Колонии для пожизненного заключения в россии

В России впервые вышел на свободу пожизненно осуждённый

Из тюрьмы для пожизненно заключённых «Полярная сова» впервые вышел на свободу дважды осуждённый за убийство. Об этом сообщает «Московский комсомолец». После 25-летнего срока он был отпущен по УДО.

Анвару Масалимову сейчас 63 года. Он был признан опасным рецидивистом за повторное убийство и приговорён к смертной казни. В 1998 году Борис Ельцин своим указом заменил смертную казнь на пожизненное заключение.

ФКУ ИК-18 УФСИН России по ЯНАО

исправительная колония особого режима для пожизненно осуждённых в посёлке Харп

Начальник колонии – полковник внутренней службы Белов Евгений

Лимит наполнения – 2000 мест

Отбывают наказание:

Последние годы Масалимов отбывал наказание в тюрьме «Полярная сова» в Ямало-Ненецком АО. Отмечается, что он неоднократно подавал жалобы в суд. Он добился того, что из договора исключили отягчающие обстоятельства, а также признание его опасным рецидивистом. Статья была переквалифицирована со ст. 102 на ст. 103 УК РСФСР. Однако по ней наказание осталось прежним – пожизненное заключение. По словам издания, именно переквалификация приговора стала причиной того, что Масалимов вышел на свободу, однако в материалах дела суд в качестве основания указывает УДО.

По данным издания, Масалимова видели в Москве, в храме Святителя Дмитрия Ростовского, там он сообщил, что намерен нанять адвоката и получить жилье, а также компенсацию за излишне строгое наказание.

Без прецедентов

В 2015 году об УДО 70-летнего Петра Стаховцева просил его адвокат Дмитрий Динзе. Прошение было подано в Зубово-Полянский суд Республики Мордовия. К 2014 году Стаховцев отбыл 25 лет, после чего получил право просить об УДО. Защита отмечала, что он не представляет общественной опасности, а на свободе его ждут родственники. Однако в марте 2016 года суд отказал Стаховцеву в УДО, основанием стала позиция администрации колонии. Петр Стаховцев, экс-майор милиции, был осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 77 (бандитизм), ст. 102 (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах), ч. 1 ст. 17 (совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой) и ч. 1 и 3 ст. 196 (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, штампов, печатей, бланков) УК РСФСР. Тогда смертная казнь также была заменена на пожизненное заключение.

Неудачные попытки выйти по УДО при пожизненном заключении предпринимались и раньше. В 2013 году 73-летний Казбек Калоев был досрочно освобожден Белозерским районным судом Вологодской области, однако вышестоящий суд решение отменил из-за процессуальных нарушений. Калоев был осужден к смертной казни в 1990 году за бандитизм и разбой. В 2014 году Соль-Илецкий районный суд Оренбургской области отказал в УДО 44-летнему Александру Скрипченко, который также получил смертный приговор, который позже заменили на пожизненное заключение.

Наказание меньше, работы — больше: как система относится к женщинам

Марина Муратова

Около 45 тысяч женщин в России содержатся в местах лишения свободы. Условия их содержания схожи с мужскими, но отношение — сильно различается. Мы изучили статистику и поговорили с правозащитниками, чтобы узнать, как система относится к женщинам в теории и на практике.

У женщин в России нет пожизненного заключения (максимальный срок — 25 лет), их не помещают в колонии строгого и особого режима, беременным и мамам детей до трех лет не назначают обязательные, принудительные и исправительные работы, в некоторых колониях разрешено пребывание с несовершеннолетними детьми.

По данным первого в России исследования о гендерном неравенстве в судах, при рассмотрении дел к женщинам относятся мягче, чем к мужчинам. Они реже получают тюремные сроки, обвинительные приговоры. По словам правозащитников, более мягкое отношение заканчивается сразу после того, как женщина становится заключенной. Чем различается отношение системы к женщинам и мужчинам и как это происходит в случае с политическими делами?

Участливый суд

Среди тех, кого признают виновным, подавляющее большинство — мужчины. В 2017 году в России были осуждены более 697 тысяч человек. Из них примерно 1/7 или 94 с лишним тысячи — это женщины. По статистике первой половины 2018-го процент тот же: 324,9 тысяч против 44,2 тысяч.

Сейчас в российских колониях, тюрьмах и СИЗО находятся в общей сложности 557,6 тысяч человек. 44,4 тысяч из них — женщины. По данным Института проблем правоприменения, шанс осуждения к реальному сроку у них в 1,5 раза меньше, чем у мужчин.

Детские шансы

Статистика Института проблем правоприменения говорит, что шанс на смягчение приговора выше для замужних. При этом наличие детей на обвинение или оправдание значительно не влияет — лишь на 8% повышает вероятность того, что женщина получит наказание, не связанное с лишением свободы. По словам бывшего члена ОНК Москвы, правозащитницы и исследователя российских тюрем Людмилы Альперн, право на отсрочку приговора при наличии детей до 14 лет практически не применяется судами.

«Как и в других странах, в России суды считают женщин, совершивших преступления, менее опасными для общества и заслуживающими менее строгого наказания, чем мужчины. Когда мы видим отклонения от общего тренда, они обычно связаны с делами, отражающими системные конфликты: в делах с участием предпринимателей или заказных политических делах вроде процесса над Pussy Riot», — отмечается в отчете Института.

Сыну фигурантки дела Pussy Riot Марии Алехиной на момент ее ареста было шесть лет, дочери Надежды Толоконниковой — четыре года. Участницу « Открытой России» Анастасию Шевченко отправили под домашний арест, несмотря на то, что на ее попечении были трое детей и старшая дочь имела инвалидность. Защита настаивала в суде, что осложнения со здоровьем для девочки могут быть смертельно опасны, и просила отпустить Шевченко под подписку о невыезде, но суд отказал. Дочь Анастасии умерла в реанимации.

Людмила Альперн говорит, что в случае с несовершеннолетними детьми российская система не считается ни с какими конвенциями. По ее словам, в России не работает механизм защиты прав ребенка, который не позволил бы поместить мать под стражу, если у нее есть несовершеннолетние дети и она не совершила тяжкого преступления.

«Если мать разлучают с ребенком, тем более с грудным, судья должен принять это решение (не помещать под арест — ОВД-Инфо ), взять на себя эту ответственность. А у нас нет ничего, полицейские привлекают органы опеки и попечительства, решают сами — нельзя же держать женщину с ребенком в ОВД 48 часов, а без него — можно. У нас любую женщину, что бы с ней ни произошло, какие бы у нее ни были семейные обстоятельства, дети, могут мгновенно поместить под арест. Нет никакого различия, никаких границ», — говорит Альперн.

По словам правозащитницы, опека особенно активно включается в работу в случае с политическими делами.

«Недавний случай: мать закрыла в доме трехлетнюю дочь, девочка умерла. Выясняется, что мама уже была осуждена раньше, буквально за полгода до этого. Значит, она уже была в поле зрения, это неблагоприятная ситуация для ребенка, и органы опеки должны были включиться, ходить, смотреть — но не сделали этого. Зато, например, можно вспомнить историю одной из видных оппозиционеров, которая занималась Химкинским лесом (Евгении Чириковой — ОВД-Инфо ). У нее двое детей, она выступала на митингах, и тут же к ней прицепилась опека и начали требовать отнять у нее детей, включились мгновенно, как собаки».

Приговоры активисткам

Если рассматривать отдельные резонансные «политические» дела, можно посчитать, что в целом к активисткам суд относится мягче, чем к мужчинам, обвиняемым по тем же статьям. Например, из 16 осужденных по «Болотному делу» только два человека получили условные сроки, обе женщины — Александра Духанина и Елена Кохтарева. Обвиняемых по делу «Нового величия» Анну Павликову и Марию Дубовик перевели под домашний арест. Фигуранту дела «Сети» Виктору Филинкову сотрудники ФСБ говорили, что девушек «не берут»: «Сядут только парни. Феминизм вещь хорошая, но мы так не считаем. Приказа брать девушек не поступало».

Объективную же статистику по политически мотивированным делам получить практически невозможно. Во-первых , нельзя утверждать, что по определенным статьям Уголовного кодекса все дела «политические». Во-вторых , «общечеловеческие» статьи могут использоваться для преследования политических активистов.

ОВД-Инфо выбрал несколько статей УК, которые часто используются в политически мотивированных делах, и изучил статистику приговоров по ним. Это статьи:

  • «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» (280 УК)
  • «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации» (280.1 УК)
  • «Возбуждение ненависти либо вражды» (282 УК)
  • «Организация деятельности экстремистской организации»(282.2 УК)
  • «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности» (205.2 УК)
  • «Организация террористического сообщества» (205.4 УК)
  • «Организация деятельности террористической организации» (205.5 УК).

В 2017 году в России по этим статьям осудили 774 человека. Из них 40 — женщины. В первой половине 2018 года — 18 из 333.

Читайте также  Как можно осуществлять добровольное пожертвование

Условия в местах лишения свободы

Система не дает поблажек женщинам, уверен автор проекта «Женщина, тюрьма, общество» Леонид Агафонов. Если говорить об условиях женщин в местах лишения свободы — не важно, по каким статьям они осуждены, — система ломает их гораздо сильнее, чем мужчин. Во-первых , они гораздо быстрее теряют связь со своими близкими.

«К мужчинам их жены и гражданские жены могут ездить с передачками по нескольку лет. У женщин этого практически нет. Большинство теряют связь с мужьями, особенно с гражданскими мужьями, в течение первого года — остаются мамы и сестры. Из-за этого женщинам намного труднее, у них нет такой поддержки со свободы, как у мужчин», — говорит правозащитник.

Второй момент — нарушения трудового режима в колониях. По словам правозащитника, женщин эксплуатируют больше, потому что они более податливы, их проще принудить и подавить. Еще одна причина в том, что у мужчин в колониях гораздо меньше рабочих мест.

«С Советского Союза женские колонии специализировались на швейном производстве. У мужчин мало работы — заводы, которые были при колониях в СССР, развалились после его распада. В мужских колониях на производстве могут быть заняты 25–30% заключенных. Зато у женщин полная загрузка, это еще и перешло под коммерческие структуры — их как бы сдают в аренду частникам вместе с оборудованием, и они там шьют по 12–14 часов за минимальные деньги».

«У мужчин зоны делятся на „красные“ — подчиненные администрации — и „черные“. У женщин никогда не бывает „черных“ зон, — добавляет Людмила Альперн. — Они полностью задавлены в тюремной системе. У нас сейчас средний срок — это 5 лет, сидят и по 8–10 лет. Там абсолютное бесправие, можно заставить и в три смены работать и ничего им не платить, потому что не бывает женских бунтов, практически не бывает побегов, никакого сопротивления фактически они не оказывают и из них можно сделать все, что угодно».

«Град обреченных»: Как устроена самая большая колония для осужденных пожизненно

В апреле в издательстве «Альпина Паблишер» выходит книга правозащитницы Евы Меркачевой «Град обреченных». Журналистка и член Общественного совета ФСИН России объездила все семь российских колоний для пожизненно осужденных, чтобы рассказать, как устроена жизнь внутри них и что толкало людей на чудовищные преступления.

С разрешения издательства Enter публикует отрывок из главы «Не верь, не бойся, не проси» о самой большой колонии подобного типа — «Черном дельфине». Книгу уже можно заказать онлайн.

После убийств в 2019 году шестилетнего мальчика в детском саду Нарьян-Мара и девятилетней девочки в Саратове заговорили о возврате смертной казни. Пожизненного срока для мучителей детей мало, считает большинство россиян, как показали опросы. Они не знают: жизнь может быть куда большим наказанием, чем смерть, особенно если обречен провести ее в «Черном дельфине». Об этой тюрьме идет страшная молва. Те, кто побывал там, но был переведен в другую колонию для пожизненно осужденных, рассказывают такое, от чего волосы встают дыбом. Они совершенно уверены: если бы мораторий отменили, то все арестанты «Черного дельфина» незамедлительно попросили бы применить к ним смертную казнь. Так ли это на самом деле? Об этом думала я, когда отправлялась в колонию.

«Фонтанчик с дельфином, вся жизнь тебя мимо.
Здесь клеймом меченные, приговоренные пожизненно.
И если в наказании сила, не будет за стенами теми
покоя с миром».

Российский рэпер Гио Пика

А еще я думала, что заметнее, чем «Черный дельфин» (неофициальное название ИК №6 появилось из-за фонтанчика в виде черного дельфина), в фольклоре не представлена ни одна российская зона. Песни, стихи, фильмы — все пропитано не тюремной романтикой, а ужасом.

Рассказывают: слово «черный» якобы возникло в те времена, когда у каждого сидельца тело представляло сплошную черную гематому, так там били. На самом деле у осужденного, который делал скульптуру дельфина, была только черная краска.

Еще одна легенда — у всех сидельцев постоянно были красные от слез глаза. В действительности это могло быть результатом скачков давления от частого нахождения в положении «голова к коленям, руки высоко за спиной».

«Самые страшные времена пришлись на конец 1990-х годов, — рассказывает один из старожилов. — Тогда едва ли не каждый день выносили трупы. Умирали от побоев и голода. Кто-то кончал с собой. На погост их выносили в гробу, который был в единственном эккземпляре. То есть его всегда возвращали обратно пустым».

После 2003 года стало легче. Но ненамного. По крайней мере так уверяет один из арестантов (сознательно не называю его имя, потому что он до сих пор за решеткой, но уже в другой колонии). Под псевдонимом Джонни он написал книгу «Живьем в аду», где повествует о своем пребывании в «Черном дельфине». Среди прочего он рассказывает, что арестанты передвигались только в наручниках, пристегнутых сзади, и с мешком на голове. Смотреть в глаза сотрудникам в принципе запрещалось, иначе могли забить до смерти. А все якобы потому, что осужденные не должны были запомнить, как выглядят их мучители-надзиратели, и не отомстить при случае. Сколько бы я ни общалась с осужденными к пожизненному заключению в других колониях, все они говорили примерно так: «Здесь жить можно. Не то что в “Черном дельфине”».

Но все меняется, и за последние годы «Черный дельфин» не мог не измениться. Во ФСИН его считают самой прогрессивной, образцово-показательной колонией: камеры тут лучшие, питание качественное и так далее.

Как может быть тюрьма одновременно самой жесткой и самой прогрессивной? И чего в ней больше — жесткости или новаций? И почему она по-прежнему на сегодняшний день лидер по количеству смертей?

«Люди спинами кверху, ну как дельфины,
Вечером плаванье за деяния злые.
Там поломаются самые дерзкие грешники,
Мерзкие, у которых слезы все пресные».

Автор — осужденный «Черного дельфина»

Соль-Илецк — маленький город в Оренбургской области, знаменитый своими солеными озерами. Говорят, что местные воды (больше 20 минут находиться в них нельзя) восстанавливают любой организм. Даже если не верить в истории о чудесном исцелении, то стоит приехать сюда, чтобы просто полюбоваться красотами озер и степей.

И почему кому-то пришло в голову построить самую страшную тюрьму именно здесь? Острог появился в екатерининские времена, изначально предназначался для разбойников и бунтарей (все они добывали соль на приисках). По одной из версий, место выбрали после Пугачевского восстания, которое началось именно в Оренбургской области.

Тюрьме — четверть тысячелетия. В разные века у нее было разное предназначение: то пересылка, то туберкулезная больница, то концлагерь, то тюрьма НКВД. Колонией для пожизненно осужденных она стала в 2000 году. Понятно, что за все это время старые корпуса были много раз переделаны, рядом появились новые, но старинный дух, кажется, там витает повсюду.

Внешне ИК-6 и близко не напоминает тюрьму. Вы даже рядов колючей проволоки не увидите (она есть, но внутри, за высоким строением штаба — административного здания). Новенький фасад и тот самый, «воспетый» фонтан в виде черного дельфина.

— Миш, сфотографируй меня вот тут! — просит дама в купальнике и шляпе.

Фото на фоне тюрьмы для пожизненно осужденных? Но уже через несколько минут привыкаешь к отдыхающим, которые так и липнут к дельфину (зачастую понятия не имея, что это символ самой страшной зоны России).

Администрация колонии хотела запретить отпускникам подходить к территории в плавках и купальниках, но потом махнула рукой. Тем более что осужденные из своих окон видеть их не могут (они вообще к окнам не подходят, но об этом позже).

— К нам даже свадьбы приезжают, — говорит начальник ИК Юрий Коробов. — Цветы к фонтану возлагают.

У местных жителей есть поверье: если в день бракосочетания супруги придут сюда, то будут вместе. Пожизненно.

— Подошел как-то мужчина, спрашивает: «Как на экскурсию попасть?», — говорит замначальника УФСИН Сергей Баландин (до недавнего времени возглавлял «Черный дельфин», потом пошел на повышение). — Уверял, что прочитал где-то в СМИ. Я ему ответил: «Не выдумывайте, нет тут экскурсий и никогда не было. Тут “экскурсия” в одну сторону и только по приговору».

Вот так тюрьма стала главной достопримечательностью города наравне с озером под названием Развал.

Внешний осмотр колонии впечатлил. Свежий ремонт от фундамента до крыш — как выяснилось, за счет денег, которые заработали сами осужденные (а это больше 63 миллионов рублей). Кругом идеальная чистота и порядок. Клумбы с цветущими розами, свежая зеленая травка.

Внутри колония тоже выглядит обновленной. В камерах — пластиковые окна, современные умывальники и унитазы, освещение.

Читайте также  Как бывшего заствить платить алименты после 18

Итак, чем «Черный дельфин» сегодняшний отличается от других колоний для пожизненно осужденных?

Во-первых, это самая большая колония такого типа. Сейчас тут содержится около 700 человек. Во-вторых, колония уникальна тем, что вписалась в современные рыночные отношения. Соль-Илецк посещают два миллиона отдыхающих в год. А «Черный дельфин» их в буквальном смысле кормит и поит. Здесь пекут хлеб, выращивают бахчевые, разводят скот. Рядом с колонией работает магазин, где можно купить работы осужденных — от чучел животных и шахмат до столов и кресел.

— Производств много разных, — говорит Коробов. — Около 400 осужденных ежедневно выходят только на швейное и обувное. Плюс больше 50 работают на «сувенирке». Еще столько же мебель делают. Вот другие колонии жалуются, что у них работы для осужденных нет. А у нас ее столько, что арестантов не хватает. Некоторые ведь не могут трудиться по возрасту или болезни — одних только пенсионеров 87 человек.

— Осужденные к пожизненному сроку — лучшие работники, — объясняет секрет «экономического чуда» Сергей Баландин. — Даже на строгом режиме эффективность труда не такая, как у нас. Представьте, там только работник в совершенстве освоит профессию, станет мастером высочайшего уровня, как подходит или время УДО, или просто конец срока. А наши подопечные останутся здесь, скорее всего, навсегда. Потому у нас есть уникальные мастера, которые могут с закрытыми глазами выполнять сложные швейные операции.

— Зарплату арестанты получают небольшую, в среднем тысяч пять, потому что с них высчитывают деньги за коммунальные и другие услуги, — продолжает Сергей Баландин. По факту осужденные практически полностью оплачивают свое содержание.

В-третьих, в «Черном дельфине» действительно самый жесткий режим, и об этом стоит рассказать поподробнее.

«Сплетаются в канаты судьбы,
Повсюду слышен крик и стон.
Остаток жизни на «Дельфине»
Проходит, как кошмарный сон»

Автор — осужденный «Черного дельфина»

Услышав, как поворачивается ключ в двери камеры, арестанты «принимают исходную». Вот как это выглядит. Они становятся спиной к двери. Руки вверх, согнуты в локтях, пальцы растопырены.

Затем дежурный по камере разворачивается лицом к входящим. Руки опускает, поворачивает ладони вперед, пальцы по-прежнему раскрыты. Голова опущена, взгляд в пол. И четко, громко, скороговоркой (имя и даты изменены):

— Здравия желаю, гражданин начальник! Докладывает дежурный по камере Петров Иван Иванович, 1975 года рождения, осужденный по статьям 105, часть 2, 132, 135, убил 12 человек, приговорен Московским городским судом к пожизненному лишению свободы. Начало срока — 11 сентября 2001 года. В камере находится три человека, жалоб и претензий к администрации нет. Здравия желаю!

Зачем говорить «здравия желаю», да еще по нескольку раз? Но эта форма доклада в колонии обязательна для всех.

Я осматриваю камеру. В ней сразу два отсекателя — один у окна, второй у двери. Отсекатели — это дополнительные решетки, которые отгораживают (отсекают) часть пространства. Обычно в камере есть только отсекатель у окна, чтобы осужденные не могли к нему даже приблизиться (и, к примеру, прокричать что-то). По факту получается, что внутри камеры есть еще одна, передняя и задняя стены которой полностью состоят из решеток.

Еще одна особенность колонии — осужденные по-прежнему передвигаются в «позе конькобежца» или «дельфинчика»: голова между коленей, руки в наручниках за спиной, подняты максимально высоко. Хотя в других колониях это больше не практикуется.

По словам адвокатов, на голову «черных дельфинов» зачастую надевают повязку или мешок. Но при мне никого так не водили. Не было и овчарок, без которых, как опять же говорят защитники сидельцев, редко когда обходился вывод из камеры.

К чему вообще такие меры — мешок, собаки, наручники сзади? Сотрудники скажут: «Пожизненникам терять нечего». Но это не совсем так, как я поняла. У арестантов есть жизнь, и они за нее держатся. Побегов из «Черного дельфина» не было именно по этой причине (никто не хотел быть убитым при попытке к бегству).

ЕСПЧ признал нарушением ежедневное применение наручников к пожизненно осужденному

2 июня Европейский Суд вынес Постановление по делу «Н.Т. против России» касательно жалобы отбывающего пожизненное наказание россиянина на неприемлемые условия содержания в пенитенциарном учреждении.

В декабре 2010 г. гражданин Н.Т. прибыл в исправительную колонию особого режима № 56 (ИК-56), расположенную в поселке Лозвинский Свердловской области, для отбывания пожизненного срока лишения свободы. По прибытии он был автоматически помещен под строгий режим тюремного заключения, который применяется в России ко всем пожизненно осужденным (по крайней мере, в первые 10 лет их заключения). В соответствии с таким режимом он содержался отдельно от остальных заключенных в камере, рассчитанной на двух человек. Большую часть времени заявитель находился в одиночном заключении, но иногда к нему подселяли сокамерника.

Тюремная камера не была оснащена унитазом и проточной водой, так как в колонии отсутствовали системы водопровода и канализации. В связи с этим заключенным давали ведро с водой для питья, мытья и чистки тридцатилитрового ведра, которое они использовали в качестве унитаза. В 2014 г. Н.Т. подал жалобу в Европейский Суд, в которой указал на неприемлемые условия содержания. В решении от 2017 г. Суд выявил нарушение ст. 3 Конвенции и присудил заявителю компенсацию морального вреда.

В ИК-56 заключенный не привлекался к работе и большую часть времени проводил в камере, продолжительность прогулок на свежем воздухе составляла лишь 90 минут. Н.Т. также был ограничен в контактах с внешним миром и в возможности расходовать личные денежные средства. До конца 2015 г. к нему применяли наручники каждый раз, когда он покидал камеру, в том числе когда было необходимо опорожнять тяжелое туалетное ведро в выгребную яму, находящуюся за пределами камерного блока.

В течение семи лет и двух месяцев нахождения в ИК-56 Н.Т. ни разу не подвергался дисциплинарному наказанию за проступки. 11 марта 2018 г. он был направлен в исправительную колонию особого режима ИК-6, расположенную в поселке Эльбан Хабаровского края. Во время трансфера 27 марта 2018 г. по неустановленным причинам он был включен в список опасных заключенных, то есть склонных к побегу, нападению, захвату заложников, самоубийству или нанесению телесных повреждений. По прибытии в ИК-6, где он находится и в настоящее время, к нему снова стали применять наручники на постоянной основе.

В своей жалобе в ЕСПЧ Н.Т. указал на нарушение ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей запрет пыток. По мнению заявителя, строгий режим лишения свободы, применяемый к нему как к пожизненному заключенному, был несовместим с требованиями вышеуказанной статьи в связи с жесткими и чрезмерными законодательными мерами, присущими такому режиму, усугубляемому ежедневным нахождением в наручниках. Мужчина указывал, что то, что он был вынужден выносить туалетное ведро будучи закованным в наручники, было не только унизительно, но и болезненно, поскольку ему приказывали держать ведро перед собой в таком положении, чтобы наручники плотно и больно сдавливали его запястья. В связи с этим он потребовал присуждения ему компенсации морального вреда в размере 24 тыс. евро и 1301 евро в возмещение судебных расходов.

В своих возражениях на доводы жалобы Правительство РФ отметило, что условия содержания заключенного и его тюремный режим соответствовали требованиям Конвенции и национального законодательства. Государство-ответчик пояснило, что заковывание в наручники является необходимой мерой, так как Н.Т. находится в списке опасных заключенных.

В контраргументах на правительственные доводы Н.Т. сослался на письменные показания нескольких свидетелей, подтвердивших практику повседневного использования наручников в отношении всех без исключения заключенных ИК-6. Мужчина также отметил, что применение наручников началось за несколько лет до того, как он попал в список опасных заключенных, когда он не совершал никаких дисциплинарных проступков.

После изучения материалов жалобы Европейский Суд напомнил обязанность государства по обеспечению приемлемых условий содержания заключенных, совместимых с уважением человеческого достоинства, обеспечением их благополучия и здоровья. Он также отметил, что все формы одиночного заключения без надлежащей психической и физической стимуляции могут привести в долгосрочной перспективе к пагубным последствиям, что ухудшит умственные и социальные способности человека. Кроме того, пожизненно лишенные свободы заключенные должны иметь возможность рассчитывать на их досрочное освобождение.

В рассматриваемом случае, как пояснил Суд, российское правительство не пояснило причины одиночного содержания заключенного, чья ситуация усугублялась отсутствием возможности лишний раз покинуть свою камеру и заняться какой-либо целенаправленной деятельностью. Совокупность вышеуказанных факторов вызвала у заявителя острое и длительное чувство одиночества и скуки, а также страдания из-за отсутствия соответствующей умственной и физической стимуляции, которые были чреваты потерей социальных навыков и индивидуальных личностных качеств.

Европейский Суд добавил, что практика ежедневного применения наручников в отношении заключенных уже давно подвергается критике как со стороны Европейского комитета по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, так и ЕСПЧ, который ранее уже отмечал, что такое длительное и необоснованное ношение наручников само по себе уже равносильно унижающему достоинство обращению и нарушению ст. 3 Конвенции. В рассматриваемом случае, подчеркнул Суд, продолжительное ношение наручников существенно превысило законные требования тюремной безопасности, это умаляло человеческое достоинство заключенного и вызывало у него чувство неполноценности, а также страдания, которые выходили далеко за рамки неизбежных унижений и боли, присущих наказанию в виде пожизненного заключения. Таким образом, Страсбургский суд выявил нарушение ст. 3 Конвенции и присудил заявителю компенсацию морального вреда в размере 3 тыс. евро, а также 1 тыс. евро для возмещения судебных расходов.

Читайте также  Если муж и жена военнослужащие дежурство

В комментарии «АГ» адвокат АП Иркутской области Людмила Романенко, представляющая интересы заявителя в Европейском Суде, выразила удовлетворение решением. «В настоящее время ИК-56 не функционирует ввиду отсутствия надлежащих условий содержания заключенных, так как девять ее заключенных в 2017 г. – в том числе и Н.Т. – получили свыше 1 млн руб. за нарушение их прав в соответствии со ст. 3 Конвенции (дело “Дудников и другие против России”). Дело в том, что в этой колонии отсутствовали канализационные и водопроводные системы, также имелись проблемы с отоплением. В рассматриваемом деле Суд выявил многочисленные нарушения прав содержания в пенитенциарном учреждении моего доверителя, который долгое время содержался в одиночных условиях, и к нему применяли наручники. В будущем ЕСПЧ рассмотрит еще одну жалобу Н.Т. на нарушение его прав в исправительной колонии, когда ему оказали несвоевременную медицинскую помощь в виде хирургической операции из-за тяжелой болезни», – сообщила адвокат.

Комментируя постановление Суда, юрист Надежда Раднаева отметила, что согласно российскому законодательству гражданин, осужденный к пожизненному лишению свободы, автоматически первые 10 лет находится на строгих условиях отбывания наказания со всеми вытекающими ограничениями. «Ранее Европейский Суд устанавливал нарушение только ст. 8 Конвенции в части невозможности иметь длительные свидания этой категории осужденных в первые 10 лет (дело «Хорошенко против России»). Рассматриваемое же постановление интересно тем, что Европейский Суд установил нарушение ст. 3 Конвенции – признал унижающим достоинство обращением факт содержания пожизненно осужденного в одиночной и двухместной камерах, а также продолжительное применение к нему наручников в первые 10 лет», – полагает она.

По мнению эксперта, Европейский Суд повторил свои выводы о том, что пожизненно лишенные свободы лица также имеют право на досрочное освобождение, а государство обязано обеспечивать меры по их ресоциализации. «Таким образом, ЕСПЧ фактически указал, что лишение свободы (в том числе пожизненное) должно преследовать прежде всего цель исправления осужденного и подготовки его к возвращению в общество. Эти выводы Суда дают основания говорить, что практика в этом направлении будет развиваться: будут подаваться новые жалобы от заявителей, и в перспективе это окажет влияние на развитие пенитенциарной системы России», – подытожила Надежда Раднаева.

Управляющий партнер АБ «А2К» Рамиль Ахметгалиев отметил, что на первый взгляд постановление Европейского Суда может показаться не столь значимым, в котором разрешается частный случай, но это не так. «Во-первых, это решение иллюстрирует, что Европейский Суд и сейчас, и в последующем будет уделять особое внимание положению осужденных к пожизненному лишению свободы. Во-вторых, Суд еще раз подчеркивает приверженность ранее озвученным принципам – несовместимо с достоинством человека принудительно лишать человека свободы, не стремясь при этом к его реабилитации. Такая последовательность в позиции Суда позволяет надеяться, что в обозримом будущем наступят существенные изменения в исполнении наказания в виде пожизненного лишения свободы», – полагает он.

Эксперт отметил, что еще в конце XIX века Антон Чехов писал, что «смертная казнь в Европе и у нас не отменена, а только облечена в другую, менее отвратительную для человеческого чувства форму». «Но с конца позапрошлого века ситуация в России особо и не изменилась. Суть и смысл этого вида наказания остались прежними. Правовое регулирование и сейчас направлено только на то, чтобы оградить таких людей от внешнего мира навечно. И при таких условиях осужденные к пожизненному лишению свободы становятся лишь биологическими объектами, ожидающими смерти в заключении», – убежден Рамиль Ахметгалиев.

Адвокат считает, что на сегодняшний день вопрос правового регулирования такого вида наказания требует развития и корректировки. «Это вполне закономерный и необходимый процесс. Стоит взять, к примеру, последние 30 лет (фактически то, что происходило на наших глазах): в 80-х гг. прошлого века смертная казнь назначалась и за хищения, и применялась в отношении женщин. Только в начале 1990-х власти исключили применение смертной казни к женщинам и старикам – назначена она могла быть только за преступления против личности (убийства), а чуть позже такая мера увязывается с рассмотрением дела судом присяжных. Очень важную роль в процессе фактической отмены смертной казни сыграл именно Европейский Суд. Пожизненное лишение свободы – вид наказания относительно новый, возникший лишь в конце 1990-х как альтернатива смертной казни. И во многом в связи с этим правовое регулирование носит очень сильный отпечаток смертной казни. И именно поэтому такие решения ЕСПЧ крайне важны как основа и база для последующего изменения ситуации в этой сфере», – резюмировал Рамиль Ахметгалиев.

Эксперт добавил, что согласно комплексному исследованию психологов, проведенному в 2009 г., условия содержания осужденных к пожизненному лишению свободы в большинстве случаев приводят к деградации личности. «В то же время уполномоченный РФ при Европейском Суде – заместитель министра юстиции России Георгий Матюшкин на слушаниях в Большой палате Европейского Суда по делу “Хорошенко против России” осенью 2014 г. пояснял, что достижение цели реинтеграции в общество в отношении осужденных к пожизненному лишению свободы не ожидалось и что изоляция таких лиц была единственной целью соответствующих условий отбытия наказания», – отметил адвокат.

В России планируют закрыть самую старую колонию для пожизненно осужденных

МОСКВА, 11 декабря. /ТАСС/. Самая первая в России колония для пожизненно осужденных готовится к закрытию, подтвердили ТАСС в пресс-службе Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) РФ.

ИК-56 в городе Ивдель на севере Свердловской области («Черный беркут») с 1983 года стала первым и единственным исправительным учреждением в СССР, где содержались осужденные, которым смертная казнь была заменена на содержание в особых условиях сроком от 15 до 20 лет. А с 1994 года стала первой колонией для пожизненно осужденных.

Она рассчитана на содержание 374 заключенных, в том числе тех, кому смертную казнь в порядке помилования заменили сроками до 25 лет заключения. На 1 января 2017 года в ней содержались 97 пожизненно осужденных и более 120 человек, кому смертную казнь заменили лишением свободы на определенный срок.

«Основные постройки в ИК-56 выполнены из дерева и на сегодняшний день имеют практически износ 100%, — сообщили во ФСИН. — С целью создания для отбывания наказаний осужденным условий, соответствующих действующему законодательству, ФСИН было принято решение об этапировании осужденных в новую ИК-6 особого режима в УФСИН по Хабаровскому краю («Снежинка» — прим. ТАСС), где условия содержания соответствуют европейским стандартам».

Этапирование пожизненно осужденных из ИК-56 началось с сентября 2017 года, последний был переведен 9 августа 2018 года. А те, кому смертная казнь была заменена на 25 лет заключения, были этапированы в Алтайский край.

Кроме того, сообщили во ФСИН, «в связи с окончанием срока отбывания наказания за последние два года из ИК-56 освободились 27 осужденных (в 2017 году — 12, в 2018 год — 15 человек), которым смертная казнь была заменена на лишение свободы сроком на 25 лет».

В настоящее время ФСИН внесла предложение о ликвидации ИК-56.

О колониях

Колония под городом Ивдель — в 615 км севернее Екатеринбурга — была создана еще в конце 1960-х годов на базе Лозьвинского леспромхоза. Сперва в ней был строгий режим, с 1980 года — особый. Она была построена на скале, поэтому бежать через подкоп было невозможно. За деревянным забором с часовыми на наблюдательных вышках осужденные работали на заготовке древесины, производстве технологической щепы, тары и товаров народного потребления. С 1994 года там появился отдельный корпус для пожизненно осужденных.

Новая колония для пожизненно осужденных «Снежинка» (ИК-6 в поселке Эльбан Хабаровского края, в 200 км от Хабаровска) построена весной 2015 года сперва как СИЗО на 800 человек. В сентябре 2017 года стала действовать как колония для пожизненно осужденных. Ее неофициально называют «Снежинка», потому что сверху здание выглядит как снежинка с шестью лучами.

Всего в РФ семь колоний для пожизненно осужденных. В случае ликвидации ИК-56 в Ивделе в России останется шесть таких учреждений.