Слияние ск и прокуратуры последние новости

В 2017 году СКР могут объединить с МВД, а ФСБ с ФСО

В 2017 году может быть решен вопрос об объединении Следственного комитета России с Министерством внутренних дел, а Федеральной службы безопасности с Федеральной службой охраны. Об этом сообщает портал Znak.ru со ссылкой на два источника в силовых структурах.

По словам одного из собеседников портала, основной причиной возможного слияния СКР и МВД является дело «вора в законе» Шакро Молодого. Ранее стало известно, что представители руководства комитета сотрудничают с криминальными авторитетами (см. «Задержан первый замглавы столичного главка СКР Денис Никандров»).

Помимо аппаратных проблем, в СКР имеют место трудности организационного плана, отмечает источник Znak.ru. По его словам, Следственный комитет не является военизированной структурой и не имеет собственного оперативного сопровождения. В связи с этим при любом обыске следователей сопровождают сотрудники МВД, ФСБ или спецназ. Третьей проблемой собеседники портала называют ослабление МВД после создания Росгвардии (см. «Сергей Иванов: сообщения о создании Министерства госбезопасности – это фейк»). Присоединение СК к МВД могло бы восстановить баланс ведомств.

Однако источники полагают, что объединение МВД и СКР приведет к созданию более громоздкой структуры. В связи с этим придется передать часть полномочий следствия по особо важным делам ФСБ, что потребует реформирования существующей системы. Ранее планировалось, что новая структура начнет работать уже в 2017 году, однако глава СКР Александр Бастрыкин принял решение о заморозке проекта.

О возможном объединении ФСБ и ФСО стало известно осенью 2016 года (см. «Адвокаты выступили против передачи МГБ контроля за расследованием уголовных дел»). Предполагалось, что на базе ФСБ будет создано Министерство государственной безопасности (МГБ), в которое войдут Служба внешней разведки (СВР) и большинство подразделений ФСО. Причем само охранное ведомство станет Службой безопасности президента – она будет отвечать за охрану, спецсвязь и транспортное обслуживание высших должностных лиц. Сотрудников МГБ, в свою очередь, уполномочат осуществлять процессуальный надзор над уголовными делами, которые будут возбуждать по их материалам СКР и МВД. Однако эксперты тогда выражали опасение тем, что новое ведомство будет близко по функциям советскому КГБ.

Глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко, в свою очередь, считает, что создание новых ведомств является нелогичным шагом. По его словам, ранее президент Владимир Путин прибегал к противоположным мерам, выделяя отдельные структуры из больших ведомств. Политолог Аббас Галлямов, наоборот, полагает, что главной целью преобразований является борьба с коррупцией. «Борьба с коррупцией – это единственное, что можно демонстрировать обществу в преддверии президентских выборов», – говорит он.

Какие изменения назрели в СК и прокуратуре, будет ли их объединение? Интервью с адвокатом Вадимом Клювгантом

Владимир Путин предложил кандидатуру зампредседателя СКР Игоря Краснова на должность генерального прокурора России. Предыдущий глава надзорного ведомства Юрий Чайка переходит на другую работу, сообщили в Кремле, не уточнив, куда именно. После этого в обществе вновь развернулась дискуссия о том, возможно ли объединение СК и прокуратуры, или будет усиление отдельно взятого ведомства без слияния? Слухи о готовящейся новой реформе правоохранительных и следственных органов ходили давно.

Сам Игорь Краснов считает, что прокуратура не получит следственных полномочий. Он отметил, что реформа по разделению ведомств (СК и прокуратуры) была эффективной. Znak.com узнал у адвоката, партнера Pen& Paper Вадима Клювганта, какие изменения назрели в следственной и надзорной деятельности и почему многие проблемы решило бы восстановление института судебной власти.

— Грядущие перетасовки в СКР и Генпрокуратуре спровоцировали новую волну разговоров о будущем этих ведомств, которые находятся в многолетнем противостоянии. Озвучиваются разные мнения, например, о том, что Следственный комитет вернется под полный контроль прокуратуры. У вас есть какой-то прогноз?

— Назначения в России происходят по какой-то особенной логике. Поэтому от персональных прогнозов я воздержусь. Но отмечу, что от объединения СК и прокуратуры, если оно и случится, ничего особо не изменится. Так уже было. В России для начала должен быть восстановлен институт судебной власти, а вместе с ним — стандартны доказывания, основанные на презумпции невиновности. Должны быть восстановлены реальная состязательность и реальное равноправие сторон в судопроизводстве.

Что известно об Игоре Краснове, которого Путин предложил назначить новым генпрокурором РФ

Только в этом случае «обратным отскоком» (от суда) будет нормализовываться ситуация во всех органах, которые участвуют в уголовном судопроизводстве со стороны обвинения. Если этого не произойдет, все будет примерно так же — чуть лучше, чуть хуже, но точно не так, как должно быть. Другого рецепта я не знаю. А все эти разговоры о том, что будет с СК и Генпрокуратурой, конечно, имеют значение, но прежде всего для тех людей, которые там работают.

— Следствие было выделено в СКР при прокуратуре в 2007 году, в 2011-м появился полностью независимый Следственный комитет. Вы можете оценить работу двух этих ведомств в последующие годы?

— За последние два десятилетия качество расследования уголовных дел неуклонно снижалось и деградировало. Сейчас деятельность по доказыванию по большей части подменена собиранием бумаг и раскладыванием их в нужном порядке. Обвинительная версия одна, и под нее просто подгоняются бумаги. Это совсем не то, что должно составлять истинную сущность работы следователя: он должен заниматься интеллектуальной деятельностью по ретроспективному исследованию каждого события, проверять следственным путем все возможные версии и только потом, на основе добросовестно собранных и проверенных доказательств, делать вывод о том, является ли событие преступлением и кто его совершил. И очень печально, что это зачастую совсем не так в действительности.

Приходится констатировать, что у нас давно сложилась практика, когда прокуратура чаще всего действует в плотном тандеме со следствием. На судебной стадии, осуществляя уголовное преследование, прокуратура полностью базируется на обвинительных материалах, игнорируя доказательства защиты. Хотя закон требует от прокурора обеспечения законности и обоснованности обвинения, и у него есть полномочия отказаться от обвинения частично или полностью, если они не подтверждаются. Но этими полномочиями прокуроры пользуются крайне редко, неохотно.

В общем, здесь не все так однозначно. Опять же есть достаточно много схожих проблем во всех следственных органах — МВД и ФСБ, а не только в Следственном комитете.

— Для решения накопившихся проблем Юрий Чайка (генпрокурор РФ с 2006 года, на смену которому приходит Игорь Краснов — прим. ред.) неоднократно предлагал расширить полномочия прокуратуры в уголовном судопроизводстве. Это действительно могло бы изменить ситуацию?

— Полномочия прокуратуры в уголовном судопроизводстве сейчас действительно ущербны. Это знают, понимают и признают все, кто работает в этой сфере, — за исключением, пожалуй, следственных работников, поскольку им невыгодно это признавать.

Прокурорский надзор за предварительным расследованием неэффективен в том числе и потому, что у прокурора нет достаточных полномочий. Прокурор может оказывать существенное влияние только в двух моментах — при возбуждении уголовного дела и при утверждении обвинительного заключения.

Он может отменить постановление о возбуждении дела, может отказаться утвердить обвинительное заключение и вернуть дело в следственный орган в случае выявления нарушений или противоречий. Потому что потом прокурору предстоит поддерживать государственное обвинение в суде. Но на всем остальном длинном пути между этими начальной и конечной точками у прокурора нет никаких реальных полномочий по отношению к следователю.

Учитывая, что в наших реалиях предварительное расследование может длиться очень долго, в том числе годами, проблема отсутствия у прокурора рычагов эффективного надзора становится существенной. Прокуратура действительно ставит этот вопрос не первый год и, в значительной степени, обоснованно.

Правда, это не отменяет других проблем в деятельности прокуратуры, о которых я уже сказал: когда прокурор во всем поддерживает позицию следствия, даже когда эта позиция абсурдна, откровенно беззаконна. Такие примеры известны, их много. Есть, конечно, и примеры оппонирования, но это единичные случаи.

Читайте также  Осаго для грузового транспорта рф

— Опять же некоторые СМИ, в их числе газета «Ведомости», пишут, что прокуратуре с новым руководителем во главе могут вернуть функции следствия. Они ссылаются на проект поправок в Конституцию (в статью 129), где среди функций прокуратуры говорится об «уголовном преследовании в соответствии со своими полномочиями».

— То, что в проекте поправок в Конституцию появилась данная фраза, само по себе вовсе не свидетельствует о том, что прокуратуре могут вернуть функцию следствия. В то, на чем построена эта версия, вкралась ошибка: полномочие по уголовному преследованию вовсе не идентично полномочию по расследованию уголовных дел. Уголовное преследование прокуроры осуществляют и сейчас, в соответствии с действующим законом (статья 37 УПК, статья 35 «Закона о прокуратуре»).

То есть, если предварительное расследование как одна из стадий уголовного судопроизводства — это функция следователя, то на всех других стадиях, связанных с судебным разбирательством, функция уголовного преследования уже у прокурора. Более того — это его эксклюзивное полномочие. Так что авторы этой версии о новых функциях прокуратуры, как говорится, ударили в колокола, не заглянув в святцы. Но опять же это не значит, что такое объединение невозможно — просто в версии ошибка.

Возможные варианты реформы

Слухи о готовящейся масштабной реформе правоохранительных и следственных органов в СМИ муссируются давно. Их неоднократно подпитывал Юрий Чайка, критиковавший качество работы органов следствия и дознания. Он также отмечал, что разделение прокуратуры и СК нарушило баланс между следствием и надзором, заменив надзор прокуратуры ведомственным надзором руководителей следствия. При этом настаивал на том, что вести расследования в отношении спецсубъектов, к которым относятся следователи, должны прокуроры, а не СКР.

Обсуждая вероятные концепции реформы, СМИ писали, что по одной из них Следственный комитет либо вернется под полный контроль прокуратуры, либо вовсе будет расформирован. В последнем случае сконцентрированное в СКР следствие распределится между другими ведомствами. Например, ФСБ могут предоставить право возбуждать уголовные дела в отношении спецсубъектов — прокуроров, руководителей следственных органов и адвокатов.

В 2018 году глава московского управления Следственного комитета Александр Дрыманов приводил противоположную точку зрения, анонсируя создание «русского ФБР». Он прогнозировал, что в России появится единый следственный орган, который объединит полномочия МВД, ФСБ и СК. Предполагалось, что новое ведомство возглавит глава СКР Александр Бастрыкин.

Нападение на мужчину с ребенком в Новой Москве. Что известно о конфликте

Столичная полиция завела уголовное дело о хулиганстве после нападения нескольких человек на мужчину с ребенком, которое произошло вечером 4 ноября в Новой Москве. Что известно о происшествии — в материале RTVI.

  • Вечером 4 ноября в микрорайоне Новые Ватутинки несколько человек напали на мужчину несовершеннолетним ребенком. По данным РЕН-ТВ, пострадавший предлагал драться один на один, но такой вариант его обидчиков не устроил.
  • В телеграм-канале прокуратуры Москвы опубликовали видео с камеры наружного наблюдения, зафиксировавшей начало конфликта. На записи видно, как четверо мужчин переходят дорогу по переходу, навстречу им идет человек, а следом за ним мужчина с ребенком. Идущий впереди человек задевает плечом одного из нападавших, после чего группа разворачивается и начинает догонять и задевшего плечом человека, и мужчину с ребенком. Причины конфликта на данный момент неизвестны. «Увидел, как мужчина с ребенком на руках убегает от группы людей. Как я понял, они просто поругались из-за чего-то. Потом уже он поставил ребенка на землю. Мужчину начали бить по лицу, а ребенок убежал в сторону, за ним присмотрела женщина», — рассказал один из свидетелей драки изданию «Газета.ru».
  • Нападению четверых мужчин на отца с ребенком в Новой Москве предшествовал словесный конфликт, подтвердил ТАСС источник в правоохранительных органах. Он уточнил, что участники происшествия были пьяны, но эта информация еще будет проверяться.
  • По словам местных жителей, драку устроили уроженцы одной из республик Северного Кавказа, пишет «Газета.ru». Инцидент произошел в районе дома № 14 по улице Нововатутинской. По словам очевидца, драку попытались разнять. После нескольких ударов нападающие договорились встретиться и окончательно разобраться с мужчиной на том же месте на следующий день в 15:00.
  • 5 ноября в Новых Ватутинках прошел полицейский рейд, в ходе которого задержали несколько десятков мигрантов из ближнего зарубежья. У них проверят документы, законность пребывания в России, а будут выяснять не причастны ли к каким-либо преступлениям.
  • В связи нападением на мужчину с ребенком возбуждено уголовное дело ​​по ч. 2 ст. 213 УК «хулиганство». Всех, кто обладает информацией об инциденте, попросили сообщить в отделение полиции по району Коммунарский.
  • Полицейские нашли отца несовершеннолетнего ребенка, на которого напали в Новых Ватутинках и провели его опрос. Выяснилось, что мальчику 4 года, в момент инцидента он находился со своим отцом и его другом. Со слов мужчины, один из нападавших ударил ребенка по щеке, а у одного из фигурантов был предмет, похожий на нож.
  • Фигуранты дела о нападении на мужчину в Новой Москве своими действиями создали угрозу жизни малолетнему ребенку, его здоровье проверят специалисты, сообщило РИА Новости со ссылкой на Следственный комитет.
  • Прокуратура Москвы поставила ход и результаты расследования уголовного дела на контроль, сообщила руководитель пресс-службы столичной прокуратуры Людмила Нефедова. Дело о нападении будет передано для расследования в территориальный орган столичного Следственного комитета, сообщили в телеграм-канале столичной прокуратуры.
  • Председатель Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов заявил, что верующие с негодованием и осуждением воспринимают нападение в Новой Москве и подчеркнул, что важно не допустить попыток разжигания межнациональной розни.

Прокурор не из Садового кольца

Игорь Краснов обещает сохранить независимость Генеральной прокуратуры и наконец ослабить давление силовиков на бизнес

Имя нового генерального прокурора для ряда экспертов означало старт гигантской реформы силовых ведомств. Игорь Краснов пришел в прокуратуру с поста замглавы Следственного комитета России (СКР). Логика сопутствовала ожиданиям: мол, следствие одержало победу в многолетней войне с прокурорскими, которых ждут ликвидация и слияние то ли с СКР, то ли с Минюстом. Однако ожидания оказались ложными. Краснов развеял эти фантазии. Он заявил об «эффективности прокуратуры», предложил забыть о реформах, а среди главных приоритетов своей работы назвал защиту бизнеса.

Эти заявления встретили неоднозначно. И бизнес-омбудсмены, и сами прокуроры, и даже президент неоднократно говорили о проблемах в отношениях силовиков и бизнеса. Но система продолжала сопротивляться. Конкуренция прокуратуры и СКР не шла на пользу обоим ведомствам. При утверждении обвинительных заключений дела изучаются слабо и часто направляются в суды совершенно сырыми. Прокуроры закрывают глаза на многие нарушения со стороны следователей, оправдывая это ограниченностью своих полномочий и тем, что не могут ни на что влиять. Следователи, в свою очередь, не считаются с мнением прокуроров и продолжают штамповать уголовные дела, улучшая статистику. Но есть также мнение, что появление одного суперведомства не повысит эффективность системы, а усугубит нарушения в надзоре и следствии.

Поэтому на генерала Краснова смотрят с надеждой. А профессиональная среда дает благосклонные оценки.

Человек из системы

Для работников сферы уголовной юстиции назначение заместителя главы СКР на должность генпрокурора стало неожиданностью, хотя сам по себе Краснов — фигура среди силовиков известная. В Следственном комитете он курировал Главное следственное управление и Главное управление по расследованию особо важных дел. В течение последних четырех лет он был правой рукой председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина. При этом высокую должность Краснов получил не по блату, а за профессиональные качества и многолетний опыт системной работы «в полях». Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко так и назвала нового генпрокурора: «Человек из системы, а не из Садового кольца». Еще про него говорят: «народный» прокурор.

Читайте также  Акт выполненных работ на агентское вознаграждение образец

«Краснов — человек профессиональный, практик. Он хорошо знает следственную работу на всех ее этапах, имеет отношение к расследованию всех крупнейших дел. Безусловно, это очень опытный и знающий следственную работу человек. Плюс ко всему удачно вошедший в резонанс с Федеральной службой безопасности», — говорит «Эксперту» управляющий партнер коллегии адвокатов «Железников и партнеры» Александр Железников.

Будучи еще старшим следователем по особо важным делам при председателе СКР, Игорь Краснов вел большое количество «чувствительных» дел, находившихся под оперативным сопровождением ФСБ. В широких кругах новый генпрокурор известен в основном по делу об убийстве Бориса Немцова, но в его послужном списке немало других резонансных кейсов. Например, дело о покушении на Анатолия Чубайса в 2005 году, о хищении при строительстве космодрома Восточный, дело «белгородского стрелка» Сергея Помазуна. Краснов также вел расследование дела экс-полковника МВД Дмитрия Захарченко.

«То, что известно о Краснове в его бытность старшим следователем по особо важным делам СКР, характеризует его скорее положительно. В заслугу ему можно поставить, например, ликвидацию так называемого неонацистского вооруженного подполья в Москве, на счету которого десятки убийств, в том числе адвоката Станислава Маркелова, журналистки Анастасии Бабуровой и судьи Мосгорсуда Эдуарда Чувашова», — считает руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

Такой ценный кадр не мог пройти мимо внимания главы государства. В 2019 году Краснов стал участником третьего потока Высшей школы государственного управления РАНХиГС — главной «кузницы кадров» президента. Уже тогда это можно было расценивать как звоночек для будущего продвижения генерал-лейтенанта юстиции по службе: молодой, активный, а главное, не ангажированный. Краснов, как говорят специалисты, равноудален от всех элит и не входит ни в один из «кланов».

«В силу молодости и недавнего нахождения в должности заместителя председателя СКР Краснов не мог обрасти серьезными бизнес-связями. Ничего неизвестно и о наличии у него состоятельных детей-предпринимателей. Это такой технический менеджер, исполнительный директор, которому поручено решать текущие задачи, не определяя политику и не претендуя на это», — сказал «Эксперту» старший партнер адвокатского бюро ЗКС Андрей Гривцов.

Именно такой человек сейчас и нужен президенту на посту генпрокурора — способный обеспечить независимую правовую экспертизу и исполнение конституционной реформы.

«Краснов известен и как достаточно сильный следователь, и как руководитель, точно понимающий, чего от него ждут вышестоящие, и обеспечивающий именно такой результат, — считает партнер, соруководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант.

Выступая в Совете Федерации, Краснов первым делом опроверг слухи о возможном слиянии СКР и прокуратуры, давно гуляющие в медиасреде. «И Генпрокуратура, и Следственный комитет работают эффективно», — заявил он. Краснов также отметил, что поддерживает разграничение работы следствия и прокуратуры. «Целесообразно сосредоточиться на результативности полномочий, которыми прокуратура уже располагает. Сосредоточение таких полномочий в руках одного органа будет разбалансировать систему сдержек и противовесов», — считает новый генпрокурор.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков подтвердил, что никакого обсуждения объединения прокуратуры и Следственного комитета нет. А вот мнения экспертов на этот счет разделились.

Разделяй и властвуй

«Назначение Краснова наводит на мысль о возможном объединении Следственного комитета России и прокуратуры. Только, на мой взгляд, это будет не СКР при прокуратуре, как это сделали в 2007 году, а прокуратура при Следственном комитете, учитывая аппаратный вес руководителя СКР и нового генерального прокурора, — считает Александр Железников. — Для меня как адвоката это не очень хорошая новость. При таком раскладе у нас практически сокращается инстанция, к которой мы могли апеллировать. Следственный комитет уже сегодня зачастую чуть ли не напрямую представляет обвинительные документы в суд. Прокуратура становится формальностью».

В начале 2000-х прокуратура была суперведомством — сама возбуждала, вела и закрывала уголовные дела, сама над собой надзирала. Тогдашний генпрокурор Владимир Устинов успешно отбивал все аппаратные атаки на свои полномочия, параллельно вмешиваясь в борьбу силовых ведомств за разграничение сфер влияния. Политический вес прокуроров был настолько велик, что на волне «дела ЮКОСа» стал угрожать балансу сил среди элит.

В 2006 году Устинова отправили в почетную отставку, а год спустя было решено сформировать отдельный следственный орган при прокуратуре, который в 2011 году оформился в автономную структуру. То, что так и не удалось при Устинове, очень быстро получилось при Юрии Чайке. Прокуратура лишилась права самостоятельно возбуждать уголовные дела и, по сути, командовать следствием. Главой нового правоохранительного органа стал на тот момент первый заместитель генпрокурора Александр Бастрыкин.

«Судьба прокуратуры висит в воздухе с того момента, как они разделились со Следственным комитетом. После лишения ее следственной функции прокурорам осталось, по большому счету, поддержание обвинения в суде и непонятный советский атавизм в виде общего надзора. Судьба Следственного комитета тоже немного подвешена. То шли разговоры о создании единого федерального Следственного комитета с передачей следственных функций из ФСБ и МВД, то об обратном слиянии с прокуратурой», — говорит Павел Чиков.

Разговоры о скорой «кончине» Следственного комитета ведутся с его возникновения. В СМИ то и дело всплывают планы Генпрокуратуры о реформировании СКР, слухи об ослаблении Бастрыкина и скором слиянии двух структур под эгидой прокуратуры. Между тем с появления «молодого» ведомства его глава планомерно укреплял свою «внутреннюю репутацию», а с ней и позиции СКР. Александр Бастрыкин умело играл на резонансных делах последнего десятилетия и активно поддерживал все политические инициативы Кремля, в том числе по борьбе с коррупцией.

Юрий Чайка тоже не отставал. Он устраивал Следственному комитету широкие проверки и систематически настаивал на возвращении под контроль прокуратуры следственных функций. «Я вижу единый Следственный комитет, и он действительно должен быть при прокуратуре», — неоднократно заявлял бывший генпрокурор. В 2018 году Чайке удалось добиться поддержки Совета Федерации и лично Валентины Матвиенко. Но в 2020 году его отправили в отставку, а прокуратуру возглавил следователь. В экспертном сообществе это расценили как «победу Александра Ивановича над Юрием Яковлевичем». Что, кстати, не обязательно равно объединению ведомств.

«Не думаю, что слияние Следственного комитета и Генпрокуратуры имеет какой-то смысл. Это уже было. Все-таки следствие и надзор за этим самым следствием не должны быть в одном месте. К тому же расследование уголовных дел осуществляют не только Следственный комитет, но и следственные органы МВД и ФСБ, а также разнообразные органы дознания. И подход прокуратуры к надзору за предварительным расследованием должен быть общим. Неправильно возвращаться к прежним порядкам, когда в одном случае следствие и надзор находятся внутри одного ведомства, а в других случаях это иначе. Это нарушение системного подхода», — считает Вадим Клювгант.

Кроме того, слияние силовых структур на данном этапе экономически нецелесообразно. «Не для того выделяли Следственный комитет и столь активно его расширяли, вливая дополнительное финансирование. Объединение породит новые грандиозные финансовые затраты, которые сейчас государству вряд ли нужны. Возможно, будет больше единства в позициях между ведомствами с учетом наверняка хороших личных взаимоотношений между руководителями», — объясняет Андрей Гривцов.

Несмотря на ожидаемую «оттепель» в отношениях между ведомствами после прихода Краснова, позиции нынешней Генпрокуратуры по-прежнему слабы. Даже прокуратура времен Бориса Ельцина обладала более широкими возможностями, несмотря на отсутствие у нее политического и аппаратного влияния. Такое положение дел не устраивает не только самих прокуроров, но и представителей бизнес-сообщества. На Генпрокуратуру возложена функция противодействия давлению силовиков на бизнес, и до недавнего времени она с ней успешно не справлялась.

Читайте также  Длительность больничного у терапевта

Заложники следствия

«Защита прав предпринимателей стоит очень остро. Задача прокуратуры — обеспечить законность возбуждения уголовных дел в отношении предпринимателей», — заявил Игорь Краснов, выступая перед Советом Федерации.

Новый генпрокурор также предложил пересмотреть механизм проведения проверок бизнесменов. По его словам, каждое конкретное дело в отношении бизнес-структур требует индивидуального подхода и гласности. «Результаты должны быть открыты для бизнес-сообщества, люди имеют право знать, как эффективно отработали контролирующие органы», — добавил он.

А вот расширять функции прокуроров Игорь Краснов посчитал ненужным, отметив, что «инструментарий Генпрокуратуры достаточен» и полномочия прокуратуры «огромны». В этом вопросе глава прокуратуры, по сути, продублировал известную позицию президента. Владимир Путин неоднократно подчеркивал, что «прокуратура должна шире использовать уже имеющиеся у нее инструменты контроля за качеством следствия».

Сегодня в арсенале прокуроров есть отмена постановления о возбуждении уголовного дела, отказ от утверждения обвинительного заключения и отказ от поддержки обвинения в суде. Первым инструментом прокуроры пользуются крайне редко, поскольку на момент возбуждения уголовного дела еще толком ничего не ясно. Остальные используют чаще, но зачастую безрезультатно. Следователи просто игнорируют решения прокуроров. А суд им в этом потакает.

«Сейчас мы часто наблюдаем, когда следователь ходатайствует об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, прокурор его не поддерживает, а суд при этом все равно заключает под стражу. Такого быть не должно. Суд не может выступать в качестве сверхобвинителя над руководителем стороны обвинения», — считает Андрей Гривцов.

По российскому законодательству преступные деяния в сфере предпринимательской деятельности не предусматривают ареста. На практике следствие назначает фигурантам экономических дел самую жесткую меру пресечения — тюремное заключение, злоупотребляя сроком содержания их под стражей. Правоохранительные органы обходят запрет на арест предпринимателей, возбуждая против них дела по другим статьям. Например, по обвинению в мошенничестве в кредитной сфере или в причинении ущерба путем злоупотребления полномочиями. Следователям удобно, когда подсудимый находится «под рукой». Кроме того, так на него проще оказывать давление.

Гендиректор российского производителя суперкомпьютеров «Т-платформы» Всеволод Опанасенко находится в СИЗО с марта прошлого года. Он подозревается в злоупотреблении полномочиями при реализации контракта на поставку МВД крупной партии компьютеров. В конце января Басманный суд Москвы продлил арест бизнесмена до 24 марта 2020 года. Несмотря на то что прокурор выступал против подобной меры, судья встал на сторону следователя. Тот настаивал, что гендиректор «Т-платформ» может оказать давление на своих подчиненных, выступающих свидетелями по уголовному делу, а также уничтожить документы, имеющие отношение к расследованию.

Владимир Путин неоднократно критиковал практику уголовных дел по экономическим преступлениям и выступал за смягчение меры пресечения для попавших под следствие предпринимателей. Еще в 2015 году в очередном ежегодном послании Федеральному собранию президент отметил, что до приговора доходит лишь 15% дел, а вот бизнеса люди лишаются в 83% случаев. «Попрессовали, обобрали и отпустили», — подытожил тогда глава государства.

Прошло пять лет, а лучше не стало. По данным Генпрокуратуры, в 2019 году было зарегистрировано порядка 105 тысяч преступлений экономической направленности. Став фигурантами уголовного дела, бизнесмены зачастую лишаются своих активов.

В своем выступлении перед Советом Федерации Игорь Краснов сделал акцент на обеспечение законности возбуждения уголовных дел в отношении бизнесменов. Это наводит на мысль, что теперь от прокуроров будут требовать настойчивее добиваться отмены постановлений о возбуждении уголовных дел — не воевать со следователями в суде, а решать вопрос «на берегу». Возможно, это именно то, что нужно для восполнения аппаратного веса и влияния прокуратуры, пережившей многолетнюю войну ведомств.

Чайка снова выступил за создание единого Следственного комитета при прокуратуре

Следственный комитет оформился как самостоятельное ведомство в 2011 году

Москва. 15 июня. INTERFAX.RU — Генпрокурор России Юрий Чайка выступил за создание единого Следственного комитета.

«Я вижу единый Следственный комитет, и он действительно должен быть при прокуратуре», — заявил Чайка, отвечая на вопросы журналистов в пятницу в Калуге.

Он отметил при этом, что всегда придерживался этой позиции, и она не изменилась.

«Должно быть единое следствие, за исключением, может быть, каких-то государственных преступлений, которые должны остаться в подследственности ФСБ», — сказал генпрокурор.

Он допустил применение модели ФБР США как единого следственного органа.

«Какая форма следствия будет — сложно сказать. Наверное, здесь близка будет модель ФБР при региональном прокуроре. Это будет эффективная модель», — сказал Чайка.

По его словам, «сегодня мир берет на вооружение модель прокуратуры советского образца по вопросам следствия».

«Евросоюз создает спецпрокуратуру по образу и подобию советской прокуратуры, и с 2019 года прокурор возбуждает уголовное дело, расследует, поддерживает обвинение и направляет дело в суд. То, от чего мы ушли, мотивируя тем, что функции следствия и надзора надо разделить, совершив большую глупость, о чем я всегда говорю», — сказал Чайка.

Он считает, что у прокуратуры должны быть полномочия для того, чтобы осуществлять надзор за следствием.

«Прокурорская модель реализуется как орган уголовного преследования: либо прокурор сам расследует уголовное дело, либо осуществляет надзор за следствием — то, чего сегодня у нас нет. На мой взгляд, мы к этому придем, жизнь заставит это сделать рано или поздно», — подчеркнул генпрокурор.

Реформа Следственного комитета

В 2011 году Следственный комитет оформился как самостоятельное ведомство, до этого с 2007 года СК работал в структуре прокуратуры.

В результате реформирования прокуроры утратили право инициировать уголовные дела, а также руководить следствием посредством обязательных указаний. Прокуроры, таким образом, потеряли позиции руководителей процесса. А Следственный комитет стал единственным следственным органом, который подчиняется напрямую президенту.

Дискуссии о причинах этой реформы сводились к обсуждению разделения функций надзора, расследования, оперативно-розыскной деятельности.

Единая служба следствия

Как отмечал журнал Forbes, на первых этапах реформы озвучивались идеи объединить всех следователей под одним началом. Эта же идея была прописана в Концепции судебной реформы 1991 года, однако от нее отказались.

Между тем в конце 2017 года в СМИ появилась информация о том, что МВД России подготовило ряд предложений по реструктуризации следственных органов страны, которые включают, в том числе, ликвидацию СКР и передачу его полномочий МВД РФ и Генпрокуратуре. Официальный представитель ведомства Ирина Волк опровергла эти сообщения. Она отметила, что министерство не выдвигало инициатив о передаче полномочий СКР другим ведомствам, «и тем более — о его ликвидации».

Официальный представитель СКР Светлана Петренко в декабре также опровергла появившуюся в СМИ информацию о якобы готовящейся в 2018 году реформе СКР. «В медиапространстве не первый раз появляется подобного рода информация, которая не соответствует действительности. Все это вбросы, не более!» — отмечала она.

Однако в марте 2018 года руководитель главного следственного управления Следственного комитета по Москве Александр Дрыманов заявил, что в России может быть создана «единая служба следствия» на базе СКР.

Последняя информация в СМИ о создании единой службы следствия — я могу сказать, не со всей долей уверенности, что это очень вероятно — что так и будет», — заявил журналистам Дрыманов в понедельник.

Отвечая на вопрос, идет ли работа по изменению законодательства для создания указанной службы, Дрыманов ответил: «Безусловно».

В ответ на другой вопрос о том, будет ли формироваться такая служба на базе СКР через слияние следственных подразделений ФСБ и МВД, он отметил, что это «логично».

Создание «единой службы следствия», по его словам, может занять около года.