Соучастие в укрывательстве преступлений ук рф

Статья 32. Понятие соучастия в преступлении

Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Комментарий к статье 32

Законодательное понятие соучастия, закрепленное в ст. 32 УК РФ, указывает на четыре основных его признака:

1) два объективных признака: участие в преступлении двух или более лиц и совместность участия;

2) два субъективных признака: умышленное участие и участие в умышленном преступлении.

Участие в преступлении двух и более лиц предполагает, что эти лица должны соответствовать признакам общего субъекта преступления (быть вменяемыми физическими лицами, достигшими возраста, указанного в ст. 20 УК РФ). Совершение преступления посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, не образует соучастия, а действия виновного следует квалифицировать как действия непосредственного исполнителя преступления (ч. 2 ст. 33 УК РФ). Именно эта позиция изложена в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» и в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. N 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», где говорится о том, что совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (ст. 20 УК РФ) или невменяемости (ст. 21 УК РФ), не создает соучастия. Вместе с тем необходимо отметить, что при разрешении судами конкретных дел единообразие в решении этого вопроса отсутствует. Так, в Определении Верховного Суда РФ от 18 мая 2006 г. N 35-о06-14 указано, что позиция, согласно которой действия виновного нельзя считать совершенными группой лиц по предварительному сговору в связи с признанием второго лица невменяемым, на законе не основана.

Изложенное выше правило об участии в преступлении двух и более лиц относится и к преступлениям со специальным субъектом. Однако исполнителем (соисполнителем) в таких преступлениях может быть только лицо, соответствующее признакам специального субъекта. Иные лица могут быть только организаторами, подстрекателями или пособниками в преступлении со специальным субъектом.

Совместность участия означает функциональную связь между деяниями соучастников. Они содействуют (помогают) друг другу в совершении преступления. При этом вредные последствия преступления связаны причинной связью с совместными действиями соучастников. Поэтому соучастие невозможно после совершения преступления. После совершения преступления возможно не соучастие, а «прикосновенность» к преступлению, некоторые виды которой влекут ответственность в случаях, предусмотренных статьями Особенной части УК РФ: ст. 174 УК РФ — легализация доходов от преступления, совершенного другими лицами; ст. 175 УК РФ — приобретение или сбыт имущества, добытого преступным путем; ст. 316 УК РФ — укрывательство преступлений.

Отсутствие функциональной связи исключает соучастие. Например, лицо, присутствовавшее при грабеже, но не совершившее никаких действий, направленных на завладение имуществом, может быть признано соучастником грабежа лишь при условии, что оно так или иначе помогало грабителям в совершении ими преступления (например, своим угрожающим видом подкрепляло угрозы, высказанные другим соучастником).

Считается, что умышленное участие не только означает осознание лицом факта участия в преступлении и волевую направленность на его совершение, но и предполагает минимальную двухстороннюю субъективную связь соучастников, осознание ими факта совершения преступления в соучастии, т.е. факта содействия (помощи) других соучастников. Также традиционно считается, что соучастие с односторонней субъективной связью невозможно, хотя в теории уголовного права высказывались и иные позиции. В практике такие ситуации случаются редко. Хрестоматийный пример — роль Яго в убийстве Отелло Дездемоны (трагедия У. Шекспира «Отелло»).

Соучастие с односторонней субъективной связью следует отличать от соучастия в соучастии, которое влечет ответственность как простое соучастие в преступлении (например, подстрекательство к пособничеству в убийстве может быть квалифицировано в зависимости от обстоятельств дела как пособничество в убийстве или подстрекательство к нему).

Кроме того, следует учитывать положения ч. 5 ст. 35 УК РФ, согласно которым лицо, создавшее организованную группу (сообщество, организацию) или руководившее ею, подлежит уголовной ответственности за все совершенные этой группой (сообществом, организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. При этом не имеет значения тот факт, знал ли исполнитель о роли такого организатора.

Соучастие возможно только в умышленном преступлении. Неосторожное сопричинение вреда соучастием не является, хотя не исключено вменение причинения по неосторожности одних и тех же последствий всем его участникам (например, столкновение автомобилей, повлекшее смерть человека, произошло по вине двух водителей, каждый из которых пересек линию дорожной разметки, разделяющую встречные полосы движения, — к ответственности за нарушение ПДД, повлекшее смерть потерпевшего, могут быть привлечены оба водителя).

С одной стороны, считается, что подстрекательство к нарушению правил, повлекшему по неосторожности тяжкие последствия, не влечет уголовной ответственности (например, начальник требует от подчиненного ему водителя превысить скорость движения, и водитель, нарушив правила, причиняет тяжкий вред). С другой стороны, организация причинения другим лицом тяжких последствий по неосторожности, при наличии умысла, направленного на причинение таких последствий, квалифицируется как действия исполнителя умышленного преступления (разновидность посредственного причинения вреда), что не исключает ответственности непосредственного причинителя вреда за неосторожное преступление.

Соучастие в умышленном преступлении предполагает, что умыслом соучастников охватываются основные обстоятельства, характеризующие преступление. При соучастии имеет место осознание общественной опасности собственных действий, а также действий исполнителя преступления. Умыслом соучастников должны охватываться также общественно опасные последствия деяния, совершаемого исполнителем, и причинная связь между деянием и последствием. И наконец, соучастниками осознаются и основные признаки, свойственные субъекту преступления.

Соучастие в преступлении с субъективной стороны характеризуется умышленной виной соучастников. Данная форма психической деятельности соучастников, как отмечалось выше, проявляется в их отношении ко всем признакам состава преступления, в том числе и квалифицирующим. Поэтому квалифицирующие признаки состава преступления могут вменяться соучастникам только при условии установления у них умысла в отношении этих признаков.

Мотивация поведения соучастников может быть различной, что не препятствует установлению самого факта соучастия в преступлении, но может повлиять на квалификацию деяния конкретного соучастника, если ему не были известны мотивы, которыми руководствовался другой соучастник преступления (при условии, что мотивы эти являются признаком состава преступления).

Основное значение института соучастия состоит в том, что он позволяет привлекать к ответственности лиц, не совершивших непосредственно деяний, запрещенных статьями Особенной части УК РФ, а лишь содействовавших совершению этих деяний другими лицами. Само по себе соучастие в преступлении закон не относит к числу отягчающих обстоятельств. Отягчающим обстоятельством признается лишь совершение преступления в соучастии, выраженном в конкретных формах (группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа или преступное сообщество, преступная организация).

Соучастие в укрывательстве преступлений ук рф

Елена Шмараева разбирается в пугающих подробностях уголовных дел по формально нетяжкой статье 316 УК — укрывательство преступлений.

В Кемерово двое друзей положили труп своего знакомого в шкаф, вывезли за город и подожгли в канаве у дороги. Обгоревшие останки случайно обнаружил один из проезжавших мимо водителей. Как выяснили следователи, один из друзей зарезал 28-летнего Сергея Панина ножом во время ссоры. Второй только помогал прятать и уничтожать тело. Убийцу судили по статье 105 и приговорили к 11,5 годам лишения свободы. Его приятель-помощник признан виновным в укрывательстве преступления, но отделался штрафом — суд обязал его выплатить 190 тысяч рублей.

Наказание за «заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений» предусматривает статья 316 Уголовного кодекса. По ней могут назначить штраф, принудительные работы, арест или лишение свободы. Максимальный срок — два года колонии.

На практике за укрывательство судят чаще всего тех, кто помогает убийцам избавиться от трупа, но статья предусматривает ответственность и за помощь в избавлении от следов преступления, документов, автомобилей (или предоставление автомобиля для перевозки оружия или трупа), а также от орудий убийства или другого особо тяжкого преступления.

Так, в Челябинске обвинение по статье 316 весной 2016 года предъявили Елене Самсоновой и Семену Лабецкому — друзьям Эдварда Краузе, организовавшего убийство своей знакомой. Урожденный Эдуард Шуткин (он сменил все документы на новое имя незадолго до преступления), по данным следствия, убил подругу несколькими выстрелами в голову; у женщины остались трое маленьких детей. Самсонова и Лабецкий помогли Краузе избавиться от трупа, после чего женщина подвезла его в аэропорт и таким образом помогла скрыться, а мужчина отогнал в гараж внедорожник предполагаемого убийцы.

17-летний подросток из Петропавловска-Камчатского попросил своего родного брата, а также друга (оба — совершеннолетние) помочь зарыть труп убитого им мужчины. Молодые люди не отказали. Преступника быстро нашли, и через год после убийства, в 2014 году, приговорили к семи годам колонии. Обвиняемый рассказал не только о своей роли, но и оказанной родственником и знакомым услуге, и летом 2016 года на последнего завели дело за укрывательство убийства. Брату осужденного ответственность не грозит: «Лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником», — говорится в примечании к статье 316.

«Ложное чувство товарищества» и условные сроки

Ежегодно в России по статье 316 суды выносят около 300 приговоров: в 2015 году осудили 238 человек, в 2014 — 254 человека, в 2013 — 238, в 2012 — 269, в 2011 — 297, в 2010 — 348, в 2009 — 402 человека.

Самое часто применяемое наказание — штраф, как правило, не больше 100 тысяч рублей. В декабре 2016 года к штрафу приговорил 20-летнего жителя деревни Шульгино, расположенной недалеко от Перми. В мае 2016 года он увидел, как на соседнем участке его приятель зарезал какого-то мужчину и затащил тело в дом. Как говорится в приговоре, «из ложного чувства товарищества» 20-летний пермяк не только не сообщил об убийстве в полицию, но помог другу спрятать труп и убрал следы крови. На какую сумму суд оштрафовал его за укрывательство, не уточняется.

Зато известно, что 48-летнему Владимиру Пачину из Твери суд назначил штраф в размере 50 тысяч рублей, но освободил от его выплаты в связи с амнистией. Правда, Пачин все-таки должен будет заплатить 270 тысяч рублей семье 15-летней Дарьи С., чей труп он вынес из квартиры, где девушку изнасиловали и убили, а потом увез в лес в Старицком районе Тверской области. Издевавшийся над девушкой-подростком и зарезавший ее насильник Александр Трещатов повесился в изоляторе, а его сообщница — 36-летняя Светлана Сбруева — получила летом 2016 года 15 лет колонии. Среди вменявшихся Сбруевой статей была и 316-я, но этим обвинение не ограничилось: женщина не только убрала в квартире и спрятала вещи девушки после ее гибели. Пока Трещатов ее насиловал, Сбруева помогала держать жертву и угрожала ей пистолетом.

Случай Светланы типичен: как правило, реальные сроки лишения свободы обвиняемые по статье 316 получают по совокупности за несколько преступлений. Летом 2015 года молодая жительница города Минусинска Красноярского края попросила подругу пойти вместе с ней домой: женщина боялась, что ее может избить бойфренд, а при гостье, полагала она, он будет вести себя прилично. Подруга была не одна, а с трехлетней дочкой — все втроем они и пришли в квартиру, где уже ждал 26-летний любовник хозяйки дома.

Вопреки надеждам женщин, сдерживаться при посторонних он не стал, а когда в конфликт вмешалась подруга, он несколько раз ударил ее ножом и убил. Но на этом мужчина не остановился: криками и угрозами требовал, чтобы его любовница замыла следы крови, схватил трехлетнюю девочку и угрожал убить всех оставшихся в живых. Будучи в квартире, убийца позвонил своему 24-летнему другу, тот приехал на машине, в которую сообщники затолкали рыдающего ребенка, труп его матери и поехали в соседнюю Хакасию. Закрывшаяся в квартире женщина вызвала полицию, но спасти девочку не удалось: убийца зарезал ее в дачном домике под Абаканом, куда они с приятелем привезли труп, после чего оставил оба тела в доме и поджег его. Сообщников задержали на следующее утро. За двойное жестокое убийство и похищение ребенка 26-летнего подсудимого в мае 2016 года приговорили к пожизненному сроку, а его друга — за соучастие в похищении и укрывательство — к шести годам колонии строгого режима и штрафу на сумму 100 тысяч рублей.

Читайте также  Обед после часов непрерывной работы

18-летняя соучастница другого жестокого преступления — убийства 10-летнего ребенка в городе Лысьва Пермского края — хотя и обвинялась кроме 316-й по статье 117 (истязание несовершеннолетнего), получила шесть лет условно. Старшая сестра мальчика помогла его отцу, забившему ребенка до смерти деревянной доской, отнести тело к проруби и утопить, привязав к ногам груз. Как выяснилось во время следствия, мальчика избивал и насиловал отец (более 30 эпизодов преступлений), постоянно били мать и старшая сестра, кроме того, ребенка запирали в холодном подвале и не давали есть. Отец получил пожизненный срок, мать — пять лет колонии с отсрочкой исполнения наказания до 2029 года: у издевавшейся над средним сыном женщины есть еще младший годовалый ребенок.

Из 238 осужденных в 2015 году по статье «Укрывательство» 26 человек, как и 18-летняя жительница Лысьвы, получили условные сроки, 38 — реальные. Среди них, например, 47-летний житель города Холмска на острове Сахалин, который помогал другу выносить и складывать в мусорные баки расчлененные останки убитого им мужчины. Ему дали полгода колонии-поселения.

81 человек был приговорен к штрафам, один — к принудительным работам, еще шестерых признали виновными, но по разным причинам освободили от ответственности. 86 человек были амнистированы в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной войне.

Труп в ковре под носом у полиции и другие истории

Полная статистика Судебного департамента при Верховном суде за 2016 год пока недоступна, но уже известно, что за первые полгода 2016-го по статье 316 суды вынесли 108 приговоров. 15 человек получили реальные сроки (14 из них — менее одного года), 13 — лишение свободы условно, 44 человека — штрафы, два человека — другое условное наказание. 27 человек освободили от наказания по амнистии, еще семерых — по другим основаниям.

В сентябре 2016 года суд в Ленинский районный суд Омска обязал выплатить по 10 тысяч рублей штрафа 25-летнего Руслана Лешко и 21-летнего Владислава Вешнякова. В ночь на 25 февраля 2016 года молодым людям позвонил их 20-летний приятель, который просил срочно приехать к нему домой. На месте выяснилось, что хозяин дома вместе с двумя другими друзьями до смерти избил сожителя своей матери. Вешняков и Лешко согласились помочь закопать тело в рощице недалеко от дома и вынесли его из подъезда в ковре. Но на углу стояли полицейские, заметив которых, молодые люди бросили тело прямо возле дома и убежали. Сотрудники полиции внимания на ковер не обратили: погибшего нашли через сутки прохожие. Трое обвиняемых в его убийстве получили по девять лет колонии строгого режима.

Среди тех, кто еще ждет суда, — сообщница обвиняемых в нападении на семью начальника ОМВД города Отрадный Самарской области Кристина Чистякова. Ее знакомые избили полицейского Дмитрия Вашуркина, а его жену убили, после чего ограбили их дом и скрылись. Чистякова обвиняется в том, что помогла спрятать украденные деньги, банковские карты и другие ценности.

В Калужской области продолжают расследовать дело об убийстве в приемной семье четырехлетней девочки: удочерившая ее женщина до смерти забила ребенка шваброй. Мужу обвиняемой в убийстве вменили статью 316, так как он помог увезти тело девочки в лес и там его закопать. Всего в семье было трое детей: родной 11-летний сын пары и 16-летний брат погибшей девочки сейчас находятся в интернате.

В Иркутске завершено следствие по делу об убийстве проститутки: ее из ревности задушила 23-летняя коллега. Бойфренд, изменявший одной работнице сферы секс-услуг с другой, после убийства помог избавиться от трупа: расчленил его и закопал, а его подруга сбежала на Камчатку. Через полгода полиция нашла подозреваемую в убийстве и арестовала ее, обвиняемый по 316-й статье сообщник находится под подпиской о невыезде.

Казалось бы, при чем тут Яровая

316 — не единственная статья УК, предусматривающая ответственность для тех, кто знал о преступлении, но не сообщил в правоохранительные органы. Летом 2016 года Госдума приняла так называемый «пакет Яровой», вносящий изменения сразу в несколько законов и кодексов, в том числе в Уголовный. Провозглашенная авторами поправок депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым цель — ужесточение ответственности за преступления, связанные с терроризмом. На деле поправки обязывают операторов связи и интернет-провайдеров хранить и передавать органам ФСБ их по требованию сведения о звонках и сообщениях; приравнивают соцсети к СМИ; расширяют список преступлений, за которые наступает ответственность с 14 лет; запрещают миссионерскую деятельность без регистрации; обязывают «Почту России» проверять посылки на предмет запрещенного содержимого.

Среди принятых в «пакете» изменений в Уголовный кодекс — статья 205.6 «Несообщение о преступлении». В отличие от укрывательства самому потенциальному обвиняемому по этой статье не нужно ничего делать — достаточно не донести в полицию или ФСБ «о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило хотя бы одно из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361». Недоносительство становится уголовно наказуемым, если человек знал о подготовке терактов, захвата заложников, вооруженного мятежа или покушения на государственного деятеля. Наказание — до года лишения свободы.

«О практике применения этой статьи я пока не слышал, увидим в апреле в статистике Судебного департамента за весь 2016 год. Вообще же несообщение — это имевшееся в советском уголовном законодательстве «недоносительство», только названное по-другому. Видимо, хотели найти формулировку без такой коннотации, чтоб не звучало слово «донос», но фактически это то же самое», — комментирует нововведение адвокат Иван Павлов. По его мнению, законодатели в данном случае «вторглись в плоскость морали и нравственности»: «Вы узнаете, что кто-то готовит теракт, что вы будете делать? Вопрос серьезный. Кто-то сразу сообщит, кто-то попытается остановить, кто-то пройдет мимо. Серьезный вопрос — но не правовой. А его перевели в область права, причем сразу уголовного».

Адвокат полагает, что в первую очередь статью 205.6 начнут применять на Северном Кавказе, где расследуется много преступлений террористической направленности: «Статья делает исключение для близких родственников, они не обязаны законом доносить, но в кавказских республиках крепче родственные связи: дяди, двоюродные братья и внучатые племянники считаются близкими родственниками. Есть целые села, где все так или иначе связаны родственными узами. Видимо, статья вводилась в расчете на то, что можно будет ее эксплуатировать там, обязав всех друг на друга доносить».

«Ключевое отличие статьи 205.6 от статьи 316 об укрывательстве в том, что укрывательство — это какие-то действия: помощь скрыть следы, последствия преступления. Новая статья вводит наказание за бездействие», — говорит Павлов.

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Статья 316. Укрывательство преступлений

Заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Примечание. Лицо не подлежит уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступления, совершенного его супругом или близким родственником.

Комментарий к ст. 316 УК РФ

Объектом преступления являются интересы правосудия.

Общественная опасность укрывательства состоит в том, что оно препятствуют своевременному раскрытию преступлений и привлечению виновных к уголовной ответственности, создает условия для безнаказанности этих лиц и продолжения ими преступной деятельности.

Укрывательство является видом прикосновенности к преступлению, т.е. деятельности, связанной с совершением преступления, но не являющейся содействием ему и не находящейся в причинной и виновной связи с преступным результатом укрываемого деяния. Таким образом, укрывательство не является соучастием в преступлении.

Объективная сторона укрывательства заключается в заранее не обещанном сокрытии преступника, совершившего особо тяжкое преступление, следов, орудий и средств такого преступления, а также предметов, добытых преступным путем. Преступление совершается путем действия.

По конструкции данный состав является формальным и считается оконченным с момента совершения любого действия, направленного на укрывательство преступления. Эти действия могут быть как одномоментными (например, уничтожение орудия преступления), так и длящимися (например, длительное хранение в своем жилище предметов, добытых преступным путем).

В диспозиции рассматриваемой статьи говорится об укрывательстве, заранее не обещанном. Термин «заранее» относится к моменту совершения преступления исполнителем. Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. N 11 «О судебной практике по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества» : «Укрывательство преступления. может быть признано соучастием, если эти действия были обещаны исполнителю до или во время совершения преступления, либо по другим причинам (например, в силу систематического их совершения) давали основание исполнителю преступления рассчитывать на подобное содействие». Отсюда следует вывод, что укрывательство, обещанное исполнителю до или во время совершения преступления, признается соучастием (пособничеством) и ответственность за указанное деяние наступает по ч. 5 ст. 33 и соответствующей статье Особенной части УК РФ о преступлении, совершенном исполнителем. Соучастием также будет признаваться и прежнее поведение укрывателя, которое давало исполнителю основание рассчитывать на содействие в сокрытии данного преступления, несмотря на то что укрывательство не было обещано заранее, например когда укрыватель ранее уже прятал самого преступника или следы преступления.

Судебная практика по уголовным делам: В 2 ч. Ч. 1: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации / Сост. С.А. Подзоров. М., 2001. С. 63.

Под укрывательством понимаются активные действия по сокрытию преступника либо преступления. Сокрытие преступника состоит, например, в предоставлении ему жилища или иного убежища, транспортных средств, документов, в изменении его внешнего вида, сообщении о нем ложных сведений и т.п. Под сокрытием преступления понимается помещение в укрытие, уничтожение, изменение, продажа, дарение и т.п. орудий преступления (т.е. предметов, использовавшихся для непосредственного совершения преступления, — оружия, воровских инструментов и др.), средств преступления (т.е. вещей, которые облегчали действия преступника, — фальшивая или настоящая униформа, маски, фальшивые документы и средства для их изготовления, фальшивые деньги и т.д.), следов преступления (т.е. получившихся в результате действий преступника отображений, которые могли быть использованы как вещественные доказательства, — пятна крови, отпечатки пальцев, вмятины от орудий взлома и т.п.), а также предметов, добытых преступным путем (т.е. вещей, которые были получены (например, похищенное имущество, документы) либо созданы противоправным способом (фальшивые деньги, подделанные документы).

Так называемое интеллектуальное укрывательство чаще всего предусмотрено самостоятельными составами, например ст. ст. 306 «Заведомо ложный донос», 307 «Заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод» и др. УК РФ, но в ряде случаев оно может быть квалифицировано и по ст. 316 УК РФ. Например, если субъект дает заведомо ложные объяснения в процессе доследственной проверки материалов и заявлений или если субъект направляет работников правоохранительных органов, преследующих преступника, в другую сторону. Способ совершения укрывательства не влияет на наличие рассматриваемого состава преступления.

В случаях, когда укрывательство выражается в сокрытии и хранении предметов, изъятых или ограниченных в гражданском обороте, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности ст. 316 УК РФ и статей, предусматривающих ответственность за хранение названных предметов, например: ст. ст. 191 «Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга»; 220 «Незаконное обращение с ядерными материалами или радиоактивными веществами»; 222 «Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств», 228 «Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пересылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ», 234 «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта» и др. УК РФ.

Если сокрытие преступления совершается преступным путем (например, уничтожается имущество, причиняется вред здоровью, подделываются документы и т.п.), то содеянное также должно квалифицироваться по совокупности преступлений.

Читайте также  Список документов для загран паспорта

В случаях, когда способом сокрытия было убийство, содеянное полностью охватывается п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 316 УК РФ не требуется.

Особыми видами укрывательства являются ст. 174 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем» и ст. 175 «Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем» УК РФ. В указанных случаях дополнительной квалификации по ст. 316 УК РФ также не требуется.

Во всех случаях при отграничении составов следует помнить, что наступление уголовной ответственности по ст. 316 УК РФ основывается на двух критериях: объективном — совершении лицом активных действий по сокрытию, и субъективном — осведомленности виновного в том, что он действительно укрывает особо тяжкое уголовно наказуемое деяние.

Если лицу, укрывающему преступление, не было известно, какое конкретное преступление оно укрывает, ответственность по ст. 316 УК РФ не наступает.

Отдельного рассмотрения заслуживает проблема квалификации заранее не обещанного укрывательства особо тяжкого преступления, совершенного из страха мести со стороны преступника, например под угрозой лишения жизни как самого укрывателя, так и его близких родственников. Если в момент совершения укрывательства имелись все условия крайней необходимости, предусмотренные ст. 39 УК РФ, то в данном случае лицо не должно привлекаться к уголовной ответственности за укрывательство. Если же угроза смертью могла быть реализована в отношении укрывателя только в будущем, то необходима квалификация по ст. 316 УК РФ.

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. N 11 «О судебной практике по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества» , «заранее не обещанное укрывательство преступления. совершенного должностным лицом путем использования своего служебного положения, надлежит квалифицировать по статьям УК. предусматривающим ответственность за указанные преступления, и по совокупности как злоупотребление служебным положением» (т.е. по ст. 285 УК РФ).

Судебная практика по уголовным делам: В 2 ч. Ч. 1: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации / Сост. С.А. Подзоров. М., 2001. С. 63.

Не образует рассматриваемого состава преступления укрывательство, совершенное и в отношении собственных преступных действий и действий другого лица. Так, если виновные совершили ограбление потерпевшего, а затем один из соучастников убивает его, что не охватывалось общим умыслом, то действия по сокрытию трупа не могут быть признаны укрывательством в аспекте ст. 316 УК РФ, поскольку в таком случае виновный укрывает не только действия лица, совершившего убийство, но и свои действия в отношении потерпевшего (см. Определения Верховного Суда РФ от 22 февраля 2007 г. N 69-о07-2, от 22 декабря 2006 г. N 69-о06-37).

С субъективной стороны укрывательство преступлений характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что укрывает конкретное преступление, и желает этого. Сознанием лица должен охватываться характер совершаемых исполнителем действий, а также то, что он своими действиями способствует сокрытию преступления.

Мотивы преступления разнообразны: корысть, страх перед преступником, дружеские отношения с виновным и др. Они лежат за пределами состава преступления и учитываются судом при назначении наказания.

Субъектом преступления может быть любое лицо, достигшее шестнадцати лет (субъект общий).

Сокрытие следов самим исполнителем или участником преступления не содержит признаков состава преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ (укрывательство преступлений).

Согласно примечанию к ст. 316 УК РФ освобождаются от уголовной ответственности за заранее не обещанное укрывательство особо тяжких преступлений супруги или близкие родственники совершившего преступление лица. Но при специальных видах укрывательства супруги и близкие родственники отвечают на общих основаниях (например, п. «к» ч. 2 ст. 105, ст. ст. 174, 175, 306, 307 УК РФ).

Судебная практика по статье 316 УК РФ

по ст. 316 УК РФ на 1 год 6 месяцев;
по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 11 лет;
по п. п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет;

— 14 сентября 2011 года Хилокским районным судом Забайкальского края по ст. 316 УК РФ с применением ч. 2 ст. 68 УК РФ к 10 месяцам 18 дням лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,
осужденного:

Требования ч. 2 ст. 338 УПК РФ, вопреки доводам жалоб, судом не нарушены. Фактические обстоятельства, в соответствии с которыми действия Хаджаева А.М. могут быть квалифицированы по ст. 316 УК РФ, не были исследованы в судебном заседании и противоречили позиции стороны защиты, занимаемой ею в ходе всего судебного следствия и прений сторон, и потому не могли быть включены в вопросный лист. Таким образом, доводы жалоб об отказе в постановке вопроса о наличии фактических обстоятельств, влекущих ответственность осужденного за менее тяжкое преступление, являются несостоятельными.

Осужденный Михеев А.С. и его защитник — адвокат Куприянова О.А. указывают, что выводы суда не соответствуют фактически установленным обстоятельствам дела, а назначенное Михееву наказание расценивают как чрезмерно суровое. Заявляют о непричастности Михеева А.С. к совершению убийства потерпевшего, об отсутствии у Михеева А.С. мотива и желания причинить смерть Ч. о недостоверности показаний Михеева А.С. в ходе предварительного расследования, в связи с его нахождением в состоянии алкогольного опьянения. Просят переквалифицировать действия Михеева А.С. на ст. 316 УК РФ и снизить назначенное ему наказание. Кроме того, в жалобе адвоката содержится просьба об изменении приговора в части принятого решения по гражданскому иску потерпевшей и о снижении суммы, подлежащей взысканию с Михеева А.С.

Уголовное преследование К. по ст. 316 УК РФ прекращено за истечением сроков давности.
Вопреки доводам жалоб показания К. последовательны, непротиворечивы. Оснований для оговора суд не установил. Не усматривает таковых и Судебная коллегия.
При этом показания К. объективно подтверждаются и другими доказательствами:

По делу также осуждены: Ерохин К.С. по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ и Маданью М.С. по ст. 316 УК РФ.
Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26 августа 2014 года указанный приговор оставлен без изменения и вступил в законную силу.

осуждена по ст. 316 УК РФ к штрафу в размере 100 000 рублей. С учетом времени содержания под стражей в период с 22 июня 2017 года по 5 июня 2018 года суд освободил ее от отбывания указанного наказания.
Постановлено взыскать в пользу каждой из гражданских истцов М. и С. компенсацию морального вреда с Горского М.А. 1 000 000 рублей, с Султановой И.В. 200 000 рублей.

— по ст. 316 УК РФ к 1 году лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 7 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

По данному уголовному делу по ст. 316 УК РФ осужден Вострецов Александр Владимирович с освобождением от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, приговор в отношении которого не обжалован.
Постановлено взыскать с осужденных Потапова А.А., Новосадова А.Ф. в пользу Г. в счет компенсации морального вреда по 300000 рублей с каждого.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют лишь об осведомленности Ибрагимова Д. о подготовке и совершении преступления в отношении потерпевшего, то есть о наличии в его действиях признаков преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ — укрывательство преступлений.
Просит приговор в отношении Ибрагимова Джейхуна изменить: квалифицировать его действия по эпизоду от 17 января 2016 г. по ст. 316 УК РФ, по которой прекратить уголовное преследование на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования и отказать в исковых требованиях потерпевшей Б.

Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 28 сентября 2017 года N 2166-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы В.В. Герасимовича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 33 и статьей 316 УК Российской Федерации, поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой: в частности, с момента завершения рассмотрения дела В.В. Герасимовича в суде и до подачи им жалобы в Конституционный Суд Российской Федерации прошло более года.

Соучастие в укрывательстве преступлений ук рф

1. Понятию соучастия в преступлении в УК посвящена самостоятельная статья. Этим законодатель подчеркивает значение уголовно-правового регулирования данного института в борьбе с преступностью. Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления. Закон называет следующие признаки соучастия: объективные — участие двух или более лиц, совместное участие в совершении преступления; субъективные — умышленное совместное участие в совершении преступления, совместное участие в совершении умышленного преступления.
2. Участие двух или более лиц в совершении преступления (множественность субъектов) — количественный признак соучастия. Лицо, совершающее преступление в соучастии, должно отвечать всем требованиям, предъявляемым к субъекту преступления, т.е. достичь возраста уголовной ответственности и быть вменяемым (ст. 19 — 23 УК).
3. Совместное участие в совершении преступления является признаком, который позволяет отграничить соучастие от ситуаций, когда действия нескольких лиц, приводящие к одному преступному результату, не образуют соучастия (некто взломал дверь квартиры, услышав шаги на лестнице, убежал, а шедший за ним гражданин вошел в открытую квартиру и похитил оттуда ценные вещи). Совместность — качественный признак соучастия — означает, что действия одних (одного) соучастников являются необходимым условием действия других (другого) соучастников; их действия дополняют друг друга и приводят к единым преступным последствиям; общие для всех преступные последствия наступают в результате усилий всех соучастников; между действиями каждого соучастника и преступными последствиями должна быть причинная связь; именно наличие причинной связи позволяет отграничить соучастие от прикосновенности в форме заранее не обещанного укрывательства; связь должна быть внутренняя.
Совместными являются деяния соучастников, непосредственно участвующих в совершении преступления, т.е. при соисполнительстве. Лица, совершающие преступление с распределением ролей, также действуют совместно. Обычно соучастники действуют активно. Однако лицо, не совершающее требуемых от него действий и тем самым содействующее совершению преступления (сторож оставил открытым склад с огнестрельным оружием), хотя и бездействует, но его поведение является осознанным и приводит к общим преступным последствиям.
4. Умышленное совместное участие в совершении преступления характеризуется несколькими моментами. Соучастник преступления осознает общественную опасность своих действий; осознает общественную опасность действий других соучастников и знает о характере совершаемого преступления. Соучастники должны также осознавать все названные в законе объективные признаки, которые повышают общественную опасность содеянного. Если соучастники не осознавали, что уничтожают имущество или убивают человека общеопасным способом, квалифицировать их действия по ч. 2 ст. 167 УК или п. «е» ч. 2 ст. 105 УК нельзя. Это же правило распространяется и на квалифицирующие признаки (квалификация по п. «в» ч. 3 ст. 131 УК невозможна, если преступники не осознавали, что насилуют малолетнюю). Квалифицирующие признаки, относящиеся к личности отдельных соучастников, не могут быть вменены в вину другим соучастникам (п. 18 Постановления Пленума ВС РФ от 10.02.2000 N 6).
Соучастник предвидит возможность или неизбежность наступления общих преступных последствий, желает или сознательно допускает их наступление (при совершении преступлений с материальным составом) либо желает действовать совместно (при совершении преступлений с формальным составом).
Если общественно опасные последствия наступили в результате неосторожных деяний нескольких лиц, соучастие отсутствует (если пассажир просил увеличить скорость, а водитель совершил наезд, к ответственности привлекается водитель. Пассажир может быть привлечен к ответственности, если он совершил самостоятельное преступление, но не как соучастник).
Совместность умысла обусловлена согласованностью действий соучастников, которая достигается в результате устного или письменного соглашения либо путем конклюдентных действий. Для соучастия не обязателен сговор всех лиц, участвующих в преступлении. Исполнитель должен знать, что ему содействует хотя бы одно лицо, а каждый соучастник должен быть осведомлен о преступном намерении исполнителя . Наряду с осведомленностью о преступном намерении исполнителя соучастник должен сознательно способствовать ему в совершении преступления.
———————————
БВС РФ. 1994. N 1. С. 15.

5. В УК подчеркивается, что соучастие возможно при совершении исключительно умышленных преступлений.
6. Цели и мотивы поведения соучастников обычно совпадают, но они могут быть и неодинаковыми. Правильная квалификация при различии в мотивах и целях зависит от того, являются ли они конструктивными, обязательными признаками состава преступления или нет. В первом случае соучастники должны знать их и с учетом этого участвовать в совместных преступных действиях. Лишь при этом условии им могут быть вменены в вину соответствующие мотивы и цели (например, если соучастники отвечают за корыстное убийство). Если соучастники не знали о мотивах и целях, которыми руководствовался исполнитель, их действия квалифицируются с учетом их собственных мотивов и целей (например, исполнитель убивает из корыстных побуждений — п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, а подстрекатель действует по мотиву национальной ненависти — п. «л» ч. 2 ст. 105 УК).

Читайте также  Счет фактура отличие от акта выполненных работ

Пособничество в преступлении и укрывательство преступления: проблемы разграничения

Рубрика: Юриспруденция

Дата публикации: 18.03.2019 2019-03-18

Статья просмотрена: 1979 раз

Библиографическое описание:

Триполева, А. И. Пособничество в преступлении и укрывательство преступления: проблемы разграничения / А. И. Триполева. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2019. — № 11 (249). — С. 108-111. — URL: https://moluch.ru/archive/249/57312/ (дата обращения: 07.11.2021).

В юридической литературе уже не оспаривается мнение о необходимости разграничения прикосновенности к преступлению от соучастия. Между тем интерес к этой проблеме сохраняет свою актуальность и в настоящее время. Наиболее проблемным является процесс отграничения заранее не обещанного укрывательства преступления от пособничества.

Не раскрывая содержание диспозиции статьи 316 УК РФ, законодатель, таким образом, допустил распространение различных взглядов на толкование термина «укрывательство». Так, судебная практика включает в него помимо собственно укрывательства преступления и действия по сокрытию преступника. Расширительное толкование, по мнению А. В. Бриллиантова, не должно применяться в данном случае [1, с. 29]. Ведь в законе установлена ответственность исключительно за укрывательство преступлений. Кроме того, непосредственно в тексте статьи 316 УК РФ определена категория таких преступлений, а именно: особо тяжких.

Попытки же дать определение данному явлению через обратное ему, т. е. путем противопоставления с заранее обещанным укрывательством преступлений также нельзя назвать удачными [2, с. 144]. При формулировании определения необходимо отразить в нем его существенные признаки. О значении юридических определений А. А. Пионтковский писал: «В юридических науках определения играют большую роль, чем в каких-либо других науках. От характера определений соответствующих юридических понятий, юридических институтов, правоотношений и их элементов зависит качество разработки всей данной отрасли юридической науки. От этого в сильной степени зависит и процесс применения действующих правовых норм на практике» [3, с. 36]. Впрочем, вопрос о формулировки понятия укрывательство преступлений выходит за рамки настоящей статьи. Принципиально важным для нас является рассмотрение критериев для разграничения между укрывательством-соучастием и прикосновенностью к нему.

Ключевой критерий разграничения состоит в моменте предоставления обещания о сокрытии деяния лица, совершившего преступление. «Если обещание было дано до момента окончания преступления — налицо интеллектуальное пособничество в совершении преступления, если после окончания исполнения преступления — прикосновенность к основному преступлению в форме заранее не обещанного укрывательства» [4, с. 13]. Это важное положение подчеркивал и Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 31 июля 1962 г. [5], в пункте 2 которого указывалось: «Укрывательство преступления, а также приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, могут быть признаны соучастием, если эти действия были обещаны исполнителю до или во время совершения преступления либо по другим причинам давали основание исполнителю преступления рассчитывать на подобное содействие». Несмотря на то, что данное постановление с введением в действие УК РФ 1996 г. устарело, а после принятия постановления Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 N 32 [6] окончательно утратило силу, значение этого критерия не вызывает сомнения.

Следующим немаловажным критерием разграничения является наличие причинной и виновной связи между действием или бездействием лица и совершенным преступлением при соучастии и отсутствии этой связи соответственно при прикосновенности. Не должно быть причинной связи между деянием прикосновенного лица и основным преступлением, иначе такое деяние будет составлять либо соучастие, либо самостоятельное причинение. Для прикосновенности к преступлению достаточно односторонней субъективной связи.

Соучастие, как правило, совершается путем активных действий, хотя не исключена возможность совершения преступления соучастниками и в форме бездействия. В соответствии с ч. 5 ст. 33 УК РФ заранее обещанное укрывательство в форме пособничества может быть выражено в следующем:

– обещание сокрытия преступника, средств или орудий совершения преступления;

– обещание сокрытия следов преступления, предметов, добытых преступным путем;

– обещание приобрести или сбыть такие предметы.

Говоря об укрывательстве преступлений, предусмотренном ст. 316 УК РФ, следует отметить, что по вопросу об объективной стороне деяния (т. е. выражено поведение субъекта в форме действия либо бездействия) мнения специалистов разошлись. Одни авторы допускают возможность его совершения в форме бездействия [7, с. 204–205]., другие не соглашаются с этим [8, с. 36–37]. Вместе с тем, широкую поддержку получает мнение об активных действиях при укрывательстве.

Как указывалось выше, судебная практика трактует укрывательство расширительно. Так, в надзорном определении Верховного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N 67-Д10–8сп по делу Чернова сказано следующее.

Согласно закону под укрывательством понимаются активные действия по сокрытию преступника либо преступления. Далее отдельно раскрывается, что сокрытие преступника состоит, например, в предоставлении ему жилища или иного убежища, транспортных средств, документов, в изменении его внешнего вида, сообщении о нем ложных сведений и т. п. Под сокрытием преступления понимается помещение в укрытие, уничтожение, изменение, продажа, дарение и т. п. орудий преступления (т. е. предметов, использовавшихся для непосредственного совершения преступления, — оружия, воровских инструментов и др.), средств преступления (т. е. вещей, которые облегчали действия преступника, — фальшивая или настоящая униформа, маски, фальшивые документы и средства для их изготовления, фальшивые деньги и т. д.), следов преступления (т. е. получившихся в результате действий преступника отображений, которые могли быть использованы как вещественные доказательства, — пятна крови, отпечатки пальцев, вмятины от орудий взлома и т. п.), а также предметов, добытых преступным путем (т. е. вещей, которые были получены (например, похищенное имущество, документы) либо созданы противоправным способом (фальшивые деньги, подделанные документы) [9].

Верховный Суд РФ неоднократно подчеркивал, что «сокрытие следов самими участниками преступления не содержит признаков состава преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ (укрывательство преступлений)» [10]. Указанному правилу в целом придерживаются нижестоящие суды, однако встречаются и ошибки в квалификации рассматриваемого состава преступления.

Так, по смыслу закона лицо, скрывшее преступление, участником которого оно являлось, не может нести уголовную ответственность по ст. 316 УК РФ.

Суд, квалифицируя действия Занозина Д. В. и Климкова В. А. по ст. 316 УК РФ, исходил из того, что осужденные участвовали в сокрытии убийства, совершенного Любцевым С. А.

Между тем из изложенных судом обстоятельств следует, что Занозин и Климков не только принимали участие в сокрытии убийства, очевидцами которого являлись, но и непосредственно до этого участвовали в угоне автомобиля потерпевшего группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни, в угнанном автомобиле перевозили труп убитого И.

Таким образом, Занозин и Климков, укрывая убийство потерпевшего, скрывали, тем самым, и совершенное ими преступление, связанное с угоном автомобиля.

При таких обстоятельствах в действиях Занозина Д. В. и Климкова В. А. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ, судебные решения в этой части подлежат отмене, производство по делу — прекращению [11].

Некоторое внешнее сходство между рассматриваемыми явлениями можно усмотреть в критерии осведомленности. Тем не менее, и здесь есть различия. Обязательность взаимной осведомленности о преступной деятельности других соучастников распространяется на всех лиц, действующих совместно, в том числе и на пособника.

Многие исследователи отмечают, что для привлечения к уголовной ответственности укрывателя достаточно общей осведомленности о деянии другого лица. Например, Б. Т. Разгильдиев считал, что уголовная ответственность укрывателя зависит от осознания им «фактических признаков укрываемого преступления», т. е. она может наступать, только если виновный сознает «конкретные признаки преступления» и «воспринимает сознательно совершившего это преступление субъекта» [12, с. 42].

Заметим, что заранее не обещанное укрывательство все же может быть признано пособничеством преступлению. Однако только в том случае, если такое укрывательство осуществляется на постоянной основе. Иными словами, когда происходит некое «перерастание» из укрывательства в пособничество.

Н. Полетаевым было высказано предложение о возможности перехода укрывательства в пособничество. «Укрывательство может перейти в действительное участие, если будет укрывательством по ремеслу, состоящим в постоянном, в обычное занятие обратившемся, служащем некоторым образом средством к жизни, укрытии преступлений от преследования судебной власти». Это будет пособничество, потому что хотя укрыватель и не уговаривается с совершителем каждый раз особенно, но постоянное занятие этим делом равняется безмолвному каждый раз соглашению». При этом, по словам автора, систематическое укрывательство не во всех случаях выступает пособничеством. Такая квалификация допустима лишь при профессиональном укрывательстве однородных преступлений, а также при наличии иных (кроме систематичности) доказательств молчаливого согласия на совместную преступную деятельность (например, одобрение предыдущего преступного поведения, взимание платы за укрывательство в размере доли от преступно добытого и т. д.) [13, с. 68–69].

Аналогичной позиции, правда, применительно к другому виду укрывательства (ст. 175 УК РФ) придерживается Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 7 июля 2015 г. N 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» [14].

Как видим, приведенные критерии разграничения между укрывательством в виде пособничества и укрывательством как формой прикосновенности являются научно обоснованными, их значение подтверждено судебной практикой. Однако лишь некоторые из них получили отражение в официальных документах, при том фрагментарно. В связи с этим необходимо закрепить данные критерии нормативно.

  1. Бриллиантов, А. В. Укрывательство преступлений: вопросы квалификации / А. В. Бриллиантов // Уголовное право. — 2017. — N 1. — С. 26–32.
  2. Метельский, П. С. Уголовная ответственность за укрывательство преступлений (ст. 316 УК РФ) / П. С. Метельский // Вестн. НГУ — 2011. — Вып. 1. -Т. 7.
  3. Пионтковский, А. А. К методологии изучения действующего права / А. А. Пионтковский // Ученые записки ВИЮН. Вып. VI. — М., 1946. –С. 17–59.
  4. Морозов В. И. Уголовная ответственность за заранее обещанное укрывательство преступлений / В. И. Морозов, А. В. Зарубин // Адвокатская практика. — 2007. — № 2. –С. 28–31.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 31.07.1962 N 11 «О судебной практике по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества» // «Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ) по уголовным делам», М., 1995.
  6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 N 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 9, сентябрь, 2015.
  7. Горелик А. С. Преступления против правосудия. / А. С. Горелик, Л. В. Лобанова. — СПб.: Юрид. центр Пресс, 2005. — 491 с.
  8. Хабибуллин, М. Х. Ответственность за укрывательство преступлений и недоносительство по советскому уголовному праву / М. Х. Хабибуллин. — Казань: Изд. Казан. ун–та, 1984. — 137 с.
  9. Надзорное определение Верховного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N 67-Д10–8сп.
  10. Постановление N 416п02пр по делу Клокова и Абышева.
  11. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 23.11.2016 N 117-П16пр.
  12. Разгильдиев, Б. Т. Уголовно-правовые проблемы прикосновенности к преступлению / Б. Т. Разгильдиев. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1981. — 111 с. 111.
  13. Полетаев, Н. А. Прикосновенность к преступлению / Ник. Полетаев // Журнал Министерства Юстиции. — СПб., 1862. — Том XIV, Октябрь. — С. 45–100.
  14. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 07.07.2015 N 32 «О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем» // «Бюллетень Верховного Суда РФ», N 9, сентябрь, 2015.