор займа. Проведенной по делу судебной экспертизой установлено, что подпись в договоре выполнена ответчиком. Представитель ответчика в заседании судебной коллегии не отрицал указанного обстоятельства.

Факт передачи денежных средств подтверждается самим договором займа. При этом действующее законодательство не содержит требований о необходимости составления отдельного документа, дополнительно фиксирующего передачу денежных средств…»

Решение Воскресенского городского суда Московской области от 25.09.2017 № 2-1766/2017/М-1526/2017:

«…Довод представителя З.И. о том, что факт передачи денежных средств должен быть подтвержден соответствующей распиской, которая сторонами не составлялась, основан на неверном толковании положений ст. 808 ГК РФ, согласно которой в подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей, поскольку в данном случае факт передачи денег подтверждается заключенным сторонами г. нотариально удостоверенным договором займа, согласно п. 2 которого денежные средства в размере 3 000 000 рублей переданы З.Б.АА. — З.И. до подписания договора…»

Исходя из соотношений ст. 808 Гражданского кодекса о форме договора займа, ст. 431 о толковании договора, п. 5 ст. 10 о добросовестности участников гражданских правоотношений, а также из сложившейся однородной практики судов при разрешении данного вопроса, можно сделать однозначный вывод, что доказать безденежность и незаключенность договора займа единственным аргументом – отсутствием расписки – не удастся.

По условиям договора расписка может не требоваться, сам договор вполне ее заменяет.

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

  1. Обзоры материалов СМИ

ВС напомнил о значении расписки в договоре займа

Заемщик составил расписки, в которых обещал вернуть кредитору долги, но так этого и не сделал. Займодавец подал на него в суд. Первая инстанция требование удовлетворила. А вот вторая решение отменила, поскольку расписка, по мнению апелляции, не доказывает договор займа между сторонами. Кредитор пожаловался в Верховный суд, который отменил апелляционное определение. ВС рассказал, какие ошибки допустил суд и на что стоит обращать внимание в подобных спорах.

С 2016 по 2018 годы Иван Крупский* написал Валентину Полонскому* несколько расписок, что «обязуется вернуть» деньги и проценты в общей сумме 8,7 млн. руб. Но ничего не выплатил. Полонский обратился в суд, чтобы взыскать с должника 8,7 млн. руб. основного долга и 1,6 млн. руб. в качестве процентов за просрочку.

Петрозаводский городской суд Республики Карелия удовлетворил требования кредитора в 2019 году (дело№ 2-217/2019). Суд первой инстанции исходил из того, что расписки, которые Крупский выдал Полонскому, подтверждают договор займа.

Ответчик не согласился с позицией суда и решил обжаловать решение. По словам Крупского, с 2013 по 2018 годы он со своей женой и Полонским занимались бизнесом на рынке продажи недвижимости. Спорные расписки только фиксировали объем финансовых обязательств по ходу предпринимательской деятельности на конкретную дату. Документы не подтверждали факт передачи денег, как и заключение между сторонами договоров займа, настаивал Крупский.

Верховный суд Республики Карелия (№ 33-1989/2019) отменил решение Петрозаводского суда и встал на сторону Крупского. Апелляция пришла к выводу о том, что должник обязан выплатить кредитору деньги, но нет подтверждений, что Крупский получал их Полонского. Также нет оснований предполагать, что 8,7 млн. руб. были именно займом.

Полонский обжаловал решение второй инстанции в Верховном суде. Мужчина полагал, что из буквального толкования слов и выражений расписки следует, что Крупский принял на себя обязательства по возврату денег в конкретный срок. Поскольку слово «вернуть» означает: отдать обратно что-либо взятое, получить обратно.

ВС посчитал аргументы истца убедительными, отменил апелляционное определение и передал дело на новое рассмотрение (определение № 75-КГ 19-9 от 3 марта 2020 года).

Формулировки и последствия

ВС обратил внимание, что должник в расписке использовал формулировку «обязуюсь вернуть». Это недвусмысленно говорит, что он деньги взял. «Апелляция не сопоставила условие о возврате денег с условием об уплате процентов и смыслом самих сделок», — отметила кассационная инстанция. По мнению суда, все это характерно для договора займа. Кроме того, ВС отметил нарушение ст. 431 ГК. Эта норма предписывает судам принимать во внимание буквальное значение слов и выражений договора. Но нижестоящие инстанции проигнорировали это положение закона.

Верховный суд сослался на ст. 196 ГПК и напомнил, что суды сами должны устанавливать, какие правоотношения складывались между сторонами и какой закон стоит применять. Апелляция не встала на сторону Полонского, в частности, поскольку тот не предоставил доказательств наличия договора займа. Но суд обязан был определить, какие правоотношения сложились между лицами и каковы основания их возникновения.

«Апелляция не дала правовой квалификации фактическим правоотношениям сторон и не дал оценку оценку обстоятельствам дела», — говорит Марина Костина, адвокат юргруппы Яковлев и Партнеры. Эксперты отмечают, что зачастую проблемы в суде возникают из-за неясности содержания расписки. «Но в этом деле сложно согласиться с выводом суда апелляционной инстанции о том, что документы не подтверждают факт передачи денег и договора займа», — говорит Марина Филиппова, юрист Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС.

«Мораль» дела в том, что надо грамотно оформлять взаимные права и обязанности. Тогда спорные ситуации будут возникать реже, а если и будут — судам не придется домысливать за стороны, что те имели в виду», — резюмирует Сергей Водолагин, управляющий партнер юридической фирмы Вестсайд.