Оплата зп третьих лиц гражданский кодекс

ВС объяснил, как оплачивать юруслуги для третьих лиц

Верховный суд опубликовал мотивировочную часть определения по спору между юрфирмой «Монолит-88» и гендиректором предприятия «Солнечный». Договор «Монолит-88» заключил именно с физлицом, поэтому апелляция отказала компании во взыскании долга за юридическую помощь предприятию, а также отказала в компенсации её собственных затрат на юристов. ВС отменил это решение.

ООО «Солнечный», поставщик детского питания, сотрудничало с ООО «Монолит-88» с 90-х годов. Позднее из-за финансовых проблем счета компании были заморожены. Новые договоры на оказание юруслуг «Монолит-88» заключил в 2014–2016 годах напрямую с генеральным директором предприятия Валентиной Роде. При этом шесть договоров касались услуг для «Солнечного», а три – для самой Роде.

Юрфирма выполнила оговорённые работы, но плату за них так и не получила. Тогда «Монолит-88» через суд потребовал от Роде 440 000 руб. долга, 100 084 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также возместить свои судебные расходы. Щербинский районный суд эти требования удовлетворил в полном объёме (дело № 02-4161/2018).

Апелляционная инстанция частично отменила его решение (дело № 33-26767/2019). Московский городской суд снизил сумму взыскания до 110 000 руб. и учёл только долги за оказание услуг самой Роде. Задолженность за юридическую помощь «Солнечному» суд предложил требовать непосредственно с компании. Он также отказал во взыскании судебных расходов. При этом Мосгорсуд сослался на то, что у «Монолит-88» есть штатные юристы, так как такова специализация фирмы.

«Монолит-88» просил отменить решение апелляции и оставить в силе решение первой инстанции в кассационной жалобе. ВС постановил её удовлетворить.

ВС указал, что Мосгорсуд допустил существенное нарушение норм материального и процессуального права в своём решении. Верховный суд напомнил, что Гражданский кодекс предусматривает заключение договора в пользу третьего лица, при этом обязанности по оплате всё равно лежат на заказчике, который заключил договор. Поскольку апелляция не установила, что договоры с истцом были заключены от имени ООО «Солнечный», то и не имела права освобождать Роде от её обязательств по этим договорам.

Поскольку все обстоятельства дела суды установили полно, а ошибка апелляционной инстанции состояла только в трактовке норм материального права, ВС решил не отправлять иск на повторное рассмотрение и просто оставил в силе решение первой инстанции.

Ранее старший юрист Nasonov, Pirogov & Partners Nasonov, Pirogov & Partners Региональный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Банкротство (включая споры) × Максим Волков прокомментировал это разбирательство для «Право.ru» и указал, что ответчик должен был предоставить явные и убедительные доказательства, что договор фактически заключён не с указанным в нём лицом, а с кем-то третьим.

Выручаем кредитора: оплата в адрес третьих лиц

Если кредитор направляет должнику письмо, в котором просит произвести оплату в счет погашения долга в адрес третьего лица, не поименованного в договоре, то можно ли выполнить его просьбу и тем самым прекратить денежное обязательство организации? Рассказывают эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Анастасия Бахтина и Алексей Александров.

Заключен договор между двумя юридическими лицами, в котором указаны платежные реквизиты для оплаты. Юридическое лицо (кредитор) просит в виде письма перечислить задолженность по данному договору не по реквизитам, указанным в договоре, а своему поставщику за материалы, поступившие в адрес кредитора. Возможно ли данное перечисление задолженности лишь на основании указанного письма?

Письма кредитора достаточно для того, чтобы произвести оплату по договору с ним не самому кредитору, а указанному им в письме третьему лицу. При перечисленных в рассматриваемом случае условиях такая оплата в соответствующей части прекратит как обязательство организации перед кредитором, так и обязательство кредитора перед третьим лицом (получателем платежа) на основании ст. 312, ст. 313, п. 1 ст. 408 ГК РФ.

Однако следует учитывать, что в зависимости от содержания указанного в рассматриваемом случае письма кредитора, а также от содержания соответствующих платежных документов уплата денежных средств контрагенту кредитора сама по себе может не привести к прекращению денежного обязательства организации перед кредитором. Поясним подробнее.

Во-первых, если в письме кредитора содержится указание должнику на то, что исполнение денежного обязательства следует производить в адрес третьего лица, а не кредитора, необходимо исходить из следующего.

В соответствии со ст. 309 ГК РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями правовых актов. Надлежащее исполнение прекращает обязательство (п. 1 ст. 408 ГК РФ). Надлежащим признается исполнение, произведенное надлежащему лицу. В качестве последнего рассматривается прежде всего кредитор. Однако кредитор может выразить свою волю на изменение непосредственного получателя платежа (переадресацию исполнения), например, путем направления должнику письма с указанием перечислить сумму долга на расчетный счет своего контрагента. Указанное третье лицо будет являться лицом, управомоченным на принятие исполнения (ст. 312 ГК РФ), а исполнение должником обязанности в соответствии с распоряжением кредитора (обращаем внимание, что такое письмо от имени кредитора должно быть подписано лицом, имеющим соответствующие полномочия, в противном случае существует риск признания того, что обязательство по оплате долга будет исполнено ненадлежащему лицу (смотрите, например, постановление Президиума ВАС РФ от 30 мая 2000 г. N 1576/98); таким лицом может быть как исполнительный орган организации-кредитора (ст. 53 ГК РФ), так и лицо, представляющее организацию на основании доверенности (п. 1 ст. 185 ГК РФ)) — надлежащим исполнением обязательства.

Подтверждает это и судебная практика (смотрите, например, постановления Президиума ВАС РФ от 26 мая 2009 г. N 730/09, ФАС Уральского округа от 14 апреля 2010 г. N Ф09-2425/10-С2, ФАС Западно-Сибирского округа от 10 августа 2011 г. N Ф04-3919/11, ФАС Северо-Кавказского округа от 3 августа 2004 г. N Ф08-3349/04).

Нередко кредитор просит должника произвести исполнение денежного обязательства в адрес третьего лица и указать при этом, что уплата денег производится, кроме того, в счет исполнения денежного обязательства кредитора перед третьим лицом. В этом случае одновременно с переадресацией исполнения происходит перепоручение исполнения (ст. 313 ГК РФ), то есть участие лиц, не являющихся сторонами обязательства, как на стороне кредитора, так и на стороне должника, что не противоречит гражданскому законодательству. Иными словами, кредитор соответствующим письмом, во-первых, управомочивает третье лицо на принятие исполнения от должника по обязательству между кредитором и должником (переадресует исполнение) и, во-вторых, просит должника предложить за него исполнение третьему лицу по обязательству, существующему между кредитором и этим третьим лицом (возлагает на должника исполнение обязательства). В этом случае третье лицо будет обязано принять исполнение, предложенное за кредитора (п. 1 ст. 313 ГК РФ). Уплата денежных средств в описанной ситуации одновременно прекратит денежное обязательство между должником и кредитором и денежное обязательство между кредитором и третьим лицом (ст. 312, ст. 313, п. 1 ст. 408 ГК РФ; смотрите также постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 октября 2011 г. N 15АП-9477/11).

Во-вторых, в случае, если кредитор просит произвести за него исполнение по обязательству между ним и третьим лицом, но не указывает на то, что этим должник произведет уплату долга по своему обязательству (между кредитором и должником), нужно учитывать следующее.

Прежде отметим, что такое предложение не является для должника обязательным, поскольку последний не является стороной обязательства между кредитором и третьим лицом (п. 3 ст. 308 ГК РФ).

В описанном случае уплата суммы долга за кредитора третьему лицу прекратит обязанность кредитора перед третьим лицом (ст.ст. 313, 408 ГК РФ), но не освободит должника от лежащих на нем обязанностей перед кредитором (ст. 407 ГК РФ).

Однако, поскольку такие действия должника приведут к прекращению обязанности кредитора перед третьим лицом, кредитор, неосновательно сберегший за счет должника денежные средства, будет обязан возвратить соответствующую сумму должнику в качестве неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ; смотрите также п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 18 декабря 2008 г. N 07АП-7063/08).

При этом соответствующее требование должника к кредитору о возврате неосновательного обогащения и встречное требования кредитора к должнику по существующему между ними договорному обязательству, будучи денежными, т.е. однородными, могут быть прекращены зачетом, в том числе по заявлению одной стороны, например самого должника (ст. 410 ГК РФ; смотрите также постановления Президиума ВАС РФ от 19 июня 2012 г. N 1394/12, от 10 июля 2012 г. N 2241/12, ФАС Поволжского округа от 8 февраля 2011 г. N А65-28759/2009, ФАС Западно-Сибирского округа от 12 апреля 2011 г. N Ф04-1233/11). Таким образом, если в описанном случае должник направит кредитору заявление о зачете требования о возврате неосновательного обогащения в счет исполнения денежного обязательства перед кредитором, последнее прекратится на основании ст. 410 ГК РФ.

В-третьих, если же кредитор просит произвести за него исполнение по обязательству между ним и третьим лицом и указывает на то, что этим обязательство должника перед кредитором прекратится в соответствующей части, необходимо учитывать следующее.

В силу п. 1 ст. 407 ГК РФ кредитор и должник вправе прийти к соглашению, по которому уплата должником суммы долга кредитора третьему лицу по обязательству между третьим лицом и кредитором освобождает должника в соответствующей части от лежащих на нем обязанностей перед кредитором (смотрите, например, постановление ФАС Северо-Западного округа от 20 января 2011 г. N Ф07-13341/2010).

Читайте также  Комметика одежда сделать своим делом

Такое соглашение может быть заключено не только путем составления одного документа, подписанного сторонами (п. 2 ст. 434 ГК РФ), но и посредством совершения акцептантом (лицом, получившим предложение) конклюдентных действий, свидетельствующих о принятии предложения оферента (п. 3 ст. 438 ГК РФ). В частности, если в письме кредитора, в котором он просит оплатить за него сумму долга, будет указано на то, что такая уплата прекратит в соответствующей части обязанность должника перед кредитором, совершение должником действий, указанных в этом письме (уплата денег), будет свидетельствовать о принятии должником предложения кредитора (акцепте), что будет означать заключение между кредитором и должником соглашения о прекращении соответствующего денежного обязательства. Такое соглашение закону не противоречит (п. 1 ст. 407, ст. 421 ГК РФ).

При этом в описанном случае, в отличие от ситуации, проанализированной нами в первую очередь, переадресации исполнения не происходит, т.е. должник не производит исполнение своего обязательства управомоченному кредитором лицу, которому переадресовано исполнение. Поэтому соответствующее обязательство между кредитором и должником прекратится не надлежащим исполнением (п. 1 ст. 408 ГК РФ), а способом, не поименованным в ГК РФ, который, повторимся, гражданскому законодательству не противоречит (п. 1 ст. 407 ГК РФ).

Оплата третьим лицом (бухучет)

— получение оплаты от третьего лица в счет задолженности должника (дебитора).

Комментарий

В некоторых случаях налогоплательщик получает оплату не от самого должника, а от третьего лица, которое производит оплату за должника.

Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ) определяет:

«Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.» (п. 1 ст. 313 ГК РФ )

На основании этого правила, нередко должник (наш дебитор) поручает своему должнику оплатить задолженность нашего дебитора перед нами. Делается это часто с основной целью, не «гонять» деньги лишний раз.

Пример

ООО реализовало товар Покупателю на сумму 1 200 тыс. рублей (в том числе НДС 200 тыс. рублей).

Покупатель оказал услуги на сумму 12 млн. рублей (в том числе НДС 2 млн. рублей) Обществу «АБ».

Покупатель поручил Обществу «АБ» уплатить ООО сумму 1 200 тыс. рублей в счет своей задолженности.

После оплаты Обществом «АБ» суммы 1 200 тыс. рублей на счет ООО, задолженность Покупателя перед ООО прекращается (погашается). У Общества «АБ» остается долг перед Покупателем в сумме 10 800 тыс. рублей (12 000 тыс. — 1 200 тыс.).

Как подтвердить, что должник возложил обязанность по оплате на третье лицо

Как было отмечено выше, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо. То есть, чтобы не было в последствии путаницы, получатель оплаты от третьего лица должен иметь подтверждение о том, что обязанность по оплате была возложена должником на это третье лицо. Если такого подтверждения нет, то третье лицо, к примеру, может впоследствии заявить, что перечисление было ошибкой и потребовать вернуть деньги.

Сложившая практика такого подтверждения следующая:

1) Должник (дебитор) направляет Кредитору письмо, в котором сообщает примерно следующее:

«Уведомляем, что оплата по договору № ___ от ___ в сумме ____ (в том числе НДС ____) будет произведена третьим лицом ____, в соответствии со ст. 313 Гражданского кодекса Российской Федерации»

2) Третье лицо в платежном поручении в назначении платежа указывает примерно следующее:

«Оплата за ООО _____ по договору № ___ от ___ в сумме ____ (в том числе НДС ____), в соответствии со ст. 313 Гражданского кодекса Российской Федерации»

Причем, рекомендую получателю оплаты иметь оба вышеуказанных подтверждения — как письмо от должника, так и указание в платежке от третьего лица о возложенной обязанности по оплате.

Третье лицо, чтобы провести указанную оплату, также должно получить от Должника письмо, в котором тот просит перечислить оплату в счет задолженности по договору своему кредитору. Содержание такого письма может быть примерно следующим:

«Прошу оплату по договору № ___ от ___ в сумме ____ (в том числе НДС ____) перечислить на расчетный счет ООО ____, в соответствии со ст. 313 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Реквизиты ООО ____

В платежном поручении прошу указать:

Оплата за ООО _____ по договору № ___ от ___ в сумме ____ (в том числе НДС ____), в соответствии со ст. 313 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Это письмо урегулирует взаимоотношения Должника и третьего лица. Копия этого документа также может быть направлена Кредитору (но не обязательно, если есть указанные выше документы).

ГК РФ определяет ситуации, когда кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, даже если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо (п. 2 ст. 313 ГК РФ):

1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;

2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

Отражение в учете оплаты от третьего лица

Рассматриваем ситуацию на условиях указанного выше примера.

Получатель оплаты (ООО)

У ООО отражена дебиторская задолженность Покупателя в сумме 1 200 тыс. рублей (дебет счета 62), за проданный товар.

1 200 000 — Д 51 — К 76 — Получение оплаты от Третьего лица (Общество «АБ»)

1 200 000 — Д 76 — К 62 — списание задолженности третьего лица в счет дебиторской задолженности, на основании подтвержающих документов (письмо + платежка)

Дебитор (Покупатель)

У Дебитора (Покупатель) отражена кредиторская задолженность перед ООО в сумме 1 200 тыс. рублей (кредит счета 60), за приобретенный товар.

У Дебитора отражена дебиторская задолженность Общество «АБ» в сумме 12 млн. рублей (дебет счета 62), за оказанные услуги.

1 200 000 — Д 62 — К 60 — оплата Обществом «АБ» задолженности перед ООО

Третье лицо (Общество «АБ»)

У Общества «АБ» отражена кредиторская задолженность перед Покупателем в сумме 12 000 тыс. рублей (кредит счета 60), за приобретенный товар.

1 200 000 — Д 60 — К 51 — отражена оплата ООО в счет задолженности перед покупателем.

Советуем прочитать

Кредитор — лицо, которое передало по договору товары (работы, услуги), но еще не получило оплату за них.

Дебитор — лицо, получившее по договору товары (работы, услуги), но еще не оплатившее их.

Дебиторская задолженность — задолженость должников (дебиторов) перед организацией (кредитором)

Кредиторская задолженность — задолженость организации перед другими лицами (кредиторами).

Исполнение обязательства не должником, а третьим лицом, которое не является стороной договора с кредитором.

Статьи

Суд указал, какими документами подтверждается исполнение обязательства третьим лицом

Рассматривая налоговый спор, суд указал, какими документами подтверждается исполнение обязательства третьим лицом (ООО «Железобетонный мир», Решение арбитражного суда Смоленской области от 04.09.2020 по делу № А62-3049/2020 ).

Как оформить и отразить в учете оплату задолженности третьим лицом?

Законодательство допускает возможность оплаты задолженности не самим должником, а третьим лицом (за должника). Такая форма оплаты часто используется в хозяйственной практике. Рассмотрим особенности документального оформления и отражения в учете такой формы расчетов.

Финансовая сфера

  • Журнал
  • Конференции
  • FINAWARD
  • Новости
  • Аналитика
  • Практика
  • Мероприятия отрасли
  • Соцпрограммы
  • Персоны
  • Рейтинги/Рэнкинги
  • Разговоры

  • Номера
  • Подписка

На практике часто возникают ситуации, когда обязательство за должника исполняется третьим лицом. Регулирует данные отношения ст. 313 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на это третье лицо. При отсутствии возложения кредитор обязан принять исполнение, если третье лицо, осуществляющее исполнение, подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество. Например, при обращении кредитором взыскания на предмет залога, находящийся у третьего лица, последнее может исполнить обязательство должника перед кредитором. Согласно ст. 313 ГК РФ в редакции, действующей с 01.06.2015 1 , кредитор также обязан принять исполнение и в случае, если должником допущена просрочка в исполнении

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры»

Как правило, кредитор не может проверить основания, по которым третье лицо предлагает исполнение, и есть ли вообще какие-либо правоотношения у третьего лица с должником. В любом случае, ориентируясь на ст. 313 ГК РФ в новой редакции, кредитор обязан принимать исполнение, если должником допущена даже незначительная просрочка. Однако спустя некоторое время (иногда даже год и более), когда в отношении должника вводятся процедуры банкротства, для кредитора становится неожиданностью, что плательщик просит вернуть ему исполненное.

Такая ситуация произошла с ООО «Каркаде», которое получило лизинговые платежи по договору с ООО «Терминал» от индивидуального предпринимателя, в отношении которого менее чем через месяц после осуществления первых платежей было возбуждено дело о банкротстве. Суды первой 2 и апелляционной инстанций 3 признали недействительными оспариваемые платежи и взыскали в конкурсную массу индивидуального предпринимателя с ООО «Каркаде» полученные им от банкрота денежные средства. Арбитражный суд Поволжского округа 4 посчитал, что применительно к положениям ст. 61.3 Закона о банкротстве 5 недействительными могут быть признаны сделки, в основе которых имеется обязательство между должником и лицом, получившим от должника удовлетворение своего требования, то есть сделки по исполнению должником собственных обязательств. При этом суд кассационной инстанции посчитал, что обязательственные отношения между должником (ООО «Терминал»), равно как и между кредитором (ООО «Каркаде»), с одной стороны, и третьим лицом (индивидуальным предпринимателем — банкротом), с другой стороны, отсутствуют.

Читайте также  Уфас дело статья 9 группа лиц

Однако Верховный Суд РФ 6 поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанций. Высшая судебная инстанция прислушалась к доводам финансового управляющего должника о том, что банкрот и ООО«Терминал», обязательства которого исполнялись, аффилированы. Верховный Суд РФ исходил из того, что при наличии между предпринимателем и ООО «Терминал» соглашения, лежащего в основе возложения на предпринимателя исполнения обязательства по выплате лизинговых платежей, последний, перечисляя денежные средства непосредственно перед возбуждением дела о банкротстве и после принятия заявления о банкротстве, предоставил ООО «Терминал» исполнение по названному соглашению преимущественно перед другими кредиторами предпринимателя. Это, в свою очередь, не исключает возможность признания спорных платежей недействительными на основании п. 2 ст. 61.3 Закона о банкротстве.

Правовая позиция, высказанная Верховным Судом РФ, на наш взгляд, далеко не однозначна, и наверняка вопрос правовых последствий недействительности сделки будет уточнен при повторном рассмотрении дела судами нижестоящих инстанций.

С одной стороны, Верховный Суд РФ указал, что «при распределении риска банкротства фактического плательщика следует учитывать, что лицо, получившее от него в преддверии банкротства денежные средства в счет погашения чужого для предпринимателя долга, не может быть поставлено в лучшее положение по сравнению с кредиторами такого плательщика, получившими исполнение по обязательствам самого предпринимателя в это же самое время. При ином подходе будет нарушен фундаментальный принцип равенства участников гражданских правоотношений». Этот вывод свидетельствует о том, что правовыми последствиями признания недействительными платежей в пользу кредитора (ООО «Каркаде») может быть взыскание денежных средств в конкурсную массу непосредственно с ООО «Каркаде». С другой стороны, кредитор обязан принимать исполнение согласно нормам ст. 313 ГК РФ (при наличии возложения исполнения со стороны должника на третье лицо, эта обязанность кредитора указана как в новой, так и в старой редакции ст. 313 ГК РФ). При этом оспаривание платежей и возврат в конкурсную массу плательщика денежных средств не только плох для кредитора сам по себе, но и может привести к невозможности взыскания долга с должника (в данном случае с ООО «Терминал»), поскольку имущественное положение последнего за время с момента платежа до признания этого платежа недействительным может существенно измениться, и тогда взыскание долга станет невозможным.

Кроме того, в рассмотренном деле речь шла о периодических платежах по договору лизинга, которые могли бы быть признаны сделками, совершаемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности. При определении того, была ли сделка совершена в процессе обычной хозяйственной деятельности должника, следует учитывать, что таковой является сделка, не отличающаяся существенно по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени. К таким сделкам, в частности, с учетом всех обстоятельств дела могут быть отнесены платежи по длящимся обязательствам (возврат очередной части кредита в соответствии с графиком, уплата ежемесячной арендной платы, выплата заработной платы, оплата коммунальных услуг, платежи за услуги сотовой связи и Интернет, уплата налогов и т.п.) 7 . Однако в рассмотренном деле с учетом того, что банкрот исполняет сделку за третье лицо, пусть даже для этого третьего лица сделка будет являться совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности, кредитор при предъявлении к нему требования о признании сделки недействительной не сможет защищаться ссылкой на такой характер оспариваемых платежей для плательщика. Маловероятно, что индивидуальный предприниматель на постоянной основе осуществляет погашение чужих долгов.

С нашей точки зрения, пополнение конкурсной массы могло бы быть в данном случае справедливым при условии признания недействительной сделки, которая послужила основанием возложения обязанности перечисления лизинговых платежей на индивидуального предпринимателя. Взыскание полученных денежных средств с кредитора при наличии обязательственных правоотношений между банкротом-плательщиком и должником было бы несправедливым и не соответствует нормам ст. 313 ГК РФ.

Предположим, что возложения исполнения не было, а платежи совершены в период, когда ст. 313 ГК РФ действовала в редакции до 01.06.2015, не позволяющей принимать исполнение от третьего лица без соответствующего поручения должника при его просрочке. В этом случае для кредитора такой платеж будет неосновательным обогащением и должен быть возвращен банкроту. С другой стороны, в этом случае должны применяться нормы о действиях в чужом интересе без поручения. Согласно ст. 983 ГК РФ, действия в чужом интересе, совершенные после того, как тому, кто их совершает, стало известно, что они не одобряются заинтересованным лицом, не влекут для последнего обязанностей ни в отношении совершившего эти действия, ни в отношении третьих лиц. При этом в силу подп. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства. Однако в данном случае должны защищаться интересы кредиторов плательщика, соответственно денежные средства с этой целью должны быть возвращены в конкурсную массу как неосновательное обогащение кредитора. Если даже платеж совершен после 01.06.2015 в отсутствие возложения исполнения на третье лицо и кредитор обязан принять исполнение вследствие просрочки должника, то приоритет все равно должна иметь защита прав кредиторов, а денежные средства также должны быть возвращены плательщику. Однако, на наш взгляд, ситуации исполнения чужого долга без какой-либо сделки-основания крайне редки.

Точка в вопросе о последствиях признания недействительными платежей во исполнение должником обязательств третьего лица все же будет поставлена при новом рассмотрении обособленного спора судами после возвращения дела из Верховного Суда РФ. Однако уже сейчас очевидно, что, принимая исполнение за третье лицо, кредитору стоит, по возможности, получать документы, подтверждающие основания платежа третьим лицом за должника и отслеживать информацию о возбуждении процедуры банкротства в отношении плательщика, чтобы решить вопрос о возврате полученного и своевременно при необходимости предъявить требования к должнику. При этом необходимо учитывать, что, если процедура банкротства в отношении плательщика будет возбуждена по истечении месяца с момента платежа, то в этом случае в соответствии с п. 3 ст. 61.3 Закона о банкротстве заявителю будет необходимо доказать осведомленность кредитора, принимающего платеж, о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества плательщика на момент осуществления исполнения.

1. В редакции Федерального закона от 08.03.2015 № 42-ФЗ.
2. См. Определение Арбитражного суда Ульяновской области от 19.05.2016 по делу № А 72-9360/2014.
3. См. Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.07.2016 № А 72-9360/2014.
4. См. Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 25.10.2016 № Ф 06-13725/2016 по делу № А 72-9360/2014.
5. Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
6. См. Определение Верховного Суда РФ от 25.05.2017 № 306-ЭС16-19749 по делу № А 72-9360/2014.
7. См. абз. 4 п. 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

ВС: Права кредитора переходят к третьему лицу даже при исполнении им обязательства без поручения должника

26 ноября Судебная коллегия по экономическим спорам вынесла два определения, которыми подтвердила, что возможна оплата взноса в компенсационный фонд СРО третьим лицом, являющимся членом этой же организации. ВС также указал, что в соответствии с п. 5 ст. 313 ГК при отсутствии соглашения о возложении должником исполнения обязательства на третье лицо к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора (Определение № 305-ЭС19-13029 по делу № А40-230773/2018, Определение № 305-ЭС19-13031 по делу № А40-230726/2018).

Президент СРО решил заплатить взносы за двух других ее членов

В августе 2017 г. президент и член Ассоциации «СРО “Альянс Строителей”» Александр Халимовский внес в компенсационный фонд организации взносы за двоих ее членов – ЗАО «Транспортная миссия» и ООО «Гарден Вуд» – в размере более 200 тыс. руб. за каждого.

Его действия были обусловлены риском лишения ассоциации статуса саморегулируемой организации из-за недостаточности средств в компенсационном фонде. Дело в том, что ст. 6 Закона от 3 июля 2016 г. № 372-ФЗ Закон о введении в действие Градостроительного кодекса был дополнен нормой, в соответствии с которой с 1 октября 2017 г. Ростехнадзор получил право во внесудебном порядке лишать организации статуса СРО за несформированный или сформированный в неполном объеме компенсационный фонд.

В июле 2017 г., стремясь предотвратить негативные последствия, общее собрание членов возглавляемой Александром Халимовским ассоциации приняло решение о необходимости восполнения средств компенсационного фонда, которые были утрачены по вине кредитной организации, лишенной лицензии в 2016 г.

Читайте также  Как написать обращение онлайн к путину

Все члены ассоциации, кроме ЗАО «Транспортная миссия» и ООО «Гарден Вуд», внесли приходящуюся на них сумму взноса. В августе 2017 г. с целью сохранения статуса СРО общее собрание членов ассоциации приняло решение об одобрении оплаты взносов в компенсационный фонд за не исполнивших свои обязательства членов другими членами ассоциации, к которым после исполнения перейдут права кредитора в силу закона.

Президент ассоциации полагал, что из-за действий ЗАО «Транспортная миссия» и ООО «Гарден Вуд» существовала реальная угроза потери им членства в СРО, что одновременно лишало его возможности осуществлять строительство до вступления в новую организацию с таким статусом. Желая избежать критичных последствий для себя, ассоциации и иных ее добросовестных членов, Александр Халимовский оплатил их взносы. Поскольку компании отказались возвращать долг добровольно, Александр Халимовский обратился в Арбитражный суд г. Москвы с двумя самостоятельными исками о взыскании денежных средств.

В двух делах суды по-разному оценили аналогичные обстоятельства

В деле № А40-230773/2018 АС г. Москвы удовлетворил иск, сославшись на ст. 313 Гражданского кодекса, в соответствии с которой, по мнению первой инстанции, к истцу как третьему лицу, исполнившему обязательство ЗАО «Транспортная миссия», перешли права кредитора.

Однако Девятый арбитражный апелляционный суд отменил решение нижестоящей инстанции. Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд сослался на ст. 313 ГК РФ и разъяснения, приведенные в абзаце четвертом п. 20 и п. 21 Постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 г. № 54 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах и их исполнении».

Апелляция пришла к выводу, что Александр Халимовский не вправе требовать возврата суммы взноса в компенсационный фонд от ЗАО «Транспортная миссия», поскольку ответчик не поручал ему произведение оплаты кредитору. Такое право, по мнению суда, возникает только при наличии поручения (соглашения) с должником. Кроме того, арбитражный апелляционный суд принял во внимание тот факт, что общество на дату принятия членами ассоциации решения о внесении дополнительных взносов в компенсационный фонд вышло из состава саморегулируемой организации.

Кассация согласилась с выводами нижестоящей инстанции. Дополнительно суд округа отметил, что из материалов дела не следует, что решение общего собрания о внесении дополнительных взносов в компенсационный фонд принято в соответствии с положениями ГрК, Закона о СРО, другими федеральными законами и уставом ассоциации.

В деле № А40-230726/2018 в удовлетворении исковых требований Александра Халимовского ко второму должнику (ООО «Гарден Вуд») было отказано еще в первой инстанции. Суд, проанализировав положения ст. 55.16 Градостроительного кодекса, пришел к выводу о том, что ей установлен прямой запрет на уплату взноса в компенсационный фонд третьими лицами. По мнению АС г. Москвы, такая оплата должна производиться непосредственно самим членом ассоциации.

В связи с этим, указал суд, даже при наличии оснований, предусмотренных ст. 313 Гражданского кодекса, кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий или существа обязательства вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично. Кроме того, первая инстанция отметила, что членство ответчика в СРО прекращено и, следовательно, он не может использовать средства компенсационного фонда и не должен вносить какие-либо взносы.

Суд также сослался на то, что требование, направленное на принуждение исключенного члена саморегулируемой организации оплатить взнос, может быть расценено как злоупотребление правом. Апелляция и кассация подтвердили позицию Арбитражного суда г. Москвы.

ВС встал на сторону истца

Александр Халимовский подал кассационные жалобы в Верховный Суд, по которым последний вынес два самостоятельных определения с идентичными ключевыми выводами.

Прежде всего Судебная коллегия по экономическим спорам ВС отметила, что ч. 3 ст. 55.16 ГрК установлен запрет на освобождение члена саморегулируемой организации от обязанности внесения взноса в компенсационный фонд, в том числе за счет его требований к СРО, а также на уплату взноса третьими лицами, не являющимися членами данной СРО, за исключением случая, предусмотренного ч. 16 данной статьи: «Таким образом, частью 3 статьи 55.16 Кодекса не установлено ограничений на уплату взноса третьим лицом, являющимся членом этой же саморегулируемой организации».

Далее Экономколлегия напомнила, что в силу подп.1 п. 2 ст. 313 ГК при просрочке должником исполнения денежного обязательства кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, и в том случае, если должник не возлагал на это лицо исполнение обязательства. При этом в п. 21 Постановления Пленума ВС № 54 разъяснено, что если исполнение обязательства было возложено должником на третье лицо, то последствия такого исполнения в отношениях между третьим лицом и должником регулируются соглашением между ними. «Согласно пункту 5 статьи 313 ГК РФ при отсутствии такого соглашения к третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора в соответствии со статьей 387 ГК РФ (суброгация спорного требования)», – подытожил ВС.

Судебная коллегия также отметила, что на дату принятия общими собраниями членов ассоциации решений и внесения истцом денежных средств ответчики продолжали оставаться членами указанной организации. Решения общего собрания, которые не оспорены и не признаны в установленном порядке недействительными, обязательны для исполнения всеми членами СРО, пояснил ВС.

В определениях обращено внимание на тот факт, что ЗАО «Транспортная миссия» являлось членом ассоциации с января 2011 г. по декабрь 2017 г., а ООО «Гарден Вуд» – с мая 2014 г. по июнь 2018 г., что позволяло им в соответствии с ч. 2 ст. 52 ГрК осуществлять определенные виды работ. Поэтому на ассоциацию может быть возложена ответственность по обязательствам ее бывших членов, пояснил ВС.

Суд согласился с тем, что на основании ст. 10 ГК возможно признать переход прав кредитора к третьему лицу несостоявшимся, если будет установлено, что, исполняя обязательство за должника, третье лицо действовало недобросовестно – исключительно с намерением причинить вред кредитору или должнику по этому обязательству.

Однако, заметила Экономколлегия, в рассматриваемом случае Александр Халимовский, исполняя за ответчиков обязательство по внесению денежных средств в компенсационный фонд, не стремился причинить вред ответчику. Он, как указано в определении, действовал в интересах ассоциации, в собственных интересах и интересах большинства других ее членов, заключавшихся в сохранении СРО своего статуса и продолжении деятельности, которая возможна только при членстве в такой организации.

Учтя сказанное, ВС отменил постановления апелляции и суда округа и оставил в силе решение первой инстанции в отношении ЗАО «Транспортная миссия». По спору с ООО «Гарден Вуд» были отменены все акты, а дело отправлено на новое рассмотрение.

Эксперты солидарны с Судом

«В рамках данных дел Верховному Суду фактически предстояло решить два вопроса: является ли допустимой оплата взноса в компенсационный фонд СРО третьим лицом и возможно ли в случае оплаты такого взноса третьим лицом применить положения ст. 313 ГК», – указала юрист практики по недвижимости и инвестициям АБ «Качкин и Партнеры» Анастасия Яковлева.

По ее мнению, сделанный в обоих определениях вывод о возможности оплаты взноса в компенсационный фонд СРО третьим лицом, являющимся ее членом, обоснован и логичен. «Очевидно, что внесение членского взноса в СРО третьими лицами допустимо, в силу того что существо обязательства не предполагает его исполнение лично должником: не имеет значения, от кого именно поступят денежные средства в компенсационный фонд СРО, единственным принципиальным моментом является именно наличие денежных средств в таком фонде», – пояснила эксперт.

При этом, учитывая то, что взнос в компенсационный фонд по своей сути не является личным платежом, положения п. 3 ст. 55.16 ГрК, предусматривающего возможность оплаты взноса только тем третьим лицом, которое является членом этой же СРО, вызывают сомнения относительно их корректности и логичности, заметила Анастасия Яковлева.

По словам юриста, применение Верховным Судом положений п. 5 ст. 313 ГК РФ в указанных делах основывается на обстоятельствах, предусмотренных п. 2 ст. 313 ГК РФ и допускающих такое исполнение без согласия самого должника, которыми в данном случае явилось допущение должниками (членами СРО) просрочки исполнения обязанности по внесению взноса. «При этом исполнение обязательства третьим лицом в отсутствие воли должника должно быть обусловлено обстоятельствами, очевидно свидетельствующими о том, что в случае если третье лицо не исполнит обязательство за должника, то права и интересы третьего лица, возникающие из его правоотношений с должником, будут нарушены таким неисполнением, в результате чего третье лицо понесет существенные потери», – полагает Анастасия Яковлева.

Старший юрист юридической фирмы VEGAS LEX Кирилл Никитин добавил, что в обоих случаях позиция Верховного Суда по рассматриваемой проблематике является консолидированной и в целом отражает сложившуюся практику по применению ст. 313 ГК РФ. «Так, возможность суброгации спорного требования прямо предусмотрена п. 5 ст. 313 ГК. В связи с этим выводы судов, отказывающих в обоснованности соответствующего требования, выглядят крайне сомнительно и требуют надлежащего дополнительного обоснования, которое по тексту отмененных судебных актов отсутствует», – сообщил эксперт.