Переуступка права требования оплаты выполненных работ договор

Уступка требования – инструмент рабочий. В опытных руках

Александр Лобатый, Александр Никитюк

Уступка требования и перевод долга – выражения, известные почти каждому бизнесмену или менеджеру. Ежедневно должники, у которых нет денег на счетах или счета арестованы, предлагают расчет путем уступки требования или перевода долга на своих контрагентов. Практика показывает, что в большинстве случаев документы оформляются небрежно, зачастую – в обход закона. И тогда – иногда через год или два – полученные деньги приходится возвращать.

Судебная практика по этому вопросу печальная.

Если вам принесли на подпись договор уступки требования или перевода долга – посмотрите его внимательно. И ответьте на вопрос: не ждет ли вас в будущем иск о возврате полученных денег?

Рассмотрим примеры из нашей практики.

Пример 1. Нет возможности установить, что уступлено: нет денег.

Договор возникает, когда стороны согласовали существенные условия, в том числе – предмет. В указанном ниже судебном споре суд пришел к выводу, что предмет не был согласован, поэтому и отказал субподрядчику во взыскании денег с заказчика.

Генподрядчик уступил субподрядчику право требования определённой суммы непосредственно к заказчику. Заказчик не заплатил, несмотря на предъявление договора уступки требования. Субподрядчик обратился с иском в суд.

Суд установил, что на момент заключения договора уступки права требования у заказчика перед генподрядчиком действительно имелся долг за несколько месяцев выполненных работ. Сумма долга превышала сумму, указанную в договоре уступки требования. Также в договоре не было иных данных, позволяющих определить основания возникновения требования. Например, конкретного акта выполненных работ за тот или иной месяц.

Суд пришел к выводу, что стороны не согласовали предмет договора, а именно не определи конкретный объем уступаемых прав по обязательству, и не указали, из каких конкретно обязательств (по оплате справок и/или актов) вытекают данные права. Поэтому суд решил, что договор уступки права требования является незаключенным и отказал в удовлетворении иска.

Другими словами, суд постановил, что договор уступки требования юридически не возник. А значит и субподрядчик не получил право на взыскание денег с заказчика. Субподрядчик потерял время на судебные споры, а также понес расходы на государственную пошлину и иные судебные издержки.

Что было необходимо сделать при заключении договора?

  1. Определить обязательство, по которому передается право требования (требование по оплате поставленного товара, выполненных работ, требование по возврату суммы займа);
  2. Указать, между кем и кем возникло обязательство, требование по которому передается (первоначальные стороны соответствующего договора);
  3. Указать размер обязательства и его валюту;
  4. Указать основания возникновения обязательства, по которым передается требование (№ и дата договора; № и даты ТТН; № и даты платежных поручений, по которым передавался заем; № и дата акта приема-передачи; № и дата справки и т.д.);
  5. Получить документы, подтверждающие долг. Данное условие практически никогда не соблюдается.

Пример 2. Заключаешь договор в предбанкротный период – готовься вернуть деньги или заплатить еще раз.

Закон запрещает сделки, в результате которых одни кредиторы получают преимущественное удовлетворение перед другими кредиторами. Это правило действует, если другой кредитор имеет право получить деньги ранее вас, имеет преимущество в силу закона. Например, банк, выдавший кредит под залог, имеет преимущество перед иными кредиторами, у которых не было залога.

ООО «А» предложило кредитору – ООО «Б» – заключить договор перевода долга вместо получения денег за поставленный товар. ООО «Б» договор перевода долга подписало, приняло на себя долг перед другой белорусской организацией и уплатило деньги. Но не ООО «А, а другой компании. Также в договоре перевода долга было указано, что взамен на принимаемый долг ООО «Б» освобождается от обязанности уплатить долг в пользу ООО «А».

В дальнейшем ООО «А» обанкротилось. Назначенный судом управляющий обнаружил следующее. На дату заключения договора перевода долга у ООО «А» имелись различные долги: по заработной плате – 5672,46 бел. руб., по налогам – 56645,22 бел. руб., по платежам в ФСЗН –899,92 бел. руб. и т.д.

Суд удовлетворил иск ООО «А» к ООО «Б» о признании недействительным договора перевода долга. Суд пришел к выводу, что договор перевода долга повлек предпочтительное удовлетворение имущественных требований третьего лица (организации, получившей деньги от ООО «Б») перед другими кредиторами. Таким образом, ООО «Б» оказалось обязанным уплатить долг ещё и ООО «А».

  1. Проверить наличие просроченных долгов у должника (долги по налогам, ФСЗН, исполнительные производства);
  2. Запросить у должника бухгалтерские балансы с приложениями за последний квартал, если есть возможность – за последние 4 квартала, чтобы определить, есть ли риск банкротства;
  3. При наличии существенных просроченных долгов и иных неблагоприятных факторов – не заключать договор.

Справочно: существует ряд интернет-ресурсов, которые хоть и не в полной мере, но позволяют проверить наличие долгов перед бюджетом, исполнительные производства и ряд иных сведений. SPP является партнёром специализированного ресурса Kartoteka.by, аккумулирующего сведения о различных фактах из деятельности белорусских организаций.За годы сотрудничества с рядом кредитных, страховых, производственных и торговых организаций SPP накопило опыт урегулирования долгов, включая альтернативные по отношению к договору уступки требования (договора перевода долга) способы. Например, договор поручительства.

С 2010 года SPP отмечается международными справочниками, в частности, Chambers Global, как одна из ведущих юридических компаний в Беларуси в сфере урегулирования споров. В том числе – оспаривания договоров перевода долга и уступки требования.

ВС РФ подтвердил возможность уступки права требования оплаты по госконтракту

Теплоснабжающая организация и учреждение заключили муниципальный контракт поставки тепловой энергии. Выполнив свои обязательства, организация заключила с обществом договор уступки права требования оплаты от учреждения, о чем последнее было уведомлено. В связи с неисполнением учреждением требования об оплате задолженности за поставленную тепловую энергию общество обратилось в арбитражный суд.

Решением суда первой инстанции иск общества был удовлетворен. Суд счел доказанными наличие задолженности по оплате поставленной тепловой энергии и переход к обществу права требования этого долга. Возражений по существу требования учреждение в суд первой инстанции не представило.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами о переходе права требования и указал, что, исходя из положений п. 7 ст. 448 ГК РФ, п. 13 ст. 14, ст. 95, 103 Закона о контрактной системе в сфере закупок, а также п. 2 ст. 219 Бюджетного кодекса РФ, личность кредитора в спорных правоотношениях имеет существенное значение для должника. Следовательно, договор уступки прав требования является ничтожным.

На основании ст. 166, 167, 382, 388 ГК РФ, а также разъяснений, приведенных в п. 32 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и п. 75 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», суд отказал в удовлетворении иска. Постановлением суда округа это решение было оставлено без изменения.

Общество обратилось в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой, в которой просило отменить постановления судов апелляционной инстанции и округа и оставить в силе решение суда первой инстанции. Рассмотрев материалы дела и доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ сочла жалобу подлежащей удовлетворению.

Судебная коллегия отметила, что согласно ч. 5 ст. 95 Закона о контрактной системе в сфере закупок при исполнении контракта не допускается перемена поставщика, за исключением случая, если новый поставщик является правопреемником поставщика по такому контракту вследствие реорганизации юридического лица в форме преобразования, слияния или присоединения. Обязанность личного исполнения государственного (муниципального) контракта обусловлена необходимостью обеспечения принципов открытости, прозрачности и сохранения конкуренции при проведении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд.

Таким образом, закрепленный п. 7 ст. 448 ГК РФ запрет на перевод долга по обязательствам, возникшим из заключенного на торгах договора, направлен на обеспечение надлежащего исполнения поставщиком основного обязательства и защиту интересов заказчика от возможной уступки прав и обязанностей по контракту в части исполнения обязательств по поставке. Аналогичная позиция отражена в п. 17 Обзора судебной практики применения законодательства РФ о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, утвержденного Президиумом ВС РФ 28 июня 2017 г.

Читайте также  Оплата штрафов через яндекс навигатор квитанция

При этом, как указал ВС РФ, установленное законодателем ограничение не распространяется на уступку денежного требования, поскольку при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника. В данном случае права заказчика совершением уступки права требования не нарушаются, условия заключенного с ним контракта не изменяются и на основании ст. 386 ГК РФ учреждение сохраняет право выдвигать возражения против требования нового кредитора.

Верховный Суд указал, что уступкой денежного требования другому лицу поставщик не был изменен, в связи с чем оснований для признания договора цессии не соответствующим требованиям действующего законодательства по указанным апелляционным судом причинам не имелось. Таким образом, апелляционный суд, отменяя решение суда первой инстанции, пришел к неправомерному выводу о ничтожности договора уступки права требования. Иных оснований для отмены решения суда первой инстанции не было установлено.

Старший юрист АБ КИАП, адвокат Илья Дедковский отметил, что в данном деле ВС РФ рассмотрел одну из существующих в судебной практике проблем применения Закона о контрактной системе, а именно: возможна ли уступка права требования оплаты по государственному контракту.

«В рассматриваемом определении ВС РФ указывает, что уступка права требования по государственному контракту возможна, поскольку для государственного заказчика не имеет значения, кому платить за поставленный товар, выполненные работы, оказанные услуги. Однако отдельно обращает внимание на то, что сам поставщик по государственному контракту изменен быть не может, поскольку его личность имеет существенное значение для государственного заказчика. С таким подходом ВС РФ стоит согласиться», – сказал Илья Дедковский.

Партнер, руководитель практики Группы правовых компаний «Интеллект-С» Александр Латыев напомнил, что п. 7 ст. 448 ГК РФ в редакции, действующей с 1 июня 2015 г., запрещает уступку прав по договорам, заключение которых возможно только на торгах. Он отметил, что судебная практика по применению этой статьи разделилась: часть судов считает, что это ограничение не касается прав на получение оплаты от государственного или муниципального заказчика, а часть настаивает на том, что этот пункт запрещает уступку любых прав из таких договоров.

По мнению Александра Латыева, правильной является первая позиция, и ее КЭС уже высказывала в апреле этого года, указав, что целью установления ограничений в п. 7 ст. 448 ГК РФ является обеспечение принципов открытости, прозрачности и сохранения конкуренции при проведении закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд. По исполнении же лицом, выигравшим торги, своих обязательств эти принципы нарушены быть уже не могут, в связи с чем при исполнении заказчиком обязанности по уплате денежных средств личность кредитора не имеет существенного значения для должника.

При этом Александр Латыев отметил, что сформированная Верховным Судом практика сейчас приживается с трудом, из-за чего ему приходится рассматривать по несколько однотипных дел, чтобы обеспечить единообразие правоприменения.

Договорный запрет на уступку не служит основанием ее недействительности

В 2015 году между заказчиком и подрядчиком был заключен договор строительного подряда. Впоследствии, в связи с неоплатой выполненных работ, подрядчик отказался от сотрудничества с заказчиком до полной оплаты выполненных работ.

В октябре 2015 году подрядчик заключил договор цессии, согласно которому цессионарий с 01.01.2016 г. приобрел права требования из договора подряда к заказчику в полном объеме.

Цессионарий обратился с иском в Арбитражный суд города Москвы с требованием о взыскании задолженности по договору подряда.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований в полном объеме, сославшись на п. 2 ст. 382 ГК РФ, согласно которому для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Данный запрет был прямо предусмотрен договором подряда, согласно которому цессия без письменного разрешения заказчика не допускается.

Апелляция поддержала позицию АС города Москвы, оставив решение без изменения, при этом не приняв доводы истца о необходимости применения п. 3 ст. 388 ГК РФ, согласно которому соглашение об ограничении уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку, поскольку договор цессии был заключен в октябре 2015 года, а вышеуказанная норма вступила в силу 01.06.2016 г. и не имеет обратной силы.

Арбитражный суд Московского округа отменил судебные акты, признав основания отказа в иске незаконными.

Кассационная инстанция указала, что в силу п. 2 ст. 383 ГК РФ и абз. 2 п. 2 ст. 382 ГК РФ сделка по уступке является оспоримой, поскольку в материалах дела судебного акта о признании уступки недействительной нет, мотивы судов отказа в иске являются ошибочными.

Отдельно коллегия отметила, что п. 3 ст. 388 ГК РФ должен применяться к спорным правоотношениям, поскольку для юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, он действует с 01.07.2014 года, соответственно, выводы суда апелляционной инстанции о невозможности применения этой нормы также необоснованны. Дело направлено на новое рассмотрение.

Запрет на уступку прав из договора без согласия кредитора часто используется лизинговыми компаниями и страховщиками для предотвращения исков от профессиональных участников, которые скупают права требования из договоров и предъявляют иски от своего имени.

Пункт 2 ст. 388 ГК РФ (в ред. ФЗ от 21.12.2013 N 367-ФЗ) прямо устанавливает, что, если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника.

Несмотря на появление в ГК прямой нормы о возможности оспаривания уступки по иску должника, судебная практика по этому вопросу, остается на консервативных позициях и суды не признают цессию недействительной по этому основанию.

Так, чаще всего п. 2 ст. 388 ГК РФ применяется судами в обоснование доводов о действительности цессии со ссылкой на то, что должник не оспорил сделку (постановление АС Волго-Вятского округа от 12.10.2016 по делу № А43-6772/2014, постановление АС Восточно-Сибирского округа от 30.06.2016 по делу №А19-18865/2014, постановление АС Московского округа от 22.11.2016 по делу №А40-139101/2015).

В случае, когда такой иск предъявлен, суды находят иные основания для отказа. В частности, приводят пункт 3 статьи 388 ГК РФ (ред. от 31.12.2014), согласно которому уступка прав (требований) допускается во всяком случае, если денежное обязательство сторон, права из которого уступаются, связано с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности (постановление АС Западно-Сибирского округа от 16.06.2016 по делу №А70-12338/2015, постановление АС Западно-Сибирского округа от 08.06.2016 по делу №А67-5048/2015, постановление АС Московского округа от 04.02.2016 по делу №А40-39809/2015, постановление АС Северо-Западного округа от 20.12.2016 по делу №А56-11661/2016).

Судебные акты, в которых суды, сославшись на запрет уступки права требования, применили п. 2 ст. 388 ГК РФ и признали цессию недействительной, единичны. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 18.04.2017 по делу №А75-3375/2016).

С учетом такой судебной практики, которая не готова признавать запрет на уступку, в качестве основания для ее недействительности, на наш взгляд, целесообразным может быть включение в договор условий, не просто запрещающих уступку из договора без согласия, но условий, предусматривающих последствия нарушения этого запрета.

Такими последствиями может быть штраф за уступку прав из договора без согласия кредитора, в том числе право должника удержать такой штраф с сумм, причитающихся цессионарию.

Возможность установления такого штрафа прямо предусмотрена п. 3 ст. 388 ГК РФ, в котором указано, что соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения.

Таким образом, если при нарушении договорного запрета на уступку не удается оспорить договор уступки, то у должника (лизинговой компании), по крайней мере, возникает возможность взыскать штраф с кредитора-цедента, что может в какой–то части ограничить такую уступку, а при расчете сальдо встречных обязательств, отнести указанный штраф на лизингополучателя.

Подмена понятий. К чему приводит отождествление заказчиком уступки права требования с заменой стороны договора

Взаимоотношения заказчика и поставщика (исполнителя, подрядчика) достаточно подробно и досконально урегулированы законодательством о госзакупках. Однако в силу чрезвычайно большого количества законов и нормативных актов в этой сфере во главу угла становится вопрос правильной ориентации в этом количестве и грамотной квалификации тех или иных ситуаций и возникающих коллизий.

Стоит ли полагаться на свои представления и выдавать желаемое за действительное, рассмотрим на следующем примере.

Казалось бы, все просто

Читайте также  Мощный пневмопистолет по дальноти стрльбы без лицензии

ООО «МонтажСтрой» обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением к Муниципальному унитарному предприятию «Дубневское ЖКХ» (МУП «Дубневское ЖКХ») городского поселения Малино Ступинского муниципального района Московской области (третье лицо ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго») о взыскании задолженности за второй этап выполненных работ по договору № 43639 от 26.12.2015 года в размере 11 183 108 руб. 36 коп. и госпошлины в размере 78 916 руб.

Как следует из материалов дела, по результатам проведения электронного аукциона между МУП «Дубневское ЖКХ» и ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго» заключен договор от 26.12.2015 года «На выполнение работ в объекте муниципальной собственности – котельной по адресу: Московская обл., Ступинский район, с. Березнецово». Электронный аукцион проводился в порядке, установленном Федеральным законом от 18 июля 2011 г. № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», и в соответствии с положением о закупках товаров, работ, услуг для нужд МУП «Дубневское ЖКХ» городского поселения Малино.

Согласно п. 1.1 договора, ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго» обязался в установленный настоящим договором срок выполнить следующую работу: выполнение работ в объекте муниципальной собственности – котельной 7,2 МВт по адресу: Московская область, Ступинский район, поселок Малино, село Березнецово.

В соответствии с п. 2.1 договора цена выполняемых работ составляет 38 336 425,43 руб. 43 коп., включая НДС 18%. Согласно п. 2.2. договора, оплата выполняемых работ осуществляется заказчиком в три этапа.

В соответствии с п. 6.1 срок окончания действия договора – 1 марта 2017 г., а в части проведения расчетов и действия гарантийных обязательств – до полного исполнения сторонами своих обязательств. Окончанием всех работ, предусмотренных договором, определено 1 октября 2016 года. Работы осуществляются в три этапа:

– первый этап выполнения работ до 31 декабря 2015 года;

– второй этап выполнения работ с 1 января 2016 года;

– третий этап выполнения работ с 1 августа 2016 года по 1 октября 2016 года.

Откуда взялась задолженность

Согласно п. 3.1.1, оплата выполненных по договору работ осуществляется на основании надлежащим образом оформленных актов сдачи-приемки этапов выполненных работ по форме КС-2 и справок о стоимости этапов выполненных работ и затрат по форме КС-3, оформленного акта приемки (поступления) оборудования ОС-14, после подписания товарной накладной ТОРГ-12, а также выставленных ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго» счетов-фактур, оформленных в соответствии со ст. 169 НК РФ в течение 60 (шестидесяти) календарных дней с момента подписания ответчиком актов сдачи-приемки этапов выполненных работ.

В соответствии с п. 3.1.2. оплата за поставленное оборудование осуществляется в течение 30 (тридцати) календарных дней с момента подписания заказчиком актов сдачи-приемки выполненных работ, оформленного акта приемки (поступления) оборудования ОС-14, после подписания товарной накладной ТОРГ-12, при наличии выставленных подрядчиком оригиналов счетов-фактур, оформленных в соответствии со ст. 169 НК РФ. В соответствии с п. 3.2. оплата по договору производится путем перечисления ответчиком (заказчиком) денежных средств на расчетный счет подрядчика. Днем оплаты считается день списания денежных средств с расчетного счета заказчика.

Согласно актам о приемке выполненных работ, задолженность заказчика (ответчика) по второму этапу выполнения работ составляет 11 183 108 руб. 36 коп.

Данная задолженность также подтверждается актом сверки взаимных расчетов за 1-й квартал 2016 года между ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго» и МУП «Дубневское ЖКХ» по договору № 43639 от 26.12.2015 года.

Какая уступка? Ничего не знаю

Исковые требования мотивированы тем, что по договору уступки части права (требования) от 01.04.2016 № 1/4-2016, заключенному между ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго» (цедент) и ООО «МонтажСтрой» (истец, цессионарий), цедент уступил, а цессионарий принял часть права требования по договору № 43639 от 26.12.2015 года.

Согласно п. 1.2 договора уступки, цессионарию переданы права (требования) в части оплаты второго этапа выполненных работ в размере 11 183 108 руб. 36 коп., согласно п. 2.3 договора на выполнение работ, в остальной части права сохраняются за цедентом.

Взаиморасчеты между цедентом и цессионарием по договору уступки части права (требования) № 1/4-2016 от 01.04.2016 года подтверждаются актом сверки взаимных расчетов.

Цедентом 21.04.2016 года в адрес ответчика направлено уведомление об уступке части права по договору № 43639 от 26.12.2015 года с третьим экземпляром договора уступки.

Получение ответчиком уведомления об уступке части права и экземпляра договора об уступке подтверждается соответствующей отметкой о получении.

Ответчик 29.04.2016 года направил в адрес цедента ответ на уведомление об уступке права, в котором сообщает, что по договору № 43639 от 26.12.2015 переуступка прав не предусмотрена. А также предлагает продолжить работы по исполнению договора без изменений либо расторгнуть договор.

Цессионарий 04.05.2016 года направил ответчику счет на оплату от 04.05.2016 № 1 по договору № 43639 от 26.12.2015 года с сопроводительным письмом, в котором также уведомил ответчика о заключенном с ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго» договоре уступки, на основании которого и направляется счет на оплату.

Ответчик письмом от 05.05.2016 года № 118 уведомил истца об отказе оплатить счет № 1 от 04.05.2016 года, пояснив, что работы по котельной, расположенной по адресу: Московская обл., Ступинский район, с. Березнецово ведет ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго» по договору № 43639 от 26.12.2015 года.

Таким образом, ответчик отказался произвести оплату второго этапа выполненных работ согласно п. 2.3 договора на выполнение работ. В ходе телефонных переговоров и встречи ответчик сослался на письма Минфина России от 02.12.2013 года № 02-03-007/52448 и от 11.03.2015 года № 02-02-08/12916, в которых говорится о недопустимости цессии по государственным контрактам, а также о невозможности замены стороны (подрядчика) в муниципальном договоре.

Мнение должника не имеет значение

В соответствии с пп. 1 и 2 ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если договором был предусмотрен запрет уступки, сделка по уступке может быть признана недействительной по иску должника только в случае, когда доказано, что другая сторона сделки знала или должна была знать об указанном запрете.

В соответствии со ст. 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на проценты. Право требования по денежному обязательству может перейти к другому лицу в части, если иное не предусмотрено законом.

Как следует из материалов дела, между ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго» (цедент) и ООО «МонтажСтрой» (истец, цессионарий) был заключен договор уступки части права (требования) от 01.04.2016 № 1/4-2016, по которому цедент уступил, а цессионарий принял часть права требования по договору № 43639 от 26.12.2015 года.

Согласно п. 1.2 договора уступки, цессионарию переданы права (требования) в части оплаты второго этапа выполненных работ в размере 11 183 108 руб. 36 коп. Согласно п. 2.3 договора на выполнение работ, в остальной части права сохраняются за цедентом.

Взаиморасчеты между цедентом и цессионарием по договору уступки части права (требования) № 1/4-2016 от 01.04.2016 года подтверждаются актом сверки взаимных расчетов.

В соответствии со статьей 385 Гражданского кодекса Российской Федерации уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо от того, первоначальным или новым кредитором оно направлено. Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода права к этому кредитору.

Читайте также  Входит ли финляндия в шенгенскую зону

Цедентом 21.04.2016 года в адрес ответчика направлено уведомление об уступке части права по договору № 43639 от 26.12.2015 года с третьим экземпляром договора уступки.

Получение ответчиком уведомления об уступке части права и экземпляра договора об уступке подтверждается отметкой о получении.

Ответчик 29.04.2016 года направил в адрес цедента ответ на уведомление об уступке права, в котором сообщил, что по договору № 43639 от 26.12.2015 переуступка прав не предусмотрена. А также предложил продолжить работы по исполнению договора без изменений либо расторгнуть договор.

Цессионарий 04.05.2016 года направил ответчику счет на оплату от 04.05.2016 № 1 по договору № 43639 от 26.12.2015 года с сопроводительным письмом, в котором также уведомил ответчика о заключенном с ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго» договоре уступки, на основании которого и направляется счет на оплату.

Ответчик письмом от 05.05.2016 года № 118 уведомил истца об отказе оплатить счет № 1 от 04.05.2016 года, пояснив, что работы по котельной, расположенной по адресу: Московская обл., Ступинский район, с. Березнецово, ведет ЗАО «Гидро-Сервис-Энерго» по договору № 43639 от 26.12.2015 г.

Срок оплаты наступил

Таким образом, ответчик надлежащим образом был уведомлен об уступке части права (требования) с предоставлением ему третьего экземпляра договора уступки.

Суд считает несостоятельными доводы ответчика о том, что по государственным контрактам цессия недопустима, а также о невозможности замены стороны (подрядчика) в муниципальном договоре со ссылкой на письма Минфина России от 02.12.2013 года № 02-03-007/52448 и от 11.03.2015 года № 02-02-08/12916.

Как установлено судом, в данном случае подписанием договора цессии не производится замена подрядчика (поставщика) в государственном контракте, уступлено право требования оплаты стоимости второго этапа работ.

Следовательно, подлежит отклонению довод ответчика о неправомерности и ничтожности уступки права требования ввиду его соответствия требованиям п. 6.1 ст. 9 Федерального закона № 94-ФЗ и п. 5 ст. 95 Федерального закона № 44-ФЗ, а также положениям Бюджетного кодекса РФ. Кроме того, из буквального содержания муниципального контракта не следует наличие запрета на уступку права требования оплаты выполненных работ или этапа работ.

Также подлежат отклонению доводы ответчика о том, что на момент обращения в Арбитражный суд срок оплаты второго этапа работ еще не наступил. В соответствии с пп. 2., 2.3, 2.4 договора № 43639 от 26.12.2015 года оплата выполняемых работ осуществляется заказчиком в три этапа: I этап – в срок до 31 декабря 2015 года, II этап – в срок до 31 июля 2016 года, III этап – в срок до 1 марта 2017 года. Вместе с тем 1 февраля 2016 года ответчик и третье лицо заключили дополнительное соглашение № 2 к договору № 43659 от 26.12.2015 года. Согласно соглашению, раздел 21 договора «Приложения к настоящему договору» дополнен следующей редакцией:

«Приложение № 6 – график оплаты выполненных работ в объекте муниципальной собственности – котельной по адресу: Московская обл., Ступинский район, с. Березнецово».

Данное соглашение является неотъемлемой частью договора №43659 от 26.12.2015 года и вступает в силу с момента подписания его обеими сторонами. Согласно приложению № 6, сумма оплаты за второй этап выполненных работ в размере 11 183 108 руб. 36 коп. должна быть осуществлена ответчиком в марте-апреле 2016 года (март – 4 844 864 руб. 91 коп. и апрель – 6 338 245 руб. 45 коп.).

Таким образом, стороны добровольно изменили условия договора по срокам оплаты, в том числе второго этапа работ, и, следовательно, срок оплаты второго этапа работ на момент подачи искового заявления в суд наступил.

Как пояснил представитель ответчика в судебном заседании, изменение графика оплаты работ было обусловлено тем, что подрядчиком (поставщиком) выполняются работы с опережением сроков выполнения работ. Доводы ответчика о том, что истцом не представлены и не могут быть представлены акты сдачи-приемки II этапа выполненных работ, который между заказчиком и поставщиком не составлялся и соответствующим образом не подписывался, суд считает противоречивыми, т.к. самим же представителем ответчика не отрицается и подтверждается в отзыве, что подрядчик (поставщик) в период с 28.12.2015 года по 31 марта 2016 года выполнил второй этап работ на общую сумму 11 183 108 руб. 36 коп.

Учитывая наличие в материалах дела доказательств надлежащего исполнения обязательств по выполнению второго этапа работ и отсутствие доказательств оплаты ответчиком работ, суд приходит к выводу о наличии оснований для взыскания суммы долга в полном объеме. На основании изложенного Арбитражный суд решил взыскать с МУП «Дубневское ЖКХ» в пользу ООО «МонтажСтрой» сумму долга в размере 11 183 108 руб. 36 коп., госпошлину в размере 78 916 руб. 00 коп.

Уступка права требования и перевод долга: разъяснения ВС РФ

Возможности: учесть особенности заключения и действия соглашений о перемене лиц в обязательстве.

Пленум Верхового Суда РФ разъяснил правила перемены лиц в обязательстве (Постановление от 21.12.2017 N 54).
Уступка права требования
1. Уступка требования (цессия) производится на основании договора. Это может быть как договор, предусмотренный законом, так и смешанный договор или договор, который законом не предусмотрен. Например, уступка требования может производиться на основании договора продажи имущественного права или договора дарения. В таком случае покупатель (цессионарий) вправе требовать, в частности, уменьшения цены либо расторжения договора при неисполнении продавцом (цедентом) обязанности передать требование свободным от прав третьих лиц.
Стороны также вправе, в частности, заключить договор, по которому новый кредитор (цессионарий) обязуется передать первоначальному кредитору (цеденту) часть того, что будет исполнено должником по уступаемому требованию.
2. Уступка требования об уплате арендных платежей по зарегистрированному договору аренды, подлежит государственной регистрации. В отсутствие регистрации указанный договор не влечет последствий для третьих лиц, например для приобретателя арендуемого имущества.
3. Договор, на основании которого производится уступка, может быть заключен и в отношении требования, которое возникнет в будущем или будет приобретено цедентом у третьего лица (будущее требование). Если иное не вытекает из существа соглашения, цедент, обязавшийся уступить будущее требование, отвечает перед цессионарием, если уступка не состоялась из-за того, что уступаемое право не возникло или не было приобретено у третьего лица.
4. Отсутствие у цессионария лицензии на осуществление страховой либо банковской деятельности не является основанием недействительности уступки требования, полученного страховщиком в порядке суброгации или возникшего у банка из кредитного договора.
5. Уступка требования об уплате неустойки, в том числе подлежащих выплате в будущем, допускается как одновременно с уступкой основного требования, так и отдельно от него.
6. Если должником по договору подряда после получения уведомления о переходе права требования оплаты выполненных работ будут выявлены скрытые недостатки этих работ, он вправе выдвинуть против требования нового кредитора соответствующее возражение.
Перевод долга
Когда стороны осуществляют предпринимательскую деятельность перевод долга, может быть:

1) привативный — первоначальный должник выбывает из обязательства;
2) кумулятивный — первоначальный и новый должники отвечают перед кредитором солидарно.

Если неясно, какой вид перевода долга согласован, следует исходить из того, что перевод долга является привативным. Если неясно, кумулятивный перевод долга или поручительство согласованы сторонами, соглашение считается договором поручительства.
Передача договора
Сторона договора может передать все права и обязанности по договору третьему лицу. При этом переходят, в том числе, права и обязанности, в отношении которых не предполагается совершение отдельной уступки или перевода долга. В частности, у кредитора сохраняется право на безакцептное списание денежных средств, если это право было предоставлено ему по отношению к первоначальному должнику.
Например, если с согласия арендодателя арендатор и третье лицо заключили договор перенайма, то третье лицо полностью заменяет первоначального должника в отношениях с кредитором. Новый должник обязан вносить арендную плату за все периоды пользования имуществом, в том числе до вступления в договор, если в соглашении о передаче договора не предусмотрено иное.
Вместе с тем, если перенаем правомерно происходит без согласия арендодателя, первоначальный и новый арендаторы, по общему правилу, несут солидарную ответственность за исполнение, осуществленное арендодателем до заключения соглашения о передаче договора.