Привлечение недобросовестного должника к уголовной ответственности

Привлечение недобросовестного должника к уголовной ответственности

УК РФ Статья 195. Неправомерные действия при банкротстве

(в ред. Федерального закона от 19.12.2005 N 161-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1. Сокрытие имущества, имущественных прав или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, о его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, имущественных правах или имущественных обязанностях, передача имущества во владение иным лицам, отчуждение или уничтожение имущества должника — юридического лица, гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица или индивидуального предпринимателя, если эти действия совершены при наличии признаков банкротства и причинили крупный ущерб, за исключением случаев, предусмотренных частями четвертой и пятой статьи 170.1 и статьей 172.1 настоящего Кодекса, —

(в ред. Федеральных законов от 21.07.2014 N 218-ФЗ, от 29.12.2014 N 476-ФЗ, от 27.12.2018 N 530-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо без такового.

(в ред. Федеральных законов от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

1.1. Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно контролирующим должника лицом либо руководителем этого контролирующего лица, —

наказываются штрафом в размере от пятисот тысяч до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года либо без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(часть 1.1 введена Федеральным законом от 01.07.2021 N 241-ФЗ)

2. Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов за счет имущества должника заведомо в ущерб другим кредиторам, если это действие совершено при наличии признаков банкротства и причинило крупный ущерб, —

(в ред. Федеральных законов от 29.12.2014 N 476-ФЗ, от 01.07.2021 N 241-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо ограничением свободы на срок до одного года, либо принудительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

(в ред. Федеральных законов от 27.12.2009 N 377-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2.1. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное арбитражным управляющим или председателем ликвидационной комиссии (ликвидатором), а равно контролирующим должника лицом либо руководителем этого контролирующего лица, —

наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(часть 2.1 введена Федеральным законом от 01.07.2021 N 241-ФЗ)

3. Незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации, в том числе уклонение или отказ от передачи арбитражному управляющему либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации документов, необходимых для исполнения возложенных на них обязанностей, или имущества, принадлежащего юридическому лицу, в том числе кредитной или иной финансовой организации, в случаях, если функции руководителя юридического лица, в том числе кредитной или иной финансовой организации, возложены соответственно на арбитражного управляющего, руководителя временной администрации кредитной или иной финансовой организации, а равно и в случае, если в отношении гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, введена процедура, применяемая в деле о банкротстве, при условии, что эти действия (бездействие) причинили крупный ущерб, —

(в ред. Федерального закона от 29.12.2014 N 476-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. Деяние, предусмотренное частью третьей настоящей статьи, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно контролирующим должника лицом либо руководителем этого контролирующего лица, —

наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(часть 4 введена Федеральным законом от 01.07.2021 N 241-ФЗ)

5. Деяния, предусмотренные частями первой — четвертой настоящей статьи, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, —

наказываются штрафом в размере от одного миллиона до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

(часть 5 введена Федеральным законом от 01.07.2021 N 241-ФЗ)

Примечание. Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей или статьей 196 настоящего Кодекса, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления, добровольно сообщило о лицах, извлекавших выгоду из незаконного или недобросовестного поведения должника, раскрыло информацию об имуществе (доходах) таких лиц, объем которого обеспечил реальное возмещение причиненного этим преступлением ущерба, и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

(примечание введено Федеральным законом от 01.07.2021 N 241-ФЗ)

Процессуальный дуплет: два иска о взыскании одного долга с одного лица

У потерпевших от экономических преступлений появилась дополнительная возможность защитить свои имущественные интересы. Теперь обращение с гражданским иском в порядке статьи 54 УПК РФ не исключает предъявления к виновному лицу отдельного иска в порядке гражданского судопроизводства. О новой тенденции в авторской колонке рассказывает Данил Бухарин, адвокат КА города Москвы «Фрейтак и Сыновья».

Возможность предъявления гражданского иска к обвиняемому в уголовном деле и привлечения этого же лица к субсидиарной ответственности как контролирующего лица в рамках процедуры банкротства на сегодняшний день не закреплена ни в законодательстве, ни в разъяснениях высших судебных инстанций.

Между тем в делах с участием ФНС, когда взыскание крупной суммы в общем порядке результатов не дало, налоговый орган вынужден одновременно обращаться с заявлением о привлечении виновного лица к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ и подавать заявление о признании налогоплательщика банкротом, чтобы предотвратить вывод активов должника или оспаривать уже состоявшиеся недобросовестные сделки.

Данный подход видится обоснованным, поскольку правовая природа и основания деликтной ответственности руководителя, выраженной в виновном причинении имущественного ущерба кредитору, очевидно не аналогична правовой природе субсидиарной ответственности. Рассматривая заявление о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности, суд фактически разрешает вопрос о наличии причинно-следственной связи между действиями ответчика и несостоятельностью (банкротством) компании. В то же время при разрешении гражданского иска судом анализируется взаимосвязанность ущерба кредитору (бюджету РФ) и действий руководителя.

Различны результаты удовлетворения гражданского иска и привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности. В первом случае взыскание осуществляется напрямую в пользу гражданского истца. Во втором же – требование удовлетворяется в пользу должника-банкрота, в конкурсной массе которого преобразовываясь по существу в актив в виде дебиторской задолженности, подлежит распределению в пользу кредиторов в пропорционально заявленным в реестр требований. Размер ответственности, возложенный на субсидиарного ответчика, в любом случае не может быть больше, чем размер неудовлетворенных требований кредиторов, с учетом реализации активов должника, выявленных в ходе конкурсного производства.

Читайте также  Льготное получение российского гражданства гражданину украины

В свою очередь, исходя из положений ст. 399 ГК РФ, субсидиарная ответственность является дополнительной гарантией удовлетворения требований кредиторов в случае исчерпания иных способов защиты их имущественных интересов в рамках дела о банкротстве. Кроме того, привлечение к субсидиарной ответственности возможно лишь при наличии специальных оснований, указанных в ст. 61.11, 61.12 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (например, вследствие совершения сделок, направленных на выведение активов из конкурсной массы должника, непередача конкурсному управляющему документов должника и др.).

Судебная практика в этом направлении формируется фрагментарно, в то же время вырабатываются единые подходы к рассмотрению такого рода дел. Так, общее требование сводится к необходимости взыскания ущерба с лица, виновного в его причинении в любом случае (например, Определение ВС РФ от 27.01.2015 № 81-КГ14-19).

Удовлетворение гражданского иска о взыскании ущерба в размере неуплаченных налогов, возбужденном по признакам статьи 199 УК РФ уголовном деле, не приведет к двойному взысканию налогов, поскольку основанием гражданского иска является причинение ущерба бюджету государства преступными действиями, а в рамках дела о банкротстве подлежат удовлетворению требования кредиторов должника (см., например, определение Арбитражного суда Тульской области от 24.11.2016 г. по делу № А68-8761/2014).

Когда гражданский истец получил удовлетворение как в результате исполнения решения суда о взыскании с руководителя в порядке гражданского иска (в размере причиненного ущерба), так и в результате распределения денежных средств от реализации актива должника в виде субсидиарного требования к руководителю, необходимо рассмотреть вопрос о возможности неосновательного обогащения кредитора (ст. 1102 ГК РФ).

При рассмотрении вопроса о размере ответственности руководителя в такой ситуации размер ответственности определяется судом как разница между суммой требований кредиторов, учтенных в реестре, и суммой, взысканной с ответчика по результатам рассмотрения гражданского иска, заявленного в уголовном деле (см., например, определение Арбитражного суда Тверской области от 17.11.2017 г. по делу А66-5884/2016).

Применение данного подхода возможно не только к уполномоченному органу (ФНС), но и к иным кредиторам, являющимся коммерческими организациями. Так, предъявление кредитором требования к должнику по факту неисполнения обязательства (скажем, вытекающих из ординарного договора поставки при произведенной кредитором предоплате) не исключает возможность привлечения руководителя должника к уголовной ответственности по факту мошенничества, сопряженного с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности (ч. 5 ст. 159 УК РФ). Равно как заявление банком требования к должнику в ходе дела о банкротстве о возврате денежных средств по кредитному договору не свидетельствует о невозможности осуждения уполномоченных лиц по ч. 1 ст. 176 УК РФ за получение кредита путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии организации.

Важное значение имеет позиция Конституционного суда РФ, отраженная в Постановлении от 08.12.2017 г. № 39-П «По делу о проверке конституционности положений статей 15, 1064 и 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации и части первой статьи 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи жалобами граждан Г. Г. Ахмадеевой, С. И. Лысяка и А. Н. Сергеева». Исходя из постановления, гражданский иск в уголовном деле не может быть подан ранее установления отсутствия у должника имущества, за счет которого требования кредиторов могут быть погашены в деле о банкротстве. Таким образом, КС РФ фактически предопределено, что гражданский иск в уголовном деле не может быть рассмотрен раньше заявления о привлечении к субсидиарной ответственности.

Из сказанного можно сделать вывод, что соотношение гражданского иска к виновному в совершении преступления лицу и привлечение его же к субсидиарной ответственности предполагает последовательную реализацию кредитором своих прав, при которой первичным является установление невозможности взыскания убытков непосредственно с юридического лица, фактически вступившего в правоотношения с кредитором. Только потом может быть заявлено о взыскании с виновного суммы ущерба в рамках гражданского иска как в порядке статьи 54 УПК РФ, так и в порядке самостоятельного обращения с исковым требованием в порядке, установленном ГПК РФ.

Уголовная ответственность «за долги»

“Уголовная ответственность «за долги»” заблокирована Уголовная ответственность «за долги»

Наказываем руководство, собственников, главного бухгалтера и «теневых» контролирующих лиц

Реальная угроза уголовной ответственности заставляет должников платить по долгам. Задача кредитора – вовремя запустить карающий правовой механизм.
С. Стороженко

  • Подозреваете должника в махинациях?
  • Годами не можете вернуть свои деньги?
  • Хотите максимально жёстко наказать виновных лиц?

Читайте статью антикризисного управляющего Сергея Стороженко, и вы узнаете, кто конкретно может получить реальный срок заключения за долги фирмы, и как привлечь мошенников к уголовной ответственности.

Итак, вам должна компания. Она же приносит вашей фирме огромный ущерб, выводит активы или использует банкротство в качестве инструмента для проведения махинаций.

Вы хотите справедливости и строгого наказания для должника. Но сложность в том, что юридическое лицо нельзя привлечь к уголовной ответственности. Фирму нельзя «посадить» или отправить на исправительные работы.

Но это не значит, что отвечать за неправомерные действия никто не будет: если компания нарушает закон, уголовную ответственность понесут контролирующие лица.

Часто одного только озвученного намерения привлечь первых лиц задолжавшей организации к уголовной ответственности – достаточно для возврата проблемного долга.

Но эта статья не о запугивании и угрозах, а о реальных уголовных статьях и их практическом применении в рамках процедуры банкротства.

Между строк: уголовные дела в ходе банкротства чаще всего возбуждаются параллельно с привлечением представителей должника к субсидиарной ответственности (читайте здесь: http://svbankrotstvo.ru/dolzhnikam/vygodnyj-plan-likvidatsii-firmy-s-dolgami/) ,
оспариванием сделок (подробно – здесь: http://svbankrotstvo.ru/kreditoram/osparivanie-sdelok-dolzhnika-v-protsedure-bankrotstva-horoshij-sposob-vernut-dolg/) ,

и другими способами воздействия на руководство с целью взыскать долги в полном объеме (пять эффективных способов взыскания долга найдете здесь: http://svbankrotstvo.ru/kreditoram/vzyskanie-dolga-s-ooo-5-effektivnyh-sposobov/)

Кого можно уголовно наказать?

В рамках процедуры банкротства, к уголовной ответственности можно привлечь контролирующих лиц. То есть граждан, которые в течение двух лет до начала банкротства управляли организацией, давали обязательные для фирмы распоряжения или какими-то другими способами руководили действиями должника.

Итак, уголовно наказать можно следующих лиц:

Руководителя

Руководитель наказывается первым. Он может называться по-разному: «президентом», «генеральным директором», просто «директором», но есть главный критерий, который позволяет безошибочно «идентифицировать» руководителя – это разрешение действовать от имени фирмы без доверенности.

Главного бухгалтера

Через главного бухгалтера проходят все финансы. Несмотря на то, что главбух «видит» деньги только на бумаге, он уголовно отвечает за умышленные мошеннические действия и причинение ущерба кредиторам и государству.

Участников хозяйственного общества, акционеров

Участники хозяйственного общества (юридического лица, созданного на договорных началах), объединившие свои имущественные активы с целью получения прибыли, акционеры, в случае если суд признает их виновность, к примеру, в банкротстве фирмы, могут быть наказаны уголовно в деле о банкротстве.

Собственников имущества унитарного предприятия

По закону, собственники имущества унитарного предприятия не отвечают за долги фирмы. Но если к банкротству фирмы и ущербу кредиторов привели недобросовестные деяния собственников, они могут быть привлечены к уголовной ответственности в ходе банкротства.

«Теневых» контролирующих лиц

Даже если фирмой фактически управляет юридически не связанное с ней лицо, оно понесет уголовную ответственность за незаконные действия в отношении кредиторов и доведение компании до банкротства.

Читайте далее: за какие конкретно действия (бездействие) предусмотрена уголовная ответственность?

«Криминальное банкротство»:

уголовные статьи и размер наказания

Парадокс банкротства в том, что его пытаются использовать недобросовестные должники для реализации «серых» схем обогащения и попыток уйти от ответственности, но в одно и то же время, та же самая процедура предоставляет кредиторам рабочие «карающие» механизмы для эффективного воздействия на должника: привлечения к ответственности и взыскания долга.

Российское законодательство предусматривает уголовное наказание за нарушения норм законодательства о банкротстве по трем основным статьям:

Неправомерные действия при банкротстве – статья 195 УК РФ

Уголовная ответственность наступает, если: должник скрывает имущество и информацию о нем, передает активы в руки третьих лиц; фальсифицирует, искажает бухгалтерские документы, препятствует деятельности арбитражного управляющего и т.д.

Преднамеренное банкротство – статья 196 УК РФ

Уголовная ответственность наступает, если: представители должника специально «доводят» фирму до банкротства, совершают действия (или, наоборот, бездействуют), которые приводят к неспособности отвечать по долгам перед кредиторами и исполнять публичные обязательства.

Фиктивное банкротство – статья 197 УК РФ

Уголовная ответственность наступает, если: руководство фирмы заявляет о банкротстве фирме, в то время как признаков несостоятельности нет, или они фиктивны.

РАЗМЕР УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННЫЙ ВЫШЕПЕРЕЧИСЛЕННЫМИ СТАТЬЯМИ, ВАРЬИРУЕТСЯ ОТ ВНУШИТЕЛЬНЫХ ШТРАФОВ (150 000 – 500 000 р.) ДО РЕАЛЬНОГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ НА СРОК ДО ШЕСТИ ЛЕТ.

Важно: в теории – все просто. Но на практике привлечение к уголовной ответственности – сложная задача.

Как привлечь?

Чтобы привлечь контролирующее лицо к уголовной ответственности, в ходе банкротства нужно подать соответствующее заявление в суд. В подавляющем большинстве ситуаций это делает сопровождающий банкротство арбитражный управляющий.

Кредитор должен успеть первым инициировать банкротство и получить поддержку арбитражного управляющего. иначе материально заинтересованный арбитр может занять сторону должника и всячески препятствовать справедливому наказанию.

Читайте также  Взыскать неустойку за задолженности алиментов

Расследованием криминального банкротства занимаются следователи специального подразделения МВД. В тесном взаимодействии с арбитражным судом и налоговой службой.

ПРИЗНАКИ НЕПРАВОМЕРНЫХ ДЕЙСТВИЙ ПЕРВЫХ ЛИЦ ФИРМЫ-ДОЛЖНИКА, КАК ПРАВИЛО, ВЫЯВЛЯЕТ АРБИТРАЖНЫЙ УПРАВЛЯЮЩИЙ

Как доказать? – Необходимые условия ответственности

Чтобы гарантированно привлечь представителей должника к уголовной ответственности, необходимо доказать одновременное присутствие следующих условий:

  1. Наличие ущерба. Факт наличия убытков кредитору или обанкротившейся фирме должен быть налицо, и ущерб должен иметь конкретный денежным эквивалент.
  2. Совершение действий, направленных на причинение ущерба.Контролирующее лицо должно совершить определенные действия (или осознанно отказаться от действий), направленные на причинение ущерба. Например, подписать договор, продать имущество и т.д.
  1. Причинно-следственная связь между действиями и ущербом. Убытки должны быть следствием конкретных действий, а наличие связи должно быть доказано. К примеру, на основании бухгалтерской документации или данных финансового анализа.
  2. Вина. Противоправные действия должны быть совершены с умыслом, а умысел – доказан.

Кто докажет?

Вопросами уголовной ответственности занимается арбитражный управляющий. Именно он собирает «скрытую» информацию, готовит доказательства, обращает материалы в правильную документальную форму, выступает в суде, в том числе, в качестве основного свидетеля.

Поэтому, прежде чем начать «войну» за справедливость, убедитесь в порядочности выбранного кандидата. Часто арбитражные управляющие обещают решить все проблемы, но в итоге лишают клиента последних сбережений. Будьте осторожны. Воспользуйтесь рекомендациями, убедитесь в порядочности арбитра, найдите его имя в реестре, изучите историю арбитражных дел с его участием, и вы избежите лишних материальных затрат и сможете отстоять личные интересы.

Наказание за тайный увод активов банков при банкротстве предложили усилить

Председатель Комиссии Ассоциации юристов России по правовым проблемам несостоятельности (банкротства) Наталья Федотова отметила, что подготовленный проект поправок в Уголовный кодекс направлен на борьбу с недобросовестными действиями при банкротстве.

«Сегодня большую проблему для экономики представляют ситуации, когда процедура банкротства используется для ухода от обязательств. Например, имущество может скрываться, а бухгалтерия фальсифицироваться. Нередко руководители предприятий умышленно доводят свою организацию до формальных признаков банкротства, а материальные ценности впоследствии тайно переводят в подконтрольные фирмы», — рассказала Наталья Федотова.

Она подчеркнула, что в Уголовном кодексе есть статьи, наказывающие за подобные действия.

«Так, статья 195 УК предусматривает санкции за неправомерные действия при банкротстве: сокрытие имущества, неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов, незаконное воспрепятствование деятельности арбитражного управляющего и т.п. Статья 196 УК наказывает за преднамеренное банкротство, которым кредиторам причинен крупный ущерб. Однако практика по ним минимальна. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, по статье 195 за шесть месяцев этого года были осуждены четыре человека, по статье 196 — 11 человек. В 2019 году по статье 195 осуждены 13 человек, по статье 196 УК — 29 человек», — отметила Наталья Федотова.

При этом процедура банкротства на практике весьма распространена.

Наталья Федотова рассказала, что в 2019 году в арбитражные суды поступило 146,4 тысячи заявлений о признании должника банкротом. По 80,9 тысячи дел принято решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства или о введении реализации имущества. По 12,3 тысячи дел банкротами признаны юридические лица, по 68,6 тысячи дел — граждане и индивидуальные предприниматели. В 70% завершенных процедур отсутствует погашение задолженности перед кредиторами. Далеко не всегда это вызвано недобросовестными действиями должника.

«Преступления, предусмотренные статьей 195, относятся к преступлениям небольшой тяжести, что не позволяет правоохранительным органам проводить полноценные оперативно-розыскные мероприятия. Более того, срок давности по таким преступлениям составляет два года. Учитывая, что сами по себе процедуры банкротства занимают длительное время, этого срока оказывается недостаточно для проведения разбирательства по уголовному делу», — пояснила Наталья Федотова.

Кроме того, как отметила Наталья Федотова, на рассмотрении в Государственной Думе находится законопроект о внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных механизмов противодействия преступлениям, связанным с банкротством кредитной или иной финансовой организации.

«Предлагается дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации новыми статьями 195.1, 196.1 и 197.1, содержащими как формальные, так и материальные составы преступлений за неправомерные действия при банкротстве кредитных организаций, страховых организаций или негосударственных пенсионных фондов», — сообщила Наталья Федотова.

Подготовленные же сейчас поправки предлагают дополнить статью 195 новой частью, вводящей усиленное наказание за неправомерные действия при банкротстве, совершенные с использованием служебного положения, а равно лицом, контролирующим должника.

«Санкции предусматривают, помимо прочего, лишение свободы от трех до четырех лет. Данное преступление будет отнесено к преступлениям средней тяжести. Это позволит правоохранительным органам проводить полный спектр оперативно-розыскных мероприятий, а также увеличить срок давности привлечения к уголовной ответственности до шести лет. Надо подчеркнуть, что тяжесть увеличивается не для всей статьи, а для предлагаемого состава преступления», — объяснила Наталья Федотова.

Также проект предусматривает повышенные меры ответственности по статьям 195 и 196 УК, если преступление совершено с использованием служебного положения или группой лиц по предварительному сговору.

«Кроме того, предлагаемые нормы помогут выявлять лиц, контролирующих должника, но остающихся за кадром. В частности, номинальные руководители организации могут быть освобождены от уголовной ответственности, если помогут следствию выявить истинных выгодоприобретателей», — резюмировала Наталья Федотова.

В свою очередь, генеральный директор «Первой Юридической Сети» Виталий Пономаренко полагает, что действующее законодательство о банкротстве и уголовный закон уже имеют достаточно инструментов для привлечения к ответственности лиц, совершающих недобросовестные действия в процессе банкротства.

«Так, и выявление подозрительных сделок и их оспаривание, и установление признаков преднамеренного или фиктивного банкротства, и привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих лиц — все это, на мой взгляд, успешно решается на практике в рамках банкротных производств в судах», полагает он.

Привлечение должника к уголовной ответсвенности

  • Представительство в суде
  • Сопровождение сделок
  • Исполнительное производство
    • Защита должника от судебного пристава
    • Ведение исполнительного производства
    • Привлечение должника к уголовной ответсвенности
  • Взыскание долгов
  • Упрощенное (внесудебное) банкротство
  • Банкротство ИП
  • Банкротство юридических лиц
  • Юридический аутсорсинг

Статья 177 УК РФ об уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности занимает особое место в системе уголовно-правовых средств обеспечения возвратности долгов, защиты гражданского оборота от криминала. Причина тому — в особой конструкции, универсальности соответствующей уголовно-правовой нормы и некоторых иных обстоятельствах. Следует напомнить, что указанная статья называется «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности» и действует в следующей редакции:
«Злостное уклонение руководителя организации или гражданина от погашения кредиторской задолженности в крупном размере или от оплаты ценных бумаг после вступления в законную силу соответствующего судебного акта наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет».

Статья 177 УК РФ потенциально эффективна, если (как прием для размывания ответственности, перекладывания ее на плечи друг друга) используется поочередная смена руководителей организации-должника.
Лица, контролирующие организацию-должника (учредители, участники, акционеры, теневые владельцы), в период уклонения от погашения задолженности нередко меняют руководителей организации, рассчитывая на то, что этот прием затруднит определение виновного, и в итоге никто не будет привлечен к ответственности.
Нельзя сказать, что подобная тактика совершенно нерезультативна, однако при грамотном расследовании злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности положение «уклонистов» только усугубится. Потому что по смыслу закона каждый из сменявших друг друга руководителей подлежит уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ, если будет доказано, что все они в период нахождения в должности злостно уклонялись от погашения кредиторской задолженности. При согласованных действиях (принимая эстафету друг от друга, следуя единому плану) они будут отвечать как соучастники (ст. 33 УК РФ). Если же согласованность действий (бездействия) не будет доказана, тогда появятся основания для вывода, что каждый «уклонист» совершил самостоятельное преступление.
Увольнение с должности одного руководителя означает, что с этого момента совершенное им преступление (ст. 177 УК РФ) прекращается, но освобождение от должности не влечет освобождения от уголовной ответственности. Виновный должен понести ее в пределах срока давности привлечения к ответственности, который будет отсчитываться с момента увольнения с должности, так как преступление носит длящийся характер (подробнее об этом см. ниже). Кроме того, факт злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности предыдущего руководителя организации не снимает с нового руководителя обязанности принимать исчерпывающие меры к исполнению соответствующего судебного акта и не освобождает его от ответственности по ст. 177 УК РФ в случае злостного уклонения.

Статья 177 УК РФ нередко является последним шансом обеспечить возвратность долга уголовно-правовыми средствами — если злонамеренный должник оказался хитрым и осторожным, если в его поведении на начальной и последующих стадиях отношений с кредитором не удалось выявить (или доказать) составы иных преступлений (мошенничества, незаконного получения кредита, подделки официальных документов и др.). Потому что ст. 177 УК РФ — единственная в современном российском праве — дает основание для привлечения недобросовестного должника к уголовной ответственности лишь за то, что он после вступления в законную силу судебного акта о взыскании задолженности в крупном размере длительное время не погашает ее без уважительных к тому причин.
Кроме того, рассматриваемая уголовно-правовая норма подкрепляет обвинение и при вменении должнику совокупности преступлений. Практика показывает, что обвинение по ст. 177 УК порой более прочное и убедительное, оно сохраняется и тогда, когда отпадает обвинение по иным статьям (159, 201, 174.1 и др.).
При реализации против злонамеренного должника уголовно-процессуального способа взыскания порой возникают ситуации, когда виновного удается привлечь к уголовной ответственности, однако суд ограничивается назначением наказания, не связанного с лишением свободы, либо подсудимый подпадает под амнистию. Если при этом, однако, удовлетворен иск потерпевшего, но осужденный (должник) и далее долг упорно и без уважительных причин не гасит, пострадавший может вновь поставить вопрос о привлечении должника к уголовной ответственности — на этот раз по ст. 177 УК РФ.
В отношении лиц, совершивших злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, применение амнистии серьезно ограничено.
Злонамеренным должникам нередко удается избежать уголовной ответственности ввиду объявления амнистии. Правом объявления амнистии согласно ст. 103 (п. «ж») Конституции РФ наделена Государственная Дума Федерального Собрания РФ, которая это право регулярно использует. Особенно широка была практика объявления амнистий в конце прошлого и в начале нынешнего века, но и ныне ни один год в России не проходит без амнистий. Одна из масштабных амнистий, проведенная сравнительно недавно, состоялась по Постановлению Государственной Думы от 19.04.2006 N 3043-IV ГД «Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России».
Под амнистию обычно подпадают лица, совершившие преступления небольшой и средней тяжести, а именно такие, как правило, и вменяются злонамеренным должникам.
Помимо этого надо учесть, что под амнистию чаще всего подпадают женщины. Злонамеренные должники совершают обычно в отношении своих кредиторов экономические преступления и ненасильственные преступления против собственности. Среди лиц, совершающих такие преступления, доля женщин значительно больше, чем среди тех, кто совершает насильственные и иные общеуголовные преступления. Поэтому амнистии в целом существенно ограничивают возможности по привлечению к уголовной ответственности и наказанию злонамеренных должников.

Читайте также  Пееревод сотрудника с временной должности на постоянную

Вследствие изложенного периодически возникают проблемные ситуации: против недобросовестного должника возбуждается уголовное дело, однако в период предварительного расследования или при рассмотрении дела судом объявляется амнистия, и тогда большая работа, осуществленная правоохранительными органами и кредитором в рамках уголовного процесса, утрачивает смысл; либо эта работа вообще не начинается кредитором, поскольку в связи с уже объявленной амнистией она становится бесперспективной. В итоге злонамеренный должник чувствует свою безнаказанность и не погашает долг.
Вместе с тем принятие акта амнистии при строгом соблюдении закона зачастую не избавляет злостного должника от уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ, в то время как иные совершенные им против кредитора преступления под амнистию подпадают (за исключением, пожалуй, одного — предусмотренного ст. 315 УК РФ). Существенное различие обусловлено тем, что предусмотренное ст. 177 УК РФ преступление является длящимся. Определение длящихся преступлений дано в п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» (с изм. от 14.03.1963): это действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования. Там же указано, что такого рода преступления характеризуются непрерывным осуществлением состава определенного преступного деяния.
Почему длящееся преступление с меньшей вероятностью подпадает под амнистию? Дело в том, что амнистия не объявляется на будущее, она может распространяться лишь на уже совершенные деяния. Согласно ч. 2 ст. 84 УК РФ «актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности». Поскольку, указывая на преступления, законодатель использовал прошедшее время, могут быть амнистированы только те деяния, которые предшествовали акту амнистии. Иное означало бы разрешение на совершение определенных преступлений в будущем.
Поэтому для определения уголовно-правовых последствий надо устанавливать начало и, что еще более важно, конец длящегося преступления. Если в период его совершения была объявлена амнистия, но преступление продолжает осуществляться, виновный не может быть амнистирован. Это правило выводится логическим путем из действующих правовых норм, и, кроме того, на него обратил внимание нижестоящих судов Верховный Суд СССР в упомянутом выше и сохраняющем юридическое значение Постановлении (п. 4).
Итак, амнистия применяется лишь к тем предусмотренным ст. 177 УК РФ преступлениям, которые окончились до ее издания. К преступлениям, продолжавшимся после издания амнистии, таковая не применяется. Причем изучение практики показывает, что чаще имеет место второе, т.е. и после издания акта амнистии злостный должник не изменяет себе и продолжает уклоняться от погашения кредиторской задолженности.
Вот почему при расследовании особенно важно устанавливать момент окончания рассматриваемого преступления. В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР (п. 4) дан такой ориентир: «Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия (бездействия) и кончается вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления (в анализируемых здесь ситуациях — направленных к погашению задолженности. — П.С.), или наступления событий, препятствующих совершению преступления, например вмешательство органов власти (временное отстранение от должности руководителя организации-должника в порядке ст. 114 УПК РФ, взятие его под стражу и др. — П.С.)».
Описанное преимущество (как и большинство здесь приводимых), однако, не проявляет себя автоматически. Изучение показывает, что суды первой инстанции порой игнорируют разъяснения Пленума Верховного Суда и при решении вопроса о применении амнистии к лицам, привлеченным к ответственности по ст. 177 УК РФ, момент начала и окончания преступного деяния не устанавливают. В свою очередь, прокуроры не обращают внимание судов на соответствующие обстоятельства в ходе разбирательства по делу, пробелы в решениях судов оставляют без надлежащей правовой оценки и реагирования.
В связи с этим особая роль объективно принадлежит потерпевшим и их представителям, которые вправе обращать внимание судов на соответствующие обстоятельства, в необходимых случаях заявлять свои возражения и обжаловать принятые постановления и приговоры.

За злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности виновного можно привлечь и тогда, когда истек срок давности по иным преступлениям небольшой тяжести (иногда — и по преступлениям средней тяжести), которые должник может совершать против кредитора.
Во-первых, временем совершения ряда преступлений указанной направленности (например, предусмотренных ч. 1 ст. 159 УК РФ, ч. 1 ст. 165 УК РФ, ч. 1 ст. 176 УК РФ и др.) считается момент передачи средств от кредитора должнику. Преступление же, предусмотренное ст. 177 УК РФ, начинает совершаться значительно позже, после того, как кредитор добьется вынесения судебного акта о взыскании просроченной задолженности и этот судебный акт вступит в законную силу (из практики — от одного года до пяти лет с момента возникновения долга).
Во-вторых, срок давности за уклонение от кредиторской задолженности (которое, как указано выше, является длящимся преступлением) исчисляется не с момента передачи средств от кредитора должнику, а с момента окончания деяния, которое нередко выражается в длительном (исчисляемом месяцами и даже годами) бездействии. В качестве подтверждения этой мысли можно сослаться на п. 4 все того же Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1929 «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям» (с изм. от 14.03.1963), где разъяснено: «Срок давности уголовного преследования в отношении длящихся преступлений исчисляется со времени их прекращения по воле или вопреки воле виновного».
В результате срок давности оказывается значительно большим, нежели два года (если считать с момента начала уклонения, а тем паче — с момента возникновения долга), и, более того, кредитор, следуя правильной тактике, может его пролонгировать.

Преступление, предусмотренное ст. 177 УК РФ (в отличие от большинства иных, которые защищают интересы кредитора), имеет формальный состав, что облегчает доказывание в уголовном судопроизводстве вины привлеченного к уголовной ответственности должника.
Соответственно сторона обвинения в уголовном процессе не обязана доказывать, что потерпевшему причинен ущерб, а также размер этого ущерба и причинно-следственную связь между действиями (бездействием) обвиняемого и наступившими последствиями. Вместе с тем большинство иных преступлений, совершаемых должником против кредитора, имеют материальный состав (ст. ст. 165, 173, 176, 195, 196, 197, 201 и др.), и доказывание перечисленных обстоятельств при вменении этих преступлений необходимо.

Статья 177, в отличие от иных статей УК РФ, обеспечивающих погашение задолженности, защищает не только кредитора по первичному обязательству, но и лиц, которым было уступлено право требования, а также тех, к кому оно перешло в порядке регресса или суброгации.
Данное преимущество объясняется тем, что правопреемник первичного кредитора имеет право обратиться в суд для взыскания проблемного долга в свою пользу, и, если после вступления в законную силу соответствующего судебного акта должник будет злостно уклоняться от его исполнения, потерпевшим от этого преступления явится новый кредитор. Вот почему ст. 177 УК РФ особый интерес может представлять для страховых организаций и коллекторских агентств, получивших распространение последнее время в экономической практике России.

Статья 177 — одна из немногих в УК РФ, которая защищает интересы банков, осуществляющих потребительское (розничное) кредитование граждан и сталкивающихся с недобросовестными заемщиками.
Дело в том, что нормы об иных преступлениях в сфере экономической деятельности, которые защищают банки от недобросовестных заемщиков (ст. ст. 171, 173, 176, 195, 196, 197 УК РФ и др.), к рассматриваемым отношениям неприменимы, поскольку получающий кредит для удовлетворения своих бытовых нужд гражданин субъектом этих преступлений не является. Вместе с тем данное преимущество, в отличие от остальных перечисленных выше, имеет значение только для кредитных организаций, что, однако, не снижает его актуальности.