Какие расходы могут быть у арбитражного управляющего

Какие расходы могут быть у арбитражного управляющего

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Как отразить в бухгалтерском учете расходы конкурсного управляющего, являющегося сотрудником организации, на оплату услуг, приобретение ТМЦ, командировочные расходы?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Учет компенсации расходов конкурсного управляющего следует осуществлять с применением счетов 76 и 91.

Обоснование вывода:
Согласно ст. 2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон N 127-ФЗ) внешний управляющий — это арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения внешнего управления и осуществления иных установленных Законом N 127-ФЗ полномочий.
Конкурсный управляющий — это арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения конкурсного производства и осуществления иных установленных Законом N 127-ФЗ полномочий, или государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (далее — Агентство), осуществляющая указанные полномочия в случаях, установленных Законом N 127-ФЗ.
Арбитражный управляющий, в свою очередь, — это гражданин РФ, являющийся членом саморегулируемой организации арбитражных управляющих.
При этом внешнее управление — это процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности, а конкурсное производство — процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов.
В соответствии с п. 1 ст. 20.6 Закона N 127-ФЗ арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение в деле о банкротстве, а также на возмещение в полном объеме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.
Вознаграждение в деле о банкротстве выплачивается арбитражному управляющему за счет средств должника, если иное не предусмотрено Законом N 127-ФЗ.
Вознаграждение, выплачиваемое арбитражному управляющему в деле о банкротстве, состоит из фиксированной суммы и суммы процентов (п. 3 ст. 20.6 Закона N 127-ФЗ).
При этом размер фиксированной суммы такого вознаграждения составляет для:
— внешнего управляющего — сорок пять тысяч рублей в месяц;
— конкурсного управляющего — тридцать тысяч рублей в месяц.
Пункт 5 ст. 20.6 Закона N 127-ФЗ предусматривает, что арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, на основании решения собрания кредиторов или мотивированного ходатайства лиц, участвующих в деле о банкротстве, вправе увеличить размер фиксированной суммы вознаграждения, выплачиваемого арбитражному управляющему, в зависимости от объема и сложности выполняемой им работы. Таким образом, законом о банкротстве прямо закреплена возможность суда увеличивать фиксированное вознаграждение управляющего. И наоборот, Законом N 127-ФЗ не предусмотрена возможность снижать фиксированное вознаграждение управляющего. В то же время на практике снижение фиксированного вознаграждения имеет место (в случаях, когда ранее сумма фиксированного вознаграждения была увеличена на основании решения собрания кредиторов — смотрите, например, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.02.2013 по делу N А67-4774/2008). Вместе с тем следует учитывать, что снижение такого размера не может быть ниже установленных в законе о банкротстве пределов.
Сумма процентов по вознаграждению временного управляющего устанавливается в процентном отношении от балансовой стоимости активов должника (п. 10 ст. 20.6). Для расчета суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего балансовая стоимость активов должника определяется по данным бухгалтерской отчетности по состоянию на последнюю отчетную дату, предшествующую дате введения соответствующей процедуры, применяемой в деле о банкротстве (п. 14 ст. 20.6).
Таким образом, обязанность по выплате вознаграждений арбитражным управляющим установлена Законом N 127-ФЗ.

Бухгалтерский учет

В бухгалтерском учете расходы организации признаются при наличии условий, определенных п. 16 ПБУ 10/99 «Расходы организации» (далее — ПБУ 10/99), а именно:
— расход производится в соответствии с конкретным договором, требованием законодательных и нормативных актов, обычаями делового оборота;
— сумма расхода может быть определена;
— имеется уверенность в том, что в результате конкретной операции произойдет уменьшение экономических выгод организации. Уверенность в том, что в результате конкретной операции произойдет уменьшение экономических выгод организации, имеется в случае, когда организация передала актив либо отсутствует неопределенность в отношении передачи актива.
Поскольку в данной ситуации возмещение расходов конкурсного управляющего производится в силу закона, данные суммы признаются в составе расходов организации.
В соответствии с п. 4 ПБУ 10/99 «Расходы организации» расходы, в зависимости от их характера, условий осуществления и направлений деятельности организации, подразделяются на:
— расходы по обычным видам деятельности;
— прочие расходы.
Расходами по обычным видам деятельности являются расходы, связанные с изготовлением продукции и продажей продукции, приобретением и продажей товаров. Такими расходами также считаются расходы, осуществление которых связано с выполнением работ, оказанием услуг (п. 5 ПБУ 10/99). Расходы, отличные от расходов по обычным видам деятельности, считаются прочими.
Поскольку затраты ООО на возмещение расходов конкурсного управляющего не связаны с обычной деятельностью организации, считаем, что эти расходы следует отнести к прочим и отразить по дебету счета 91, субсчет «Прочие расходы», в корреспонденции со счетом 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами». Соответственно, при выплате (перечислении денежных средств) следует сделать запись по кредиту счета 76 в корреспонденции со счетами учета денежных средств (50, 51).
Расходы организации признаются в том отчетном периоде, в котором они имели место, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и иной формы осуществления (допущение временной определенности фактов хозяйственной деятельности) (п. 18 ПБУ 10/99). По нашему мнению, рассматриваемые расходы следует отразить на дату вынесения руководителем решения об их оплате (дату соответствующего распоряжения руководителя).
Законодательством перечень документов, подтверждающих произведенные расходы физическим лицом, выполняющим работы (оказывающим услуги) по договорам гражданско-правового характера, не установлен. Полагаем, такими документами могут быть:
— платежные поручения;
— чеки ККТ;
— другие платежные документы;
— документы, подтверждающие факт проезда, проживания (если такие расходы связаны с исполнением договора);
— документы, подтверждающие приобретение ТМЦ, инструмента (если использовались в работе), товарные чеки, товарные накладные и пр.
Документы должны быть оформлены в установленном законодательством порядке.
На наш взгляд, счет 71 применять не следует, поскольку он предназначен для обобщения информации о расчетах с работниками по суммам, выданным им под отчет на административно-хозяйственные и операционные расходы. А в нашем случае речь идет о расчетах с конкурсным управляющим вне рамок трудовых отношений.
Корреспонденция счетов может быть следующей:
Дебет 91, субсчет «Прочие расходы» Кредит 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами»
— учтены расходы на основании документов, представленных управляющим;
Дебет 76 «Расчеты с разными дебиторами и кредиторами» Кредит 50 (51)
— при выплате (перечислении денежных средств).

К сведению:
Конкурсный управляющий самостоятельно осуществляют исчисление и уплату НДФЛ с суммы причитающегося ему вознаграждения. В этой связи считаем, что у Вашей организации не возникает обязанность по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет сумм НДФЛ с сумм вознаграждения работника, связанных с исполнением функций конкурсного управляющего (письма Минфина России от 17.01.2013 N 03-04-05/3-29, от 08.11.2011 N 03-04-05/8/871).

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
профессиональный бухгалтер Молчанов Валерий

Ответ прошел контроль качества

24 декабря 2018 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Какие расходы могут быть у арбитражного управляющего

Статья 20.7. Расходы на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве

(введена Федеральным законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ)

Перспективы и риски арбитражных споров. Ситуации, связанные со ст. 20.7.

1. Расходы на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, осуществляются за счет средств должника, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.

Расходы, предусмотренные настоящей статьей, не включают в себя расходы на оплату услуг лиц, привлекаемых для обеспечения текущей деятельности должника при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве.

(абзац введен Федеральным законом от 29.12.2014 N 482-ФЗ)

2. За счет средств должника в размере фактических затрат осуществляется оплата расходов, предусмотренных настоящим Федеральным законом, в том числе почтовых расходов, расходов, связанных с государственной регистрацией прав должника на недвижимое имущество и сделок с ним, расходов в связи с выполнением работ (услуг) для должника, необходимых для государственной регистрации таких прав, расходов на оплату услуг оценщика, реестродержателя, аудитора, оператора электронной площадки, если привлечение оценщика, реестродержателя, аудитора, оператора электронной площадки в соответствии с настоящим Федеральным законом является обязательным, расходов на включение сведений, предусмотренных настоящим Федеральным законом, в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве и опубликование таких сведений, а также оплата судебных расходов, в том числе государственной пошлины.

(в ред. Федеральных законов от 28.12.2010 N 429-ФЗ, от 29.12.2014 N 482-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Размер оплаты услуг лиц, привлеченных внешним управляющим или конкурсным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, за исключением лиц, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, составляет при балансовой стоимости активов должника:

(в ред. Федерального закона от 29.12.2014 N 482-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

до двухсот пятидесяти тысяч рублей — не более десяти процентов балансовой стоимости активов должника;

от двухсот пятидесяти тысяч рублей до одного миллиона рублей — не более двадцати пяти тысяч рублей и восьми процентов размера суммы превышения балансовой стоимости активов должника над двумястами пятьюдесятью тысячами рублей;

от одного миллиона рублей до трех миллионов рублей — не более восьмидесяти пяти тысяч рублей и пяти процентов размера суммы превышения балансовой стоимости активов должника над одним миллионом рублей;

(в ред. Федерального закона от 17.12.2009 N 323-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

от трех миллионов рублей до десяти миллионов рублей — не более ста восьмидесяти пяти тысяч рублей и трех процентов размера суммы превышения балансовой стоимости активов должника над тремя миллионами рублей;

от десяти миллионов рублей до ста миллионов рублей — не более трехсот девяноста пяти тысяч рублей и одного процента размера суммы превышения балансовой стоимости активов должника над десятью миллионами рублей;

от ста миллионов рублей до трехсот миллионов рублей — не более одного миллиона двухсот девяноста пяти тысяч рублей и одной второй процента размера суммы превышения балансовой стоимости активов должника над ста миллионами рублей;

от трехсот миллионов рублей до одного миллиарда рублей — не более двух миллионов двухсот девяноста пяти тысяч рублей и одной десятой процента размера суммы превышения балансовой стоимости активов должника над тремястами миллионами рублей;

более одного миллиарда рублей — не более двух миллионов девятисот девяноста пяти тысяч рублей и одной сотой процента размера суммы превышения балансовой стоимости активов должника над одним миллиардом рублей.

При этом размер оплаты услуг лиц, определенный в соответствии с настоящим пунктом, может быть превышен арбитражным управляющим в случае, если размер данного превышения покрывается размером страховой суммы сверх установленного пунктом 2 статьи 24.1 настоящего Федерального закона минимального размера страховой суммы по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего.

(абзац введен Федеральным законом от 21.12.2013 N 379-ФЗ)

(п. 3 в ред. Федерального закона от 19.07.2009 N 195-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Оплата услуг лиц, привлеченных временным управляющим или административным управляющим для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, осуществляется в размере, не превышающем пятидесяти процентов определенного в соответствии с пунктом 3 настоящей статьи размера оплаты услуг лиц, привлеченных внешним управляющим или конкурсным управляющим.

Читайте также  Спил деревьев на своем участке ответственность 2018

(в ред. Федерального закона от 29.12.2014 N 482-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Привлечение арбитражным управляющим лиц для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, оплата услуг таких лиц или определенный настоящей статьей размер оплаты таких услуг могут быть признаны арбитражным судом необоснованными по заявлению лиц, участвующих в деле о банкротстве, в случаях, если услуги не связаны с целями проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, или возложенными на арбитражного управляющего обязанностями в деле о банкротстве либо размер оплаты стоимости таких услуг явно несоразмерен ожидаемому результату.

(в ред. Федерального закона от 29.12.2015 N 391-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Не может быть признан необоснованным размер оплаты таких услуг, если он соответствует тарифам, утвержденным нормативным правовым актом Российской Федерации.

Обязанность доказывания необоснованности привлечения лиц для обеспечения исполнения возложенных на арбитражного управляющего обязанностей в деле о банкротстве и (или) определенного в соответствии с настоящей статьей размера оплаты их услуг возлагается на лицо, обратившееся в арбитражный суд с заявлением о признании привлечения таких лиц и (или) размера такой оплаты необоснованными.

(в ред. Федерального закона от 29.12.2014 N 482-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Судебный акт о признании привлечения указанных в настоящем пункте лиц и (или) размера оплаты их услуг необоснованными может быть обжалован.

6. Привлечение арбитражным управляющим лиц для обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве за счет имущества должника при превышении размера оплаты таких услуг, определенного в соответствии с настоящей статьей, осуществляется после принятия арбитражным судом соответствующего определения.

(в ред. Федерального закона от 29.12.2015 N 391-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

Арбитражный суд выносит определение о привлечении указанных в настоящем пункте лиц и об установлении размера оплаты их услуг по ходатайству арбитражного управляющего при условии, что арбитражным управляющим доказаны обоснованность их привлечения и обоснованность размера оплаты их услуг.

Принятое арбитражным судом определение о привлечении арбитражным управляющим указанных в настоящем пункте лиц и об установлении размера оплаты их услуг или об отказе в удовлетворении ходатайства арбитражного управляющего об их привлечении может быть обжаловано.

7. Оплата услуг лиц, решение о привлечении которых принято собранием кредиторов, осуществляется за счет средств кредиторов, проголосовавших за такое решение, пропорционально размерам их требований, включенных в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов, за исключением случаев, если одним кредитором или несколькими кредиторами приняты на себя обязанности по оплате услуг указанных лиц.

Оплата услуг лиц, решение о привлечении которых принято кредитором, требования которого обеспечены залогом имущества должника, в связи с реализацией заложенного имущества осуществляется за счет средств соответствующего кредитора.

(п. 7 в ред. Федерального закона от 28.07.2012 N 144-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

8. Для целей настоящей статьи балансовая стоимость активов должника определяется на основании данных финансовой (бухгалтерской) отчетности по состоянию на последнюю отчетную дату, предшествующую дате введения соответствующей процедуры, применяемой в деле о банкротстве.

9. При проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, в отношении отдельных категорий должников регулирующим органом могут быть установлены иные размер и (или) порядок оплаты расходов на проведение указанных процедур.

(п. 9 в ред. Федерального закона от 19.07.2009 N 195-ФЗ)

Расходы, обеспечивающие деятельность должника, не могут быть приоритетнее налогового долга в деле о банкротстве

Определение Верховного суда РФ от 29 августа 2016 года № 307-ЭС14-8417 по делу № А21-2012/2008.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) должника уполномоченный орган обратился в Арбитражный суд Калининградской области с жалобой на ненадлежащее исполнение Гараном В.М. обязанностей конкурсного управляющего должником, выразившееся в нарушении очередности удовлетворения требований кредиторов по текущим платежам в части проведения расчетов на сумму 2 042 493 067 рублей 43 копейки, заключении соглашений об отступном от 26.06.2013.

Определением суда первой инстанции от 15.04.2015, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 15.04.2015 и округа от 22.12.2015, в удовлетворении жалобы отказано.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, уполномоченный орган, ссылаясь на существенные нарушения судами норм права, просит отменить обжалуемые судебные акты в части нарушения конкурсным управляющим должником очередности удовлетворения требований кредиторов по текущим платежам.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20.07.2015 кассационная жалоба уполномоченного органа с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации. Конкурсный управляющий должником направил отзыв на кассационную жалобу, в котором просит оставить судебные акты без изменения, считая их законными и обоснованными.

В судебном заседании представители уполномоченного органа поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе, представитель конкурсного управляющего должником возражал против удовлетворения кассационной жалобы по мотивам, указанным в отзыве.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и отзыве на нее, выслушав присутствующих в судебном заседании представителей участвующих в обособленном споре лиц, Судебная коллегия считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, решением суда первой инстанции от 15.05.2009 комбинат признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство. В период до принятия собранием кредиторов должника решения от 30.04.2014 о прекращении хозяйственной деятельности комбината (производство бумажных изделий и их реализация) конкурсным управляющим должником Гараном В.М. произведены затраты на приобретение сырья и материалов, изготовление продукции и ее последующую реализацию на общую сумму 2 042 493 067 рублей 43 копейки.

В обоснование своих требований уполномоченный орган указывает на неправомерность действий конкурсного управляющего должником по отнесению названных затрат к расходам, непосредственно обеспечивающим деятельность комбината с удовлетворением их в составе третьей очереди текущих платежей, а также наличие у должника задолженности по обязательным платежам в размере 548 103 526 рублей 28 копеек.

Такие действия конкурсного управляющего, по мнению уполномоченного органа, нарушают его права как кредитора должника, поскольку требования об уплате обязательных платежей учитываются в составе четвертой очереди текущих требований, в то время как затраты комбината при осуществлении хозяйственной деятельности в период конкурсного производства погашаются до уплаты задолженности по налогам.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суды первой и апелляционной инстанций со ссылкой на положения статей 20.3, 129 и 134 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) квалифицировали спорные платежи в качестве эксплуатационных расходов, без которых невозможно осуществление хозяйственной деятельности комбината и исполнение возложенных на конкурсного управляющего обязанностей, предусмотренных Законом о банкротстве.

При этом судами учтены установленные принятыми в рамках данного дела о банкротстве судебными актами обстоятельства о том, что в зимний период комбинат обеспечивал бесперебойную работу котельной, которая эксплуатировалась, в том числе для нужд коммунального хозяйства и жилого сектора г. Немана.

Кроме этого, по мнению судов, до принятия собранием кредиторов решения о прекращении хозяйственной деятельности у конкурсного управляющего должником отсутствовали основания для остановки производства.

В этой связи суды пришли к выводу об отсутствии в действиях конкурсного управляющего нарушений законодательства о банкротстве, затрагивающих права и законные интересы должника и его кредиторов, в том числе уполномоченного органа.

Окружной суд с выводами нижестоящих судов согласился.

Между тем судами не учтено следующее.

В соответствии с положениями Закона о банкротстве целью конкурсного производства является соразмерное удовлетворение требований кредиторов.

Достижение указанной цели возлагается на конкурсного управляющего, который осуществляет полномочия руководителя должника и иных его органов управления и действует в пределах, в порядке и на условиях, установленных названным законом.

Несмотря на то, что задачами арбитражного управляющего в процедуре конкурсного производства являются последовательные мероприятия по формированию конкурсной массы путем выявления и реализации имущества (активов) должника для расчетов с кредиторами, запрета на осуществление должником-банкротом хозяйственной деятельности Закон о банкротстве не содержит.

Действуя разумно и добросовестно в интересах должника и кредиторов, конкурсный управляющий в силу имеющихся у него полномочий и компетенции должен определить стратегию конкурсного производства в отношении должника, в том числе целесообразность дальнейшего функционирования хозяйствующего субъекта, учитывая, в частности, исключение возможности необоснованного простоя имущества, которое может приносить доход в период осуществления мероприятий по его оценке, подготовке к реализации, наличие объективных предпосылок к продаже предприятия как единого имущественного комплекса либо осуществления процедуры замещения активов и т.п.

В любом случае срок, в течение которого может сохраняться производственная деятельности должника, должен соотносится с периодом времени, необходимым и достаточным для выполнения эффективным арбитражным управляющим всех предусмотренных законом процедур, направленных на отчуждение принадлежащих должнику объектов в целях проведения расчетов с кредиторами.

При этом положения пункта 6 статьи 129 Закона о банкротстве, согласно которым собрание кредиторов вправе принять решение о прекращении хозяйственной деятельности должника при условии, что такое прекращение не повлечет за собой техногенные и (или) экологические катастрофы, прекращение эксплуатации объектов, используемых для обеспечения социально значимых объектов, необходимых для жизнеобеспечения граждан, не могут быть истолкованы таким образом, что продолжение деятельности юридического лица — должника в период конкурсного производства оправданно до тех пор, пока иное не установлено собранием кредиторов.

Приведенная норма направлена на предоставление собранию кредиторов возможности понудить арбитражного управляющего к реализации ликвидационных мероприятий в ситуации, когда он, настаивая на производстве должником товаров (выполнении работ, оказании услуг), неоправданно наращивает кредиторскую задолженность, что, в свою очередь, негативным образом сказывается на конкурсной массе.

В связи с этим, вывод судов об отсутствии оснований для прекращения производственной деятельности комбината до принятия такого решения собранием кредиторов не обоснован.

Оценивая действия арбитражного управляющего Гаран В.М. и соглашаясь с его доводами о том, что продолжение производственного процесса направлено на сохранение действующего предприятия как имущественного комплекса, суды не выяснили, насколько целесообразно столь длительное (с 2009 по 2014 годы) продолжение хозяйственной деятельности, учитывая, что эксплуатация основных средств приводит к износу имущества (оборудования) и, соответственно, снижению его стоимости, а также, что препятствовало конкурсному управляющему осуществить мероприятия по реализации имущества должника в кратчайшие сроки.

Ссылка судов на обеспечение комбинатом бесперебойной работы котельной, которая эксплуатировалось, в том числе для нужд коммунального хозяйства и жилого сектора г. Немана необоснованна, поскольку объем 5 производственного ресурса, необходимого для поддержания данного объекта, а также размер затрат на его содержание, учитывая, что котельная функционирует только в зимний период, не устанавливались.

Признавая правомерным распределение конкурсным управляющим расходов, связанными с основной деятельностью комбината (приобретение сырья и материалов, их доставка, аренда имущества, плата за пользование водными объектами, сертификация продукции и т.п.) в составе третьей очереди текущих платежей, суды не учли, что по смыслу пункта 2 статьи 134 Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 19.07.2009 № 195-ФЗ) к эксплуатационным платежам могут быть отнесены расходы на сохранение имущества должника и поддержание его в надлежащем состоянии до момента продажи. Иные затраты подлежат включению в состав четвертой очереди текущих платежей.

Отнесение всех расходов, непосредственно формирующих цепочку технологического процесса по производству и реализации продукции должника, к эксплуатационным платежам и их приоритет перед обязательными платежами противоречит принципам очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов.

Читайте также  При заключении брака нужно ли менять регистрацию

Такой подход, по сути, легализует схему уклонения от уплаты налогов и создает для комбината необоснованные преимущества перед другими участниками рынка, предоставляя возможность на протяжении длительного времени вести производственную деятельность в процедуре конкурсного производства, не уплачивая обязательные платежи.

В силу разъяснений, содержащихся в пункте 40.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 60 (в редакции от 06.06.2014) «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», суд вправе признать законным отступление конкурсным управляющим от очередности, предусмотренной в пункте 2 статьи 134 Закона о банкротстве, если это необходимо исходя из целей соответствующей процедуры банкротства.

При этом основополагающим критерием законности таких выплат являются добросовестные и разумные действия арбитражного управляющего в интересах должника и его кредиторов.

Однако при рассмотрении настоящего обособленного спора наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости отступления конкурсным управляющим от предусмотренной законом очередности при расчете с текущими кредиторами, судами не проверялось, действия конкурсного управляющего применительно к вышеназванным разъяснениям не оценивались.

Расходы на банкротство физического лица

В этой статье мы разберёмся какие расходы может понести должник при прохождении процедуры банкротства. Как показывает практика, на начальном этапе не все представляют в какую сумму обходится стать банкротом. Для удобства разделим все расходы на банкротство на несколько групп:

1. Расходы на подачу заявления о банкротстве

Необходимо понимать, что должник самостоятельно оплачивает все расходы, связанные с процедурой банкротства (за счёт собственных средств или собственного имущества, которое может быть реализовано на торгах).

С первыми расходами Вам придётся столкнуться уже на этапе сбора документов. Понадобятся кредитные договоры, анкеты на выданные кредитные карты и т.д. Полный список мы рассмотрим в отдельной статье. Если что-то из кредитной документации утеряно, то её восстановление в банке будет стоить порядка 500-1000 руб за документ.

Также Вам понадобится Справка о просроченной задолженности, которую мы уже показывали ранее. Она обходится как правило от 300 до 1500 руб.

Если же в вашем городе отсутствуют офисы банка-кредитора, придётся оплачивать ещё почтовые и нотариальные услуги.

Обязательным условием для принятия заявления является оплата гос. пошлины за процедуру банкротства. Она составляет 6000 рублей.

Расходы на подачу заявления в суд курьером или почтой – в районе 1000 руб.

Если, же Вы не хотите этим заниматься самостоятельно и готовы обратиться в юридическую фирму, их услуги обойдутся Вам от 10 000 до 30 000 руб.

2.Расходы на финансового управляющего

Финансовый управляющий по закону получает фиксированное вознаграждение – 25000 руб. К нему добавляется комиссия банка — 3%. Эти средства вносятся при подаче заявления на депозитный счёт Арбитражного суда. Плюс к этому, арбитражный управляющий получает 2% от суммы, полученной от реализации Вашего имущества, если на соответствующей стадии оно происходит.

Эти проценты должник выплачивает арбитражному управляющему в ходе процедуры банкротства, но после завершения расчетов с кредиторами. Например, если было реализовано имущество должника на сумму 2 000 000 руб., расходы по процентам на арбитражного управляющего составят 40 000 руб.

3.Прочие расходы на банкротство, оплачиваемые должником

Сюда можно отнести:

  • Почтовые расходы арбитражного управляющего, которые уходят на переписку с кредиторами, контрольными и регистрирующими органами. В среднем они составляют от 1000 до 2000 руб.
  • Расходы арбитражного управляющего на необходимые публикации в Едином Федеральном Реестре Сведений о Банкротстве (ЕФРСБ) и газете «КоммерсантЪ». Они составляют около 10 000 руб. Эта сумма может расти, если придётся для оценки имущества привлекать профильных специалистов или придётся оспаривать совершение каких-либо имущественных сделок.
  • Если в ходе процедуры реализации имущества должна быть продана собственность должника, которая стоит более 100 000 руб. , то это делается через специальную площадку. И это ещё примерно 30000 руб. доп. расходов. Для имущества стоимостью менее 100 000 руб разрешается пользоваться известными, общедоступными площадками (например, Avito ).

Подведём итог: Процедура банкротства требует времени, денег и усилий, поэтому, перед тем, как её начинать, очень важно оценить свои возможности и проанализировать Ваше финансовое положение.

Необходимо сопоставить расходы на процедуру с вашими кредитными обязательствами. Очень важно разобраться в процедуре банкротства от и до, чтобы избежать дополнительных расходов.

Приведем пример, если вы подадите заявление в арбитражный суд, собрав перед этим все необходимые документы, и сделаете что-то не правильно, суд может отказать в принятии заявления.

Тогда, Вам придется начать всё сначала. Снова тратить время и деньги на сбор документов, ведь они имеют срок действия, как правило, до 30 дней. Вам придется снова оплатить государственную пошлину и заново подавать заявление. Поэтому, перед тем, как начать собирать документы и идти в суд, внимательно проштудируйте нашу инструкцию до конца! А ещё лучше — проконсультируйтесь со специалистом.

P.S. Наверное мы забыли упомянуть одну из наиболее больших статей, которую следует отнести к категории «расходы на банкротство». Финансовый управляющий, как описано выше, получает фиксированную оплату в 25 000 рублей, и ,в случае если у вас нет имущества, которое можно реализовать, финансовый управляющий не получает 2% от согласованного арбитражным судом плана реализации имущества. Его чистый доход примерно за год работы будет равен всего 25 000 рублей. В связи с этим, у вас возникнут большие сложности с поиском арбитражного управляющего, т.к., они не обязаны назначаться на Вашу процедуру банкротства и заставить их никто не может… Ни суд… Ни СРО… Именно поэтому арбитражные управляющие работают зачастую при юридических компаниях, где они получают дополнительный доход, а для Вас — дополнительный расход. Как правило, за сопровождение процедуры банкротства юр. фирма берёт плату от 80 000 до 120 000.

Теперь, когда расходы на банкротство нам известны, давайте перейдём к тому, сколько длится процедура банкротства.

Дела утопающих

Один бизнесмен в беседе со мной высказал интересную мысль: когда компания сталкивается со сложностями, руководство склонно думать, «что бы такого добавить, чтобы выровнять ситуацию». Хотя куда полезнее было бы подумать о том, «что бы такого убрать».

Как правило, причин, почему что-то не получается, всего две. Первая: выполняемая работа сжирает все деньги вместо того, чтобы их приносить. Вторая: мы тратим наши усилия, чтобы заставить работать то, что работать уже не может.

Реализуя очередной «план спасения», мы продолжаем увеличивать расходы, что обычно лишь ухудшает ситуацию. А что, если попробовать уменьшить расходы, освободив ресурсы? Согласитесь, что решить, от чего отказаться, особенно в трудном положении, гораздо сложнее, чем поставить точку и признать, что идея «не зашла», а бизнес стал развиваться не так, как мы думали.

Такая же логика применима и к процедурам банкротства.

Последние несколько лет в России не утихает дискуссия об их неэффективности для юридических лиц. Для улучшения экономического климата было принято решение о кардинальных изменениях в законодательстве о банкротстве. В ноябре 2019 года президент дал поручение о модернизации сложившейся системы. Итогом этого стала разработка фактически нового законопроекта, обобщающего изменения последних лет. Более 500 дополнительных страниц должны были привести к восстановлению бизнеса должников и увеличению возвратов кредиторам и ФНС.

Однако никуда не ушли две проблемы. Во-первых, серьезное усложнение самой процедуры банкротства. Во-вторых, сроки такой процедуры. Статистика говорит, что за последние пять лет число банкротств юридических лиц прирастает в среднем на 20 тыс. ежегодно. Сегодня у нас около 9,5 тыс. арбитражных управляющих, которые при этом всё равно не справляются с потоком банкротных дел.

Согласно официальной статистике, эффективность процедур банкротства показывает следующую картину: залоговым кредиторам в ходе конкурсного производства удается вернуть 21,6% задолженности, в то время как не имеющим залога — лишь 2,3%.

Но статистика — вещь интересная. Не найдя данных по банкротству юридических лиц в разрезе балансов компании, я самостоятельно проанализировал сложившуюся ситуацию. Получается, что за I квартал 2021 года было начато 1917 процедур банкротств, но только у 50 компаний на балансе более 500 млн рублей. То есть у лишь 2,6% от общего числа потенциальных банкротов есть имущество и возможность переформатировать свой бизнес или выплатить часть долгов кредиторам.

Любопытно, что эта статистика почти в точности соответствует данным по выплатам не имеющим залога кредиторам в ходе конкурсного производства (2,3%). Выходит, что действующий сейчас закон спасает ровно то количество должников, которое и так можно спасти.

Возникает логичный вопрос: может быть, стоит отказаться от судебного банкротства 97,4% должников и ввести новую систему, аналог которой уже был опробован на другой категории должников — физических лицах?

1 октября 2015 года вступили в силу положения ФЗ от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в части регулирования банкротства гражданина. В течение нескольких лет после этого стало понятно, что объем банкротств физлиц превышает возможности судебной системы и арбитражных управляющих. Система требовала корректировки, поэтому с 1 сентября 2020-го заработал закон о внесудебном банкротстве граждан.

Согласно пояснениям автора, депутата Госдумы Николая Николаева, «в среднем 65–75% кредиторов ничего не получают по итогам банкротства». При этом, по его словам, с каждым годом количество дел о банкротстве граждан неуклонно растет. Число реабилитационных процедур уменьшается, а это значит, что доходы граждан не позволяют реструктуризировать долг.

За год новый закон доказал свою эффективность. Учитывая этот опыт, не правильно ли было бы запустить систему территориальных арбитражных управляющих, привязанных к конкретному региону, и распределить между ними определенные права и обязанности? В таком случае ответственность за добросовестное банкротство будет висеть на должнике и его акционерах, а не на арбитражном управляющем или кредиторах. Должник, желающий провести банкротство своей компании, будет обязан сразу подать на банкротство, принести все документы и раскрыть отчетность. Если он этого не делает, следует наложить высокие штрафы (а возможно, и ввести уголовную ответственность). Сейчас, в цифровую эпоху, самое подходящее время для этого, ведь отследить движение каждого рубля и документа стало как никогда просто.

Что мы получим в итоге? Во-первых, статус профессии «арбитражный управляющий» повысится, и сюда придут новые высококвалифицированные кадры. Во-вторых, нагрузка на судебную систему заметно сократится, качество принимаемых решений вырастет, а бюджетные средства будут экономиться. В-третьих, банкротные процедуры для кредиторов станут куда более понятными и предсказуемыми. Людям больше не нужно будет искать арбитражного управляющего самостоятельно и дотошно контролировать его работу.

Наконец, арбитражные управляющие будут избавлены от постоянных споров о расходах и собственных обязанностях, что в конечном счете приведет к уменьшению количества судебных тяжб.

Арбитражные управляющие смогут отсечь ненужные для дела дискуссии и достичь главной цели — начать спасать предприятия, которые по-настоящему нуждаются в спасении и привлечении кризис-менеджеров самого высокого класса.

Автор — арбитражный управляющий

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

ВС подчеркнул недопустимость привлечения к банкротному делу сторонних лиц без санкции суда

В Определении № 305-ЭС18-24484 (12) от 24 мая по делу №А40-239581/2015 Верховный Суд высказался о привлечении арбитражным управляющим сторонних специалистов для организации торгов, деятельность которых превышает установленный законом лимит расходов, до санкции суда на это.

Читайте также  Кому можно с внуками уходить на больничный

Арбитражный управляющий привлек организатора торгов, не дождавшись санкции суда

31 марта 2017 г. ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» было признано банкротом. 1 июня 2018 г. арбитражный управляющий Леонид Лазаренко обратился в суд с заявлением об увеличении установленного Законом о банкротстве лимита расходов на оплату услуг, оказываемых привлеченными управляющим лицами. Он также просил утвердить расходы на выплату вознаграждения ООО «Ру-Трейд» как организатору торгов по реализации имущества должника.

26 сентября 2018 г. в удовлетворении заявления было отказано. Суд отметил, что в случае превышения установленного лимита расходов обязанность доказывания обоснованности привлечения специалистов и цены их услуг лежит на арбитражном управляющем. При этом он заметил, что сам Леонид Лазаренко и так должен обладать всеми необходимыми знаниями для организации процедуры продажи имущества, а также что необходимость привлечения иных лиц для осуществления этой деятельности, обусловленную спецификой дела о банкротстве, управляющий документально не подтвердил.

Суд обратил внимание на то, что в штате компании-банкрота имеется 55 не уволенных сотрудников, в том числе исполнительный директор, его заместитель, заместитель генерального директора по правовым и корпоративным вопросам, советник генерального директора, которым может быть поручена часть функционала организатора торгов, в частности взаимодействие с потенциальными покупателями имущества.

Разумность расходов, санкция на осуществление которых испрошена у суда, не доказана, заключил суд. Он пришел к выводу, что лимит расходов может быть увеличен лишь на твердую сумму исходя из конкретных обстоятельств, положенных управляющим в обоснование доводов о необходимости привлечения специалистов. Наличие таких обстоятельств управляющий не подтвердил. Предложенный им механизм расчета вознаграждения (в процентах от фактической цены реализации) не позволяет достоверно установить итоговую величину вознаграждения, реально подлежащего выплате организатору торгов по результатам их проведения, проверить ее экономическую обоснованность.

Однако еще до рассмотрения судом вопроса об увеличении лимита решением собрания кредиторов от 26 июля 2018 г. были утверждены изменения в положение о порядке продажи имущества «Технопромэкспорт», согласно которым организатором торгов определен «Ру-Трейд», а размер его вознаграждения за счет имущества должника – 1,5% от цены реализации (при условии продажи имущества) или 100 тыс. руб. (на случай незаключения договора по итогам торгов). Соответствующий договор с компанией был заключен управляющим 30 июля 2018 г., то есть до вынесения и вступления в силу решения суда об отказе.

12 мая 2020 г. управляющий подал в суд второе заявление об установлении вознаграждения «Ру-Трейд» в сумме более 22,3 млн руб., указав, что общество выполнило функции организатора торгов. Таким образом, определенный в соответствии с п. 3 ст. 20.7 Закона о банкротстве лимит всех расходов на привлеченных лиц в 4 млн руб. был значительно превышен.

На этот раз заявление управляющего было удовлетворено. Суд исходил из того, что «Ру-Трейд» фактически оказал услуги организатора торгов в форме публичного предложения, на которых доля в уставном капитале и пакет акций реализованы более чем за 1,4 млрд руб. Суд счел, что привлечение организатора торгов было оправдано, поскольку реализация долей участия и акций предприятий, работающих на энергетическом рынке, осуществлялась в рамках этого ограниченного рынка, для дачи консультации потенциальным покупателям требовались специальные познания в сфере энергетики, продать имущество удалось именно благодаря профессионализму «Ру-Трейд».

Суд констатировал отсутствие в деле доказательств того, что стоимость услуг организатора торгов завышена. Кроме того, он отметил, что решения о выборе организатора торгов и порядке исчисления размера его вознаграждения были приняты собранием кредиторов должника и не признавались недействительными в установленном законом порядке. Вышестоящие инстанции оставили это решение в силе.

Верховный Суд раскритиковал подход нижестоящих инстанций

Один из кредиторов должника, ООО «Корпорация Акционерной Компании «Электросевкавмонтаж», обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просил отменить решения судов и отказать в удовлетворении заявления конкурсного управляющего.

Изучив материалы дела, ВС заметил, что при рассмотрении первого ходатайства Леонида Лазаренко суды справедливо обратили внимание на обязательность доказывания управляющим обстоятельств в привлечении стороннего специалиста. Однако при разрешении второго ходатайства о даче разрешения на привлечение того же общества «Ру-Трейд» на тех же условиях, что и ранее, суды неправомерно освободили управляющего от необходимости документального подтверждения юридически значимых обстоятельств, проигнорировав ранее сделанные правильные выводы о распределении бремени доказывания и порядке привлечения специалистов при превышении лимитов.

Верховный Суд указал, что приведенные конкурсным управляющим основания привлечения для организации и проведения торгов «Ру-Трейд» не были обусловлены экстраординарными, непредвиденными обстоятельствами и должны были быть известны ему заранее. Несмотря на это, управляющий заключил договор до получения санкции со стороны суда, рассматривающего дело о банкротстве, что недопустимо. Более того, впоследствии получив отказ в удовлетворении первого ходатайства, управляющий не предпринял мер к расторжению договора, заключенного с нарушением положений п. 6 ст. 20.7 Закона о банкротстве – в отсутствие судебного определения.

ВС заметил, что при втором обращении управляющий не пытался доказать, что привлечение организатора торгов было объективно необходимо и эти полномочия не могли быть реализованы самим управляющим при помощи лиц, находящихся в штате «Технопромэкспорта», не пробовал обосновать рыночный характер цены услуг. Он не представил свидетельств изменения тех или иных обстоятельств после того, как ему было отказано в удовлетворении первого ходатайства.

Сочтя, что для успешной реализации принадлежащих «Технопромэкспорту» долей участия и акций энергетических компаний необходимы специальные познания в сфере энергетики, суды при разрешении второго ходатайства не сослались на какие-либо доказательства, указывающие, хотя бы косвенно, на наличие у сотрудников «Ру-Трейд» подобного рода познаний, опыта в сфере реализации долей участия, акций энергетических предприятий, деловой репутации и деловых связей на энергетическом рынке.

Равным образом, указал Суд, при превышении лимита расходов необходимость привлечения организатора торгов не может подтверждаться лишь его ординарными информационными письмами, адресованными потенциальным участникам торгов, с общей информацией об их проведении, а также свидетельствами совершения организатором стандартного набора действий по опубликованию сообщений, предусмотренных законодательством, подведению итогов торгов и тому подобных.

Верховный Суд отметил, что конкурсный управляющий не привел объяснений относительно того, почему он считает эффективной процедуру, в ходе которой с помощью подысканной им организации более чем за 1,4 млрд руб. были отчуждены доли участия и акции обществ, изначально оцененные в сумму около 7,1 млрд руб.

ВС указал, что нижестоящие инстанции неправомерно возложили на кредитора обязанность по первичному доказыванию нерыночности цены услуг «Ру-Трейд», тогда как в силу прямого указания п. 6 ст. 20.7 Закона о банкротстве именно Леониду Лазаренко надлежало доказать соответствие данной цены обычным расценкам на аналогичные услуги.

Также ВС отметил, что принятое собранием кредиторов решение о привлечении «Ру-Трейд» в качестве организатора торгов не возлагает на суд обязанность по автоматическому утверждению этого решения и не освобождает управляющего от необходимости доказывания обоснованности как самого факта привлечения организатора торгов, так и стоимости его услуг.

Суд отменил решения нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении заявления.

Эксперты разошлись в вопросе о том, может ли арбитражный управляющий до суда привлекать некоторых лиц

Руководитель арбитражной практики Адвокатского бюро г. Москвы «Халимон и партнеры» Игорь Ершов посчитал, что ВС дал некий ориентир участникам оборота и обращает внимание на правовые последствия недобросовестных и незаконных действий управляющего.

С одной стороны, указал адвокат, ВС говорит о недопустимости нарушения управляющим императивной нормы о предварительной санкции суда и невозможности преодолеть судебную санкцию решением собрания кредиторов. С другой стороны, в логике Верховного Суда прослеживается мысль о том, что превышение лимита могло бы быть одобрено управляющему постфактум, несмотря на отсутствие предварительной санкции суда, но исключительно при доказанности следующих обстоятельств:

  • объективной необходимости привлечения стороннего лица (для организации и проведения торгов);
  • невозможности самостоятельной реализации действий привлеченного лица (или при помощи лиц, находящихся в штате должника);
  • рыночного характера цены услуг;
  • изменения тех или иных обстоятельств после того, как ему было отказано в удовлетворении первого ходатайства.

Как считает адвокат Forward Legal Данил Бухарин, размер вознаграждения организатору торгов очевидно завышен, тем более в сравнении с фактически осуществленными им действиями. Также он обратил внимание на непоследовательность судов нижестоящих инстанций, которые сперва признали необоснованным привлечение конкурсным управляющим организатора торгов, но затем согласились с необходимостью ему выплатить вознаграждение.

«Верховный Суд справедливо отметил, что привлекать лиц для обеспечения функций арбитражного управляющего при превышении лимитов расходов на процедуру возможно только после предварительного согласования расходов на таких лиц в суде. В противном случае оплата таким лицам до судебной проверки обоснованности их привлечения будет нарушать права кредиторов. При этом даже наличие решения собрания или комитета кредиторов об одобрении договора с привлеченным лицом не может подменять собой необходимость судебной оценки подобного решения арбитражного управляющего», – отметил он.

Также ВС справедливо указал, что именно управляющий должен доказать необходимость и экономическую целесообразность в привлечении третьих лиц, в частности организатора торгов, посчитал Данил Бухарин. Нельзя перекладывать обратное бремя доказывания на кредитора, который считает размер вознаграждения организатора торгов завышенным, заключил он.

Арбитражный управляющий Дмитрий Рынденко заметил, что ВС всесторонне рассмотрел ситуацию по делу, включая обстоятельства подачи конкурсным управляющим первого заявления об увеличении лимита, и обратил внимание на факты, подлежащие доказыванию в рассматриваемой ситуации:

  • невозможность выполнения функций организатора торгов самим управляющим с помощью штата должника;
  • обоснованность привлечения конкретного организатора торгов и условий его привлечения;
  • эффективность уже проведенных на момент рассмотрения заявления торгов.

Дмитрий Рынденко указал, что сложившаяся практика по заявлениям об увеличении лимита расходов на оплату услуг, оказываемых привлеченными управляющим лицами, сводится к необходимости конкретного и последовательного доказывания управляющими обоснованности привлечения каждого лица и всех условий его привлечения (как цены, так и срока, на который привлекается лицо). Как правило, если в деле в качестве кредитора участвует налоговый орган, именно он становится основным «оппонентом» управляющего по данным вопросам, пытаясь добиться отказа или снижения размера вознаграждения для привлекаемых управляющим лиц и переложить ту или иную работу на плечи самих управляющих. «Нужно отметить, что формальный подход управляющих к доказыванию обоснованности привлечения лиц в таких делах практически невозможен, что и подтвердил ВС РФ в рассматриваемом случае, указав, например, что рекламные буклеты и “ординарные письма” не могут свидетельствовать об исключительной компетенции привлекаемого лица. При этом, однако, Суд не указал, какие именно доказательства в этом случае были бы уместны и достаточны», – отметил он.

По мнению Дмитрия Рынденко, ВС довольно жестко выразил позицию о невозможности и незаконности заключения договора с привлеченным лицом до одобрения условий его привлечения судом, подчеркнув, что управляющий должен был расторгнуть заключенный договор после отказа в первом заявлении. «На практике же возможны ситуации, когда управляющий в интересах кредиторов (для сохранения имущества или более выгодной его реализации (например, скоропортящееся имущество)) вынужден привлекать некоторых лиц до одобрения судом – по сути, конечно, на свой страх и риск», – резюмировал он.