Правомерность договора цессии по оплате жкх

Правомерность договора цессии по оплате жкх

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА

от 28 марта 2012 года Дело N А17-3347/2011

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе:

председательствующего Ногтевой В.А.,

судей Каширской Н.А., Синякиной Т.В.

при участии представителя от общества с ограниченной ответственностью «АННТЕЛ-Иваново»: Лебеденко С.А. по доверенности от 20.06.2011

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу истца —

общества с ограниченной ответственностью «АННТЕЛ-Иваново»

на решение Арбитражного суда Ивановской области от 08.11.2011,

принятое судьей Басовой Н.П., и

на постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 19.01.2012,

принятое судьями Кобелевой О.П., Дьяконовой Т.М., Пуртовой Т.Е.,

по делу № А17-3347/2011

по иску общества с ограниченной ответственностью «АННТЕЛ-Иваново»

(ИНН: 3702544141, ОГРН: 1073702045230)

к открытому акционерному обществу «Гарант»

(ИНН: 3702538420, ОГРН: 1073702039620)

о взыскании задолженности и процентов по договору займа

и у с т а н о в и л :

общество с ограниченной ответственностью «АННТЕЛ-Иваново» (далее — ООО «АННТЕЛ-Иваново») обратилось в Арбитражный суд Ивановской области с иском, уточненным в порядке, установленном статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к открытому акционерного обществу «Гарант» (далее — ОАО «Гарант») (прежнее наименование — открытое акционерное общество «Управляющая компания жилищно-коммунального хозяйства Ивановской области»; далее — Управляющая компания) с требованием о взыскании 1 700 000 рублей задолженности, 28 819 рублей 45 копеек процентов за пользование займом, 412 958 рублей 33 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами и 7000 рублей 73 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами на сумму процентов по займу на основании договора от 30.03.2008 № 7/08.

Требования истца основаны на договоре уступки прав (цессии) от 22.12.2008, заключенном им с ООО «Статус».

Суд первой инстанции решением от 08.11.2011, оставленным без изменения постановлением Второго арбитражного апелляционного суда от 19.01.2012, отказал в удовлетворении исковых требований.

Суды обеих инстанций исходили из отсутствия в материалах дела бесспорных доказательств, подтверждающих факт возникновения у ответчика обязательств по возврату денежных средств и уплате процентов по договору займа от 30.03.2008 № 7/08, в связи с недоказанностью истцом передачи денежных средств ответчику в качестве займа.

Не согласившись с состоявшимися судебными актами, ООО «АННТЕЛ-Иваново» обратилось в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить решение от 08.11.2011 и постановление от 19.01.2012 и направить дело на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции в связи с несоответствием выводов, содержащихся в судебных актах, и неполным выяснением обстоятельств, имеющих значение для дела.

В обоснование доводов кассационной жалобы заявитель указывает, что суды обеих инстанций не дали оценки представленным истцом в материалы дела доказательствам, таким, как договор займа от 30.03.2008 № 7/08, платежные поручения от 31.03.2008 № 29 и от 08.04.2008 № 30, письма от 08.04.2008, 08.09.2010 № 20 и 01.03.2011 № 6, претензия от 05.07.2011 № 14. Доказательства исследованы односторонне и не в полном объеме, что свидетельствует о нарушении судами норм процессуального права. Также заявитель жалобы полагает, что суды не применили подлежащие применению нормы материального права, а именно статьи 12, 15 и 807 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В суд кассационной инстанции 11.03 2012 поступило ходатайство об уточнении требований кассационной жалобы, в котором ООО «АННТЕЛ-Иваново» не оспаривает выводы судебных инстанций относительно недоказанности факта передачи денежных средств ответчику в счет исполнения обязательств по договору займа от 30.03.2012 № 7/08. Вместе с тем заявитель жалобы указывает, что суд не связан правовой квалификацией, предложенной сторонами, и должен рассматривать заявленное требование с учетом законов и иных нормативных правовых актов, подлежащих применению к спорным правоотношениям. В этой связи истец полагает, что суд, установив факт безденежности договора займа, должен был рассмотреть заявленный иск по правилам, усстановленным главой 60 Гражданского кодекса Российской Федерации (обязательства вследствие неосновательного обогащения).

Ответчик, надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, в судебное заседание не явился. Дело рассмотрено в его отсутствие.

Законность решения Арбитражного суда Ивановской области от 08.11.2011 и постановления Второго арбитражного апелляционного суда от 19.01.2012 по делу № А17-3347/2011 проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном в статьях 274, 284 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, ООО «Статус» и ООО «Управляющая компания жилищно-коммунального хозяйства Ивановской области» (в настоящее время ОАО «Гарант») заключили договор займа от 30.03.2008 №7/08, по условиям которого ООО «Статус» (займодавец) передает в собственность Управляющей компании (заемщику) денежные средства в сумме 1 700 000 рублей, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму (сумму займа) по истечении срока действия договора или, с согласия займодавца, досрочно и уплатить проценты на сумму займа в размере и порядке, установленном договором (пункт 1.1).

Сумма займа передается займодавцем заемщику путем ее перечисления на расчетный счет заемщика в течение 10 дней с момента заключения договора (пункт 1.3).

В силу пункта 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему займодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В качестве доказательств, подтверждающих факт передачи заемщику денежных средств по спорному договору, истец представил платежные поручения от 31.03.2008 № 29 и от 08.04.2008 № 30 на сумму 1 500 000 рублей и 200 000 рублей соответственно, в которых в качестве назначения платежа указано: «оплата и доплата по договору от 29.02.2008 № 5/08 за подготовку площадок под строительство объектов ЖКХ». Кроме того, истец представил в суд письмо ООО «Статус» от 08.04.2008 об изменении назначения платежа в названных платежных поручениях.

Указанное письмо не принято судом в качестве доказательства, подтверждающего факт изменения назначения платежа, поскольку не представлено доказательство его отправки ответчику; последний отрицает получение данного письма. Иных доказательств, свидетельствующих о перечислении ответчику спорной суммы в качестве заемных средств, не представлено.

Таким образом, вывод судебных инстанций о недоказанности факта перечисления денежных средств ответчику на основании договора займа от 30.03.2008 № 7/08 соответствует фактическим обстоятельствам спора и имеющимся в материалах дела доказательствам.

Доводы заявителя жалобы, изложенные в его ходатайстве от 11.03.2012, суд округа признал несостоятельными в силу следующего.

Как следует из материалов дела, основанием предъявленного иска явились обстоятельства, связанные с ненадлежащим исполнением договора займа. Об этом свидетельствуют как сам текст искового заявления, расчет суммы иска и приложенные к нему документы, так и правовая позиция истца вплоть до подачи ходатайства к основной кассационной жалобе.

Согласно статье 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований.

Указанных процессуальных действий истец не совершал, основания заявленного иска на требование о взыскании суммы неосновательного обогащения не изменял. Более того и при иных обстоятельствах суд не вправе был рассматривать требование о неосновательном обогащении, ибо договор цессии от 22.12.2008, на основании которого истцу перешло право требования, не содержал в качестве предмета передачу права требования по неосновательному обогащению.

Материалы дела исследованы судами двух инстанций полно, всесторонне и объективно, представленным сторонами доказательствам дана надлежащая правовая оценка, изложенные в обжалуемых судебных актах выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и нормам права.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебного акта, судом округа не установлено.

решение Арбитражного суда Ивановской области от 08.11.2011 и постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 19.01.2012 по делу № А17-3347/2011 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Аннтел-Иваново» — без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда кассационной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:

Законно ли отключить электричество за долги?

В Госдуме согласны с тем, что некоторые подзаконные акты противоречат Гражданскому кодексу

Согласно нормам Гражданского кодекса, энергосбытовые организации не могут в одностороннем порядке расторгать договор с физическими лицами. Проще говоря, прежде чем вам «отрезать провода», коммунальщики обязаны заручиться вашим согласием. Но у них другая точка зрения. Вернее, они апеллируют не к закону, а к подзаконным актам, которые разрешают за задолженность более чем за два месяца «приостановить» подачу электроэнергии. Как возникла эта правовая коллизия, выясняла «Парламентская газета».

Просто взять и отключить нельзя

Энергосбытовые компании бьют тревогу: многие граждане не платят за электричество по несколько лет. Как их заставить рассчитаться с долгами? Правильно — отключить электричество, что происходит сплошь и рядом.

Читайте также  Заявление на увольнение и прием рукописное или

Однако статья 546 Гражданского кодекса прямо указывает: перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии допускаются по соглашению сторон, за исключением случаев, когда неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента угрожает аварией или создаёт угрозу жизни и безопасности граждан. Это значит, что выяснять отношения с неплательщиком энергосбытовая компания должна в суде, не прекращая при этом выполнять условия договора.

Тем не менее соответствующее постановление Правительства и другие подзаконные акты наделяют поставщика правом приостановить подачу электроэнергии в случае «неполной оплаты потребителем коммунальной услуги». Под этой формулировкой понимается наличие у потребителя задолженности по оплате одной коммунальной услуги в размере, превышающем сумму двух месячных размеров платы, подтвердил «Парламентской газете» председатель Комиссии Общественной палаты РФ по ЖКХ, строительству и дорогам Игорь Шпектор.

Чаще всего сотрудники ресурсоснабжающей компании отключают свет в квартире и опломбируют оборудование, чтобы должник не мог подключиться к электросети.

По установленному подзаконными актами регламенту сначала энергосбытовая компания должна предупредить неплательщика о необходимости погасить задолженность при помощи письменного уведомления (за получение которого нужно будет расписаться) или заказным письмом (через почту, с отчётом о вручении). После этого у должника есть 20 дней, чтобы оплатить долг. В это время поставщик (опять же согласно подзаконным актам) имеет право ограничить подачу света в квартиру неплательщика. Однако этим правом организации пользуются крайне редко. «Далеко не во всех домах есть техническая возможность приостановить подачу электроэнергии в квартиру должника», — уточнил глава комиссии ОП РФ. Поэтому чаще всего сотрудники ресурсоснабжающей компании отключают свет в квартире и опломбируют оборудование, чтобы должник не мог подключиться к электросети.

Противоречие нужно устранять

«У Гражданского кодекса безусловный приоритет над подзаконными актами, следовательно, отключение света в квартирах должников без их согласия противозаконно», — считает первый замглавы Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству Михаил Емельянов. Исправлять сложившуюся ситуацию, по его мнению, необходимо на законодательном уровне, исключив из подзаконных актов нормы, которые противоречат закону.

Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по энергетике Игорь Ананских согласен с коллегой по палате в том, что апеллировать в решении этой ситуации следует к нормам Гражданского кодекса. «Потребитель в итоге выиграет суд, но на это уйдёт несколько месяцев, в течение которых он будет сидеть без света, так как энергокомпании руководствуются постановлением Правительства», — констатировал парламентарий.

Замглавы Комитета Совета Федерации по экономической политике, председатель Центрального совета Объединения потребителей России Вячеслав Тимченко, в свою очередь, указал на лазейку, которую используют энергосбытовые компании, чтобы вынудить должников к погашению задолженности. «В соглашении, которое заключается между потребителем и поставщиком, могут заранее оговариваться условия расторжения договора о пользовании электроэнергией», — уточнил сенатор. Таким образом, если в соглашении прописано, что неуплата за электричество является основанием для его отключения, это как бы уже не противоречит Гражданскому кодексу. Ведь компания заранее получила разрешение у гражданина, что отключит ему услугу, если он не будет за неё платить.

Однако в Госдуме считают, что у нормы ГК, согласно которой в квартире гражданина нельзя отключить свет, не может быть разночтений. «Это слишком вольная трактовка Гражданского кодекса», — прокомментировал инициативу энергокомпаний Михаил Емельянов.

В соглашении, которое заключается между потребителем и поставщиком, могут заранее оговариваться условия расторжения договора о пользовании электроэнергией.

В свою очередь, Игорь Ананских отмечает, что пока не устранена коллизия, важно сократить время, в течение которого гражданин останется без света. Ведь такие дела обычно рассматриваются судами двух инстанций.

Одним словом, у каждого неплательщика в случае, если ему отключат электричество, есть шанс выиграть дело в суде и добиться возобновления услуги в полном объёме. Но на это уйдёт не один месяц. Во время осенней сессии депутаты Госдумы постараются законодательно решить этот вопрос. А пока они советуют гражданам не дожидаться судебных повесток и оплачивать коммунальные услуги в срок.

ВС не согласился с квалификацией пунктов договора цессии как условия о «гонораре успеха»

11 февраля Верховный Суд РФ вынес определение по спору между застройщиком и обществом, получившим право требовать неустойку за нарушение сроков передачи объекта долевого строительства по договору цессии.

В 2015 г. ООО «Жилой комплекс “Победа”» заключило с Анастасией Морозовой договор участия в долевом строительстве, согласно которому застройщик обязался до конца следующего года построить дом и после получения разрешения на его ввод в эксплуатацию передать Морозовой двухкомнатную квартиру. Однако в установленный срок обязательство исполнено не было.

Впоследствии Анастасия Морозова уступила ООО «Правовая консалтинговая группа “Корпорэйт”» право требования неустойки (пеней) за нарушение срока передачи квартиры по ДДУ, включая неустойку и штрафы, предусмотренные Законом о защите прав потребителей. Застройщик был уведомлен о состоявшейся уступке права требования.

Далее общество предъявило иск к застройщику о взыскании неустойки в размере свыше 300 тыс. руб., а также около 170 тыс. руб. штрафа (50% от суммы неустойки). В ходе судебного разбирательства истец уточнил свои требования, отказавшись от взыскания штрафа.

Арбитражный суд удовлетворил требование о взыскании неустойки в указанном размере, решение устояло в апелляции. При этом суды руководствовались нормами ГК РФ и Закона об участии в долевом строительстве и исходили из того, что факт нарушения застройщиком срока передачи объекта подтверждался материалами дела, в связи с чем у Анастасии Морозовой возникло право на взыскание неустойки за спорный период. Кроме того, суды пришли к выводу о том, что уступка права требования истцу не противоречит законодательству, а расчет неустойки является правильным.

Тем не менее кассация отменила решения нижестоящих судов и направила дело на пересмотр в первую инстанцию. Со ссылкой на Постановление Пленума ВС от 23 июня 2015 г. № 25 окружной суд указал на необходимость оценить доводы ответчика о недобросовестном поведении истца и исследовать в связи с этим условия договора уступки, его действительность и реальность исполнения.

При этом он отметил, что согласно договору уступки стороны установили денежную оценку права требования в размере 60% от суммы, взысканной по решению суда. В то же время в договоре отмечается, что цессионарий уплачивает цеденту указанную сумму в срок не позднее 5 дней после получения взыскания. Такие условия, полагала кассационная инстанция, ставят оплату переуступленного права по договору в зависимость от результата рассмотрения спора в арбитражном суде, т.е. содержат условие «о гонораре успеха», поэтому судам следовало оценить поведение сторон, а также выяснить цель заключения договора цессии.

Общество-цессионарий обратилось с кассационной жалобой в ВС, который, изучив обстоятельства дела № А65-31592/2017, не согласился с выводами окружного суда.

Как пояснил ВС, положения Закона об участии в долевом строительстве допускают уступку права требования по ДДУ после уплаты цены договора или одновременно с переводом долга на нового участника долевого строительства в порядке, установленном ГК. Таким образом, в соответствии со ст. 384 ГК право на взыскание неустойки может быть передано новому кредитору наряду с правами в отношении объекта долевого строительства. Согласно п. 3 ст. 423 ГК договор, на основании которого производится уступка, предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа этого договора не вытекает иное.

Также Суд отметил, что условие об определении платы за уступаемое право в размере 60% от взысканной по решению суда суммы обусловлено тем, что суд может определить иной размер неустойки, от которого согласованная часть в процентном соотношении подлежит впоследствии выплате цеденту.

При этом Суд пояснил, что условие договора уступки об инкассо-цессии (цессия для целей взыскания), посредством которой требование уступается новому кредитору с условием уплаты части взысканных денежных средств, не противоречит нормам закона, выражает волю сторон на избрание такого способа оплаты уступаемого права требования.

Кроме того, ВС указал на отсутствие у суда кассационной инстанции оснований для квалификации пунктов договора уступки как условия «о гонораре успеха», выводов об их противоречии закону и о недобросовестности цессионария ввиду его намерения получить максимальную материальную выгоду. Отсутствие в договоре уступки условия о цене передаваемого требования, отмечается в определении, не является основанием для признания его недействительным или незаключенным – в таком случае цена требования, в частности, может быть определена по правилу п. 3 ст. 424 ГК. При этом ответчик, не передавший объект долевого строительства в согласованный срок и не выплативший законную неустойку первоначальному или последующему кредитору, сам не может быть признан добросовестным.

В заключение Верховный Суд подчеркнул, что с учетом отсутствия доказательств нарушения прав ответчика его заявление о недобросовестности истца в отношениях с цедентом не может являться основанием для отказа во взыскании уступленной неустойки. При этом он напомнил, что поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

В этой связи Суд вынес Определение № 306-ЭС18-16390, которым отменил постановление нижестоящей кассационной инстанции и оставил в силе решения первой инстанции и апелляции.

Читайте также  Отпускные дни при увольнении за предыдущие годы

Комментируя «АГ» позицию ВС, адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков отметил два основных вывода. Во-первых, пояснил он, изменение стороны в обязательстве, основанном на требовании гражданина о взыскании неустойки, не меняет правовой сути передаваемого обязательства. По мнению эксперта, если вместо гражданина в обязательство вступает иная сторона – юрлицо, то содержание этого обязательства, в том числе специальный правовой статус кредитора (позволяющий отыскивать неустойку), передается вместе с остальными правами. В противном случае, полагает адвокат, изменение стороны в обязательстве влекло бы невозможность применения санкции. Подобный подход, по словам Виктора Глушакова, носит тенденциозный характер и уже встречался ранее.

«Во-вторых, выбор способа оплаты и его привязка к отлагательному условию не противоречат закону и не могут трактоваться как злоупотребление правом, – добавил эксперт. – Стороны цессии объективно оценили возможные риски взыскания неустойки и привязали их к порядку оплаты по договору». По его мнению, правовые позиции ВС, изложенные в определении, важны для споров, предметом которых выступает оценка договоров уступки права требования с аналогичными или схожими условиями.

Младший юрист юридической фирмы ART DE LEX Владислав Кулаковский отметил, что рассматриваемое дело – уже второй спор в практике ВС между данными сторонами за короткий промежуток времени (см. Определение от 24 декабря 2018 г. № 306-ЭС18-16762). «Позиция ВС кажется верной и обоснованной. Еще в Постановлении Пленума от 21 декабря 2017 г. № 54 была подтверждена правомерность использования инкассо-цессии, возможность передачи требований по неустойке подобным образом также подтверждается более ранней практикой Суда», – пояснил эксперт.

В то же время, по мнению эксперта, остается открытым вопрос о том, насколько с точки зрения права возможно взыскание неустойки в увеличенном размере, учитывая, что цессионарий не является гражданином и неустойка в данном случае не выполняет цели усиленной защиты прав граждан. В этой связи, полагает Владислав Кулаковский, судам при рассмотрении подобных споров необходимо исследовать добросовестность истца, а также установить баланс интересов цессионария и застройщика.

Договор цессии управляющая компания

Обязана ли новая управляющая компания брать на себя долги жителей в старую компанию по договору цессии.

Компания заключила договор цессии, она отвечает за долги той компании с кем у неё договор или только взимает средства? Она правопреемник. Прошла перерегистрацию. Это управляющая компания.

Вопрос по договору цессии. Управляющая МК компания передала мой долг по коммуналке другой компании (не УК) по договору цессии. Договора с самой УК у меня не было. Какие документы обязана предоставить УК тому, кому она передала долг? Второй вопрос: если в письме-уведомлении о передаче долга по договору цессии стоит одна сумма, а в следующем письме стоит другая сумма со ссылкой на тот же договор цессии, могу ли я в суде признать этот договор цессии недействительным?

Управляющая компания предъявляет долг по коммунальным платежам по договору цессии. Причем цедент и цессионарий разные юр. лица но гендиректор одно и тоже лицо. Как оспорить такой договор цессии?

Управляющая компания по управлению МКД сделала договор цессии на мой долг по коммуналке с другой компанией. Может ли та компания подать в суд, если управляющая компания в свое время письменно не требовала с меня долг и официального договора с управляющей компанией у меня нет.

Управляющая компания сменила все свои юридические реквизиты, заменился директор. Может ли другая управляющая компания после этого заключить договор цессии со старым директором по передаче задолженности по коммунальным услугам?

Управляющая компания-банкрот передала долги по договору цессии 22.07.2019 г.третьему лицу. Насколько законно требование третьего лица произвести замену взыскателя (управляющей компании банкрота) в исполнительном производстве в отношении должника если решение суда о взыскании долга вынесено 07.12.2018. А сама управляющая компания официально признана банкротом 04.06.2018 г.Как можно оспорить?

Могут ли 2 юридических лица-Управляющая компания (УК), оказывающая коммунальные услуги в многоквартирных домах населению и — строительная компания (СК), заключить договор цессии между собой на передачу прав требований долгов населения за жилищно-коммунальные услуги? УК имеет задолженность перед СК, СК по договору цессии приобретает у УК долги населения перед УК и потом по договору цессии взыскивает через суд эти долги с населения? Или долги за ЖКУ не могут быть переданы строительной компании так как она в приоре не занимается ЖКХ?

Управляющая компания сменила все свои юридические реквизиты, заменился директор. Может ли другая управляющая компания заключить договор цессии со старым директором по задолженности коммунальных услуг в период правления старого директора?

Управляющая компания по договору цессии передала право требования задолженности за жилищные услуги третьему лицу (договор цессии предоставлен мне, как должнику, не был). Договора между мной (собственником) и УК нет (квартира была приобретена в собственность после выбора УК). В настоящий момент третья сторона подала на меня в суд о взыскании задолженности. Что можно предпринять в данной ситуации?

Управляющая компания по договору цессии уступила дебиторской задолженность населения по коммунальным платежам. Кто может быть третьими лицами в судебном разбирательстве.

Управляющая компания по управлению МКД сделала договор цессии на мой долг по коммуналке с другой компанией. Может ли размер предполагаемых пени превышать сам долг?

Управляющая компания передала мой долг по договору цессии другой организации (учредитель тот же). Сфера деятельности этой организации не относится к ЖКХ вообще, т.е она не является организацией, которой разрешено принимать платежи за коммуналку. Правомерна ли эта цессия или УК должна была сначала разбираться со мной, (никаких писем и уведомлений о долгах от нее не было).

У нас поменялась управляющая компания, ООО «Прямые инвестиции» по договору цессии передало мой долг по квартплате какой-то левой фирме с уставным капиталом 12 тыс. руб., хотя сейчас управляющая компания у нас совсем другая не та которой продали долг, законно ли это?

Управляющая компания-банкрот по договору цессии продала «якобы» долги собственников многоквартирного дома коллекторской фирме. Но в этот период домом управлял кооператив и тех. документы по решению суда уже были переданы кооперативу. Можно ли по этому основанию признать договор цессии недействительным или малозначительным? И в какой суд собственники квартир должны подавать иск (в мировой? Или арбитражный?)

Имеет ли право бывшая управляющая компания продать дебиторскую задолженность, образовавшуюся из за неоплаты жильцами, коллекторскому агентству по договору цессии. Не будет ли нарушен закон о персональных данных, если в приложении к договору цессии будет приложен список, где будет указано Ф.И.О., адрес, задолженность и период задолженности.

Управляющая компания якобы передала по цессии новой УК долги по коммуналке собственников дома. От новой УК прилетели всем письма в виде заявления в мировой суд (без подробного расчета долга и указания периода задолженности) с суммой долга. В данном заявлении новая ук упомянула, что заключен с прежней ук договор цессии и на его основании и предъявляют требования. Вопрос: можно ли такое заявление расценивать как официальное уведомление собственников (каждого) о заключенном договоре цессии. СПС.

Нужен бланк договора цессии между Управляющей компанией и компанией ТГК (поставка сбыт тепловой энергии) Управляющая компания уступает, а ТГК принимает права (требования) по обязательствам правообладателей помещений по оплате жилищно-коммунальных услуг.

Может ли выступать цедентом Управляющая компания (многоквартирный дом) не имеющая лицензии на ведение данного вида деятельности в период, за который образовалась задолженность должника (договор цессии от сентября 2015 года, лицензия получена в июле 2015 года)?

Управляющая компания продала наш долг по коммунальным платежам другой ООО по договору цессии. Сама же управляющая компания пришла на дом незаконно и спустя год судебных разбирательств есть решение суда о том, что протокол собрания жильцов об избрании этой УК аннулирован (поддельные подписи). Что делать в таком случае? Законна ли продажа долга УК другому юр.лицу?

У меня был долг по коммунальным платежам. Управляющая компания обратилась в суд. Долг был за период 2009-2012 года. В 2016 году УК обанкротилась, и по договору цессии продала долги жильцов предпринимателю. Вопрос: задолженность которая находится в исполнении у приставов, так же передается по договору цессии этому предпринимателю? И теперь я должна выплачивать ему?

Я имею временную регистрацию по адресу регистрации, собственник не оплачивал и образовались долги, у управляющая компания по договору цессии переуступила другой организации и она хочет взыскать долг за ЖКХ с меня, законно ли это?

На меня подан иск по взысканию задолженности за услуги ЖКХ по договору цессия. В спорный период я произвела оплату долга управляющей компании, кроме этого был сделан перерасчет. Все эти суммы управляющая компания не передала третьему лицу, которое подало на меня в суд. Могу ли я считать себя ненадлежащим ответчиком?

Управляющая компания якобы передала по цессии новой УК долги по коммуналке собственников дома.

От новой УК прилетели всем письма в виде заявления в мировой суд (без подробного расчета долга и указания периода задолженности) с суммой долга. В данном заявлении новая ук упомянула, что заключен с прежней ук договор цессии и на его основании и предъявляют требования. Вопрос: можно ли такое заявление расценивать как официальное уведомление собственников (каждого) о заключенном договоре цессии. Дата и номер договора есть в этом заявлении.

Читайте также  Может организация уволить пенсионера

Прошу ответить четко на вопрос.

Про ук и суды не надо).

Пришел договор о купли продажи (уступки права требования, цессии) от межрегионального центра ассистента и финансово—правового консалтинга. Бывшая управляющая компания якобы продола задолженность 2016 года но эту сумму мы выплатили, судебным приставам в том же году по постановлению мирового суда, правомерно эти манипуляции.

Управляющая компания по договору цессии продала долг по ЖКУ 3-му лицу в досудебном порядке. Коллектор подал исковое заявление в мировой суд на взыскание задолженности. В настоящий момент идёт судебный процесс. Судья на мои возражения о неправомерности договора цессии отвечает, что мои доводы к предмету судебного разбирательства не относятся, т.к вопрос стоит о взыскании долга. Следующее заседание запланировано на 06 июля 2016 г. Сегодня мною подано исковое заявление в федеральный суд о признании договора цессии недействительным. О дате заседания будет известно только 08 июля. Посоветуйте, на какие нормы закона необходимо опереться для составления ходатайства о переносе заседания у мирового судьи в связи с принятием к производству иска о правомерности самого договора цессии? Заранее благодарю!

С 2010 по 2014 года управляющая компания обслуживала наш дом. В 2014 году эта компания обанкротилась. Долги по коммунальным платежам были списаны. В 2018 году приходит заявления о взыскании долга за период с 2010 по 2014 год. К заявлению прикреплён договор цессии от 12.04.2018. Как оспорить долг? И действует ли в данной ситуации срок исковой давности?

Уступка права: как меняются нормы ГК о цессии и какие вопросы остались без ответов

Новеллы: как меняется регулирование цессии

Было Станет с 1 июня 2018 года
Если уступка запрещена договором – сделку по уступке можно признать недействительной по иску должника лишь в том случае, если другая сторона знала или должна была знать о запрете (ч. 2 ст. 382 ГК). Это ограничение будет действовать только в отношении уступки неденежных исполнений (ч. 4 ст. 388 ГК).
Дополнено действующее правило о том, когда должник может выдвигать против нового кредитора возражения, основания которых возникли ранее (ст. 386 ГК). Теперь должник обязан сообщить новому кредитору о возражениях «в разумный срок» после того, как получит уведомление об уступке. Иначе потеряет право на возражения.
В договоре разрешат освободить цедента от ответственности за недействительность переданного требования. Это возможно при условии, если соглашение связано с предпринимательской деятельностью, а цедент не знал, не мог знать или предупредил контрагента об этих рисках (ч. 1 ст. 390 ГК).

Дополнение в ст. 386 ГК [вторая позиция в таблице – «Право.ru»] – почти революционное. Оно защитит нового кредитора от «сюрпризов», которые могут появиться спустя некоторое время. В то же время новелла заметно ограничит права должника, который обязан мгновенно сориентироваться, собрать документы и помнить о том, что право на возражение может в любой момент прекратиться.

Партнер АБ «Инфралекс» Артем Кукин

Согласно новой норме, сообщить о возражениях нужно «в разумный срок». Сколько он составляет – определит, как обычно, судебная практика. В качестве общего правила можно сказать – чем раньше, тем лучше, говорит Екатерина Баглаева из КА «Юков и партнеры».

Если должник – организация и в ней работают квалифицированные специалисты, им будет несложно оперативно представить возражения против требования кредитора, прогнозирует Кукин. Проблемы, по его мнению, могут возникнуть у граждан, главным образом – заемщиков по потребительским кредитам и микрозаймам. «Граждане, как правило, всячески избегают контактов с коллекторами, но это обернется теперь против них: коллекторы смогут говорить, что «уклонисты» потеряли право на возражения».

Новеллу не может одобрить Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и партнеры». Ему непонятно, почему обязанность раскрывать риски, связанные с уступкой, возложили не на цедента, а на должника, который вообще не участвует в договоре цессии. К тому же должника обязали раскрывать возражения только новому кредитору, а не первоначальному. Почему они не равны в своих правах, задается вопросом Морозов. Когда начнет действовать норма, недобросовестные кредиторы смогут уступать права требования своему аффилированному лицу – это поможет им заранее узнать возможные возражения должника и ограничить его в новых возражениях, опасается Морозов.

Возможность ограничить ответственность цедента за недействительность требования [третья позиция в таблице – «Право.ru»] увеличит риски цессионария, поэтому ему надо пользоваться новой нормой с максимальной осторожностью, прокомментировала руководитель группы практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP Юлия Романова.

Защита добросовестных лиц: вопросы без ответов

В договоре цессии можно предусмотреть запрет на уступку права. Но законодательство не обеспечивает исполнения этого условия. Должник вправе оспорить уступку лишь по неденежному обязательству, а цессионарий знает о договорном запрете (ч. 4 ст. 388 ГК), говорит Морозов. В остальных случаях, по словам юриста, должник может требовать лишь возмещения убытков, но получить их через суд довольно сложно.

Кредитор получает простор для злоупотребления правом: сначала он выторговывает для себя условия получше в обмен на запрет уступки, а затем может безболезненно нарушить это условие и уступить право требования.

Юрист юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов

Впрочем, если цедент и цессионарий хотели причинить вред должнику, то уступку можно попробовать признать недействительной по признаку злоупотребления правом (ст. 10 и 168 ГК), напоминает Баглаева из «Юкова и партнеров».

Павел Меньшенин из КА «Делькредере» поднимает другую проблему: защищен ли добросовестный цессионарий от договора уступки, заключенного задним числом? По мнению адвоката, ответа не дает ни Гражданский кодекс, ни Постановление Пленума ВС № 54 от 21 декабря 2017 года. «Например, цедент уступил требование, передал подлинники документов, должник исполнил обязательство новому кредитору, – рассказывает Меньшенин. – Тут приходит третье лицо и говорит, что цедент уступил ему это требование раньше, хотя должник и цессионарий об этом не знали. Это третье лицо взыскивает неосновательное обогащение». П. 4 ст. 390 ГК о риске последствий такого исполнения Меньшенин считает недостаточно конкретной, а Пленум не разъясняет норму, а лишь ее цитирует.

Злоупотребления с договорами цессии

  • Чаще всего договоры цессии используются для вывода ценных активов, в том числе – в банкротстве. Например, их могут оплатить неликвидными векселями. Также накануне отзыва лицензии банк может уступить избранным кредиторам права требования к надежным заемщикам, которые «оплачивают» уступку деньгами, зависшими на счетах этого же банка, приводит пример Кукин.
  • Чтобы начать банкротить компанию максимально быстро, недобросовестные лица покупают права требования по кредитным договорам, делится Юлия Романова из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP. Требования банков здесь не надо заранее «просуживать», объясняет она. Эффективных мер против такой тактики пока нет – остается доказывать факт злоупотребления правом в каждом конкретном деле, говорит Романова.
  • В банкротстве должник может выкупить часть требований через аффилированные фирмы и получить контроль над процедурой. Кроме того, цессия используется для обхода законодательного запрета включать в реестр кредиторов внутрикорпоративные требования. Например, компания получила от акционеров заем, а они уступили право третьим лицам «со стороны». Тут можно попытаться уйти от квалификации корпоративных отношений, ссылаясь на добросовестность цедента, делится Сергей Морозов из юркомпании «Хренов и Партнеры».
  • Бывает, что цессионарий практически ничего не заплатил цеденту, но уже получил право требования к должнику. По словам Михаила Гусева из АБ «Инфралекс», таким образом взаимосвязанные компании выводят активы. Но это может быть и просто недобросовестный цессионарий. Доказать безвозмездность цессии крайне сложно, говорит адвокат: если нет оплаты или условия об оплате, суды это еще не убедит (п. 3 Постановления Пленума ВС № 54). Как показывает практика, признать такие сделки недействительными возможно уже в банкротстве, утверждает Гусев, который приводит в пример постановления АС Московского округа № Ф05-12458/2016 от 11 апреля 2017 по делу № А40-99087/2015 и № Ф05-15689/2017 от 03 ноября 2017 по делу № А40-124117/2015.
  • С помощью уступки права требования физлицу можно искусственно изменить подведомственность и подсудность экономического спора. В суде общей юрисдикции может быть проще получить обеспечительные меры (например, наложить арест на имущество), ведь в арбитражных судах это скорее исключение, делится руководитель практики «ФБК Право» Александра Герасимова. Она призывает чаще использовать подход, который Президиум ВАС сформулировал еще в 2008 году: «Не допускается искусственное изменение подведомственности экономического спора» (Постановление от 09 сентября 2008 года № 6132/08).

Как обеспечить стабильность оборота прав требования и защитить всех его участников – обсудят на круглом столе Петербургского международного юридического форума «Уступка требования в судебной практике». Юрфорум пройдет с 15 по 19 мая 2018 года.