Статья 121 часть 1 уголовного кодекса рф

Шаг к гуманности

31 октября Пленум ВС РФ принял постановление о внесении в Госдуму законопроекта о введении института уголовного проступка в российский уголовный закон.

Законопроект предусматривает внесение уточнения в ч. 2 ст. 15 УК РФ «Категории преступлений», согласно которому к уголовному проступку будет отнесено преступление небольшой тяжести, за которое уголовным законом не предусмотрено наказание в виде лишения свободы.

Необходимость введения института уголовного проступка авторы законопроекта объясняют тем, что в настоящее время УК РФ относит к категории преступлений небольшой тяжести как деяния, за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы до трех лет, так и деяния, за которые не предусмотрено лишение свободы. Таким образом, в пределах одной категории фактически дифференцированы преступления по виду максимального наказания в санкции и установлено, что они существенно различаются по характеру общественной опасности.

Отмечается, что в действующем УК РФ насчитывается более 80 составов преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, а число осужденных по ним только в 2016 г. составило более 40 тыс. человек. «Отнесение этих преступлений к уголовному проступку создаст необходимые условия для освобождения лиц, совершивших такие деяния впервые, от уголовной ответственности с назначением им иных мер уголовно-правового характера на основании проектной части первой статьи 76.2 УК РФ», – говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Зарубежный опыт
Категория уголовного проступка не является исключительным нововведением отечественного законодателя. Уголовный проступок как один из видов преступного деяния предусмотрен уголовными законами различных зарубежных государств: УК Испании, УК Австрии, УК ФРГ, УК Швейцарии, УК Польши и т.д. Уголовное законодательство данных стран для разграничения преступления и проступка использует следующие критерии: формальный и (или) материальный – в зависимости от тяжести деяния либо от вида и размера предусмотренного в уголовном законе наказания.

УК Австрии закрепил двухчленную категоризацию преступных деяний: преступление и проступок. В ее основе лежит формальный критерий – размер наказания. На основании УК Австрии преступлениями являются умышленные преступные деяния, которые наказываются пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок более трех лет. Остальные преступные деяния – проступки. В новом УК Польши уголовные правонарушения представлены в двух видах: тяжкое преступление и проступок. Их разграничение проводится в зависимости от формы вины и предусмотренного в уголовном законе наказания. К категории тяжких преступлений относятся деяния, за совершение которых предусмотрено лишение свободы на срок не менее трех лет или более строгое наказание. Остальные уголовные правонарушения являются проступками. Согласно УК Франции преступные деяния делятся на три категории: преступления, проступки и нарушения. Законодатель впервые установил материальный критерий их дифференциации – тяжесть деяния (в прежнем законодательстве критериями выступали вид и размер наказания, предусмотренного за совершение преступного деяния). Такая классификация преступных деяний имеет во Франции большое практическое значение. Она предопределяет систему наказаний: уголовных – для преступлений, исправительных – для проступков и «наказаний, назначаемых за нарушения» – для нарушений 1 .

Комментарии к положениям законопроекта
Исходя из разработанного Верховным Судом РФ законопроекта, согласно которому «преступление небольшой тяжести, за которое настоящим Уголовным кодексом РФ не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, признается уголовным проступком», за основу разграничения преступления и уголовного проступка взят формальный критерий – размер наказания, что согласуется с законодательной техникой построения норм уголовных законов зарубежных стран относительно категоризации преступлений.

В связи с вышесказанным уголовными проступками по российскому уголовному праву в случае принятия настоящего законопроекта будут являться: умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности (ч. 1 ст. 115); нанесение побоев лицом, подвергнутым административному наказанию (ст. 116.1); причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118); заражение венерической болезнью (ч. 1 ст. 121); проведение искусственного прерывания беременности лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля (ст. 122); неоказание помощи больному (ч. 1 ст. 124); клевета (ст. 128.1); многие преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина; розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции (ст. 151.1); незаконное усыновление (удочерение) (ст. 154); разглашение тайны усыновления (удочерения) (ст. 155); специальные составы мошенничества – ст. 159.1–159.6 (по первой части); воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности (ч. 1 ст. 169); регистрация незаконных сделок с недвижимым имуществом (ст. 170); внесение заведомо ложных сведений в межевой план, технический план, акт обследования, проект межевания земельного участка или земельных участков либо карту-план территории (ст. 170.2); незаконное предпринимательство (ч. 1 ст. 171); незаконная розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей пищевой продукции (ст. 171.4); незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица (ч. 1 ст. 173.2); легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ч. 1 ст. 174); легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ч. 1 ст. 174.1); злоупотребления при эмиссии ценных бумаг (ч. 1 ст. 185); злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством Российской Федерации о ценных бумагах (ст. 185.1); уклонение страхователя – физического лица от уплаты страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в государственный внебюджетный фонд (ч. 1 ст. 199.3), мелкий коммерческий подкуп (ч. 1 ст. 204.2) и др.

Наиболее значимым преимуществом введения категории уголовного проступка в УК РФ для обвиняемых в его совершении лиц является отсутствие судимости и связанных с ней правовых последствий после прекращения в отношении них уголовного дела или уголовного преследования.

Однако установление сокращенных сроков для возможности применения в отношении лица, совершившего уголовный проступок, условно-досрочного освобождения от наказания представляется сомнительным, так как:

1) согласно предложенной Верховным Судом РФ в законопроекте формулировке «условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным не менее одной четверти срока наказания, назначенного за уголовный проступок». При этом настоящим законопроектом для суда установлена обязанность прекращения уголовного дела или уголовного преследования в случае совершения лицом уголовного проступка с назначением иных мер уголовно-правового характера. Назначение наказания по таким делам не предусматривается. Такое несоответствие терминов исключает возможность применения положений об условно-досрочном освобождении к лицу, освобожденному от ответственности с назначением иных мер уголовно-правового характера (следует отметить, что похожие противоречия прослеживаются по тексту законопроекта в целом);

2) в соответствии с ч. 1 ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. Согласно положениям законопроекта «при освобождении от уголовной ответственности в качестве иной меры уголовно-правового характера в случаях, указанных в статье 76.2 настоящего Кодекса, применяются судебный штраф, обязательные работы или исправительные работы». Условно-досрочное освобождение от штрафа, исправительных либо обязательных работ, назначенных даже в качестве наказания, не предусматривается. Аналогично не представляется возможным условно-досрочное освобождение от обозначенных в законопроекте иных мер уголовно-правового характера.

Установление сокращенных сроков привлечения лица к уголовной ответственности в случае совершения административного проступка в целом можно оценить положительно. Однако представляется не самой удачной использованная формулировка относительно приостановления течения сроков давности: «Течение сроков давности приостанавливается, если лицо уклоняется от уплаты судебного штрафа либо злостно уклоняется от отбывания обязательных работ или исправительных работ, назначенных в качестве иных мер уголовно-правового характера в соответствии со статьей 76.2 настоящего Кодекса. В этом случае течение сроков давности возобновляется с момента задержания указанного лица или явки его с повинной». С целью избежания злоупотреблений должностных лиц с обращением в суд об отмене постановления суда о прекращении уголовного дела за совершение лицом административного проступка полагаю необходимым: 1) законодательно закрепить определение «злостного уклонения» в целях отграничения от иных мер уголовно-правового характера либо примерно раскрыть данный термин в постановлении Пленума Верховного Суда РФ; 2) надлежащим образом определить момент возобновления течения сроков давности, поскольку явка с повинной и задержание лица, уклоняющегося, в том числе злостно, от исполнения иных мер уголовно-правового характера, законом не допускаются.

Незатронутым в законопроекте остался вопрос относительно общественной опасности и, как следствие, необходимости применения иных мер уголовно-правового характера за совершение покушения на уголовный проступок. Признавая уголовный проступок в качестве деяния, за совершение которого применение наказания является нецелесообразным, следует определить общественную опасность покушения на уголовный проступок, признав его «наказуемым» только в случаях, напрямую предусмотренных законодателем для того или иного вида уголовного проступка (по аналогии с УК Франции).

Также полагаю, что с целью недопущения преодоления презумпции невиновности судом первой инстанции при прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении обвиняемого, совершившего уголовный проступок, за ним должны сохраняться следующие гарантии: 1) согласие лица на прекращение в отношении него уголовного дела в связи с применением мер уголовно-правового характера, несмотря на императивное установление для суда об этом; 2) проверка судом основанной на анализе материалов уголовного дела обоснованности обвинения и его подтверждение собранными по делу доказательствами; 3) отсутствие необходимости признания обвиняемым вины в совершении уголовного проступка; 4) отсутствие влияния постановления суда о прекращении уголовного дела в отношении лица, совершившего уголовный проступок, в части признания установленными каких-либо фактов на производство по уголовному делу в общем порядке в случае злостного уклонения от исполнения мер уголовно-правового характера и иные общие, предусмотренные уголовно-процессуальным законом гарантии.

Уголовный проступок как свидетельство гуманизации уголовного законодательства
В настоящее время в Российской Федерации принимаются три основные процедуры, направленные на гуманизацию уголовного законодательства: декриминализация некоторых преступных деяний, по поводу которых, по мнению законодателя, в связи с недостаточной общественной опасностью не должны возникать уголовно-правовые отношения (побои без квалифицирующих признаков); включение в нормы УК РФ положений об административной преюдиции – установление преступности и наказуемости деяния при его повторном совершении; введение категории уголовного проступка, позволяющего правоприменителю освобождать лицо от уголовной ответственности без применения к нему мер наказания.

Установление для суда обязанности прекращать уголовные дела за совершение лицом уголовного проступка, отсутствие судимости как последствия привлечения лица к ответственности за такое деяние свидетельствуют о смягчении позиции законодателя относительно общественной опасности преступлений данной категории и лиц, их совершивших. Это будет способствовать гуманизации российского уголовного законодательства. Однако введение в УК РФ категории уголовного проступка, т.е. официальное признание невысокой общественной опасности некоторых деяний, породит еще большие споры относительно признания малозначительными деяний, предусмотренных конкурирующими нормами УК РФ и КоАП РФ, например ч. 3 ст. 327 УК РФ и ст. 19.23 КоАП РФ.

Полагаю, отказ Верховного Суда РФ от декриминализации преступлений, за которые не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, включение их в КоАП РФ и признание их уголовным проступком с регулированием возникших правоотношений уголовным законом обусловлено следующим. Разработанным законопроектом за правоприменителем сохраняется возможность в случае уклонения лица от исполнения иных мер уголовно-правового характера отменить постановление о прекращении уголовного дела и рассмотреть его в общем порядке с вынесением обвинительного приговора, возникновением судимости и назначением наказания в пределах санкции конкретной статьи. Соответствующая «угроза» для лиц, в отношении которых уголовное дело прекращено за совершение уголовного проступка, должна стать стимулом к добросовестному исполнению последними назначенных мер уголовно-правового характера. Перенесение преступлений небольшой тяжести, за совершение которых в настоящее время назначение наказания в виде лишения свободы не предусмотрено, из УК РФ в КоАП РФ (предусматривающий схожие административные наказания: штраф и обязательные работы) исключит такую возможность. Иных преград, объективно препятствующих декриминализации исследуемой в законопроекте категории преступлений с приданием им статуса административного правонарушения, не усматривается.

Читайте также  Приставам запрещено работать помимо службы

1 Курс уголовного права в пяти томах. Том 1. Общая часть: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 2002.

Статья 121. Нарушение водителем правил управления транспортным средством, правил пользования ремнями безопасности или мотошлемами

Управление водителем транспортным средством, имеющим неисправности системы тормозного или рулевого управления, тягово-сцепного устройства, внешних световых приборов (в темное время суток) или другие технические неисправности, с которыми согласно установленным правилам эксплуатация его запрещается, или переоборудован с нарушением соответствующих правил, норм и стандартов, —

влечет наложение штрафа в размере двадцати необлагаемых минимумов доходов граждан.

Управление водителем транспортным средством, использующимся для предоставления услуг по перевозке пассажиров, которое имеет неисправности, предусмотренные частью первой настоящей статьи, или техническое состояние и оборудование которого не отвечают требованиям стандартов, правил дорожного движения и технической эксплуатации, —

влечет наложение штрафа в размере сорока необлагаемых минимумов доходов граждан.

Управление водителем транспортным средством, подлежащим обязательному техническому контролю, но своевременно его не прошедшим, —

влечет наложение штрафа в размере двадцати необлагаемых минимумов доходов граждан.

Повторное на протяжении года совершение любого из нарушений, предусмотренных частями первой — третьей настоящей статьи, —

влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от трех до шести месяцев или административный арест на срок от пяти до десяти суток.

Нарушение правил пользования ремнями безопасности или мотошлемами —

влечет наложение штрафа в размере трех необлагаемых минимумов доходов граждан.

Управление водителем транспортным средством, не зарегистрированным или не перерегистрированным в установленном порядке, его эксплуатация без номерного знака или с номерным знаком, который не принадлежит этому средству или не отвечает требованиям стандартов, или с номерным знаком, закрепленным в неустановленном для этого месте, закрытым другими предметами , в том числе с нанесением покрытия или применением материалов, которые препятствуют или осложняют его идентификацию, либо загрязненным, что не позволяет четко определить символы номерного знака с расстояния двадцати метров, перевернутым или неосвещенным, —

влечет наложение штрафа в размере десяти необлагаемых минимумов доходов граждан.

Повторное на протяжении года совершение любого из нарушений, предусмотренных частью шестой этой статьи, —

влечет наложение штрафа в размере пятнадцати необлагаемых минимумов доходов граждан или общественные работы на срок от тридцати до сорока часов, с платным изъятием транспортного средства или без такового.

Под транспортными средствами в статьях 121–126, 127 1 –128 1 , частях первой и второй статьи 129, частях первой — четвертой статьи 130, статьях 132 1 , 133 1 , 133 2 , 139 и 140 следует понимать все виды автомобилей, тракторы и другие самоходные машины, трамваи и троллейбусы, а также мотоциклы и другие транспортные средства.

Заражение венерической болезнью (ст. 121)

Заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ).

Заражение венерической болезнью относится к группе ненасильственных преступлений против здоровья.

Объект преступления:

  • родовой – общественные отношения в сфере защиты личности;
  • видовой — общественные отношения в сфере защиты жизни и здоровья человека;
  • непосредственный — общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного права на здоровье и гарантирующие безопасность этого блага.

Потерпевший – любое лицо, в том числе и инфицированное венерической болезнью, отличной от той, которой его заразил виновный. Согласие потерпевшего на заражение его венерической болезнью не является основанием для освобождения виновного от уголовной ответственности (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г. №15 «О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью»), за исключением случаев, когда между виновным и потерпевшим достигнуто примирение. Потерпевшим всегда является другой по отношению к виновному человек. Самозаражение венерической болезнью не влечет уголовной ответственности, за исключением случаев, когда оно является способом совершения иного преступления (например, предусмотренного ст. 339 УК РФ).

Объектив­ная сторона выражается в действиях или бездействии, последст­вием которых явилось заболевание другого лица венерической болезнью (сифилис, гонорея, мягкий шанкр, паховый лимфогра­нулематоз и т. д.). Между действиями или бездей­ствием виновного и наступившими последствиями обязательна причинная связь.

Способ заражения (половым или бытовым пу­тем) на квалификацию не влияет.

Состав преступления — материальный, преступление признается оконченным с момен­та фактического заражения венерической болезнью.

Субъективная сторона может характеризоваться как прямым или косвенным умыслом, так и неосторожностью в виде легко­мыслия или небрежности (некоторые авторы небрежность исключают, поскольку предусмотренное законом знание субъектом о наличии у него заболевания уже предполагает возможность предвидения заражения болезнью другого лица).

Субъект осознает общественную опасность заражения другого лица венерической болезнью, предвидит возможность или неизбежность заражения и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает или безразлично относится к факту заражения (при косвенном умысле). Совершая преступление по легкомыслию, виновный предвидит возможность заражения потерпевшего, но самонадеянно рассчитывает на предотвращение последствий (например, использует контрацептивные средства при половом сношении).

Мотивы и цели преступления могут быть различными и на квалификацию не влияют. Но если умышленное заражение вене­рической болезнью повлекло тяжкий или средней тяжести вред здоровью потерпевшего, то деяние нужно квалифицировать по ст. 111 или 112 УК РФ.

Субъект (специальный) — физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет и знающее о наличии у него венерического заболевания.

Для правильной квалификации содеянного необходимо устанавливать наличие доказательств, подтверждающих, что субъект достоверно знал о своей болезни. Источником знания может служить как предостережение лечебного учреждения (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 8 октября 1973 г. №15 «О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью»), так и иные данные (например, внешние проявления болезни). Вместе с тем представляется, что по смыслу закона субъектом преступления может выступать и носитель инфекции, передающейся преимущественно половым путем, у которого соответствующая болезнь еще не развилась. Если виновный обоснованно считал себя здоровым (например, в силу того, что со времени острого течения болезни прошло несколько лет, он прошел курс лечения и т.д.), ответственность по ст. 121 УК РФ исключается. Действия лиц, не являющихся больными, но умышленно или по неосторожности заражающих иных лиц венерической болезнью, ответственности по ст. 121 УК РФ не влекут, но в зависимости от наступивших последствий могут быть квалифицированы по статьям, предусматривающим ответственность за причинение вреда здоровью.

Квалифицированные составы преступления (ч. 2 ст. 121 УК РФ):

  • в от­ношении двух или более лиц либо
  • в отношении заведомо несо­вершеннолетнего.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Республики Башкортостан

Прокурор разъясняет

  • 22 ноября 2017, 15:39

В целях обеспечения единства практики применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с ограничением или лишением родительских прав, а также отобранием ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», 14 ноября 2017 принято постановление № 44 «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав» и даны следующие разъяснения:

1. Семейный кодекс Российской Федерации (далее — СК РФ), закрепив приоритет в воспитании детей за их родителями, установил, что родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами ребенка; при осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию, а способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей (пункт 1 статьи 63, пункт 1 статьи 65 СК РФ).

Родители, осуществляющие родительские права в ущерб правам и интересам детей, могут быть ограничены судом в родительских правах или лишены родительских прав (пункт 1 статьи 65, статья 69, статья 73 СК РФ).

В исключительных случаях, при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью орган опеки и попечительства вправе в соответствии со статьей 77 СК РФ немедленно отобрать ребенка у родителей (одного из них) или у других лиц, на попечении которых он находится, на основании акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или главы муниципального образования, если законом субъекта Российской Федерации органы местного самоуправления наделены полномочиями по опеке и попечительству в соответствии с федеральными законами (далее — акт органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или главы муниципального образования об отобрании ребенка). В случае несогласия с актом органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или главы муниципального образования об отобрании ребенка родители или лица, на попечении которых ребенок находился, могут обратиться в суд с иском о признании указанного акта недействительным и о возврате ребенка в семью.

2. Дела об ограничении или о лишении родительских прав, об отмене ограничения родительских прав или о восстановлении в родительских правах, а также о признании недействительным акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или главы муниципального образования об отобрании ребенка и о возврате ребенка в семью подлежат разрешению районным судом по месту жительства (нахождения) ответчика (статьи 24 и 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, далее — ГПК РФ). Если одновременно с иском об ограничении или о лишении родительских прав заявлено требование о взыскании алиментов на ребенка (например, родителем, с которым проживает ребенок), то такой иск исходя из положений части 3 статьи 29 ГПК РФ может быть предъявлен истцом в суд по месту его жительства.

Решая вопрос о принятии к производству суда искового заявления по этим делам, необходимо иметь в виду, что в соответствии с пунктом 1 статьи 54 СК РФ ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия).

Если ребенок достиг возраста восемнадцати лет либо приобрел полную дееспособность до достижения названного возраста в результате эмансипации или вступления в брак (пункт 2 статьи 21, пункт 1 статьи 27 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее — ГК РФ), судья с учетом положений пункта 2 статьи 61 СК РФ отказывает в принятии искового заявления на основании пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, а если производство по делу возбуждено, суд прекращает производство по делу в соответствии с абзацем вторым статьи 220 ГПК РФ.

3. С учетом положений статьи 78 СК РФ и статьи 47 ГПК РФ дела указанной категории рассматриваются судом с участием органа опеки и попечительства, который обязан провести обследование условий жизни ребенка и его родителя (родителей), в отношении которого (которых) поставлен вопрос об ограничении или о лишении родительских прав, либо лица, претендующего на воспитание ребенка (родителя (родителей), обратившегося в суд с иском об отмене ограничения родительских прав или о восстановлении в родительских правах, родителя (родителей) или лица, на попечении которого ребенок находился, требующих возврата ребенка, отобранного у них на основании статьи 77 СК РФ).

Вопрос о проведении обследования условий жизни ребенка и названных лиц суду следует разрешать на стадии подготовки дела к судебному разбирательству.

Представленный акт обследования и основанное на нем заключение органа опеки и попечительства по существу спора подлежат оценке судом в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами (статья 67 ГПК РФ).

Судам следует иметь в виду, что исходя из положений пункта 1 статьи 34 ГК РФ, пункта 2 статьи 121 СК РФ, а также статьи 6 Федерального закона от 24 апреля 2008 года N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» заключение органа опеки и попечительства должно быть подписано уполномоченным на это должностным лицом органа опеки и попечительства субъекта Российской Федерации или органа местного самоуправления (если законом субъекта Российской Федерации органы местного самоуправления наделены полномочиями по опеке и попечительству в соответствии с федеральными законами).

Читайте также  Количество университетов для поступления

4. При рассмотрении дел об ограничении или о лишении родительских прав, отмене ограничения родительских прав или о восстановлении в родительских правах, а также о признании недействительным акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или главы муниципального образования об отобрании ребенка и о возврате ребенка в семью судам следует учитывать положения статьи 12 Конвенции о правах ребенка и статьи 57 СК РФ, в соответствии с которыми ребенок вправе свободно выражать свое мнение по всем вопросам, затрагивающим его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства.

С учетом положений названных норм ребенок, достигший возраста десяти лет либо в возрасте младше десяти лет (если суд придет к выводу о том, что он способен сформулировать свои взгляды по вопросам, затрагивающим его права), может быть опрошен судом непосредственно в судебном заседании в целях выяснения его мнения по рассматриваемому вопросу. При этом следует учитывать, что решение о восстановлении в родительских правах в отношении ребенка, достигшего возраста десяти лет, может быть принято судом только с согласия ребенка (статья 57, пункт 4 статьи 72 СК РФ).

5. Если требование об ограничении родительских прав либо о лишении родительских прав, об отмене ограничения родительских прав или о восстановлении в родительских правах, а также о возврате детей в семью, в том числе и в случае, когда они были отобраны в порядке, предусмотренном статьей 77 СК РФ, заявлено в отношении двух и более детей, оно подлежит разрешению судом с учетом интересов каждого ребенка.

6. Дела об ограничении или о лишении родительских прав, а также о восстановлении в родительских правах рассматриваются судами с участием прокурора (пункт 4 статьи 73 СК РФ, пункт 2 статьи 70, пункт 2 статьи 72, статья 45 ГПК РФ).

С участием прокурора исходя из аналогии закона (часть 4 статьи 1 ГПК РФ) подлежат рассмотрению также дела об отмене ограничения родительских прав и дела о признании недействительным акта органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации или главы муниципального образования об отобрании ребенка и о возврате его в семью с учетом того, что в соответствии с пунктом 2 статьи 77 СК РФ в случае отобрания ребенка в связи с непосредственной угрозой его жизни или здоровью прокурор незамедлительно уведомляется об этом органом опеки и попечительства.

7. Если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки преступлений, предусмотренных главой 20 Уголовного кодекса Российской Федерации, либо признаки иных преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетнего, он в соответствии с частью 3 статьи 226 ГПК РФ сообщает об этом в органы дознания или предварительного следствия.

Судам следует также не оставлять без внимания факты несвоевременного принятия органами опеки и попечительства мер к защите прав и охраняемых законом интересов несовершеннолетних, неправомерных действий со стороны иных лиц, влекущие нарушения прав детей, и реагировать на них путем вынесения частных определений в адрес соответствующих организаций или должностных лиц (часть 1 статьи 226 ГПК РФ).

Ограничение и лишение родительских прав

8. В целях охраны прав ребенка и с учетом его интересов родители могут быть ограничены судом в родительских правах (статья 73 СК РФ).

В соответствии с абзацем первым пункта 2 статьи 73 СК РФ ограничение родительских прав допускается в случае, если оставление ребенка с родителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, от родителей (одного из них) не зависящим (психическое расстройство или иное хроническое заболевание, стечение тяжелых обстоятельств и другие). При этом закон не связывает возможность ограничения в родительских правах с признанием родителей недееспособными или ограниченно дееспособными.

Суд вправе также принять решение об ограничении родительских прав, если оставление ребенка с родителями (одним из них) вследствие их виновного поведения является опасным для ребенка, но не установлены достаточные основания для лишения родителей (одного из них) родительских прав (абзац второй пункта 2 статьи 73 СК РФ).

9. Иск об ограничении родительских прав может быть предъявлен в суд близкими родственниками ребенка, органами и организациями, на которые законом возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (пункт 1 статьи 70 СК РФ), дошкольными образовательными организациями, общеобразовательными организациями и другими организациями, а также прокурором (пункт 3 статьи 73 СК РФ).

Исходя из положений абзаца третьего статьи 14 СК РФ близкими родственниками ребенка, которые могут обратиться в суд с иском об ограничении родительских прав, являются один из его родителей, дедушки и бабушки, полнородные и неполнородные братья и сестры.

В случае, если заявление об ограничении родительских прав подано лицом, являющимся родственником ребенка, но не относящимся к числу его близких родственников (например, тетей или дядей ребенка), судья отказывает в принятии искового заявления на основании пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ.

10. С учетом того, что предъявление иска об ограничении родительских прав возможно только к родителям, судья также отказывает в принятии искового заявления на основании пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, если такое требование предъявлено к лицам, на попечении которых находится ребенок (опекуны, попечители, приемные родители, патронатные воспитатели).

В случае, если отсутствуют установленные законом основания к отмене усыновления ребенка (статья 141 СК РФ), однако оставление ребенка с усыновителями (одним из них) опасно для ребенка по обстоятельствам, не зависящим от усыновителей (например, болезнь усыновителей, стечение тяжелых обстоятельств и другие), исходя из аналогии закона к усыновителям (одному из них) может быть предъявлен иск об ограничении их в правах родителей, приобретенных ими в результате усыновления ребенка (статья 5, пункт 1 статьи 137 СК РФ).

11. Решая вопрос об ограничении родительских прав, суду следует исходить из характера и степени опасности, а также возможных последствий для жизни или здоровья ребенка в случае оставления его с родителями (одним из них), а также учитывать иные обстоятельства (в частности, при виновном поведении родителей (одного из них), создающем опасность для ребенка, — осознают ли родители виновность своего поведения и имеют ли стойкое намерение изменить его в лучшую сторону, какие конкретные меры намереваются предпринять либо предприняли в целях исправления своего поведения).

12. С учетом того, что статьей 73 СК РФ не установлен срок, на который родители (один из них) могут быть ограничены в родительских правах (независимо от причин, послуживших основанием для ограничения родительских прав), суд выносит решение об ограничении родительских прав без указания срока ограничения родительских прав.

Вместе с тем, удовлетворяя иск об ограничении родительских прав в связи с виновным поведением родителей (одного из них), суду следует разъяснить родителям (одному из них), что в случае если они не изменят своего поведения, к ним может быть предъявлен иск о лишении их родительских прав в порядке и в сроки, предусмотренные абзацем вторым пункта 2 статьи 73 СК РФ.

13. Лишение родительских прав является крайней мерой ответственности родителей, которая применяется судом только за виновное поведение родителей по основаниям, указанным в статье 69 СК РФ, перечень которых является исчерпывающим.

Лишение родительских прав допускается в случае, когда защитить права и интересы детей иным образом не представляется возможным.

Статья 121 часть 1 уголовного кодекса рф

В течение девяти лет полицейский из Калининграда на личном автомобиле, но иногда прямо в форме, предлагал незнакомым женщинам подвезти их, а потом требовал заняться с ним сексом. Если попутчица отказывалась, то бывший инспектор ГИБДД заезжал в безлюдное место и там ее насиловал. После этого он убеждал жертву не подавать заявление, говоря, что сам работает в органах и сможет «замять» дело.

В январе 2015 года полицейскому предъявили обвинение по трем эпизодам по пункту «б» части 3 статьи 131 УК (изнасилование, повлекшее заражение потерпевших ВИЧ-инфекцией) и по части 2 статьи 122 УК (заражение ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни).

Все контакты были незащищенными. Следствие установило, что с 2005 по 2014 год мужчина передал ВИЧ как минимум девяти женщинам. Об уголовной ответственности за заражение экс-полицейского предупредили в 2001 году, когда поставили диагноз.

Сообщения о привлечении к ответственности по 122 статье появляются в СМИ регулярно. ВИЧ-инфицированный спал с женщинами в Чите. Женщина обратилась в полицию, как только узнала о вирусе, который передался ей от неоднократно судимого ярославца.Возбуждено уголовное дело в отношении мужчины, заразившего бывшую подругу, которая ждет от него ребенка. На три года колонии строгого режима осужден мужчина, заразивший мать двоих детей, с которой он познакомился по переписке, отбывая предыдущий срок. 30-летнего архангелогородца с ВИЧ приговорили к полутора годам колонии общего режима и двум миллионам штрафа. Жительнице Волгоградской области грозит до пяти лет лишения свободы за заведомо ложное сообщение об изнасиловании и заражение оговоренного мужчины вирусом иммунодефицита. Возбуждено уголовное дело в отношении гражданки Казахстана, заразившей гражданского мужа на комплексе «Байконур». Молодой человек признался в болезни своей девушке после того, как встретил ее в СПИД-центре. Суд продлил срок содержания под стражей женщине без работы и постоянного места жительства, подозревающейся в заражении нескольких человек в Амурской области. Два года колонии строгого режима получил житель города Балаково, не предупредивший партнершу о диагнозе, с которым жил семь лет.

Доказать, что знал

Первый случай заболевания ВИЧ в СССР зарегистрировали в 1987 году. Тогда же законодатели криминализировали умышленную передачу вируса, и в Уголовном кодексе РСФСР появилась статья 115.2, позже превратившаяся в 122 статью УК РФ. Она применяется, если предполагаемый преступник знал о своей болезни, — иначе он считается невиновным, потому что в его действиях не было умысла. Заражение также не считается преступлением, если партнера каким угодно способом предупредили о риске, но он все равно согласился вступить в контакт.

«Важно установить, знал ли обвиняемый о болезни. Если он утверждает, что не знал, то направляются запросы в СПИД-центры, потому что когда человека ставят на учет, с него берут расписку, что он предупрежден о возможной уголовной ответственности по 122 статье», — объясняет юрист Сергей Петряков. По его словам, довольно часто люди узнают диагноз после медицинского обследования в учреждениях ФСИН.

Уголовная ответственность наступает не только за фактическое заражение (часть 2 статьи 122 УК), но и за поставление в опасность заражения (часть 1 статьи 122 УК) — например, если человек, зная о своем статусе, не предупреждает о нем партнера, но в итоге вирус не передается. Тогда обвиняемому грозит до трех лет ограничения свободы, принудительные работы сроком до одного года, либо арест сроком до шести месяцев; максимальное наказание — год колонии. Если вирус все-таки передался, то преступник может получить до пяти лет реального срока.

Отягчающие обстоятельства — это заражение двух или более лиц, либо несовершеннолетнего (часть 3 статьи 122). В этом случае виновному грозит до восьми лет лишения свободы. Также заражение ВИЧ может быть отягчающим обстоятельством в пункте «б» части 3 статьи 131 (изнасилование) и статье 132 (насильственные действия сексуального характера), но на практике это применяется не всегда.

«Самое сложное — доказать наличие полового акта, если это не изнасилование. При этом нужно доказать, что потерпевшие не употребляли наркотики, им не делали переливание крови и так далее. Был случай, когда девушка с точностью до сантиметра описала домашнюю обстановку своего бойфренда. К делу также приобщили справки, что она не проходила операционного лечения и не стоит на учете как потребитель наркотиков. Все это легло в основу обвинения, но сурового приговора не было. Зачастую суд просто назначает “условку” с испытательным сроком», — рассказывает Петряков.

Читайте также  Что делать гражданину если его признали банкротом

По его мнению, при вынесении приговоров большую роль играет человеческая психология — или представление о ней председательствующего в процессе судьи: «Судья думает, что девушка влюбилась, доверилась, а ее молодой человек, сволочь такая, взял и заразил ее. Вполне возможно, что так оно и было, но к вопросу доказательств нужно подходить педантично. То, что у девушки не было других половых партнеров, доказать почти невозможно, если это, конечно не необитаемый остров. Следственным органам приходится собирать большие пакеты информации».

Мифы и статистика

По данным судебного департамента, с 2009 по 2014 год по статье 122 осуждены 227 человек. Еще 49 дел прекращено — в основном, по примирению сторон. К лишению свободы приговорили 75 человек, остальным дали условные сроки или ограничение свободы. Большинство осужденных привлечены за фактическое заражение. По данным на 2014 год, больше половины осужденных — люди в возрасте от 30 до 49 лет, примерно треть — женщины.

В 2014 году за заведомое постановление другого лица в опасность заражения ВИЧ (часть 1 статьи 122) были осуждены 19 человек, за фактическое заражение — 20, за то же деяние, совершенное в отношении двух или более лиц, либо несовершеннолетнего суд вынес приговор двоим обвиняемым.

Статья 122 во многом схожа со статьей 121 — умышленное заражение венерической болезнью, — но предусматривает более строгое наказание. К примеру, за заражение партнера сифилисом, гонореей и некоторыми другими болезнями предполагаемому преступнику грозит штраф в размере до двухсот тысяч рублей либо до шести месяцев ареста. За заражение двух или более лиц, либо несовершеннолетнего максимальное наказание — два года колонии.

В комментарии к уголовному кодексу опасность ВИЧ объясняется так: во-первых, заразившийся может долго не знать о своем статусе и представлять опасность для окружающих, во-вторых, болезнь фактически неизлечима, «больной в течение короткого времени уходит из жизни». Последнее — больше стереотип, чем правда: без лечения инфицированный проживет еще 10-20 лет, но благодаря антиретровирусной терапии у него появляются шансы дожить до старости.

В 2012 году судья Игорь Кусакин прекратил уголовное преследование жительницы Тольятти, укусившей свою знакомую за запястье. «Имея умысел на заведомое поставление в опасность заражения ВИЧ-инфекцией В., достоверно зная о своем заболевании и будучи предупрежденной о том, что несет уголовную ответственность по статье 122 УК, если поставит другое лицо в опасность заражения заболеванием СПИД, в ходе конфликта умышленно нанесла телесное повреждение», — говорится в судебном постановлении. Дело закрыто в связи с примирением сторон.

«Мифы о ВИЧ — серьезная проблема, — считает Илья Лапин, активист движения «Пациентский контроль». — Любой человек должен знать, что через укус, поцелуй или посуду ВИЧ не передается. Он передается только тремя способами. Во-первых, через кровь. Во-вторых, половым путем, через обмен биологическими жидкостями. Третий способ — от матери к ребенку в процессе беременности или грудного вскармливания. Я могу покусать кого угодно, но чтобы заразить вирусом, я должен прокусить вены себе и другому человеку и умудриться каким-то образом перелить свою кровь в его кровь. Нельзя забывать, что когда мы, например, порезались, кровь течет наружу, чтобы вымыть всю гадость, которая может попасть внутрь. Это защитная реакция организма».

В множестве случаев заражения ВИЧ точная причина передачи вируса неизвестна. По имеющимся данным центров профилактики и борьбы со СПИДом, в 2014 году ВИЧ чаще передавался через нестерильные шприцы при употреблении наркотиков (58,4%). Глава Федерального центра СПИДа Вадим Покровский считает, что снизить количество заражений помогла бы заместительная терапия, которая запрещена в России. На втором месте — гетеросексуальные половые контакты (около 40%). Через гомосексуальные акты заразилось чуть более 1% опрошенных. Также в 2014 году зафиксировано 11 случаев заражения в больницах, из них четыре — через нестерильные инструменты, пять — через переливание крови.

ВИЧ в белом халате

За заражение другого лица в результате ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей (часть 4 статьи 122 УК) виновному грозит до пяти лет принудительных работ, либо лишение свободы на тот же срок. Суд может запретить ему работать в определенной сфере максимум на три года. По данным судебного департамента, с 2009 года по части 4 статьи 122 не было ни одного обвинительного приговора.

«Заражение происходит либо через нестерильные инструменты, либо из-за халатности врачей, которые работают на станциях переливания крови — не проверили донора, например. Это системная проблема. В некоторых регионах до сих пор стерилизуют использованные шприцы. В деревнях и поселках фельдшеров не обеспечивают новыми одноразовыми инструментами, и они не могут ничего сделать», — рассказывает Лапин из «Пациентского контроля».

В 2011 году гинеколог из «Преображенской клиники» Екатеринбурга Елена Ярушина вводила женщинам, желающим забеременеть, донорскую кровь. Обычно ее сдают мужья пациенток, но на этот раз донором стала одна из медсестер. Три женщины, проходившие процедуру, заразились ВИЧ. В ходе проверок выяснилось, что образцы крови никак не проверялись, а сотрудники учреждения не проходили необходимых медосмотров. Более того, у клиники не было лицензии для проведения таких операций.

Главврач «Преображенской клиники» Андрей Сысолятин, уволившийся после возбуждения дела, на суде утверждал, что медработники не обязаны были проводить тестирование — ответственность за это лежит на донорах, которые должны приносить справки об отсутствии заболеваний. Сысолятин и ВИЧ-положительная медсестра проходили по делу как свидетели обвинения. Позже факты незаконной предпринимательской деятельности в клинике выделили в отдельное производство.

В основном деле по части 4 статьи 122 единственной подсудимой стала Ярушина. В 2014 году Кировский районный суд Екатеринбурга приговорил гинеколога к четырем годам колонии общего режима. Свою вину Ярушина не признала.

Сразу после вынесения приговора судья объявил, что она освобождена по амнистии, приуроченной к 20-летию российской конституции. Прокуратура пыталась обжаловать это решение и и требовала посадить гинеколога на шесть лет, но Свердловский областной суд оставил решение первой инстанции в силе. Ярушина продолжает работать в клинике.

Доказать вину врача, заразившего пациента ВИЧ, непросто. В таких случаях адвокат обвиняемого, скорее всего, будет настаивать на том, что потерпевший вел беспорядочную половую жизнь или употреблял наркотики, говорит юрист Сергей Петряков: «Например, был случай: жена осужденного вступала с ним в незащищенный половой контакт. Он узнал диагноз при помещении в СИЗО, а потом анализ не подтвердился. Мужчина встречался на длительных свиданиях с женой, заразил ее, а она передала вирус ребенку. Тут виноваты медики ФСИН, которые не проконтролировали достоверность первого анализа и не обеспечили достаточное преемство при переводе из СИЗО в колонию. Опять же, сложно доказать, что жена не имела других половых партнеров и не употребляла наркотики. Все неустраненные сомнения будут толковаться в пользу медиков».

По данным ВОЗ, два года назад частота выявления ВИЧ в России составила 55,6 случаев на 100 тысяч человек — это самый высокий показатель в Европе. К маю этого года в стране зарегистрировали 933 тысячи носителей вируса. Реальную цифру узнать невозможно, но, по словам Покровского, она превышает официальную в два раза. С 1987 года в России умерли более 192 тысяч ВИЧ-положительных, из них 24,4 тысячи — в прошлом году. Каждый день врачи выявляют около 300 новых случаев заражения.

«Статью называют “мертвой”, потому что по ней небольшой процент возбуждаемых дел, — поясняет Петряков. — Не уверен, что ее нужно менять, только увеличить сроки наказания по первым трем частям, хотя возможность привлечения лиц по ним все равно незначительная. Что касается части 4, то там все упирается в сплоченность медицинского сообщества: врачи всегда будут защищать друг друга, отрицая признаки халатного поведения. В общем, законы у нас хорошие, а исполнение плохое. Эта норма могла бы стать “живой”, если бы была возможность качественно подходить к расследованию дел».

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Статья 121. Умышленное тяжкое телесное повреждение

1. Умышленное тяжкое телесное повреждение, то есть

умышленное телесное повреждение, опасное для жизни

в момент причинения, или повлекшее потерю какоголибо органа или его функций, психическую болезнь или

иное расстройство здоровья, сопряженное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть, или

прерывание беременности либо неизгладимое обезображение лица, наказывается лишением свободы на срок от пяти до

или совершенное группой лиц, а также с целью запугивания пострадавшего или других лиц, или совершенное

по заказу, или повлекшее смерть потерпевшего, наказывается лишением свободы на срок от семи до

1. Объектом преступления является здоровье другого

человека независимо от его состояния и аномалий.

Телесное повреждение — это противоправное и виновное причинение вреда здоровью другого лица, которым

нарушается анатомическая целостность либо физиологические функции тканей или органов потерпевшего при

посягательстве на здоровье ( раны, переломы костей, разрывы кожи и т.п.).

Опасными для жизни признаются повреждения жизненно важных органов человека, которые сами по себе

угрожают жизни потерпевшего в момент их причинения

или при определенных обстоятельствах заканчиваются

2. Диспозиция настоящей статьи является бланкетной,

т.е. для определения характера и тяжести телесных повреждений необходима ссылка на -Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений- от 11 декабря 1978 г.

Утратой какого-либо органа или его функции следует

понимать: а) утрату речи, т.е. неизлечимую потерю способности изъясняться членораздельными звуками, понятными для окружающих; б) утрату руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или утрата ими функций; в) потеря

производительной способности, т.е.

оплодотворению, совокуплению, зачатию и деторождению;

г) потерю зрения, т.е. полную стойкую слепоту на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения

до счета пальцев на расстоянии 2 метров и менее. Потеря

зрения на один глаз также относится к тяжким телесным повреждениям, так как влечет потерю трудоспособности на одну треть; д) потеря слуха — полная глухота

или такое необратимое состояние, когда потерпевший не

слышит разговорной речи на расстоянии 3-5 см от ушной раковины.

Под иным расстройством здоровья имеется в виду повреждение, не подпадающее ни под один из признаков тяж286

кого телесного повреждения, перечисленных в ст. 121. Решающее значение здесь имеет стойкая утрата трудоспособности не менее чем на одну треть.

Под психической болезнью следует понимать наступление любого душевного заболевания, независимо от его

тяжести, продолжительности и излечимости.

Прерывание беременности — это нанесение таких повреждений, в результате которых произошло прерывание

беременности, вне зависимости от срока последней, при отсутствии ее патологии.

Неизгладимое обезображение лица имеет место, когда

повреждение лица, будучи неустранимым, придает ему отталкивающий, безобразный внешний вид.

Согласно ч. 2 настоящей статьи под мучениями следует понимать действия, причинившие потерпевшему страдания путем длительного лишения пищи, питья или тепла либо помещения или оставления жертвы во вредных

для здоровья условиях и другие сходные действия.

Под группой лиц следует понимать наличие двух и

более лиц в процессе совершения данного преступления

(см. комментарии к ч. 1 ст. 28 У К).

Причинение смерти указанными действиями следует

отличать от неосторожного убийства, при котором виновный не имел умысла на причинение ни смерти, ни тяжких телесных повреждений, а лишил потерпевшего жизни по неосторожности.

Данное преступление признается оконченным с момента

наступления преступного последствия в виде различной

тяжести вреда человеческому здоровью.

3. Субъективная сторона телесных повреждений выражается в умышленной форме вины (ст.ст. 121, 122, 123,

124, 125) и неосторожной (ст. 128).

4. Субъектом телесных повреждений, предусмотренных

ст.ст. 121-122, может быть лицо, достигшее 14-летнего возраста.